Новая редакция Нормативного постановления ВС РК «О судебной практике применения налогового законодательства» с 4 марта 2020 года и судебная практика налоговых споров о признании сделок недействительными. Возможна ли существенная «смена курса»? (Айдар Масатбаев, дипломированный налоговый эксперт LLM, юридический консультант «Палата профессиональных юридических консультантов», Член ОО «Палата налоговых консультантов»)

10 марта 2020, 10:09
Фото:
Новая редакция Нормативного постановления ВС РК «О судебной практике применения налогового законодательства» с 4 марта 2020 года и судебная практика налоговых споров о признании сделок недействительными. Возможна ли существенная «смена курса»? (Айдар Масатбаев, дипломированный налоговый эксперт LLM, юридический консультант «Палата профессиональных юридических консультантов», Член ОО «Палата налоговых консультантов») (©Paragraph 2020 / 5.0.6.18)

Новая редакция Нормативного постановления ВС РК «О судебной практике применения налогового законодательства» с 4 марта 2020 года и судебная практика налоговых споров о признании сделок недействительными. Возможна ли существенная «смена курса»?

Айдар Масатбаев

дипломированный налоговый эксперт LLM,

юридический консультант «Палата

профессиональных юридических консультантов»

Член ОО «Палата налоговых консультантов»

www.salyqtez.kz

Налоговая жизнь в первых месяцах 2020 года отметилась агрессивной политикой органов государственных доходов (далее «налоговые органы») по инициированию исковых заявлений о признании сделок недействительными.

Подобные полномочия налоговых органов предусмотрены подпунктом 10 пункта 1 статьи 19 Кодекса Республики Казахстан от 25 декабря 2017 года № 120-VI «О налогах и других обязательных платежах в бюджет (Налоговый кодекс)» (далее - «Налоговый кодекс»), налоговые органы вправе предъявлять в суды иски о признании сделок недействительными, а также иные иски в соответствии с законодательством Республики Казахстан.

Основания для признания сделок недействительными, которые используются налоговыми органами в суде, установлены в статьях 158 и 160 Гражданского Кодекса Республики Казахстан.

Правовое регулирование полномочий налоговых органов признавать сделки недействительными.

Так согласно пункта 1 статьи 158 Гражданского Кодекса РК «сделка, содержание которой не соответствует требованиям законодательства, а также сделка, совершенная с целью, заведомо противоречащей основам правопорядка, является оспоримой и может быть признана судом недействительной, если настоящим Кодексом и иными законодательными актами Республики Казахстан не установлено иное.»

И наконец основным аргументом налоговых органов при предъявлении исковых заявлений о признании сделок недействительными является п. 4. статьи 158 Гражданского Кодекса РК, который установил, что «В случае, если один из участников сделки совершил ее с намерением уклониться от исполнения обязательства или от ответственности перед третьим лицом либо государством, а другой участник сделки знал или должен был знать об этом намерении, заинтересованное лицо (государство) вправе требовать признания сделки недействительной.».

В частности, уклонение от уплаты налога налогоплательщиком - получателем товара, работы, услуги при определенных условиях справедливо можно считать уклонением от исполнения налогового обязательства.

Кроме того, определенную помощь налоговым органам оказывают Нормативными постановлениями Верховного Суда Республики Казахстан «О судебной практике применения налогового законодательства» от 29 июня 2017 года № 4 и «О некоторых вопросах недействительности сделок и применении судами последствий их недействительности» от 7 июля 2016 года № 6.

В частности, фатальным представлялось ныне отмененное положение пункта 4 Нормативного Постановления Верховного Суда Казахстана «О судебной практике применения налогового законодательства» от 29 июня 2017 года № 4 стала стал абзац следующего содержания: «Для целей настоящего постановления о недействительности сделки могут свидетельствовать, в том числе, подтвержденные доказательствами доводы органа государственных доходов о невозможности реального осуществления налогоплательщиком операций в силу отсутствия соответствующих активов, зданий, транспортных средств, материальных и трудовых ресурсов; об отсутствии экономического смысла учтенных операций».

Методология налоговых органов при поиске неблагонадежного поставщика.

В ходе аналитической работы, налоговые органы интересуются поставщиками, которые имеют солидный облагаемый оборот по НДС из формы налоговой отчетности (далее ФНО) № 300.00 и совокупный годовой доход для КПН (ФНО 100.00), однако, коэффициент налоговой нагрузки составляет 0,00%.

Далее отсутствие персонала из ФНО 200.00 является очередным шагом для квалификации налогоплательщика «неблагонадежным поставщиком».

В обязательном порядке изучается ФНО 700.00 и ее непредоставление дает возможность органам государственных доходов сделать вывод, что у налогоплательщика нет активов для осуществления той или иной деятельности.

Сведения таможенных органов об отсутствии импортных операций формально также приближает налогоплательщика к квалификации неблагонадежного.

В завершение акт обследования налогоплательщика, подтверждающий его отсутствие по своему юридическому адресу завершает процесс квалификации.

Особенности подготовки аргументов налоговым органом для своего искового заявления и последствия неточности формулирования исковых требований налоговым органом для налогоплательщика.

Общий неверный стереотип о том, что «налоговики знают о налогоплательщиках всё» имеет место и в этой ситуации, так как на самом деле, сведений для подготовки полноценной версии искового заявления у органов государственных доходов не хватает.

Детализированных сведений о непосредственных договорах в частности существо договора, его дата и номер, которые необходимы судам для рассмотрения вопроса об их недействительности у налоговых органов на момент инициирования своего искового заявления нет. У них имеются сведения об оспариваемых сделках из счетов-фактур, которые указаны в ФНО 300.00, а именно согласно Правил составления налоговой отчетности «Декларация по налогу на добавленную стоимость (форма 300.00)», утвержденной Приложением 23 к приказу Министра финансов Республики Казахстан от 12 февраля 2018 года № 166 в разделе «Сумма НДС по реализованным товарам, работам, услугам: 1) в графе А указывается порядковый номер строки; 2) в графе В указывается заглавными кириллическими буквами статус поставщика. Данная графа заполняется в случае реализации товаров, работ, услуг по договорам комиссии, поручения, транспортной экспедиции, финансового лизинга, в рамках договоров о совместной деятельности, в случае реализации периодических печатных изданий или иной продукции средств массовой информации, включая размещенные на интернет-ресурсе в общедоступных телекоммуникационных сетях. Если поставщиком является комитент указывается статус «К»; комиссионер - указывается статус «М»; доверитель - указывается статус «Д»; поверенный - указывается статус «П»; экспедитор - указывается статус «Э»; лизингодатель - указывается статус «Л». Если реализация товаров, работ, услуг осуществляется в рамках договоров о совместной деятельности поставщиком-участником (-ами) договора о совместной деятельности, то в данной графе указывается статус «С». Если реализуются периодические печатные издания или иная продукция средств массовой информации, включая размещенные на интернет-ресурсе в общедоступных телекоммуникационных сетях, то указывается статус «И»; 3) в графе С указывается регистрационный номер налогоплательщика покупателя либо его структурного подразделения (при его наличии), при отражении в счете-фактуре; 4) в графе D указывается ИИН (БИН) (при его наличии) покупателя либо его структурного подразделения; 5) в графе E указывается арабскими цифрами порядковый номер счета-фактуры, (номер счета-фактуры, присвоенный в учетной системе), который должен соответствовать номеру, отраженному в счете-фактуре. Количество ячеек для указания номера счета-фактуры при предоставлении реестра счетов-фактур по реализованным товарам, работам, услугам в течение отчетного периода в электронном виде не ограничивается; 6) в графе F указывается дата выписки счета-фактуры или дополнительного счета-фактуры, выписанного в соответствии со статьей 420 Налогового кодекса при корректировке размера облагаемого или освобожденного оборота, а также дата выписки исправленного счета-фактуры; 7) в графе G указывается признак: «1» - если счет-фактура выписан исключительно в целях осуществления иной деятельности, налогообложение которой осуществляется в общеустановленном порядке; «2» - если счет-фактура выписан исключительно по деятельности, предусмотренной пунктом 1 статьи 411 Налогового кодекса; 8) в графе H указывается всего стоимость товаров, работ, услуг, указанных в счете-фактуре, без учета НДС. При этом налогоплательщики, выписывающие счета-фактуры покупателю товаров, работ, услуг с учетом особенностей, установленных статьей 376 Налогового кодекса, в данной графе указывают общую сумму оборота (облагаемого и (или) необлагаемого) по реализации товаров, работ, услуг, отраженную в счете-фактуре, с учетом стоимости работ и услуг, выполненных и оказанных перевозчиками и (или) поставщиками в рамках договора транспортной экспедиции. Комиссионеры, выписывающие счета-фактуры покупателю товаров, работ, услуг с учетом особенностей, установленной статьей 416 Налогового кодекса, указывают общую сумму оборота (облагаемого и (или) необлагаемого) по реализации товаров, работ, услуг, отраженную в счете-фактуре, выписанном комиссионером, исходя из стоимости товаров, работ, услуг, по которой комиссионерами осуществляется их реализация покупателю. Итоговая величина графы H указывается только на первой странице формы 300.07 в строке 00000001, и определяется путем сложения всех сумм, отраженных в данной графе всех страниц; 9) в графе І отражается сумма НДС, указанная в счете-фактуре. Итоговая величина графы І указывается только на первой странице формы 300.07 в строке 00000001, и определяется путем сложения всех сумм, отраженных в данной графе всех страниц; 10) в графе J указывается сумма начисленного НДС за отчетный налоговый период.

