Некоторые аспекты нормативного постановления №1 Конституционного Совета Казахстана от 21 января 2020 года (Мамонтов Н.И. судья Верховного Суда Казахстана в почетной отставке) (©Paragraph 2020 / 5.0.6.9)

Некоторые аспекты нормативного постановления № 1 Конституционного Совета Казахстана от 21 января 2020 года

 

Мамонтов Н.И.

судья Верховного Суда Казахстана

в почетной отставке

 

В соответствии с Конституцией Казахстан утверждается социальным государством, в котором созданы правовые основания для обеспечения граждан жильем, в том числе предоставлением его нуждающимся гражданам за доступную плату из государственных жилищных фондов по установленным законом нормам. Не допускается лишение жилища иначе как по решению суда[1].

Под термином «лишение» понимается утрата, потеря чего-нибудь[2]. В данном случае имеется в виде лишение права пользования жилым помещением.

В зависимости от правового режима жилища оно может находиться во владении и пользовании гражданина на праве:

а) личной, совместной или долевой собственности;

б) найма;

в) аренды.

Лишение гражданина права собственности на жилое помещение допускается по основаниям, предусмотренным материальным законом[3].

Лишение нанимателя (поднанимателя) либо субарендатора и членов их семей, других лиц, совместно с ними проживающих, права пользования жилым помещением производится в судебном порядке путем расторжения или признания недействительным договора найма или договора субаренды жилого помещения по основаниям, предусмотренным гражданским законом[4].

Договор найма жилого помещения и договор субаренды жилого помещения, заключаемого местным исполнительным органом о предоставлении жилого помещения, арендуемого из частного жилищного фонда в целях его последующей передаче во владение и пользование гражданину, нуждающемуся в улучшении жилищных условий, по своей правовой природе являются гражданско-правовыми сделками.

С учетом правовой природы указанных договоров правовым последствием расторжения или признания договора найма или договора субаренды жилого помещения недействительным будет выселение нанимателя (поднанимателя) либо субарендатора и членов их семей и других совместно проживающих с ними лиц из жилого помещения. Такое выселение может проводиться с предоставлением другого благоустроенного или неблагоустроенного жилого помещения либо без предоставления другого жилого помещения[5].

Одним из оснований расторжения договора найма или договора субаренды жилого помещения с последующим выселением нанимателя, субарендатора, членов их семей и других совместно проживающих с ними лиц без предоставления другого жилого помещения было предусмотрено в подпункте 8) статьи 107 Закона «О жилищных отношениях»

Из диспозиции указанной нормы усматривалось, что если граждане-участники договора найма или договора субаренды жилого помещения приобретут иное жилище на праве собственности, независимо от места его нахождения, то подлежат выселению из жилого помещения, в котором проживали. Выселение собственника иного жилого помещения производится без предоставления другого жилого помещения из государственного или частного жилищных фондов.

Участниками договора найма или договора субаренды жилого помещения являются члены семьи соответственно нанимателя или субарендатора, то есть круг лиц, связанных имущественными и личными неимущественными правами и обязанностями, вытекающими из брака (супружества), родства, свойства, усыновления (удочерения) или иной формы принятия детей на воспитание, призванными способствовать укреплению и развитию семейных отношений[6].

К иным лицам, совместно проживающим с нанимателем или субарендатором в жилом помещении, могут относиться лица, которые не состоят в родственных отношениях по восходящей или нисходящей линии с супругами, но о которых осуществляется забота в качестве опекуна, попечителя, патронатного воспитателя[7].

Законодатель употребил термин «приобретение» иного жилья на праве собственности.

Под термином «приобретение» понимается юридический факт, содержанием которого является получение чего-нибудь в обладание[8].

При этом законодатель приобретение иного жилого помещения увязывает только с возникновением права собственности на это недвижимое имущество, то есть с наличием одновременно трех правомочий в отношении этого имущества - владением, пользованием и распоряжением[9].

Законодатель предусматривает возникновение права собственности на иное жилище не только путем заключения членом семьи нанимателя или субарендатора договора купли-продажи, но и иными перечисленными в законе способами[10].

