Профессиональная непригодность судьи – ошибка отбора или виновное поведение? (Сейдалина Жанна, судья Карагандинского областного суда, кандидат юридических наук) (©Paragraph 2020 / 5.0.6.24)

Профессиональная непригодность судьи - ошибка отбора или виновное поведение?

 

Сейдалина Жанна,

судья Карагандинского

областного суда,

кандидат юридических наук

 

Работа по укреплению независимости судей, формированию профессионально качественного судейского состава ведется на протяжении уже двух десятилетий постоянно: это и законодательные меры, инициированные Главой государства, и работа, проводимая внутри самого судейского сообщества, и использование международных стандартов, соблюдение которых суверенный Казахстан неизменно подтверждает и вводит в свое правовое пространство.

Одной из таких мер, стало создание Комиссии по качеству правосудия при Верховном Суде (далее по тексту Комиссия), Положение о котором утверждено Указом Президента страны от 5 апреля 2019 года (далее - Положение) (1), в результате которого произошло трансформирование Судебного жюри, переданного в юрисдикцию Высшего Судебного Совета, с передачей части функций жюри Комиссии с новым законодательным содержанием полномочий.

В соответствии со ст.38-1 Конституционного Закона «О судебной системе и статусе судей» (далее - Конституционный закон) (2), ст.21 Закона «О Высшем Судебном Совете» (далее закон о ВСС) (3) Судебное жюри теперь уполномочено рассматривать дисциплинарные дела в отношении судей. В свою очередь Комиссия по качеству правосудия согласно ст.44 Конституционного закона, а также п.2 Положения дает оценку профессиональной деятельности судье, а также подтверждает право судьи на отставку и ее прекращение.

Пунктом 24 Положения закреплено, что оценка производится на основании показателей качества отправления правосудия, методы и процедура сбора данных определяются методическим руководством, которое утверждается комиссией и публикуется на интернет-ресурсе Верховного Суда. Данное законодательное требование - продукт международных резолюций, касающихся обеспечения независимости судей на всем мировом пространстве) (4).

Такое Методическое руководство по оценке профессиональной деятельности судьи было утверждено протокольным решением Комиссии по качеству правосудия при Верховном Суде Республики Казахстан от 16 сентября 2019 года № 7-3-1/136а (с изменениями от 21 октября 2019 года, 18 ноября 2019 года) (5). Также был разработан Регламент Комиссии, утвержденный протокольным решением от 18 сентября 2019 года за №7-3-1/145 (6).

Работа Комиссии на сегодняшний день идет активно: в 2019 году проведена оценка 423 судей, из которых 339 судей признаны соответствующими должности; 22 судьям рекомендован перевод в другой суд либо на другую специализацию; 16 признаны не соответствующими занимаемой должности в силу профессиональной непригодности. В 2020 году планируется оценить профессионализм более 260 судей, а в 2021 году - свыше 900 судей, т.е. за три года 84% всех судей, подлежащих аттестации, пройдут через оценку Комиссии (7).

Вместе с тем, практика рассмотрения вопросов, отнесенных к компетенции Комиссии, указывает на необходимость дальнейшего законодательного совершенствования и урегулирования вопросов, связанных с ее деятельностью.

1) Вынесение решения о признании судьи, не соответствующим занимаемой должности в силу профессиональной непригодности в соответствии с подп.11 п.1 ст.34 Конституционного Закона фактически означает начало процедуры прекращения полномочий судьи, так как такое решение является основанием для внесения Председателем Верховного Суда в Высший Судебный Совет представления об освобождении судьи от занимаемой должности (п.2 ст.44 КЗ и п.31 Положения).

К сожалению, законодатель не дал расшифровку понятию «профессиональная непригодность», но можно попытаться определить его смысл через понятийное содержание антонима: «профессиональной пригодности» которая, как правило, означает уровень соответствия физических, психофизиологических и психических особенностей человека требованиями профессии. Следовательно, если качества человека не достигают нужных требований профессии, то налицо профессиональная непригодность (8). То есть, отрицательный уровень чего-то из вышеперечисленного, означает, что человек не может выполнять работу по данной профессии.

Если взять трудовое законодательство, то имеется аналогичное по содержанию основание прекращения трудовых отношений (пп. 4) п.1 ст.52 Трудового Кодекса Республики Казахстан) (9), где работодатель может поставить вопрос о расторжении трудового договора с работником в связи с несоответствием работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации. Однако, трудовое законодательство, как и теория трудового права, достаточно четко определяет, что такое увольнение не связывается с установлением виновного поведения работника, так как данное основание не включено в понятие дисциплинарного проступка. При таком расторжении трудовых отношений устанавливается объективная неспособность работника выполнять возложенные на него трудовые функции, но не нарушение трудовых обязанностей, где присутствует вина. Например, на предприятии вводится обязательное требование наличия продвинутого уровня компьютерной грамотности, но кто-то объективно не сможет его достигнуть: вины нет, но есть несоответствие работника требованиям профессии.

Возникает вопрос, а что же ложится в основу решения о профессиональной непригодности судьи Комиссией по качеству? И связано ли данное решение с установлением виновного поведения судьи либо это только установление объективной данности.

Пункт 19 Положения Комиссии по качеству, а также пункт 8 Методического руководства устанавливает следующие критерии оценки профессиональной деятельности судьи: 1) профессиональные знания и умение применять их при отправлении правосудия; 2) результаты судебной деятельности; 3) деловые качества; 4) нравственные качества на соответствие требованиям, предъявляемым Кодексом судейской этики.

Однако все вышеперечисленные критерии, в принципе положены в основу отбора судейских кадров и в деятельности Высшего Судебного Совета. А некоторые негативные результаты судебной деятельности, а также оценка, с применением правовых последствий, к низким нравственным качествам судьи, не соответствующими требованиям Кодекса судейской этики - относятся к компетенции Судебного Жюри.

Сама сущность правосудия, многоступенчатый отбор на занятие должности судьи, экзамены, стажировка и многое другое указывает на то, что на должность судьи априори не может (да и не должно) быть назначено лицо, профессионально не пригодное осуществлять правосудие. И назначение кандидата на должность судьи фактически является подтверждением его профессиональной пригодности. Специфика трудовой деятельности судьи, как раз и заключается в постоянном умении применения законодательства, в рассмотрении правовых споров и дел, с принятием решения, имеющего обязательную силу для исполнения (10).

Но, если все-таки судья, через определенное время своей работы показывает низкий уровень профессиональных знаний, результатов своей судебной деятельности, нравственных качеств, то первое что необходимо сделать, проанализировать и дать ответ на главный вопрос: причины, вызвавшие такой результат. Ведь возможно, что был допущен дефект отбора, судью не обеспечили условиями по повышению его профессионального уровня, не созданы надлежащие условия труда, в том числе большая нагрузка и многие другие объективные факторы, влияющие на неспособность судьи надлежащим образом выполнять возложенные на него законом трудовые функции.

Но если будет установлено, что объективные причины для снижения профессионального уровня судьи отсутствуют, то тогда можно утверждать о наличии в действиях судьи виновного поведения, по ненадлежащему исполнению возложенных на него обязанностей. Ведь, низкое качество правосудия автоматически свидетельствует о таком же уровне профессиональных знаний и непринятия мер по повышению судьей своей квалификации, ну а соблюдение моральных и нравственных критериев - является обязанностью судьи, а несоблюдение их - нарушением. Следовательно, можно сделать вывод - что предлагаемый и используемый Комиссией метод профессиональной оценки судьи рассматривает все-таки работу судьи, его поведения с установлением элемента виновности. Однако, все, что связано с виновным поведением судьи должно относиться к компетенции Судебного Жюри.

На взгляд автора статьи, термин «установление профессиональной непригодности» вообще неудачное для названия результата оценки Комиссии. Цель работы комиссии достаточно четко обозначена в пункте 20 Положения: улучшение качественного состава судейского корпуса; стимулирование роста профессиональной квалификации; повышение ответственности за укрепление законности при рассмотрении судебных дел, выявление слабых и сильных сторон судьи для определения сфер его профессионального самосовершенствования. То есть, главная цель: выявление и оказание помощи, а не пресечение и принятия волевого решения, негативного по последствиям для конкретного судьи.

В связи с чем, Комиссия должна установить, что у судьи имеются проблемы в профессиональной деятельности, определить причины, принять меры по возможному исправлению ситуации, однако, если результаты оценки связаны с установлением виновного поведения судьи, решение о дальнейшей профессиональной судьбе судьи, должен принимать другой независимый орган - Судебное жюри.

Аналогичное мнение выражалось и российской ученой Морщаковой Т.Г., которая указывала на необходимость установления причин недостаточного уровня профессионализма судьи, которые могут быть вызваны и проблемами организационного обеспечения, а введение иных способов «чистки» судейского корпуса без установления виновного поведения может лишь провоцировать грубые нарушения независимости и несменяемости судей (11).

Такие же положения о необходимости разграничения двух разных оснований прекращения полномочий судьи имеются в Совместном заключении №629/2001 Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека и Европейской комиссии за демократию через право (ВЕНЕЦИАНСКАЯ КОМИССИЯ) по поводу Конституционного Закона «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» (12).

Даже с позиции простого гражданина, не отягощенного знаниями сложностей процедуры отбора судей, возникает парадоксальное видение ситуации: после такого «сита» многочисленных претендентов, в том числе прохождения полиграфа, судья, назначенный независимым, представленным всеми ветвями государственной власти и общества Высшим Судебным Советом, через какой-то промежуток времени определяется как «профессионально непригодный» по оценке 7 представителей судейского сообщества.

В связи с чем предлагается исключить из законодательства отнесение к Компетенции Комиссии по качеству установление профессиональной непригодности судьи, заменив на «проведение периодической оценки (аттестации) деятельности судьи», с передачей рассмотрения вопроса об освобождении от должности судьи с низкими показателями результатов аттестации к компетенции Судебного Жюри.

 

- вызывает вопросы обоснованности освобождения от периодической оценки профессиональной деятельности судей, имеющих двадцать и более лет судейского стажа, что закреплено в статье 30-1 Конституционного закона. Наличие определенного количества трудового стажа, еще не является показателем высокого профессионализма, а предлагаемое исключение должно иметь под собой объективные основания. На взгляд автора, такая преференция вступает в конфликт с положениями статьи 23 Конституционного закона, определяющей, что судьи всех судов страны обладают единым статусом и различаются между собой только полномочиями.

Понятие «правовой статус» определяется, как установленное нормами права положение его субъектов, совокупность их прав и обязанностей (13). Следовательно, если прохождение очередной оценки профессиональной деятельности является обязанностью судьи, то данная обязанность в силу прописанного законом постулата единого статуса, должна распространяться на всех судей без исключения.

 

- вопросы практики Комиссии по качеству вынесения решения о соответствии занимаемой должности председателя суда либо председателя коллегии.

Согласно статистическим данным работы Комиссии за 2019 год, признаны соответствующими занимаемой должности 26 председателей райсудов, и в отношении одного председателя принято решение о переводе в другой суд, на другую специализацию (7).

Вместе с тем, ни Конституционный закон, ни Положение Комиссии по качеству не предусматривают компетенцию Комиссии давать какую-либо оценку соответствия занимаемой должности председателя суда или коллегии. Председатель суда, председатель коллегии наряду с выполнением организационных функций, возложенных на него Конституционным законом и другим законодательством, в первую очередь является судьей и обязательность прохождения периодической оценки квалификации поставлено условие работы именно в должности судьи.