Несмотря на указанное выше обилие информации о поставщике, который был квалифицирован как неблагонадежный в ФНО 300.00 Декларация по налогу на добавленную стоимость, налоговый орган, повторимся, не имеет точного представления о содержании и реквизитах обжалуемых договоров.

Данное обстоятельство по сведениям судебного кабинета порождает очень интересную практику в судах Казахстана.

В частности, в деле № № 3999-19-00-2а/1790 (Постановление коллегии по гражданским делам Койстанайского областного суда от 18 июня 2019 год) РГУ «Управление государственных доходов по городу Костанай» обратилось в суд с иском к ТОО 1 и ТОО 2 о признании недействительными сделки за 2 - 4 кварталы 2017 года, отраженные в декларациях по НДС по приобретенным товарам, работам, услугам на сумму 336104810 тенге, сумма НДС 40332537 тенге, совершенные между ответчиками.

В судебном заседании истец неоднократно уточнял свои требования и просил признать недействительными сделки, оформленные путем выписки счетов-фактур.

Определением Специализированного межрайонного экономического суда Костанайской области от 22 апреля 2019 года производство по делу прекращено по основаниям, предусмотренным пп. 1) ст. 277 ГПК РК как не подлежащее рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Прекращая производство по делу, суд первой инстанции руководствовался требованиями п. 2 ст. 225 ГПК РК о рассмотрении дела в пределах заявленных истцом требований и п. 5 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан № 4 от 29 июня 2017 года «О судебной практике применения налогового законодательства».

Согласно п. 5 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан № 4 от 29 июня 2017 года «О судебной практике применения налогового законодательства» в случае подачи иска о признании недействительными счетов-фактур, следует учитывать, что счета-фактуры не могут быть признаны сделками, совершенными в письменной форме. Счет-фактура может являться одним из доказательств совершения сделки, но не самой сделкой.

В этой связи в принятии такого искового заявления должно быть отказано в соответствии с подпунктом 1) части первой статьи 151 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан (далее - ГПК), а если исковое заявление принято в производство суда и возбуждено гражданское дело, производство по делу подлежит прекращению на основании подпункта 1) статьи 277 ГПК.

Вместе с тем, на практике возникают ситуации, когда имеются только счета-фактуры и они приняты во внимание налогоплательщиком при исполнении своих налоговых обязательств. В таких случаях предметом оспаривания должна являться сделка, подтверждающаяся наличием счета-фактуры (счетов-фактур). Поэтому при правильном указании органом государственных доходов предмета иска и наличии достаточной совокупности доказательств недействительности сделки, она может быть признана таковой со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Из материалов дела следует, что истец изначально обратился с иском, изложив свои требования в следующей редакции «признать недействительными сделки между ТОО 1 и ТОО 2 за 2, 3, 4 квартал 2017 года в декларациях по НДС (очередное, приложение № 8 ф.300.08) по приобретенным товарам, работам, услугам на сумму 336104810 тенге, сумма НДС 40332573 тенге». При этом приведена таблица с перечислением 139 счетов-фактур. Исковые требования основаны на анализе налоговой отчетности.

19.03.19 года истцом подано заявление о дополнении и уточнении к исковому заявлению. При этом, не изменяя основания иска, исковые требования изложены в следующей редакции «признать недействительными сделки … путем выписки счетов-фактур (отраженных в декларациях по НДС)», и далее приведена таблица с перечислением 139 счетов-фактур.

22.04.19 года в судебном заседании истцом подано второе заявление о дополнении и уточнении к исковому заявлению, в котором истец уточняет, что ими оспариваются не счета-фактуры, а сделки путем выписки счетов-фактур. Далее, ссылаясь на представленные ответчиком документы (без какой-либо конкретизации), просит «признать недействительными сделки… по договорам (которые предоставлены в ходе судебного разбирательства) и путем выписки нижеуказанных счетов-фактур: … (приводится таблица с перечислением 139 счетов - фактур).

Таким образом, истцом не конкретизированы исковые требования - оспариваемые сделки (договоры) с указанием их номера и даты заключения.

В результате исковое производство было прекращено, которое было поддержано областной гражданской коллегией и вступило в законную силу.

В данном случае у РГУ «Управление государственных доходов по городу Костанай» не лишилось возможности устранить неточности своих исковых требований и приведение их в соответствие с Нормативным постановлением Верховного Суда Республики Казахстан № 4 от 29 июня 2017 года «О судебной практике применения налогового законодательства».

Однако их коллегам из Республиканского государственного учреждения «Управление государственных доходов по городу Атырау Департамента государственных доходов по Атырауской области Комитета государственных доходов Министерства финансов Республики Казахстан» повезло меньше.

В частности, Специализированный межрайонный экономический суд Атырауской области, рассмотрев дело по существу (!), отказал в удовлетворении требований налоговых органов к налогоплательщикам (Постановление судебной коллегии по гражданским делам Атырауской области № 2310-19-00-2/352 от 6 мая 2019) о признании сделок недействительными по существу. В частности, в определении о подготовке дела к судебному разбирательству суд обязал истца исполнить требования статьи 148 ГПК и представить суду письменное заявление об уточнении предмета иска с указанием времени совершения оспариваемых сделок и их номеров.

Однако истец не исполнил поручение суда. Таким образом, суд первой инстанции пришел к выводу, что истец не представил суду доказательств совершения между ответчиками каких-либо гражданско-правовых сделок.

В силу требований статьи 72 ГПК, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, использовать средства защиты, утверждать, оспаривать факты, приводить доказательства и возражения против доказательств в установленные судьей сроки, которые соответствуют добросовестному ведению процесса и направлены на содействие производству. Согласно части 1 статьи 68 ГПК каждое доказательство подлежит оценке с учетом относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности достаточности для разрешения гражданского дела.

Решение суда первой инстанции было обжаловано истцом в вышестоящий суд, и Постановлением судебной коллегии по гражданским делам Атырауского областного суда за № 2399-19-00-2а/1906 от 25 июня 2019 года в удовлетворении апелляционной жалобы было отказано.

Аналогичного мнения придерживался Специализированный межрайонный экономический суд Западно-Казахстанской области в деле по иску Республиканское государственное учреждение «Управление государственных доходов по Бурлинскому району Департамента государственных доходов по Западно-Казахстанской области Комитета государственных доходов Министерства финансов Республики Казахстан» в деле № 2713-19-00-2/2309 от 10 февраля 2020 года, решение не вступило в законную силу но бесспорно будет обжаловано истцом.

Вместе с тем, подобное отношение судей нельзя назвать общепринятым, например, Специализированный межрайонный и экономический суд по г. Алматы рассматривают и удовлетворяют такие исковые заявления в заочном (!) порядке, например, в деле по иску Республиканского государственного учреждения «Управление государственных доходов по Медеускому району Департамента государственных доходов по г.Алматы Комитета государственных доходов Министерства финансов Республики Казахстан» к Товариществу с ограниченной ответственностью «КазСтройКз 2050» и Товариществу с ограниченной ответственностью «ЮнионТоргМаш2019» о расторжении сделок, при этом истец не указал точные реквизиты расторгаемых договоров (заочное решение Специализированного межрайонного экономического суда г.Алматы от 23 января 2020 г. дело № 7527-19-00-2/18494).

Факт привлечения к уголовной или административной ответственности как основание прекращения гражданского дела или отказа в удовлетворении исковых требований (больше исторический обзор).[1]

Следующим интересным аспектом в правоприменительной практике признания налоговыми органами сделок недействительными является положение пункта 6 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 29 июня 2017 года № 4 «О судебной практике применения налогового законодательства» который среди прочего установил, что «выписка налогоплательщиком фиктивного счета-фактуры, а именно, выписанного плательщиком, не состоящим на регистрационном учете по НДС, а равно лицом, фактически не производившим выполнение работ, оказание услуг, отгрузку товаров, и включающего в себя сумму налога на добавленную стоимость, при отсутствии признаков уголовного правонарушения, влечет административную ответственность по статье 280 Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях».

Далее следует следующее положение «При невозможности привлечения к ответственности лица, выписавшего фиктивный счет-фактуру, органы государственных доходов имеют право обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства с иском о признании сделки недействительной.»

В соответствии со статьёй 280 «Выписка фиктивного счета-фактуры» Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях от 5 июля 2014 года № 235-V (далее по тексту «Административного Кодекса») подлежит пресечению в административном порядке выписка фиктивного счета - фактуры, путем привлечения к административной ответственности в виде административного штрафа на субъектов малого предпринимательства в размере ста, на субъектов среднего предпринимательства - в размере двухсот, на субъектов крупного предпринимательства - в размере трехсот процентов от суммы налога на добавленную стоимость, включенной в счет-фактуру.

Согласно примечания к указанной статье Кодекса фиктивным счетом-фактурой признается счет-фактура, выписанный плательщиком, не состоящим на регистрационном учете по налогу на добавленную стоимость, а равно лицом, фактически не производившим выполнение работ, оказание услуг, отгрузку товаров, и включающий в себя сумму налога на добавленную стоимость.

Таким образом, пункт 6 Нормативного постановления «О судебной практике применения налогового законодательства» устанавливает возникновение права налогового органа предъявлять в суде требования о признании сделок недействительными в прямую зависимость от невозможности привлечение неблагонадежного поставщика к административной ответственности, предусмотренной статьёй 280 Административного Кодекса.

Интересен случай спора по иску Управления государственных доходов «Парк информационных технологий» ДГД по г.Алматы к ответчикам ТОО «AlphaNetwork», ТОО «КазСпецТехСнабMEGA» о признании недействительной сделки, заключенной между ними в 1-квартале 2014 года.

В ходе рассмотрения было установлено, что ответчики не смогли предоставить обжалуемый договор.

31 декабря 2019 года Специализированный межрайонный экономический суд города Алматы вынес определение №19-00-2/16772 согласно которого производство по гражданскому делу по иску Управления государственных доходов «Парк информационных технологий» ДГД по г.Алматы к ответчикам ТОО «AlphaNetwork», ТОО «КазСпецТехСнабMEGA» о признании сделки недействительной было прекращено, определение в настоящее время обжаловано и не вступило в законную в силу.

Однако, Специализированный межрайонный экономический суд Западно-Казахстанской области в деле № дело № 2713-19-00-2/2405 по иску Республиканского государственного учреждения «Управление государственных доходов по городу Уральск» к налогоплательщикам 12 февраля 2020 года отказал в удовлетворении исковых требований и одним из аргументов указал «При этом выписка налогоплательщиком фиктивного счета-фактуры, а именно, выписанного плательщиком, не состоящим на регистрационном учете по НДС, а равно лицом, фактически не производившим выполнение работ, оказание услуг, отгрузку товаров, и включающего в себя сумму налога на добавленную стоимость, при отсутствии признаков уголовного правонарушения, влечет административную ответственность по статье 280 Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях. И только при невозможности привлечения к ответственности лица, выписавшего фиктивный счет-фактуру, органы государственных доходов имеют право обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства с иском о признании сделки недействительной. 6 Таковые действия истцом произведены не были, доказательств привлечения Второго ответчика к уголовной или административной ответственности суду не представлено, таким образом, отсутствуют достаточные основания для признания сделки между Ответчиком и Вторым ответчиком недействительной». Решение по состоянию на 1.03.2020 не вступило в законную силу и бесспорно будет обжаловано.

Подрядчики неблагонадежного поставщика.

Интересны обстоятельства, что в спорах о признании сделок недействительными по искам налоговых органов в пользу налогоплательщиков играет факт доказанности поставщиков налогоплательщика - поставщика (товара или услуги).

Так в деле № 3599-19-00-2а/2821 налоговые органы по Карагандинской области обратилось в суд с иском ТОО-1 и ТОО-2 о признании недействительными сделок - договора на оказание услуг № 20-01092016 от 01.09.2016г., счет-фактура № 0930202 от 30.09.2016г., на общую сумму 104 438 582 тенге, НДС 12 532 630 тенге. Требование обосновано тем, что предметом оспариваемого договора является оказание юридических консалтинговых услуг по вопросам выделения земельного участка площадью под склад сырья и готовой продукции, и оформления его в собственность ТОО-1.

По мнению налоговых органов, консалтинговые услуги, оказанные ТОО-2, не имеют экономической целесообразности, поскольку основным видом деятельности ТОО-1 является прочая деятельность в области права. У ТОО-2 отсутствует возможность оказания консалтинговых услуг, поскольку его основным видом деятельности является оптовая торговля ломом и отходами черных и цветных металлов. У

ТОО-2 отсутствуют наемные работники со специальным образованием, что вызывает сомнение в реальности и действительности оказанных услуг.

По мнению Налогового органа, выделение и регистрация права собственности на земельный участок не может составлять сумму договорных обязательств 116 871 212 тенге. На данном основании, налоговые органы строили свою позицию, что изложенное свидетельствует о создание формального документооборота с целью минимизации налоговых обязательств и уклонения от уплаты в бюджет налогов.

В суде были представлены договоры гражданско-правового характера частными юристами, что обеспечивало реальную возможность оказать оговоренные юридические консалтинговые услуги. В результате, суды первой и апелляционных инстанций в удовлетворении исковых требований налоговым органам отказали (Постановление Судебной коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда от 11 июля 2019 года № 3599-19-00-2а/2821).

В другом судебном деле налоговые органы не смогли опровергнуть договоры, предоставленные налогоплательщиком - поставщиком (Постановление Судебной коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда 05 января 2020 года № 3599-19-00-2а/5439) хотя договоры, подтверждающие продажу товару налогоплательщику-поставщику, хотя налоговый орган в ходе апелляционного рассмотрения дела указывал, что указанные поставщики не отразили в ФНО 300.08 какое-либо приобретение, их регистрация, перерегистрация признана недействительной по искам налоговых органов.

Методика, аналитика и тактика налоговых органов при инициировании требований о признании сделок недействительными.

Налоговые органы пытаются признать сделки недействительными, что для них влечет запрет налогоплательщику - заказчику осуществить зачёт по НДС, влекущий для него уменьшение налогооблагаемого оборота и запрет вычета при исчислении налогооблагаемого дохода в понимании корпоративного подоходного налога.

Особенный интерес у налоговых органов будет вызывать сделки заказчиков, поставщики которых имеют низкий коэффициент налоговой нагрузки, форма налоговой отчетности № 200.00 Декларация по индивидуальному подоходному налогу и социальному налогу поставщика показывает несоотносимое количество сотрудников.

Также вызывать будет интерес и отсутствие поставщика по своему юридическому адресу в период исполнения оспариваемого договора.

Как уже указывалось ранее, налоговые органы при подготовке аналитики для своих исковых заявлений имеют очень фрагментарное представление о характере гражданских прав и обязанностей, складывающихся между налогоплательщиками: заказчиком и его поставщиком.

В связи с чем, исковые заявления налоговых органов содержат следующие положения:

Нахождение поставщика по своему адресу в период оказания им услуг;

Низкий коэффициент налоговой нагрузки поставщика;

Недостаточность сотрудников у поставщика для оказания услуг (вне зависимости от изменений в Нормативном постановлении ВС РК «О судебной практике применения налогового законодательства» от 29 июня 2017 года № 4, произошедшие 4 марта 2020 года);

Отсутствие импорта у поставщика;

Снятие поставщика с учета по НДС (если такое имело место) причем вне зависимости от факта, что снятие произошло после факта приемки услуг или товара.

В итоге исковое заявление будет содержать указанные положения, вне зависимости от того, относятся ли указанные выше обстоятельства, к существу рассмотрения дела или нет.

Налоговые органы готовят такое исковое заявление в качестве «затравки» как повод обратиться в суд, удовлетворяя требования гражданского процессуального законодательства для начала разбирательства.

В обоснование своих первоначальных требований о недействительности сделки налоговые органы указывают статью 158 и 160 Гражданского Кодекса.

Далее методика налогового органа будет сводиться к истребованию у соответчиков (поставщика и заказчика) в рамках суда копий договоров, надеясь, что изучение данных документов предоставит им более точные доказательства для признания сделки недействительной.

По получению копий, оспариваемых договоров налоговые органы, при наличии платежных документов, чаще всего отказываются от признания оспариваемых договоров мнимыми согласно статьи 160 Гражданского кодекса РК, так как прекрасно понимают, что в соответствии с пунктом 20 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 7 июля 2016 года № 6 «О некоторых вопросах недействительности сделок и применении судами последствий их недействительности» в соответствии с пунктом 1 статьи 160 ГК недействительна мнимая сделка, совершенная лишь для вида, без намерения вызвать юридические последствия.

Отсутствие воли сторон (то есть обеих сторон. Прим. Авт.) по сделке на наступление определенных юридических последствий, которое может подтверждаться наличием или отсутствием определенных действий (бездействия) сторон и другими доказательствами по делу (к примеру, отсутствие передачи имущества и тому подобное) влечет недействительность (ничтожность) мнимых сделок.

Однако налогоплательщиком - заказчиком представляются не только подтверждающие документы сделки (акты выполненных работ и счета-фактуры) но и платежные документы, подтверждающие, что заказчик свои обязательства по оплате услуг поставщика в рамках обжалуемых договоров исполнил. В связи с чем, налоговые органы понимают, что применение статьи 160 Гражданского Кодекса РК здесь необоснованно.

После предоставления документов, налоговые органы немедленно уточняют свое заявление, указывая реквизиты обжалуемых договоров (см. выше).

Примечательно, что, согласно пункта 1 статьи 72 Гражданского процессуального кодекса РК каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, использовать средства защиты, утверждать, оспаривать факты, приводить доказательства и возражения против доказательств в установленные судьей сроки, которые соответствуют добросовестному ведению процесса и направлены на содействие производству.

При этом, следующий (второй) же пункт той же статьи Кодекса установил, что бремя доказывания по делам, указанным в главе 29 указанного Кодекса, возлагается на органы государственной власти, местного самоуправления, общественного объединения, организации, должностных лиц и государственных служащих, чьи акты, действия (бездействие) обжалуются. Таким образом установлено, что при обжаловании действий государственных органов, бремя доказывании возложено именно на эти государственные органы

Однако, в связи с тем, что при инициировании искового производства осуществляется налоговыми органом, то последние обходят требование пункта 2 статьи 72 Гражданского процессуального кодекса. Такая методика налогового органа вынуждает налогоплательщиков - ответчиков доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются, что становится обременительным для налогоплательщика - заказчика, если его поставщик не является по судебной повестке.

Декларативный характер презумпции добросовестности налогоплательщика

С 1 января 2019 года, в соответствии со статьёй 8 действующего Налогового Кодекса РК налоговые органы должны соблюдать добросовестность осуществления налогоплательщиком (налоговым агентом) действий (бездействия) по исполнению им налогового обязательства, которая по умолчанию предполагается.

Исходя из сведений налоговой отчетности налогоплательщика - поставщика, налоговые органы делают вывод о том, что данная услуга не могла быть выполнена количеством работников, задекларированным поставщиком в своей налоговой отчетности.

Однако, хозяйствующие субъекты могут пользоваться услугами сотрудников в рамках гражданско-правовых договоров услуг или вообще пользоваться услугами аренды персонала (аутстаффинга) у другого такого же хозяйствующего субъекта.

Таким образом, Налоговый Кодекс РК концептуально утвердил законность сведений, отражаемых поставщиком в своей налоговой отчетности, вынуждая налоговый орган провести аналитический отчет «пирамида», который позволит установить перечень лиц, оказывавших услуги работы, или поставлявших товары именно поставщику, во исполнение последним своих обязательств перед заказчиком.

Однако, данное положения налогового законодательства должным образом судами не оцениваются, что делает по сути прорывное положение Налогового Кодекса по сути очередным декларативным положением.

Изменения от 4 марта 2020 в нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан от 29 июня 2017 года № 4.

Благодаря существенному давлению общественности и предпринимательского сектора и услышавшей их политической партии «Ак жол», Верховный Суд Казахстана выносит Нормативное постановление от 4 марта 2020 года «О внесении изменений в нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 29 июня 2017 года № 4 «О судебной практике применения налогового законодательства», согласно которого, исключались положения следующего содержания:

1. пункт 4 указанного Нормативного постановлениия содержал крайне спорный и являвшийся самостоятельным основанием для удовлетворения исковых требований параграф «Для целей настоящего постановления о недействительности сделки могут свидетельствовать, в том числе, подтвержденные доказательствами доводы органа государственных доходов о невозможности реального осуществления налогоплательщиком операций в силу отсутствия соответствующих активов, зданий, транспортных средств, материальных и трудовых ресурсов; об отсутствии экономического смысла учтенных операций»;

2. вместе с тем, исключался порой полезный налогоплательщиков третий абзац пункта 6 рассматриваемого Нормативного постановления который устанавливал что органы государственных доходов имеют право обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства с иском о признании сделки недействительной при условии (!) невозможности привлечения к ответственности лица, выписавшего фиктивный счет-фактуру.

Принесет ли долгожданные существенные изменения в судебной практике исключения указанных положений?

Данное изменение исключает отдельное основание для признания сделок недействительными, когда судебный орган при наличии формальных признаков:

Отсутствие объектов обложения в предоставляемой ФНО 700.00 (автомашины, недвижимость, земля);

Отсутствие трудовых ресурсов (ФНО 200.00).

Данные два обстоятельства «автоматически» порождали наличие третьего - отсутствие экономического смысла учтенных операций.

Отдельный вопрос возникает в вопросе применения данных изменений 2020 года, а именно, применяется ли эти изменения к отношениям, возникшим до исключения пункта 4 в Нормативном постановлении ВС РК «О судебной практике применения налогового законодательства»?

Налоговые органы бесспорно будут обращаться к положениям пункта 1 статьи 4 Гражданского Кодекса, установившего что акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. При этом «юридическая сила акта гражданского законодательства на отношения, возникшие до введения его в действие, распространяется в случаях, когда это прямо им предусмотрено» однако, нормативое постановление Верховного Суда РК № 4 от 4 марта 2020 предусматривает вступление в силу со дня своего официального опубликования.

То есть по мнению налоговых органов, пункт 4 нормативного постановления Верховного Суда Казахстана утратит силу только в 2020 году, при этом дожен применяться к периоду времени до своего официального исключения.

С точки зрения автора, нормативные постановления Верховного Суда Казахстана являются нормативными правовыми актами, которые не вводят по сути новых норм, а разъясняют судам нормы законодательства и способствуют единообразному и правильному применению в судебной практике некоторых норм законодательства Республики Казахстан в данном случае о недействительности сделок и применении последствий их недействительности. Это и подтверждает положение пункта 3 статьи 5 Закона Республики Казахстан от 6 апреля 2016 года № 480-V «О правовых актах», который установил, что в нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан содержатся разъяснения по вопросам судебной практики.

Таким образом, нормативное постановление разъясняет судам применение определенной нормы законодательства, что позволяет его применить к отношениям, возникшим до его введения при условии, что редакция разъясняемой нормы в предшествующий принятию нормативного постановления период не менялась

Тем не менее, принцип методики налоговых органов «затравка» - дальнейшая аналитика полученных договоров уверенно переживет данные изменения, однако, предполагается, что суды по существу будут более тщательно подходить к рассмотрению подобных исков налоговых органов.

Рекомендации налогоплательщикам:

1. Как указывалось выше, в силу того, что исковое заявление рассматривается в общем порядке, все стороны процесса несут бремя доказывания обстоятельств, на которые ссылаются. В случае если налогоплательщик поставщик имеет недостаточные доказательства своей возможности оказать услугу, работу или поставить товар, участие поставщика в судебном разбирательстве не рекомендуется. Для чего налогоплательщику - заказчику рекомендуется:

a. Запросить самостоятельно в департаменте государственных доходов по области провести аналитический отчет «Пирамида», который позволит установить «поставщиков Поставщика»;

b. Запросить в налоговом органе регистрации поставщика его перечень банковских счетов.

c. На основании отказов в пунктах а. и b. в судебном порядке заявить ходатайство об истребовании данных документов, как содержащих доказательства возможностей поставщика оказать услуги работы или поставить товары. В отношении пункта b. просить суд затребовать отчет о движении денежных средств по банковским счетам, чтобы доказать факт обналичивания денежных средств и связать его с незаконной оплатой поставщиком заработной платы сотрудникам наличными.

d. Проанализировать оспариваемые договоры на предмет наличия «уязвимых» положений.

2. На любые доводы налоговых органов о наличии недочетов в актах выполненных работ, контрольно-кассовых аппаратов и счетов - фактур рекомендуется отвечать доводом, что указанные документы регулируются налоговым законодательством и устраняются в порядке предусмотренным налоговым законодательством для камерального контроля, кроме того, эти обстоятельства не является основанием для признания сделки недействительной.

[1] Абзац третий пункта 6 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 29 июня 2017 года № 4 «О судебной практике применения налогового законодательства» исключен Нормативным постановлением Верховного Суда Республики Казахстан от 04 марта 2020 года № 4


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?