Но при этом важно достоверно уяснить вопрос о том, кто из членов семьи нанимателя или субарендатора, других лиц, совместно проживающих в составе этих семей, приобрел иное жилое помещение на праве собственности.

Право собственности на иное жилище у такого приобретателя возникает с момента подачи заявления о государственной регистрации этого права в регистрирующий орган[11].

Важно то, что размер приобретенного в собственность жилого помещения не увязывается законодателем с прекращением или сохранением статуса нуждаемости нанимателя или субарендатора и членов их семей в улучшении жилищных условий. Сам факт принадлежности иного жилого помещения на праве собственности является основанием для прекращения права одновременного пользования жилым помещением, предоставленном из соответствующего жилищного фонда на основании договора найма или субаренды.

В названной норме закона предусмотрена возможность выселения нанимателя (поднанимателя), субарендатора, членов их семей или других совместно проживающих с ними лиц из жилого помещения:

а) находящегося в государственном жилищном фонде (республиканском или коммунальном);

б) арендованного местным исполнительным органом в частном жилищном фонде.

Такое выселение производится без предоставления другого благоустроенного или неблагоустроенного к условиям данной местности жилища, если указанные лица приобрели иное жилище на праве личной, совместной или долевой собственности.

Не имеет значения место нахождения приобретенного на праве собственности иного жилища. Данное положение основано на нормах статьи 21 и пункта 1 статьи 26 Конституции, согласно которым каждый человек и гражданин имеет право свободно перемещаться на территории Казахстана, выезжать за его пределы и возвращаться, а также иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество.

При рассмотрении и разрешении каждого материально-правового отношения суд обязан руководствоваться нормами Конституции и закона. При этом суд не вправе применять законы, ущемляющие закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина. Если же суд по своему внутреннему убеждению усмотрит, что подлежащий применению закон ущемляет, умаляет закрепленные в Конституции права и свободы человека и гражданина, то обязан обратиться в Конституционный Совет с представлением о признании этого закона неконституционным[12].

21 января 2020 года Конституционный Совет Казахстана принял нормативное постановление № 1 «О проверке конституционности подпункта 8) статьи 107 Закона Республики Казахстан «О жилищных отношениях» по представлению Алатауского районного суда города Алматы».

Конституционный Совет Казахстана пришел к правовому выводу о том, что подпункт 8) статьи 107 Закона Казахстана «О жилищных отношениях» противоречит пункту 1 статьи 1, пункту 2 статьи 7, статье 14, пункту 2 статьи 25 и пункту 1 статьи 39 Конституции Республики Казахстан, является неконституционным, отменяется и не подлежит применению. Судам предписано руководствоваться настоящим нормативным постановлением, которое не имеет обратной силы.

Изложенные в нормативном постановлении Конституционного Совета правовые позиции и выводы представляют интерес для правоприменительной практики и законотворческого процесса.

В представлении Алатауский районный суд города Алматы указал, что Коммунальное государственное учреждение «Управление жилищной политики города Алматы» подало икс к Исламовой П.А. и членам ее семьи (11 человек) о выселении их из квартиры, предоставленной в наем из государственного жилищного фонда, без предоставления другого жилища. Основанием иска явилось то, что сын нанимателя (создал свою семью в составе жены и нескольких детей) купил иную квартиру в городе Алматы на праве собственности. Районный суд усмотрел ущемление названной нормой закона конституционных прав, предусмотренных пунктом 1 статьи 21, пунктом 2 статьи 25 и пунктами 1 и 2 статьи 26 Конституции Республики Казахстан.

Свое представление районный суд дополнил ссылкой на то, что норма закона противоречит и требованиям пункта 1 статьи 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, принятого Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 16 декабря 1966 года. Пакт ратифицирован Казахстаном 21 ноября 2005 года[13].

Создается такое ощущение, что районный суд не уяснил диспозицию подпункта 8) статьи 107 Закона Казахстана «О жилищных отношениях», существо возникшего спорного материально-правового отношения и состав его участников, института надлежащего ответчика и оснований обращения в Конституционный Совет Казахстана.

Диспозиция статьи 107 Закона не является императивной, а сформулирована законодателем через термин «допускается», что свидетельствует о ее факультативности и предоставлении суду права усмотрения при выработке правовой позиции и оценке представленных сторонами достоверных и допустимых доказательств относительно фактических прав и обязанностей участников спорного материально-правового отношения.

Нуждающимся в улучшении жилищных условий гражданам жилое помещение для проживания предоставляется:

1) на основании договора найма жилого помещения, находящегося в республиканской или коммунальной собственности;

2) на основании договора субаренды жилого помещения, которое местным исполнительным органом арендуется в частном жилищном фонде.

Кроме этого, граждане улучшают жилищные условия:

а) на основании договора купли-продажи, дарения, приватизации;

б) в результате принятия наследства или окончания строительства;.

В подпункте 8) статьи 107 Закона предусматривалось специальное основание для выселения нанимателя (поднанимателя) либо субарендатора и членов их семей, других совместно проживающих с ними лиц, из предоставленного им жилого помещения в случае приобретения этими лицами на праве собственности другого жилого помещения.

Если гражданин улучшит свои жилищные условия по иным основаниям, предусмотренным законом, не сопряженным с предоставлением жилого помещения на основании договора найма или договора субаренды, то мера социальной защиты не может действовать далее в отношении собственника жилого помещения и членов его семьи.

Из искового заявления Коммунального государственного учреждения «Управление жилищной политики города Алматы» видно, что заявлено требование о выселении Исламовой П.А. и всех членов ее семьи (11 человек) из квартиры, предоставленной из государственного жилищного фонда. При этом не учтено, что иное жилое помещение на праве собственности приобретено сыном нанимателя только для членов своей семьи (себя, супруги и своих детей). Статус других членов семьи Исламовой П.А. не изменился.

Суд не установил, освободил ли сын Исламовой П.А. и члены его семьи жилое помещение, предоставленное для проживания на основании договора найма, после приобретения иного жилого помещения на основании договора купли-продажи.

Если сын Исламовой П.А. и члены его семьи выехали из жилого помещения, предоставленного для проживания на основании договора найма, то договор найма в этой части считается расторгнутым[14].

Фактически при подготовке материально-правового отношения к судебному разбирательству суд не установил, кто является надлежащим ответчиком, то есть членом семьи Исламовой П.П., приобретшим иное жилое помещение на праве собственности, в связи с чем подлежит выселению из жилого помещения, предоставленного для проживания на основании договора найма.

Из представления районного суда не усматривается, что кто еще из оставшихся членов семьи Исламовой П.А., кроме ее сына, приобрел иное жилище в личную, совместную или долевую собственность на основании договора купли-продажи, договора дарения, договора приватизации или в порядке наследования по закону или завещанию. Указанные виды гражданско-правовых сделок являются предусмотренными законом способами приобретения права собственности на иное жилое помещение.

В нормативном постановлении Конституционного Совета отсутствуют какие-либо ссылки на то, претендует ли сын Исламовой П.А. и его супруга (как законные представители жилищных прав несовершеннолетних детей) на сохранение права пользования жилым помещением, предоставленным Исламовой П.А. и членам ее семьи для проживания на условиях договора найма.

Если такие притязания наличествуют, то суду следовало разрешить иск в соответствии с подпунктом 8) статьи 107 Закона «О жилищных отношениях». Если же такие притязания отсутствуют, то в удовлетворении иска о выселении сына и членов его семьи следовало отказать по мотивам отсутствия спора о праве.

Поскольку другие члены семьи Исламовой П.А., проживающие в предоставленном из государственного жилищного фонда на основании договора найма жилом помещении не приобретали иное жилое помещение на праве собственности, то в удовлетворении иска о их выселении следовало отказать как поданного к ненадлежащим ответчикам.

В этой ситуации никакие законные интересы истца не нарушены, поскольку у него сохраняется обязанность по обеспечении жилым помещением тех членов семьи Исламовой П.А. на основании договора найма жилого помещения из государственного жилищного фонда, которые не приобрели иное жилое помещение на праве собственности.

В статье 78 Конституции зафиксировано предположение суда о том, что подлежащая по его усмотрению при рассмотрении и разрешении находящегося в производстве суда спорного материально-правового отношения норма закона ущемляет, умаляет, ограничивает закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина[15].

При указанных фактических обстоятельствах никакие социальные права членов семьи Исламовой П.А. по обеспечению жилищных условий из государственного жилищного фонда на основании договора найма жилого помещения не нарушаются.

Эти фактические обстоятельства подлежали исследованию и оценке судом с применением действовавшего закона - подпункта 8) статьи 107 Закона «О жилищных отношениях».

В представлении районный суд указал, что подпункт 8) статьи 107 Закона «О жилищных отношениях» противоречит пункту 1 статьи 21, пункту 2 статьи 25 и пунктам 1 и 2 статьи 26 Конституции Казахстана. Указанная норма Закона «О жилищных отношениях» не соответствует пункту 1 статьи 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, принятому Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 16 декабря 1966 года.

Анализ содержания конституционных прав, о нарушении которых указано в представлении районного суда, позволяет утверждать, что такие нарушения не нашли подтверждения.

В пункте 1 статьи 21 Конституции установлено, что «каждому, кто законно находится на территории Республики Казахстан, принадлежит право свободного передвижения по ее территории и свободного выбора места жительства, кроме случаев, оговоренных законом».

Из содержания представления районного суда не усматриваются какие-либо обстоятельства, связанные с ограничением права ответчиков на свободное передвижение по территории Казахстана или свободного выбора места жительства.

Истцом подан иск о выселении из жилого помещения всех членов семьи нанимателя по мотивам приобретения ими иного жилого помещения на праве собственности.

В пункте 2 статьи 25 Конституции установлено, что в Казахстане «создаются условия для обеспечения граждан жильем. Указанным в законе категориям граждан, нуждающимся в жилье, оно предоставляется за доступную плату из государственных жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами».

Из содержания представления районного суда усматривается, что нуждающимся в улучшении жилищных условий членам семьи Исламовой П.А. и проживающим с ними иным гражданам на основании договора найма предоставлено жилое помещение. Это означает, что члены семьи Исламовой П.А. уже обеспечены жильем из государственного жилищного фонда и не требуют отнесения их к категории нуждающихся в дополнительной жилой площади по установленным законом нормам.

Истцом же подан иск о выселении ответчиков из предоставленного им жилого помещения по мотиву приобретения иного жилого помещения.

В пункте 1 статьи 26 Конституции предусмотрено право граждан иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество, а в пункте 2 закреплено, что собственность гарантируется, в том числе право наследования.

Однако из представления районного суда усматривается, что сын нанимателя Исламовой П.А. для себя, супруги и детей приобрел на праве собственности иное жилое помещение. Истцом не оспаривается право частной собственности сына Исламовой П.А. на иное жилое помещение.

Указанные в представлении районного суда нормы Конституции Казахстана не имеют малейшего отношения к разрешению иска о выселении из жилого помещения 11 ответчиков по мотивам приобретения ими иного жилого помещения.

В пункте 1 статьи 11 Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах зафиксировано, что участвующие в «Пакте государства признают право каждого на достаточный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни».

Указанная норма относится к обязанности государства по обеспечению гражданина достаточным жилищем из государственного жилищного фонда или арендуемым жилищем из частного жилищного фонда.

Однако из представления районного суда не усматривается подача в суд требования о том, что государство не обеспечило ответчиков достаточным жизненным уровнем, в том числе жилищем.

Иск подан государственным органом о выселении ответчиков из предоставленного из государственного жилищного фонда жилого помещения по мотивам того, что некоторыми ответчиками на праве собственности приобретено иное жилое помещение.

Иск о том, что предоставленное из государственного жилищного фонда жилое помещение по своим размерам не соответствует предусмотренным законом жилищным нормам, не подан.

Специфика конституционной компетенции суда выражается в том, что при отправлении правосудия судьи (единоличный или коллегиальный состав суда) независимы и подчиняются при рассмотрении и разрешении спорного материально-правового отношения только Конституции и подлежащему применению закону. Спорное материально-правовое отношение подлежало разрешению на основании подпункта 8) статьи 107 Закона Казахстана «О жилищных отношениях» применительно к тем членам семьи нанимателя Исламовой П.А., которые приобрели иное жилое помещение на праве собственности.

При возникновении сомнений в соответствии этого закона конкретным нормам Конституции суд обращается в Конституционный Совет с представлением о проверке конституционности этого закона.

В представлении районного суда названы конкретные нормы Конституции, которым, по мнению суда, не соответствует подпункт 8) статьи 107 Закона Казахстана «О жилищных отношениях».

Из нормативного постановления Конституционного Совета видно, что он не принял во внимание изложенные в представлении районного суда доводы о несоответствии подпункта 8) статьи 107 Закона Казахстана «О жилищных отношениях» указанным в представлении нормам Конституции Казахстана. При этом Конституционный Совет по своей инициативе начал анализировать иные нормы Конституции, которые носят политико-правовой, а не исключительно правовой характер.

Конституционный Совет пришел к выводу о том, что положения подпункта 8) статьи 107 Закона Казахстана «О жилищных отношениях» противоречат пункту 1 статьи 1, пункту 2 статьи 7, статье 14, пункту 2 статьи 25 и пункту 1 статьи 39 Конституции Республики Казахстан.

Конституционный Совет допустил расширительное толкование диспозиции подпункта 8) статьи 107 Закона «О жилищных отношениях». В данной норме закона единственным основанием выселения из жилого помещения, предоставленного нуждающемуся в улучшении жилищных условий гражданину на основании договора найма или субаренды, является приобретение проживающими в таком жилом помещении гражданами иного жилого помещения на праве собственности.

При этом учет степени нуждаемости в улучшении жилищных условий по указанному правовому основанию не принимается во внимание, поскольку законодатель не допускает обладание жилыми помещениями нанимателем, членами его семьи и другими совместно проживающими с нанимателем лицами одновременно на праве частной собственности и на праве найма (поднайма) или субаренды.

Государство в законодательстве предусматривает социальные гарантии и правила по предоставлению нуждающимся в улучшении жилищных условий гражданам социального жилья, сохранение права пользования жилыми помещениями из государственного жилого фонда или служебными жилыми помещениями, выселения граждан из занимаемого жилого помещения с обязательным предоставлением другого благоустроенного жилого помещения или другого жилого помещения.

В пункте 1 статьи 1 Конституции изложены критерии, которым стремится следовать Казахстан как социальное государство. Этот критерий в Конституции не наполнен никаким правовым содержанием. Социальный критерий раскрывается в системе законодательных актов, регулирующих гражданские, семейные, жилищные, трудовые, пенсионные и иные права граждан.

В статье 14 Конституции закреплен конституционный принцип равенства всех перед законом и судом и недопустимость дискриминации граждан по любым правовым основаниям и фактическим обстоятельствам.

В нормативном постановлении Конституционный Совет не обосновал наличие признаков дискриминации в отношении членов семьи сына Исламовой П.А., который приобрел на праве собственности иное жилое помещение.

В пункте 2 статьи 25 Конституции Казахстана закреплено положение о том, что нуждающимся в жилье гражданам предоставляется в установленном законом порядке жилое помещение за доступную плату из государственных жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами.

Этот социальный аспект политики государства реализован в отношении семьи Исламовой П.А, членам которой было предоставлено жилое помещение в соответствии с договором его найма из государственного жилищного фонда.

Ссылка Конституционного Совета на пункт 1 статьи 39 Конституции, которому противоречит подпункт 8) статьи 107 Закона Казахстана «О жилищных отношениях, не свидетельствует о нарушении конституционных прав и свобод членов семьи нанимателя Исламовой П.П.

Приобретение семьей сына Исламовой П.А., которые пользовались жилым помещением на основании договора найма, иного жилого помещения на праве собственности не свидетельствует о том, что какие-либо конституционные права любого члена семьи Исламовой П.А. были нарушены.

Сын Исламовой П.А., приобретя иное жилое помещение на праве собственности, реализовал конституционное право на нахождение в частной собственности любого законно приобретенного имущества.

Остальные члены семьи нанимателя Исламовой П.А., оставшиеся проживать в предоставленном жилом помещении на основании договора найма, реализовали конституционное право на их обеспечение как нуждающихся в улучшении жилищных условий граждан жилым помещением из государственного жилищного фонда.

Конституционный Совет установил, что текст подпункта 8) статьи 107 Закона «О жилищных отношениях» на казахском и русском языках не аутентичен, что противоречит абзацу третьему пункта 3 статьи 24 Закона Казахстана «О правовых актах» [16].

Такое несоответствие текста закона на казахском и русском языках не свидетельствует о несоответствии нормы закона статье 7 Конституции, поскольку подлежит устранению путем внесения в Парламент Казахстана соответствующего проекта закона, обеспечивающего аутентичность текста нормы закона на казахском и русском языках.

Нормативным постановлением Конституционного Совета Казахстана от 21 января 2020 года № 1 подпункт 8) статьи 107 Закона Казахстана «О жилищных отношениях» признан не соответствующим нормам Конституции Казахстана, отменяется и не подлежит применению судами. Это нормативное постановление вступает в силу со дня принятия. Решения судов, основанные на этой норме закона, исполнению не подлежат, а нормативное постановление не имеет обратной силы[17].

Поэтому нормативные постановления и постановления Конституционного Совета воспринимаются гражданами, должностными лицами, государственными органами, юридическими лицами с пристальным вниманием и изучением, поскольку в них формулируются конституционные разъяснения норм Конституции и правовые конституционные позиции о содержании конституционных прав и обязанностей физических лиц.

Какие правовые последствия вытекают из нормативного постановления Конституционного Совета Казахстана?

В нормативном постановлении Конституционного Совета отмечено, что по информации Верховного Суда Казахстана за последние три года судами было вынесено 18 решений об удовлетворении исков с применением подпункта 8) статьи 107 Закона Казахстана «О жилищных отношениях».

Признание Конституционным Советом Казахстана неконституционной указанной нормы материального закона является безусловным основанием к пересмотру вступивших в законную силу решений судов по новым обстоятельствам[18].

Заявление о пересмотре судебного акта по новым обстоятельствам может быть подано в суд, вынесшим решение, в течение трех месяцев со дня принятия Конституционным Советом Казахстана нормативного постановления от 21 января 2020 года № 1. Заявление должно соответствовать требованиям по форме и содержанию, предусмотренным процессуальным законом[19].

Вступивший в законную силу судебный акт о выселении нанимателя или субарендатора и членов их семей из предоставленного жилого помещения в связи с приобретением иного жилого помещения на праве собственности будет отменен. Затем суд в судебном заседании рассмотрит материально-правовое отношение по правилам, установленным процессуальным законом[20].

После 21 января 2020 года суды первой, апелляционной или кассационной инстанций не вправе удовлетворять иски о выселении нанимателя, субарендатора и членов их семей из предоставленного на основании договора найма или договора субаренды жилого помещения, если проживающие в таком жилом помещении граждане приобретут на праве собственности иное жилое помещение.

Если же законодатель дополнит статью 107 Закона Казахстана «О жилищных отношениях» новой нормой соответствующего содержания, то она будет применяться судами после введения ее в действие[21].

 

06 февраля 2020 г.

 

 


[1] п. 1 ст. 1, ст. 25 Конституции Республики Казахстан, принятой на республиканском референдуме 30 августа 1995 года, в редакции по состоянию на 23 марта 2019 года

[2] Словарь русского языка /С.И. Ожегов; Под общ. ред. проф. Л.И. Скворцова. - 24 изд., испр. - М.: ООО «Издательский дом «ОНИКС 21 век»: ООО «Издательство «Мир и Образование», 2005. С.320

[3] ст. 249 Гражданского кодекса Казахстана (Общая часть) от 27 декабря 1994 года, в редакции по состоянию на 10 января 2020 года; п/п 1) ч. 3 ст. 40 Уголовного кодекса Казахстана от 3 июля 2014 года, в редакции по состоянию на 10 января 2020 года; п/п 1 Перечня имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда. Приложение к Уголовно-исполнительному кодексу Казахстана от 5 июля 2014 года, в редакции по состоянию на 29 января 2019 года; ст. ст. 28, 75 Закона Казахстана «О жилищных отношениях» от 16 апреля 1997 года, в редакции по состоянию на 11 января 2020 года

[4] ст. ст. 153, 157-1, 158-161, 401-403 Гражданского кодекса Казахстана (Общая часть). В рамках данной статьи не анализируются основания расторжения или признания недействительным договора найма жилого помещения, предоставляемого нуждающимся в улучшении жилищных условий гражданам. Применительно к предоставлению нуждающимся гражданам жилого помещения, арендованного местным исполнительным органом из частного жилого фонда, следует учитывать следующее. Местный исполнительный орган заключает с нуждающимся в улучшении жилищных условий арендатором не договор аренды, а договор субаренды, условия которого по сроку будут зависеть от условий договора аренды.

[5] ст. ст. 102 - 108 Закона Казахстана «О жилищных отношениях»

[6] пп. пп 29), 10-1) 11-1) ст. 1 Кодекса Казахстана «О браке (супружестве) и семье» от 26 декабря 2011 года, в редакции по состоянию на 27 декабря 2019 года

[7] пп. пп 16), 19), 21), 31) ст. 1 Кодекса Казахстана «О браке (супружестве) и семье»

[8] Указ. соч. С.И. Ожегова. С. 584

[9] ст. 188 Гражданского кодекса Казахстана (общая часть)

[10] ст. ст. 12, 13, 15 Закона Казахстана «О жилищных отношениях»

[11] ст. 238 Гражданского кодекса Казахстана (Общая часть); ст. 17 Закона Казахстана «О жилищных отношениях»; ст.7 Закона Казахстана «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество» от 26 июля 2007 года, в редакции по состоянию на 26 декабря 2019 года

[12] п. 1 ст. 77, ст. 78 Конституции Казахстана; ч. 2 ст. 6 Гражданского процессуального кодекса Казахстана от 31 октября 2015 года, в редакции по состоянию на 10 января 2020 года; Конституция Республики Казахстан. Научно-практический комментарий. - Алматы: Раритет, 2015. С. 434, 440 - 443

[13] http:///online.zakon.kz, доступ 2 февраля 2020 года; Права человека в международных документах. Часть 1. Составители: Сарсембаев К.М., Масатбаев А.О. - Алматы: Гылым, 1998. С. 21

[14] п. 2 ст. 102 Закона Казахстана «О жилищных отношениях»

[15] ст. 78 Конституции Казахстана; ст. 22 Конституционного закона «О Конституционном Совете Республики Казахстан»; ч. 2 ст. 6 ГПК Казахстана

[16] подпункт третий п. 3 ст. 24 Закона Казахстана «О правовых актах» от 6 апреля 2016 года, в редакции по состоянию на 1 января 2020 года

[17] п. 2 ст. 74 Конституции Казахстана; п. 1 ст. 38, п. 2 ст. 39 Конституционного закона «О Конституционном Совете Республики Казахстан»

[18] пп 3) ч. 3 ст. 455 ГПК Казахстана

[19] ст. 458 ГПК Казахстана

[20] ч. 4 ст. 463 ГПК Казахстана

[21] п. 1 ст. 4 Гражданского кодекса Казахстана (Общая часть)

6 февраля 2020, 15:56
Источник, интернет-ресурс: Мамонтов Н.И.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript