Декриминализация клеветы в Казахстане: предпосылки, последствия и потенциальные трудности (ОФ «Центр исследования правовой политики» (LPRC), январь 2020 года)

4 марта 2020, 11:46
Фото:
Декриминализация клеветы в Казахстане: предпосылки, последствия и потенциальные трудности (ОФ «Центр исследования правовой политики» (LPRC), январь 2020 года) (©Paragraph 2020 / 5.0.6.19)

Декриминализация клеветы в Казахстане: предпосылки, последствия и потенциальные трудности (ОФ «Центр исследования правовой политики» (LPRC), январь 2020 года)Декриминализация клеветы в Казахстане: предпосылки, последствия и потенциальные трудности (ОФ «Центр исследования правовой политики» (LPRC), январь 2020 года)

Декриминализация клеветы в Казахстане: предпосылки, последствия и потенциальные трудности

Настоящее заключение подготовлено и опубликовано ОФ «Центр исследования правовой политики» (LPRC) в рамках проекта «Поддержка общественной деятельности в области реформ законодательства, затрагивающего вопросы верховенства права и прав человека» реализованного при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Мнения и взгляды, выраженные авторами в заключении, не обязательно отражают позицию или мнение Фонда Сорос-Казахстан.

©Центр исследования правовой политики

СОДЕРЖАНИЕ

1. Общий контекст

2. Диффамационные споры в международном праве

3. Предпосылки для декриминализации клеветы в Казахстане

3.1. Правовая статистика

3.2. Судебная практика

3.3. Обязательства

3.4. Антикоррупционные реформы

3.5. Угрозы для журналистики

3.6. Бытовой уровень обвинений

3.7. Инфлюенсеры и блогеры

3.8. Добропорядочность публичного сектора

4. Перевод статьи 130 УК РК в административные деликты

5. Рекомендации

1. ОБЩИЙ КОНТЕКСТ

В конце 2019 года глава государства объявил о предстоящей декриминализации клеветы в Казахстане. Буквально было заявлено следующее:

«Еще один важный вопрос, который давно обсуждается и вызывает жаркие дискуссии в обществе, это статья 130 Уголовного кодекса о клевете. На первом заседании Национального совета тоже поднимался этот вопрос. Предлагалось декриминализировать данную статью. Однако оказалось, что есть и серьезные контраргументы.

Некоторые общественники, даже правозащитники выступают за сохранение этой нормы в Уголовном кодексе, так как речь идет о защите прав человека, сохранении его чести и достоинства. В свою очередь, ряд государственных органов предлагает внести изменения только в первую часть статьи 130. Отмечу, что только по вопросу об изменении статьи 130 Уголовного кодекса было организовано несколько рабочих обсуждений с участием членов Национального совета и представителей государственных органов. Последнее из них проведено буквально накануне нашего заседания.

На примере дискуссии по данной норме можно видеть, насколько сложно зачастую найти единое решение. Ведь необходимо учесть все моменты - правовые, гуманитарные, этические и международные стандарты. По итогам анализа всех позиций и нюансов данного вопроса мною принято решение декриминализировать статью 130 Уголовного кодекса и перевести ее в Административный кодекс. При этом нужно сохранить высокую меру ответственности, чтобы гарантировать права других граждан и защитить их от клеветнических измышлений и нападок»[1].

Наличие уголовной ответственности за клевету и более того, ее применение на практике, является своеобразным маркером для оценки уровня свободы слова в любом государстве. Комитет ООН по правам человека, разъясняя статью 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, уже давно высказался о недопустимости лишения свободы за клевету.

Государствам−участникам следует рассмотреть возможность исключения клеветы из разряда преступлений, но в любом случае уголовное законодательство должно применяться лишь в связи с наиболее серьезными случаями, а лишение свободы ни при каких условиях не должно считаться адекватной мерой наказания[2].

Если говорить коротко, то:

- криминализация свободы выражения мнений и свободы слова критикуется международными организациями как чрезмерно ограничительная мера этого права и наказание, связанное с лишением или ограничением свободы рекомендуется применять в крайне исключительных и тяжелых случаях;

- в странах с высоким рейтингом свободы прессы клевета и оскорбление декриминализированы, а в странах, где еще остались такие статьи в уголовных кодексах, уголовная ответственность не применяется;

- в европейских странах даже если национальный суд вынесет обвинительный приговор по клевете, Европейский суд по правам человека пересмотрит это решение и, чаще всего, в пользу свободы выражения мнений;

- Комитет ООН по правам человека рекомендовал[3] государствам, которые ратифицировали Международный пакт о гражданских и политических правах, с осторожностью применять любые ограничения права на свободу выражения мнений.

С 2015 года в Казахстане уголовная ответственность за клевету остается в Уголовном кодексе, несмотря на усилия НПО, медиа и международных организаций. Помимо этого, уголовная ответственность была ужесточена[4], и статья 130 Уголовного кодекса[5] предусматривает ограничение или лишение свободы на срок до одного года уже по первой части статьи (простая клевета), а по части третьей - клевета, соединенная с обвинением лица в совершении коррупционного, тяжкого или особо тяжкого преступления, а равно повлекшие тяжкие последствия - предусматривает ограничение или лишение свободы на срок до трех лет. Клевета, распространенная в СМИ или с использованием информационно-коммуникационных технологий, предусматривает ограничение или лишение свободы на срок до двух лет.

Это обстоятельство точно не способствует развитию прессы и журналистики в Казахстане. Участники нескольких опросов и исследований[6] в медиа сообществе так или иначе осуждали эти законодательные положения.

Это обстоятельство также негативно влияет на индексы и рейтинги Казахстана по свободе слова, свободе прессы[7], и является предметом постоянных рекомендаций со стороны международных организаций (Комитет по правам человека[8], ОЭСР[9], ОБСЕ[10]), которые указывают на необходимость декриминализовать полностью клевету, оскорбление и привести национальное законодательство в соответствие с международными стандартами по свободе выражения мнений.

Другая проблема, связанная с криминализацией клеветы в Казахстане, заключается в том, что это не только преступление и уголовная ответственность «на бумаге», но, и как показал мониторинг, дела по обвинению в клевете и оскорблению активно возбуждались, расследовались и доводились до суда. Это по сути является решающим фактором в пользу того, что проблема требует скорейшего разрешения.

2. ДИФФАМАЦИОННЫЕ СПОРЫ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ

Существует разница, между тем как понимается диффамация и что понимается под диффамацией в Казахстане и в других странах, в первую очередь, англоязычных, которые формируют международные стандарты и каноны в журналистике и в медиа праве. Так или иначе это понимание приходит к нам, но мы сталкиваемся с различными дефинициями, подходами и решениями диффамационных споров. Ниже в табличной форме приведены основные различия между тем как понимается диффамационный спор в Казахстане и в других странах, преимущественно, англоязычных[11]:

Таблица 1. Основные различия в понимании понятий диффамационных споров в Казахстане и зарубежных странах

Основные различия

Казахстан

Англоязычные страны

1.

Защищаемые свобода или право человека

Право на доброе имя, репутацию, тайну частной жизни

Свобода выражения, свобода слова и публичные дебаты

2.

Дефиниции

Единого термина нет. Есть дела о защите чести, достоинства и деловой репутации (простая диффамация), дела о клевете (умышленная диффамация), оскорблении (диффамация в неприличной форме) в отношении обычных граждан, дела о клевете, оскорблении представителей власти, судей, депутатов, экспертов, главы государства. Первого президента РК (диффамация в отношении определенных категорий публичных лиц)

Устная и письменная форма оспариваемого текста не различаются

Defamation - общий термин, под которым понимают любое заявление, которое наносит вред чьей-либо репутации.

Различают:

Libel - письменную и опубликованную форму.

Slander - устную форму.

Insult - оскорбление.

Считается, что вред от письменной формы диффамации больше, чем от устной.

Публичные лица, чем выше их статус и больше общественный интерес к их деятельности, не имеют дополнительных правовых гарантий для защиты репутации.

3.

Составные элементы

В гражданском судопроизводстве (иски о защите чести, достоинства и деловой репутации):

- заявление должно быть распространено;

- оно должно быть ложным;

- оно должно причинять репутационный вред (вред доброму имени и репутации)

В уголовном производстве:

- клевета: все три вышеуказанных элемента плюс наличие прямого умысла на причинение репутационного вреда;

- оскорбление: все три вышеуказанных элемента плюс неприличная форма выражения с точки зрения языка;

- клевета и оскорбление в отношении определенных категорий должностных лиц:

все вышеуказанные элементы плюс лицо, вред репутации которому причинен, должен занимать одну из указанных должностей.

1. Кто-то должен сделать заявление;

2. Заявление должно быть опубликовано (услышано, прочитано, быть в эфире и каким-то другим способом обнародовано для внимания третьих лиц);

3. Это заявление должно быть причиной репутационного вреда;

4. Заявление должно быть ложным;

5. Заявление не включено в привилегированную категорию (то есть, когда ответственность исключается)

4.

Привилегии и основания для исключения ответственности

В гражданском деле:

1. Заявление правдиво (соответствует действительности);

2. Заявление - это оценочное суждение[12].

В уголовном деле:

- если заявление содержит критические высказывания о служебной деятельности представителя власти.

Специальные привилегии для СМИ[13] (освобождают от ответственности, даже если распространенное заявление не правдиво):

- сведения содержались в обязательных и официальных сообщениях;

- были получены от рекламодателей;

- содержались в ответах на запросы редакции СМИ;

- дословно воспроизведены по устным выступлениям;

- содержались в авторских материалах или записях, которые не подлежат редактированию (прямой эфир, например);

- ранее были опубликованы в других СМИ, переопубликованы с указанием ссылки.

1. Истина

2. Якобы диффамационное заявление было просто высказыванием мнения;

3. Было получено согласие на публикацию якобы диффамационного заявления;

4. Абсолютная привилегия

5. Квалифицированная привилегия;

6. Опровержение якобы диффамационного заявления.

Абсолютная привилегия[14]: - якобы диффамационное заявление делается

- во время судебного разбирательства;

- высокопоставленными правительственными чиновниками;

- законодателями во время законодательных дебатов;

- во время политических передач или речей;

- между супругами.

Квалифицированная привилегия[15] может применяться в следующих случаях:

- заявления, сделанные в правительственных отчетах;

- заявления нижестоящих государственных чиновников, таких как члены городских или местных советов;

- свидетельские показания граждан в ходе судебного разбирательства;

- заявления, сделанные в целях самообороны или чтобы предупредить других о вреде или опасности;

- определенные типы заявлений, например, сделанные бывшим работодателем потенциальному работодателю в отношении работника (характеристики);

- опубликованные рецензии на книги или фильмы, представляющие собой справедливую критику.

5.

Установление справедливого баланса между правом на свободу выражения и правом на защиту репутации

Отсутствует

Практика Европейского суда по правам человека определяет следующие основания в защиту свободы выражения.

Публичные дебаты: свобода прессы или СМИ - одна из самых важных гарантий публичных дебатов в демократическом обществе, потому что они «предоставляют обществу одно из лучших средств открытия и формирования мнений об идеях и отношениях политических лидеров»[16].

Общественный интерес[17]:

Суд признает силу сильного общественного интереса в распространении информации в отношении определенной группы лиц.

Охлаждающий эффект: «chilling effect», суд неоднократно в делах о диффамации затрагивал и обсуждал проблему охлаждающего эффекта. В этом деле суд отметил «негативный эффект для общества и СМИ, который чрезмерное наказание за диффамацию, включая тюремное наказание, может вызвать и ограничить деятельность журналистов в расследовании дел, имеющих значительный общественный интерес»[18]

Пропорциональность: ответственность за диффамацию должна быть пропорциональной в случаях, когда распространение диффамационного заявления и наличие вреда доказано. Чрезмерное наказание, в том числе тюремное наказание, являются диспропорциональным[19].

6.

Субъекты диффамационных споров

Отсутствует

Кроме этого, Европейский суд по правам человека рассматривал множество диффамационных дел, в которых субъектами диффамационных заявлений выступают:

- политики;

- руководители правительства, государственных органов и представители публичного сектора;

- судьи;

- публичные фигуры и знаменитости;

- различные группы, ассоциации и корпорации.

Общая позиция суда - публичные фигуры и государственные служащие имеют более низкий уровень защиты репутации, чем судьи. В этом деле, суд постановил, что «такие лица должны ожидать, что будут подвергаться более широким пределам критики»[20].

3. ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИИ КЛЕВЕТЫ

К концу 2019 года ситуация по поводу декриминализации клеветы достигла высшей точки напряжения и дискуссии как в обществе, так и в профессиональном медийном сообществе. В этом же году произошли три события, влияющие на процесс декриминализации клеветы позитивно.

Дело Елены Кузнецовой[21], редактора газеты «Квартал» из Петропавловска, по обвинению ее в клевете, закончилось ее оправданием в апелляции. Елене также присудили компенсацию за незаконное осуждение (800 000 тенге). Несмотря на это, Елена ушла из журналистики, «холодным душем» для нее стал обвинительный приговор, который вынес суд первой инстанции, и предполагаемое наказание - один год ограничения свободы.

Второе событие - дело Амангельды Батырбекова, которому суд первой инстанции вынес обвинительный приговор и наказание в виде лишения свободы на 2 года и три месяца. Апелляционная инстанция отменила данный приговор[22].

В начале 2020 года апелляционная инстанция прекратила дело по клевете в отношении блогера Асель Баяндаровой[23].

Эти события произошли после публичного обещания главы государства декриминализовать клевету. Многие восприняли как позитивный процесс. Но тем менее, общественные дебаты о декриминализации клеветы продолжаются[24]. Если быть краткими, то предпосылок для декриминализации клеветы в Казахстане - восемь.

Декриминализация клеветы в Казахстане: предпосылки, последствия и потенциальные трудности (ОФ «Центр исследования правовой политики» (LPRC), январь 2020 года)

При обсуждении необходимости декриминализации клеветы, возникают смежные вопросы:

- Должно ли быть декриминализовано Оскорбление[25] как еще одна форма распространения не соответствующих и порочащих сведений в неприличной форме?

- Должны ли быть декриминализованы схожие составы: клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, лица, осуществляющего досудебное расследование, эксперта, судебного пристава, судебного исполнителя[26], а также публичное оскорбление Президента РК[27] и публичное оскорбление депутатов Парламента РК[28]?

Говоря далее о предпосылках декриминализации клеветы, мы подразумеваем, что и оскорбление, и схожие с клеветой и оскорблением составы также должны быть декриминализованы.

Во-первых, оскорбление как унижение чести и достоинства другого лица в неприличной форме считается и является менее значимым по степени общественного вреда и ущерба для личности правонарушением, чем клевета (заведомо умышленное распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь, достоинство и репутацию).

Во-вторых, наличие отдельных составов преступлений в отношении публичных, выборных и должностных лиц в Уголовном кодексе РК создает дополнительные и неоправданные правовые гарантии для этих категорий, хотя международная практика и стандарты развиваются в противоположном направлении и предусматривают более низкий порог восприимчивости к критике и публичному обсуждению деятельности публичных, выборных и должностных лиц.

3.1. Правовая статистика

Статистика по делам частного обвинения, демонстрирует что уголовно-правовой запрет на совершение этих деяний абсолютно не имеет смысла. Это обстоятельство является первой предпосылкой для декриминализации клеветы и оскорбления. Лишь небольшая часть жалоб из тысяч доходит до рассмотрения в судах, и буквально по десяткам из них выносят приговоры.

Таблица 2. Количество зарегистрированных жалоб[29]

2013

2014

2015

2016

2017

2018

9 мес. 2019

Клевета

1069

1289

2098

2279

2294

2281

1787

Оскорбление

2229

2832

6795

9051

8866

7437

5816

Таблица 3. Количество приговоров, вынесенных судами первой инстанции

Год

Клевета

Оскорбление

Осуждено лиц

Оправдано лиц

Осуждено лиц

Оправдано лиц

2013

0

0

0

5

2014

27

242

40

74

2015

28

264

89

110

2016

26

311

91

138

2017

55

388

171

206

2018

28

468

28

149

9 мес.

2019

12

316

93

160

По мерам наказания превалируют штрафы, такие меры как ограничение или лишение свободы применяются крайне редко.

Четыре вывода, на основе анализа правовой статистики:

1. Наличие уголовной ответственности, то есть криминализация клеветы и оскорбления, не срабатывает как уголовно-правовой запрет на совершение этих действий. Наблюдается рост числа жалоб по клевете и оскорблению. Очевидно, что ужесточение мер наказания в последней редакции Уголовного кодекса РК не является ограничителем и не способствует снижению количества жалоб.

2. Сотрудники судебной системы и органов досудебного расследования, затрачивают время на обработку, рассмотрение и принятие решений по жалобам. Деньги налогоплательщиков затрачиваются на действия, которые приносят незначительный результат (в 2018 году осуждено по клевете 28 лиц, 469 оправданы в судах первой инстанции). Радует количество оправдательных приговоров. В тоже время меры наказания осужденных по клевете не связанны с лишением или ограничением свободы. С одной стороны, мы имеем уголовную ответственность за клевету и оскорбление, c другой стороны, почти ее не применяем. С учетом большого количества жалоб граждан друг на друга и понимания того, что оно будет увеличиваться год от года (доступность интернета, распространение технологий, снижение стоимости на их использование и т.д.), загрузка органов досудебного расследования их обработкой не видится разумным шагом.

3. Степень угрозы для общественной и национальной безопасности крайне мала. Как правило речь идет о бытовых конфликтах между людьми, пользователями социальных сетей, соседями, сотрудниками и т.д. Для более серьезных случаев злоупотребления свободой слова в Уголовном кодексе Казахстана сохраняется статья 274 «Распространение заведомо ложной информации» и другие.

4. Граждане осведомлены, что уголовный процесс в порядке частного обвинения намного дешевле и процедурно проще, чем аналогичный процесс в гражданском порядке. По делам о клевете и оскорблению в уголовном процессе - не нужно платить госпошлину (дифференцированная в гражданском процессе, в зависимости от суммы иска, 1% от истцов - физических лиц, 3% - от истцов - юридических лиц), не нужно готовить иск, заботиться о доказательствах, представлении своих интересов, тратиться на адвокатов, представителей и т.д. Возможно, легкость и практически бесплатность судебной тяжбы и мотивируют многих людей подавать жалобы частного обвинения по делам о клевете и оскорблению?

3.2. Судебная практика

В рамках подготовки анализа было проанализировано по 10 дел о клевете и оскорблению, рассмотренных судами первой инстанции и 5 дел о клевете и оскорблению, рассмотренных в порядке апелляции. Судебные акты были выбраны рандомным образом в банке судебных актов на сайте Верховного суда Республики Казахстан[30].

Из 10 приговоров, вынесенных по статье 130 (клевета) и 131 УК РК (оскорбление) судами первой инстанции: 3 приговора обвинительных, 7 - оправдательных. Приговоры вынесены в 2016-2018 годах судами Караганды, Павлодара, Астаны, Атырау, Уральска, Актобе, Шымкента и Восточно-Казахстанской области. В целом судебные акты по этим двум статьям очень напоминают судебные акты по рассмотрению дел о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Общие выводы по анализу судебных актов судов первой инстанции:

- частные жалобы по обвинению в клевете или оскорблению основаны в подавляющем своем большинстве (7 жалоб) на информации, которая была распространена либо по телефону, либо устно, либо с использованием социальных сетей и мессенджеров. Это споры между родственниками, соседями, преподавателями и студентами, бывшими влюбленными, участниками групповых чатов, руководителями и подчиненными и т.д. по поводу субъективного восприятия распространенной информации как порочащей.

- несколько жалоб (3 жалобы) были поданы в качестве оспаривания сведений или информации в других жалобах или письменных заявлениях в государственные органы. То есть, обвиняемые по делам о клевете и оскорблении были инициаторами подачи жалоб в государственные органы в отношении их частных обвинителей. Одно дело было возбуждено после обращения обвиняемой с официальным заявлением в Управление по делам государственной службы по Карагандинской области в отношении частного обвинителя и указания о том, что последняя требует «отблагодарить» ее за предоставление госуслуги. По этому делу был вынесен оправдательный приговор.

Однако по другому делу был вынесен обвинительный приговор, причем мера наказания - ограничение свободы сроком на 1 год и взыскание в качестве компенсации за моральный вред 40 000 тенге. Частный обвинитель - госслужащая, обвиняемая - жительница села, которая, находясь в государственном органе сказала, что частный обвинитель ранее была судима и удивилась тому, как ее могли принять на госслужбу.

По третьему делу был вынесен оправдательный приговор, где в основе обвинения - жалоба в Управление образования одной из областей о том, что в период с 1999-2003 года, обучаясь в университете, с обвиняемой требовали деньги преподаватели. Суд в данном случае счел, что обращение в государственный орган с жалобой основано на Конституции РК и состава преступления не образует.

Выводы по оправдательным приговорам:

- в основе практически всех оправдательных приговоров - отсутствие умысла у обвиняемых в распространении заведомо ложных сведений в отношении частных обвинителей, соответственно, нет состава преступления;

- в одном из оправдательных приговоров (по делу №1-691/16 от 7 февраля 2017 года, Атырау) судья счел, что имело место распространение обвиняемым своего мнения;

- только в одном из оправдательных приговоров указано, что суд пригласил специалиста-филолога для установления факта наличия или отсутствия неприличной формы в распространенной информации;

- помимо отсутствия умысла, оправдательные приговоры основаны на признании того, что распространенная информация является мнением обвиняемого или его субъективной оценкой, на которое он имеет право (приводятся ссылки на статью 19 Международного пакта о гражданских и политических правах или Конституцию РК). Однако разграничение мнений от фактов, сведений от оценок проводится в большинстве случаев самим судом без привлечения специалистов-филологов или без назначения соответствующей экспертизы.

Выводы по обвинительным приговорам:

- в основе частных жалоб - споры между соседями и бывшими друзьями. Только в одном деле, подсудимый сам признал, что действовал с прямым умыслом опорочить частного обвинителя. В двух других обвинительных приговорах - про наличие и доказанность прямого умысла просто не упоминается.

- в основе обвинительных приговоров по статье 130 УК РК - распространение подсудимыми порочащих сведений в отношении частных обвинителей, причем суд сам, без привлечения специалистов-филологов или назначения экспертизы, определяет, что речь шла именно о фактических сведениях (а не мнениях или субъективной оценке) и что эти сведения носят порочащий характер. Иногда в приговорах отсутствуют даже указание на то, какие именно сведения признаны судом порочащими честь и достоинство другого лица, или подрывающими его репутацию.

- максимальное наказание по обвинительным приговорам - один год ограничения свободы (причем суд исходил из того, что лишение свободы будет чрезмерным наказанием, а сумма штрафа не может быть менее 500 МРП). Минимальное наказание - штраф в размере 25 МРП, и удовлетворение требований о выплате компенсации за причиненный моральный вред (от 10000 до 30000 тенге) и возмещение судебных расходов. При удовлетворении денежных требований, суд только в одном деле изучил предъявленные доказательства обращения за медицинской помощью частного обвинителя и снизил сумму требований, поскольку логическая связь между фактом умышленного распространения порочащих сведений и ухудшением здоровья частного обвинителя не была доказана.

Также в ходе подготовки анализа было проанализировано 5 постановлений апелляционных инстанций по статьям 130 и 131 УК РК[31]. Постановления вынесены в 2017-2018 годах Павлодарским областным судом, судом города Астаны, Алматинским городским судом, Костанайским областным судом, Северо-Казахстанским областным судом.

Апелляционные жалобы поданы на оправдательные приговоры (4) и одна жалоба - на обвинительный приговор. Все жалобы оставлены без удовлетворения, приговоры - без изменений (только в одном деле постановлением апелляционной инстанции изменен текст обвинительного приговора, исключены определенные сведения).

Выводы по постановлениям апелляционной инстанции:

- все судебные коллегии сочли, что суды первой инстанции детально и тщательно разобрались в спорах, поэтому оснований по изменению приговоров не имеется. И если в отношении оправдательных приговоров - это хорошо, то в отношении обвинительного приговора остаются все те же пробелы, которые были заметны при анализе аналогичных судебных актов, вынесенных судами первой инстанции:

- разграничение сведений и фактов, которые подлежат верификации, от мнений и оценок, которые в силу субъективности не могут быть проверены на соответствие действительности;

- признание этих сведений и фактов порочащими честь и достоинство других лиц, подрывающих их репутацию с применением специальных знаний или на основе проведенной экспертизы;

- если суд удовлетворяет гражданский иск о взыскании компенсации за причиненный моральный вред - то отсутствуют как доказательства, так и описание причинно-следственной связи между фактом распространения сведений и негативными последствиями для здоровья частного обвинителя.

Из изученных обвинительных приговоров по статье 130 УК РК в двух случаях частными обвинителями выступали государственные служащие, именно по этим делам суд приговорил подсудимых к ограничению свободы сроком на 1 (один) год и выплате компенсации за причиненный моральный вред (в одном случае - 500 000 тенге и при рассмотрении в апелляции, такая мера наказания была признана приемлемой и не завышенной, в другом случае - суд постановил выплатить 40 000 тенге).

Сравнение дел, где частными обвинителями выступали государственные служащие, с другими обвинительными приговорами, где частные обвинители - простые граждане, показывает, что в последнем случае суды ограничиваются штрафами в размере 25 МРП и незначительной суммой компенсации за причиненный моральный вред в пользу частного обвинителя (от 10 000 до 30 000 тенге).

Рандомный анализ судебных актов, вынесенных судами первой и апелляционной инстанции по статье 130 УК РК, показывает, что дела частного обвинения практически рассматривались как иски о защите чести, достоинства и деловой репутации, с той лишь разницей, что при рассмотрении последних чаще всего назначается судебно-психологическая экспертиза с целью определить порочащий характер распространенных сведений, а в изученных 15 судебных актах по статье 130 УК РК, только в одном случае суд заслушал специалиста-филолога и еще в одном - назначил судебно-психологическую экспертизу.

Обращает на себя внимание абсолютно бытовой характер споров: люди обращаются в суды после телефонных разговоров, ссор с соседями, жалоб в государственные органы, высказанных в присутствии других людей мнений или оценок, а также после прочтения записок. Также очевидно, что количество дел возрастает из-за все большего проникновения интернета и массового использования мессенджеров, социальных сетей. Из изученных 10 судебных актов, вынесенных судами первой инстанции, четыре дела касались распространения сведений через мессенджеры, сайты знакомств, социальные сети, интернет-порталы.

При рассмотрении дел о распространении порочащих сведений (в уголовном или гражданском судопроизводстве) ключевой фактор - это наличие общественного интереса в распространении таких сведений.

Комитет ООН по правам человека указал, что:

«… в отношении комментариев, затрагивающих интересы общественных деятелей, следует стремиться не допускать установления наказаний за высказывания, которые стали достоянием общественности по ошибке и без злого умысла, или их перевода в разряд незаконных. В любом случае наличие общественного интереса к объекту критики следует рассматривать в качестве элемента защиты». [32]

Ни в одном из судебных актов не упоминается наличие общественного интереса к объекту критики, хотя, как говорилось выше, несколько частных обвинителей - государственные служащие, и несколько дел касаются подозрений в коррупционных сделках.

Ни в одном из обвинительных приговоров суд не обязывает подсудимых опровергнуть распространенные сведения, которые были признаны судом порочащими честь, достоинство или подрывающими репутацию частных обвинителей. Это тоже тревожный факт, поскольку защита личных неимущественных прав, в случае распространения порочащих сведений, предполагает опровержение как меру восстановления нарушенного права. Однако, если опровергнуть распространенные сведения не требует частный обвинитель и не указывает суд в своем приговоре, можно ли говорить о ущербе чести, достоинства и подрыве репутации?

Таким образом, несмотря на наличие статьи 130 и 131 в УК РК, частные жалобы по ним фактически рассматриваются по правилам гражданского судопроизводства, с чем вероятно и связано большое количество оправдательных приговоров.

Однако следует понимать, что в тех делах, где все-таки вынесен обвинительный приговор, оставленный в силе, уголовная судимость и даже ограничение свободы сроком на 1 год кажется чрезмерным наказанием.

Вероятно, также, что после оправдания по 130 или 131 статье УК РК, или после прекращения производства по делу частные обвинители и их защитники становятся истцами в аналогичных гражданских делах (по статье 143 Гражданского кодекса РК) и для судов это означает вторичную нагрузку по разбирательству одного и того же спора.

Дополнительно, ни в одном судебном акте суд не делает попытку найти баланс между свободой выражения мнений или распространения информации, которая может иметь общественный интерес, и защитой репутации частных обвинителей. Репутационный вред не оценивается как прямое следствие распространения оспариваемых заявлений или слов, соответственно, его оценка в денежном выражении также имеет приблизительный и субъективный характер.

3.3. Обязательства

Обязательства по декриминализации клеветы возникают для Казахстана, как минимум, с двух сторон: со стороны участника ООН, который ратифицировал Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП), статья 19 как раз и гарантирует право на свободу выражения мнений, свободу слова и распространения информации. А также как страны-участницы Универсального периодического обзора (специальная процедура Совета ООН по правам человека).

Рекомендации по декриминализации клеветы, оскорбления, схожих составов повторяются в отчетах Комитета ООН по правам человека[33] регулярностью уже несколько десятков лет, однако когда проблема декриминализации клеветы рассматривается через призму свободы выражения, свободы слова и свободы информации, Правительство Казахстана всегда выражало точку зрения, что необходимость наличия уголовной ответственности за эти преступления является мерой защиты прав и свобод других граждан от измышлений и распространения порочащих сведений.

Комитет ООН по правам человека в своем Замечании общего порядка №34 по статье 19 МГПП[34] ясно и однозначно высказался о том, что:

Во все … законы, в частности уголовные законы, касающиеся клеветы, следует включить такие формы защиты, которые отвечают интересам правдивости, и они не должны применяться по отношению к таким формам выражения мнений, которые по своей природе не могут быть проверены.

По крайней мере, в отношении комментариев, затрагивающих интересы общественных деятелей, следует стремиться не допускать установления наказаний за высказывания, которые стали достоянием общественности по ошибке и без злого умысла, или их перевода в разряд незаконных.

В любом случае наличие общественного интереса к объекту критики следует рассматривать в качестве элемента защиты. Государствам−участникам следует принимать меры во избежание чрезмерных мер наказания и штрафов. Там, где это необходимо, государствам−участникам следует вводить умеренные ограничения на требование, в соответствии с которым защита обязана возместить расходы стороны, выигравшей дело.

Опираясь на информацию, представленную выше, очевидно, что ни ООН, ни ОБСЕ, ни Совет Европы, ни любая другая международная организация не считает лишение свободы (или любое ограничение свободы) адекватной мерой наказания при реализации права на свободу слова, выражения мнений или свободу информации.

Таким образом, международные обязательства настойчиво диктуют Казахстану декриминализовать клевету, оскорбление и схожие с ним составы уголовных преступлений.

3.4. Антикоррупционные реформы

Декриминализация клеветы напрямую может помочь в антикоррупционных реформах. Известно, что Казахстан очень амбициозен и продуктивен в проведении этих реформ. Страна очень тесно сотрудничает с Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и присоединяется к GRECO (Группа государств Совета Европы против коррупции) и является лидером в сфере борьбы с коррупцией в Центральной Азии.

Есть несколько аспектов, которые расширяют понимание того, как декриминализация клеветы может помочь в проведении антикоррупционных реформ, и почему эта рекомендация постоянно звучит со стороны ОЭСР и GRECO.

Первый аспект и самый очевидный - исключение уголовной ответственности за попытку реализации права на свободу выражения мнений, свободу информации, слова благоприятно отражается на развитии журналистики. Журналисты становятся смелее, более активно используют свои возможности для поиска и распространения информации, которая имеет ярко выраженный общественный интерес. Журналистские антикоррупционные расследования могут выявлять коррупционные практики, которые долго время находились в тени, и их бенефициаров. Все журналисты имеют сеть своих источников, а журналисты - расследователи имеют доступ к такой информации, которая может быть не доступна пока государственным и правоохранительным органам. Инсайдеры работают во всех странах и иногда более высокий уровень доверия к СМИ и журналистам дает им беспрецедентные возможности по распространению информации[35]. Мы согласны с тем, что государство поощряет граждан сообщать о фактах коррупции и платит за это бюджетные средства, однако более свободные и творческие медиа, на наш взгляд, более эффективны в этом вопросе. Когда гражданами движет материальный интерес, журналистами и СМИ движет общественный интерес, любопытство, ответственность и приверженность этическим нормам и стандартам.

Второй аспект заключается в том, что до сих пор не ясно, как в Казахстане сочетаются две противоположные идеи. С одной стороны, страна поощряет сообщения о фактах коррупции - готовящихся или случившихся, с другой стороны - часть 3 статьи 130 УК РК предусматривает суровую ответственность за клевету, соединенную с обвинением в совершении коррупционного преступления (до трех лет ограничения или лишения свободы).

Конвенция ООН против коррупции[36], ратифицированная Казахстаном, устанавливает следующее обязательство:

«Каждое Государство-участник принимает надлежащие меры, в пределах своих возможностей и в соответствии с основополагающими принципами своего внутреннего законодательства, для содействия активному участию отдельных лиц и групп за пределами публичного сектора, таких как гражданское общество, неправительственные организации и организации, функционирующие на базе общин, в предупреждении коррупции и борьбе с ней и для углубления понимания обществом факта существования, причин и опасного характера коррупции, а также создаваемых ею угроз. Это участие следует укреплять с помощью таких мер, как:

уважение, поощрение и защита свободы поиска, получения, опубликования и распространения информации о коррупции. Могут устанавливаться определенные ограничения этой свободы, но только такие ограничения, какие предусмотрены законом и являются необходимыми:

i) для уважения прав или репутации других лиц;

ii) для защиты национальной безопасности, или публичного порядка, или охраны здоровья или нравственности населения».

Таким образом, декриминализовав статью 130 УК РК, Казахстан выполнит обязательство по ратифицированному международному договору.

Анализ судебных актов, вынесенных судами первой и апелляционной инстанцией по статье 130 УК РК показывает, что из 15 дел шесть касаются подозрений в коррупции. Два изученных дела из шести, которые касаются подозрений в коррупции, завершены вынесением обвинительного приговора с назначением подсудимым ограничения свободы сроком на 1 год и выплаты компенсации за моральный вред (в одном случае 40 000 тенге, в другом случае 500 000 тенге). В обоих случаях частные обвинители - государственные служащие, что, на наш взгляд, и послужило основанием для такого наказания.

3.5. Угрозы для журналистики

Несмотря на то, что по статьям о клевете и оскорблении чаще всего привлекаются к судебному разбирательству и к уголовной ответственности простые граждане, дела в отношении журналистов - являются самыми резонансными. На это имеется несколько причин:

- у журналистов сбор и распространение информации - это профессия и постоянная работа, а не хобби или увлечение, поэтому риск попасть под обвинение в клевете или оскорблении более высок, чем у остальных граждан.

- поскольку сбор и распространение информации - это работа, и она постоянная, а риски обвинения высокие, то понимая и осознавая наличие уголовной ответственности по этим статьям, журналист осознанно или неосознанно начинает быть осторожным. В действиях, в словах, в выборе изложения своего материала и т.д. От журналиста требуется мужество, чтобы дойти до истины в сложных расследованиях. Это мужество снижается, если есть угроза лишения свободы за размещение определённой информации и правоприменительная практика демонстрирует неоднозначные судебные решения. Страх быть привлеченным к уголовной ответственности имеет охлаждающий эффект, что неминуемо сказывается на количестве и качестве журналистских расследований: количество резко снижается, качество так же резко ухудшается[37].

Такое явление имеет соответствующее название «chilling effect» и его негативные последствия отражены в наиболее резонансных делах Европейского суда по правам человека[38], а также изучение его природы и последствий - предметом аналитических исследований.

Страх также порождает самоцензуру в журналистике, когда редактор и журналист избегают работы по определенной тематике, с людьми, событиями, фактами, историями и документами, табуированными темами.

Другие риски, которые уже обсуждались выше - важность медиа для публичных дебатов, предоставление и обсуждение общественно-значимой информации.

Декриминализовав клевету и оскорбление, можно помочь казахстанской журналистике выйти из затяжного кризиса и начать возрождаться. Эффект от этого определенно будет заметен всему обществу.

Декриминализация клеветы и оскорбления является также запросом самих журналистов, редакторов СМИ. В проведенном в 2019 году исследовании по оценке потребностей медиасообщества в Казахстане, наличие уголовной ответственности по этим статьям признается значительной угрозой для журналистики и развития медиа-сферы[39]. В ходе опроса были конкретно обозначены статьи, осложняющие профессиональную деятельность журналистов:

статья 130 УК РК «Клевета», статья 274 УК РК «Распространение заведомо ложной информации»;

статьи 274, 129, 174 УК РК, закон «О СМИ» в действующей редакции;

статьи 1, 7, 7, 23, 5 закона «О СМИ» и закона «О доступе к информации», в частности — статьи о языке средств массовой информации;

по мнению отдельных участников исследования, статья 274 УК РК «Распространение заведомо ложной информации» потенциально угрожает любому журналисту.

Эти же данные подтверждают и другие исследования. Одной из самых серьёзных проблем в работе журналиста остаётся уголовная ответственность за клевету по статье 130 Уголовного кодекса РК. Обратимся к статистике Международного фонда свободы слова «Әділ сөз» за январь-июль 2019 года. По данным фонда, за этот период уголовному преследованию подверглись 23 журналиста. Из них 13,57 % дел касались обвинений в клевете[40].

Декриминализация клеветы в Казахстане: предпосылки, последствия и потенциальные трудности (ОФ «Центр исследования правовой политики» (LPRC), январь 2020 года)

3.6. Бытовой уровень обвинений

Анализ судебной практики по делам о клевете и оскорблению показывает, что превалирует бытовой уровень обвинений.

Частные жалобы подаются после телефонных разговоров, отправки жалоб в государственные органы, свидетельских показаний в суде, общения в групповых чатах, комментирования постов в социальных сетях, а также после общения с представителями правоохранительных органов в процессе оформления протокола об административном правонарушении.

Ни одно из 15 рассмотренных в ходе изучения судебных решений дел не касалось публикаций в СМИ или публикации в сетевом издании, то есть информация была распространена среди узкого круга лиц, не сопоставимого с тиражами и аудиторией СМИ. Превалирующий характер бытовых обвинений приведет к тому, что количество жалоб будет возрастать и люди, вовлеченные в общение и в коммуникации в социальных сетях, могут использовать привлечение к уголовной ответственности как способ мести, сведения счетов и т.д.

3.7. Инфлюенсеры, блогеры, пользователи социальных медиа, участники групповых чатов

По мере развития социальных сетей, особенно Инстаграмма, рост количество инфлюенсеров и блогеров будет возрастать. Инфлюенсеры весьма внимательно следят за своей репутацией, поскольку она прямо конвертируется в их рекламные доходы (через количество подписчиков). Поэтому количество дел, когда один пользователей социальных сетей обвиняет другого пользователя в клевете и оскорблении, или один участник группового чата обвиняет другого, будет возрастать. И пропорционально их росту будет расти нагрузка уголовных судов и органов расследования, и соответственно увеличение расходов государственного бюджета.

Казахстанская судебная система весьма активно развивает цифровизацию в области правосудия. По уровню цифровизации судебной системы Казахстан лидирует в регионе Центральной Азии. Закономерно это приводит к тому, что обращение в суд и ведение спора становится оперативным и легким процессом. Можно подать иск онлайн, участвовать в судебном процессе, не выходя из офиса или квартиры (посредством видеотрансляции), общаться с судом через «Судебный кабинет» и т.д.

В этих условиях, есть только два сдерживающих фактора в гражданском судопроизводстве:

- Дифференцированная госпошлина за рассмотрение иска о защите чести, достоинства и деловой репутации (1% от суммы денежных требований для физического лица, 3% - для юридических лиц);

- Обязательное досудебное урегулирование спора, если сведения распространялись в СМИ, включая интернет-ресурсы.

В уголовном судопроизводстве по спорам в защиту личных неимущественных прав никаких сдерживающих факторов нет. Дифференцированная госпошлина по рассмотрению денежных требований на уголовное судопроизводство не распространяется, а процедура обязательного досудебного урегулирования спора не применяется.

Например, частный обвинитель по одному из дел, рассмотрение которого завершилось вынесением обвинительного приговора (ограничение свободы сроком на 1 год и взыскание компенсации за причиненный моральный вред в размере 500 000 тенге и других судебных издержек), оплатила государственную пошлину в доход государства в размере 2135 тенге. Если бы данное дело рассматривалось в гражданском судопроизводстве, истцу нужно было уплатить 1% от предъявляемых денежных требований.

Если судиться будет легко и относительно дешево (как сейчас в уголовном процессе), то количество частных жалоб в ближайшие годы возрастет многократно, загрузив органы досудебного расследования и суды их обработкой и рассмотрением.

3.8. Добропорядочность публичного сектора

В Агентстве по противодействию коррупции Республики Казахстан (Антикоррупционной службе) летом 2019 года создан Департамент добропорядочности[41]. Основная цель - внедрение и развитие механизмов добропорядочности в публичном секторе в Казахстане. Культура добропорядочности (public integrity) глубоко проросла в западном обществе и основана на понимании того, что государственные служащие (public servants) при выполнении своих обязанностей руководствуются интересами общества, а не личными. Исходя из этого:

- общество обладает правом знать и получать информацию о деятельности публичного сектора (access to information), за исключением четко оговоренного списка исключений (государственные секреты, например);

- народ имеет право на совместное принятие решений (participation);

- публичный сектор должен быть восприимчив и отзывчив к просьбам и жалобам граждан (responsibility);

- граждане должны быть уверены, что их налоги распределяются и тратятся справедливо и по назначению (accountability).

Культура добропорядочности предусматривает также неизбежность появления и возрастание общественного интереса к государственным служащим, особенно высокопоставленным, топ-менеджерам, депутатам, судьям, прокурорам. Как следствие, культура добропорядочности допускает общественную критику, в том числе в СМИ, государственных служащих, и исключает чрезмерные меры ответственности, если доказано, что распространение сведений было необходимо в силу наличия общественного интереса.

Наличие уголовной ответственности за клевету, а также схожих уголовных составов, которые предоставляют определенным категориям государственных служащих дополнительные правовые гарантии в случае распространения заведомо ложных сведений, затрагивающих их честь, достоинство и подрывающих деловую репутацию, негативно расценивается международными организациями. Так, Комитет по правам человека ООН[42], указал, что «обеспокоен (см. CCPR/C/KAZ/CO/1, пункт 25) законами и практикой, которые нарушают право на свободу мнений и их свободное выражение, …включая уголовное преследование за публичное оскорбление или иное посягательство на честь и достоинство Президента Казахстана, за публичное оскорбление должностного лица государства с использованием средств массовой информации или информационно-коммуникационных сетей, а также за распространение заведомо ложных сведений»[43]. Аналогичные рекомендации предоставила Казахстану ОЭСР в рамках мониторинга выполнения рекомендаций Стамбульского плана действий по борьбе с коррупцией[44]. Такое положение противоречит общепринятому пониманию принципа добропорядочности в публичном секторе. Проблемы с персональной этикой и добропорядочностью государственных служащих являются предпосылками и причиной коррупционных практик[45].

4. ПЕРЕВОД СТАТЬИ 130 УК РК В АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ДЕЛИКТЫ

Решение о декриминализации статьи 130 УК РК и переводе ее в Кодекс РК об административных правонарушениях, принятое главой государства в конце 2019 года, с одной стороны, решает застарелые проблемы, такие как выполнение рекомендаций конвенционных органов, но с другой стороны порождает новые вопросы.

Декриминализация клеветы в Казахстане: предпосылки, последствия и потенциальные трудности (ОФ «Центр исследования правовой политики» (LPRC), январь 2020 года)

Возможная ответственность юридических лиц при переводе статьи 130 УК РК в КоАП РК вполне вероятна, что будет ухудшающим положение фактором и автоматически затронет интересы редакций СМИ. В настоящее время казахстанский уголовный закон не предусматривает уголовную ответственность юридических лиц, в отличие от административного законодательства, где для юридических лиц как мера ответственности предусматриваются предупреждение, штрафы, конфискация, лишение специального права или выданного ранее разрешения.

Неопределенность с государственным органом, который будет наделен правом возбуждения административного дела. В настоящий момент дела по клевете и оскорблению относятся к делам частного обвинения и возбуждаются на основе жалобы частного обвинителя. Административное законодательство в РК предусматривает определенную дискрецию государственных органов и суда решать, есть ли в конкретной ситуации признаки определенного административного правонарушения. Как правило, судебная система не оспаривает решение государственного органа о возбуждении административного дела и определяет только достаточную меру административной ответственности.

Неопределенность со статьей 131 УК РК (оскорбление) и схожими составами связана с тем, что декриминализация только одной 130 статьи УК РК (клевета) выглядит нелогично. Оскорбление даже сейчас не является уголовным преступлением, а является уголовным проступком, поэтому должно быть также декриминализовано. Схожие уголовные составы клеветы в отношении определенных категорий должностных лиц (они описаны выше) также должны быть декриминализованы, иначе это подрывает логику антикоррупционных реформ в Казахстане и усилия по внедрению и развитию добропорядочности в публичном секторе.

Меры административной ответственности, которые будут предусмотрены, не должны быть чрезмерными и приводящими к банкротству или закрытию медиа. В связи с этим ответственность юридических лиц, по возможности, должна быть исключена.

Срок давности. Как известно, в Казахстане срок исковой давности по делам о защите личных неимущественных прав в гражданском судопроизводстве не ограничен. В уголовном производстве предусмотрено освобождение от уголовной ответственности в случае совершения уголовного проступка через один год, в случае совершения преступления небольшой тяжести - через два года. Административное законодательство РК предусматривает, что лицо не подлежит привлечению к административной ответственности по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения.

5. РЕКОМЕНДАЦИИ

- Наилучшим решением для Казахстана является полная декриминализация клеветы, оскорбления и схожих составов, предусмотренных в УК РК (клевета в отношении определенных категорий должностных лиц), и рассмотрение споров о защите личных неимущественных прав (чести, достоинства, репутации) только в гражданском судопроизводстве. В случае распространения сведений, выраженных в неприличной форме или с прямым умыслом, сумма компенсации может быть многократно увеличена.

- В случае сохранения статьи 130 УК РК в Кодексе РК об административных правонарушениях рекомендуется исключить ответственность юридических лиц и предусмотреть такие меры административной ответственности, которые не будут чрезмерными или ограничивающими деятельность медиа.

- Необходимо внести изменения и дополнения в Нормативное постановление Верховного суда РК[46] «О применении в судебной практике законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации физических и юридических лиц», где предусмотреть:

· наличие общественного интереса как правовой гарантии освобождения или смягчения ответственности;

· низкий порог восприимчивости к критической информации для государственных служащих;

· обязательность применения специальных знаний при разграничении сведений, которые подлежат верификации, от любых других, и для определения характера распространенных сведений (участие в процессах специалиста-филолога или назначение судебно-психологической экспертизы);

· обязательность применения досудебного урегулирования и использование примирительных процедур.

- необходимо пересмотреть законодательство о возмещении морального вреда, установив наличие прямой причинной связи между опубликованными сведениями и репутационным вредом;

- распространить дифференцированную госпошлину по делам о защите личных неимущественных прав на все категории дел;

- на законодательном уровне ограничить срок исковой давности по такого рода делам, если сведения были распространены в СМИ[47].

- Следует рассмотреть возможность разграничения ответственности между устной и письменной формой сведений, которые оспариваются и (или) признаются в судебном порядке как порочащие честь, достоинство и репутацию третьих лиц.

- Важно исключить положения в кодексах этики в публичном секторе, которые обязывают госслужащих в течение одного месяца после публикации заявлять требования об опровержении и оспаривании этих сведений в судебном порядке.

- При разработке законодательных положений и подзаконных актов по повышению добропорядочности в публичном секторе предусмотреть, что государственные служащие имеют более низкий порог восприимчивости к критике, чем простые граждане.

Январь, 2020 года

[1] Текст официального выступления Президента РК Касым-Жомарта Токаева на втором заседании Национального совета общественного доверия. URL: http://www.akorda.kz/ru/speeches/internal_political_affairs/in_speeches_and_addresses/vystuplenie-glavy-gosudarstva-k-tokaeva-na-vtorom-zasedanii-nacionalnogo-soveta-obshchestvennogo-doveriya

[2] Параграф 47 Замечания общего порядка №34 по статье 19 МПГПП Комитета ООН по правам человека. URL: https://tbinternet.ohchr.org/_layouts/15/treatybodyexternal/TBSearch.aspx?Lang=ru&TreatyID=8&DocTypeID=11

[3] Замечание общего порядка №34 по статье 19: Свобода мнений и их выражение. Параграф 47. Комитет ООН по правам человекаURL: https://tbinternet.ohchr.org/_layouts/15/treatybodyexternal/TBSearch.aspx?Lang=ru&TreatyID=8&DocTypeID=11

[4] Новая редакция Уголовного кодекса Республики Казахстан стала действовать с 1 января 2015 года.

[5] Уголовный кодекс Республики Казахстан от 3 июля 2014 года № 226-V (с изменениями и дополнениями по состоянию на 11.01.2020 г.). URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/K1400000226

[6] Исследование потребностей медиасообщества в Казахстане, 2019 года. URL: https://ru.internews.kz/wp-content/uploads/2020/01/issledovanie-potrebnostey-mediasoobschestva-kazahstana.pdf; «Медиаградусник: законодательное регулирование клеветы», данные опроса опубликованы по ссылке: https://ru.internews.kz/2019/09/mediagradusnik-zakonodatelnoe-regulirovanie-klevety/

[7] Например, рейтинг Таджикистана по индексу свободы слова немного выше, чем Казахстана именно по этой причине - в Таджикистане клевета уже давно декриминализована, в Казахстане - нет.

[8] Заключительные замечания по второму периодическому докладу Казахстанa, Комитет ООН по правам человека, параграф 49. URL: https://tbinternet.ohchr.org/_layouts/15/treatybodyexternal/Download.aspx?symbolno=CCPR/C/KAZ/CO/2&Lang=ru

[9] Антикоррупционные реформы в Казахстане. Отчет о выполнении рекомендаций Стамбульского плана действий по борьбе с коррупцией. URL: http://www.oecd.org/corruption/acn/OECD-ACN-Kazakhstan-4thRound-Monitoring-Report-RUS.pdf

[10]20th Central Asia Media Conference concludes in Astana, OSCE Representative calls for pluralistic and free media landscape. URL: https://www.osce.org/representative-on-freedom-of-media/402419

[11] На основе законодательства Совета Европы и практики Европейского суда по правам человека. «Freedom of Expression and Defamation. A study of the case law of the European Court of Human Rights». URL: https://rm.coe.int/CoERMPublicCommonSearchServices/DisplayDCTMContent?documentId=09000016806ac95b

[12] Пункт 17 Нормативное постановление Верховного суда РК «О возмещении морального вреда». URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/P150000007S

[13] Статья 26 Закона Республики Казахстан «О средствах массовой информации». URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/Z990000451_

[14] Абсолютная привилегия означает, что лицо, которое делает заявление, даже если оно является клеветническим, имеет право на это и оно неуязвимо для иска о клевете.

[15] Квалифицированная привилегия означает, что лицо, делающее предположительно клеветническое заявление, могло иметь какое-то право сделать это заявление. В США, если к заявлению применяется квалифицированная привилегия, то лицо, заявляющее иск, должно доказать, что другое лицо, которое распространяло заявление, действовало преднамеренно, с умыслом.

[16] Официальный текст решения Европейского суда по правам человека по делу Лингенс против Австрии. Параграф 42. URL: https://globalfreedomofexpression.columbia.edu/wp-content/uploads/2016/08/CASE-OF-LINGENS-v.-AUSTRIA.pdf

[25] Статья 131 Уголовного кодекса Республики Казахстан. URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31575252

[26] Статья 411 Уголовного кодекса Республики Казахстан. URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31575252

[27] Статья 375, часть первая, Уголовного кодекса Республики Казахстан. URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31575252

[28] Статья 376, часть первая, Уголовного кодекса Республики Казахстан. URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31575252

[29] Вся правовая статистика опубликована на сайте QAMQOR, в разделе «Правовая статистика». URL: https://qamqor.gov.kz/portal/page/portal/POPageGroup/Services/Pravstat

[30] Банк судебных актов Верховного суда Республики Казахстан. URL: https://sud.gov.kz/rus/content/bank-sudebnyh-aktov

[31] Банк судебных актов Верховного суда Республики Казахстан. URL: https://sud.gov.kz/rus/content/bank-sudebnyh-aktov

[32] Замечание общего порядка №34 по статье 19 МПГПП. URL: https://tbinternet.ohchr.org/_layouts/15/treatybodyexternal/Download.aspx?symbolno=CCPR/C/GC/34&Lang=ru

[33] Замечание общего порядка №34 по статье 19: Свобода мнений и их выражение. Параграф 47. Комитет ООН по правам человека. URL: https://tbinternet.ohchr.org/_layouts/15/treatybodyexternal/TBSearch.aspx?Lang=ru&TreatyID=8&DocTypeID=11

[35] История глобального журналистского расследования Panama Papers начиналась, как известно, с передачи анонимом более 11 млн. документов юридической фирмы из Панамы в редакцию немецкой газеты. URL: https://www.investopedia.com/terms/p/panama-papers.asp

[36] Конвенция ООН против коррупции. URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml

[37] Наказание за клевету в Казахстане. Что меняется, и как к этому относиться. URL:

[39] Интерньюс в Казахстане. Исследование потребностей медиасообщества в Казахстане, 2019 год. URL: https://ru.internews.kz/wp-content/uploads/2020/01/issledovanie-potrebnostey-mediasoobschestva-kazahstana.pdf

[40] Международный фонд защиты свободы слова «Адил соз». URL: http://www.adilsoz.kz/

[42] Заключительные замечания по второму периодическому докладу Казахстана, Комитет ООН по правам человека, параграф 49. URL: https://tbinternet.ohchr.org/_layouts/15/treatybodyexternal/Download.aspx?symbolno=CCPR/C/KAZ/CO/2&Lang=ru

[43] Статьи 411, 375, часть первая, 376, часть первая Уголовного кодекса Республики Казахстан. URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31575252

[44] Антикоррупционные реформы в Казахстане. Отчет о выполнении рекомендаций Стамбульского плана действий по борьбе с коррупцией. URL: http://www.oecd.org/corruption/acn/OECD-ACN-Kazakhstan-4thRound-Monitoring-Report-RUS.pdf

[45] Corruption and Government: Causes, Consequences, and Reform. SUSAN ROSE-ACKERMAN, BONNIE J. PALIFKA. Page 28


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?