Статьи 30-1, 44 Конституционного закона, а также Положение определяют правомочие дать оценку профессиональной деятельности только судье. Указанный вывод истекает также из содержания части 1 ст.44 КЗ, определяющей какие решения правомочна принять комиссия, где опять же речь идет только об оценке деятельности судье.

Так, в соответствии с вышеназванными нормами, комиссия может вынести только одно решение: соответствует должности судьи либо нет. Однако судья, находящийся в должности председателя, может оцениваться с разных позиций своего должностного положения: как судья и как председатель, при чем первое, по статусу шире, чем второе. К примеру, освобождение от должности судьи, автоматически влечет прекращение работы в качестве председателя, тогда как уход с должности председателя суда или коллегии, не прекращает его судейские полномочия.

По смыслу Положения Комиссии, ее целей деятельности, она наделяется правом оценки именно качества правосудия судьи, тогда как организация работы суда и полномочия председателя суда, к таковому не относятся. Необходимость четкого определения компетенции Комиссии в этом вопросе обуславливается разным правовым содержанием функций судьи, подлежащих оценке, так как профессионализм в организации работы суда, как учреждения и судейский профессионализм - разные как по сути, так и по своему правовому содержанию.

Если же, к примеру согласиться с доводом, что можно давать оценку качества деятельности председателя, то по аналогии с судьей, таковая должна проводиться по истечению также 5 лет нахождения в должности. Однако в силу ст.31 Конституционного закона председатель назначается на пятилетний срок.

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод о наделении Комиссии полномочиями давать оценку при периодической аттестации соответствия занимаемой должности судьи в его непосредственной деятельности - правосудии, тогда как характеристики его работы в должности председателя должны быть сопутствующими, но не решающими. Либо необходимо привести законодательство в соответствие, установив порядок проведения такой аттестации председателей, ее периодичность и принятие соответствующего решения.

На сегодняшний день, возможность проверки судьи на наличие организаторских способностей и их уровня, дачи соответствующего заключения определено только пунктом 21 Положения, когда Комиссия дает свое заключение о возможности судьи участвовать в конкурсе на занятие должности председателя суда либо председателя коллегии. Другие случаи законодательно не определены. В связи с чем, пункт 75 Методического руководства, регламентирующий право Комиссии вынести решение о признании соответствующим либо не соответствующим занимаемой должности в силу профессиональной непригодности председателю суда или председателю судебной коллегии, находится в противоречии с действующим законодательством.

 

- Вопросы соответствия признаку объективности некоторых критериев, используемых при оценке профессиональной деятельности судьи.

Пунктом 8 Методического руководства определено, что профессиональная деятельность судьи оценивается по следующим группам критериев: 1) профессиональные знания и умение применять их при отправлении правосудия; 2) результаты судебной деятельности; 3) деловые качества; 4) нравственные качества на соответствие требованиям, предъявляемым Кодексом судейской этики.

Профессиональные знания и умение применять их при отправлении правосудия определяются на основании оценки качества судебных актов и качества судебных процессов, которые проверяются членами Комиссии и каких-либо вопросов здесь не возникает.

Критериями же оценки результатов судебной деятельности (п.10 Методического руководства) являются: 1) судебная нагрузка; 2) внесудебная нагрузка; 3) соблюдение процессуальных сроков. Применение именно этих критериев обуславливается возможностью определить эффективность отправления судьей правосудия, участие в деятельности по развитию судебной системы и повышению доверия общества к работе судов.

Вместе с тем, на взгляд автора, данный блок достаточно сомнителен в использовании оценки деятельности судьи. К примеру: судебная нагрузка не зависит от желания судьи и его действий, и в настоящее время производится автоматизированным компьютерным способом. Тогда возникает вопрос, а какие тогда конкретные действия судьи оцениваются по данному критерию?! Объективность проверки и использования в оценке критерия, к формированию которого судья не имеет никакого отношения и влияния, достаточно проблематична.

Та же ситуация и в случаях изучении нагрузки судей апелляционной и кассационной инстанций, где Комиссией должно учитываться количество рассмотренных ими дел в качестве докладчика по делу и в коллегиальном составе (п.31 Методического руководства).

Следует отметить, что распределение дела докладчику в кассационной и апелляционной инстанции также осуществляется компьютерным способом, при котором учитываются множество критериев (нагрузка, сложность дела, специализация и др.), тогда как процедура формирования коллегиального состава суда на сегодня не имеет своего нормативного регламентирования. Как правило, коллегиальный состав суда с докладчиком, формируется либо председателем коллегии, либо по принципу ужу действующих составов. Тогда как в соответствии с ч.7 ст.35 ГПК было бы правильным формировать состав также с использованием автоматизированной информационной системы, что исключит любое влияние на его формирование.

В связи с чем, если помимо распределенных компьютером дел, судья докладчик не привлекается к рассмотрению дел в других коллегиальных составах, создаваемых вне его компетенции и желания, то выставление в связи с этим понижающего балла не объективно (Приложение №4 Методического руководства, С.76-79).

Внесудебная нагрузка Методическим руководством оценивается баллами за: 1) проведение анализов и обобщений судебной практики; 2) работу в качестве руководителя стажировки кандидата в судьи, участие в программах наставничества, менторства; 3) работу в качестве секретаря пленарного заседания; 4) работу в составе органов Союза судей Республики Казахстан, Комиссии по качеству правосудия, Комиссии по кадровому резерву и Судебного жюри при Высшем Судебном Совете Республики Казахстан, комиссиях по судейской этике соответствующих филиалов Союза судей; 5) работу в качестве судьи-координатора учебных программ, судьи-координатора по СМИ; 6) участие в правовой пропаганде. При отсутствии данных, проставляется нулевой показатель.

Однако, при многочисленном составе суда, не все судьи, даже при их желании, могут проводить вышеперечисленную работу, в силу выборности должности либо ее поручения руководителем суда, коллегии. Поэтому данный показатель может учитываться при оценке деятельности судьи, но как дополнительный бонус, а не как статистический показатель присущий и обязательный для всех судей, так как пункт 2 ст.23 Конституционного закона, определяет, что на судью не могут быть возложены внесудебные функции и обязанности, не предусмотренные законом.

Соблюдение процессуальных сроков судьей, необходимо отнести в первый блок оценки, относящийся к качеству рассмотренных дел и соблюдению процессуальных правил судьей, так как соблюдение процессуальных сроков относится непосредственно к правосудию, а не к внесудебной деятельности.

Есть еще несколько вопросов объективности формирования оценок Комиссией, установленных Методическим руководством. Так, некоторые пункты руководства содержат основания для применения снижающих баллов не за виновное действие и наличие их последствий, а просто за само наличие информации, без объективной ее оценки.

Так, Методическим руководством определено, что ставится понижающий балл в следующих случаях: 1) Комиссия по судейской этике два и более раз рассматривала материалы на поведение судьи, но не нашла им подтверждения и не установила факта проступка, противоречащего судейской этике (п.57); поступила одна и более жалоб на действия судьи, которые не нашли своего подтверждения (п.58); имеется в наличии один негативный, но не подтвержденный службой внутренней безопасности, материал в отношении судьи (п.59). То есть, если написать на судью большое количество жалоб, которые даже и не подтвердятся, можно гарантированно негативно повлиять на его дальнейшую профессиональную карьеру, что создает реальные предпосылки для нарушений принципа независимости судьи.

Вышеприведенные вопросы указывают на необходимость безотлагательного пересмотра многих положений Методического руководства, вследствие прямого его влияния на правовой статус и права судей Республики.

И в завершении рассуждений по данному вопросу хочется привести содержание п.6 Заключения №17 (2014) Консультативного совета европейских судей «Об оценке работы судей, качества правосудия и соблюдения принципа независимости суда» (CCJE(2014)2): «Соответственно, фундаментальным правилом для любой индивидуальной оценки судей должно быть то, что эта оценка производится при полном уважении независимости суда <*>. В тех случаях, когда индивидуальная оценка судьи повлекла за собой последствия для его продвижения судьи по службе, получения зарплаты и пенсии или может привести к его или ее отрешению от должности, существует риск того, что оцениваемый судья будет рассматривать дела не в соответствии с его или ее объективным толкованием фактов и права, а тем образом, который, по мнению судьи, удовлетворит лиц, проводящих его оценку. По этой причине любая оценка судей представителями законодательной или исполнительной властей государства является особенно проблематичной. Однако угроза независимости суда полностью не устраняется даже тогда, когда оценка производится другими судьями. Независимость суда зависит не только от свободы от ненадлежащего влияния со стороны внешних субъектов, но и требует свободы от ненадлежащего влияния изнутри судейского сословия, которое в некоторых ситуациях может исходить из отношения других судей <**>, включая председателей судов» (14).

 

Используемая литература:

 

1. Положение о Комиссии по качеству правосудия при Верховном Суде Республики Казахстан, утвержденное Указом Президента Республики Казахстан от 26 июня 2001 года №643 (Приложение№2 к Указу Президента Республики Казахстан от 5 апреля 2019 года №16);

2. Конституционный Закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» от 25 декабря 2000 года №132-ll //online.zakon.kz.

3. Закон Республики Казахстан от 4 декабря 2015 года № 436-V ЗРК «О Высшем Судебном Совете» //online.zakon.kz.

4. Рекомендация 42 CM/Rec (2010)12 Комитета Министров Совета Европы, СОВМЕСТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ №629/2001 Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека и Европейской комиссии за демократию через право (ВЕНЕЦИАНСКАЯ КОМИССИЯ), Рекомендации Киевской конференции по вопросам независимости судебной власти в странах Восточной Европы, Южного Кавказа и Центральной Азии.

5. Методическое руководство по оценке профессиональной деятельности судьи было утверждено протокольным решением Комиссии по качеству правосудия при Верховном Суде Республики Казахстан от 16 сентября 2019 года № 7-3-1/136а (с изменениями от 21 октября 2019 года, 18 ноября 2019 года).

6. Регламент Комиссии, утвержденный протокольным решением Комиссии по качеству правосудия при Верховном Суде Республики Казахстан от 18 сентября 2019 года за №7-3-1/145.

7. Л.Шепелева. Оценка профессиональной деятельности судьи // Заңгер №3 (224) 2020. -С.7.

8. Психология труда: учебное пособие. / Е.А. Пырьев, М.,-Берл: Директ-медиа, 2016. С.401).

9. Кодекс Республики Казахстан от 23 ноября 2015 года № 414-V ЗРК «Трудовой Кодекс Республики Казахстан //online.zakon.kz.

10. Сейдалина Ж.К. Особенности правового регулирования трудовых отношений судей Республики Казахстан». Диссертация … кандидата юридических наук, 2008 г. - С.15-17).

11. Морщакова Т.Г. Анализ проекта Конституционного Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон «О судебной системе и статусе судей» //Правовая реформа в Казахстане.- 2006.- №2(34).-С.49-50.

12. СОВМЕСТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ №629/2001 Заключение БДИПЧ: JUD-KAZ/186/2011 Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека и Европейской комиссии за демократию через право (ВЕНЕЦИАНСКАЯ КОМИССИЯ) по поводу Конституционного Закона «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан». - Страсбург, Варшава, 17-18 июня 2011 г. http://www.venice.coe.int/webforms/documents/default.aspx?pdffile=CDL-AD(2011)012-rus

13. https//ru.m.vikipedia.org.)

14. Заключение №17 (2014) Консультативного совета европейских судей «Об оценке работы судей, качества правосудия и соблюдения принципа независимости суда» (CCJE(2014)2). https://zakoniros.ru/?p=17911.

 

19 мая 2020, 11:31
Источник, интернет-ресурс: Сейдалина Ж.К.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript