Как коронавирус создал рабочие места в тюрьмах Казахстана

29 мая 2020, 10:21
Фото: zakon.kz

Заместитель председателя Комитета уголовно-исполнительной системы МВД Республики Казахстан полковник юстиции Ескали Саламатов в интервью zakon.kz подробно рассказал о тюремной системе страны и о том, как коронавирус повлиял на нее.

- Расскажите, что из себя сегодня представляет тюремная система Казахстана?

- В настоящее время в тюремную систему входят 82 пенитенциарных учреждения, из которых 16 предназначены для содержания следственно-арестованных и 66 для содержания осужденных к лишению свободы. Общее количество содержащихся в них лиц составляет 29,5 тыс. человек.

Кроме этого, в структуру системы исполнения наказаний входят службы пробации, исполняющие наказания, не связанные с изоляцией осужденных от общества. Всего их в стране 246, они созданы по административно-территориальному принципу, на их учете сегодня состоит 33,5 тыс. осужденных.

- Известно, что в последние годы много внимания уделялось гуманизации. Как это повлияло на тюремную систему и количество заключенных в стране?

- Действительно, последнее десятилетие прошло под знаком гуманизации законодательства. Напомню, что она началась 10 лет назад с послания Первого Президента Нурсултана Назарбаева 29 января 2010 года. На тот момент количество заключенных в республике составляло 63,5 тыс. человек. В настоящее время, как было отмечено выше, их 29,5 тыс. Полагаю, что это беспрецедентный успех для страны, сообща мы нашли резервы в законодательстве и за 10 лет снизили число заключенных более чем в 2 раза.

Если на начало 2010 года в международном рейтинге по индексу "тюремного населения", который высчитывается из расчета - количество заключенных на 100 тыс. населения, Казахстан находился на 13 месте, то сейчас мы занимает символическое 100 место среди 223 стран.

- А как это можно проверить? Могут ли наши читатели самостоятельно увидеть этот рейтинг?

- Безусловно. Нужно набрать в поисковике World Prison Brief. Затем перейти в онлайн-базу данных, в которую стекается информация о пенитенциарных системах со всего мира. Там и формируются тюремные рейтинги по различным параметрам. Этот информационный ресурс был создан в 1997 году, Казахстан присоединился к нему и стал участвовать в рейтингах с 2002 года.

- С середины марта наша страна вошла в состояние борьбы с пандемией коронавируса. Режим чрезвычайного положения отменен недавно, но карантин продолжается. Расскажите, как коронавирус повлиял на деятельность тюремной системы? Какие меры были предприняты и удалось ли уберечь заключенных от заражения?

- Скажу без преувеличения, меры были предприняты беспрецедентные. В первую очередь, в соответствии с требованием Уголовно-исполнительного кодекса во всех пенитенциарных учреждениях республики был введен режим особых условий. В рамках данного режима все наши учреждения перешли в состояние жесткой изоляции. Это означает, что мы минимизировали физические контакты следственно-арестованных и осужденных с внешним миром. При этом, мы с помощью современных технологий максимально создали условия для реализации ими своих законных прав и сохранения социальных связей.

В частности, адвокаты перешли на встречи со своими подзащитными, находящимися в следственных изоляторах, при помощи видеосвязи. Непосредственный контакт допускается только при крайней необходимости с обязательным использованием средств индивидуальной защиты, то есть комбинезонов, масок, очков, перчаток и т.д.

В местах лишения свободы мы также были вынуждены приостановить свидания осужденных с их родственниками в традиционной форме. При этом, вместо 2-х часовых краткосрочных свиданий им была предоставлена возможность для свиданий посредством видеосвязи такой же продолжительностью. Этим правом уже воспользовались порядка 2000 осужденных.

- Иными словами, пандемия коронавируса благоприятно повлияла на цифровизацию тюремной системы?

- Можно и так сказать. Цифровизация в нынешних условиях стала еще актуальней для нас. В ближайшее время мы планируем за счет экономии дополнительно приобрести компьютеры и ноутбуки именно для проведения видеосвиданий осужденных со своими родственниками, так как сегодня для этого в основном используется служебная оргтехника.

- А как сами осужденные относятся к такому формату свиданий? Ведь живую встречу с родными и близкими ничем не заменить?

- Во-первых, это является правом самих осужденных на такие свидания. Они могут отказаться, в этом случае их право на обычные свидания сохраняются. Со временем, после снятия карантина, они ими воспользуются.

Во-вторых, заключенные уже оценили плюсы дистанционного формата свиданий. Родственникам не нужно тратить время и деньги на дорогу. К тому же у экрана мониторинга может собраться хоть вся родня, без ограничений их количества.

В целом, отзывы положительные. Наша задача - создать условия. А они пусть сами выбирают формат - в живую или по видео.

- А какие еще принимаются меры, чтобы уберечь осужденных от вируса, например, санитарного характера?

- В каждом помещении учреждения ежедневно минимум 2 раза в день проводится влажная санитарная обработка с применением дезинфекционных средств. Ежедневно утром и вечером проводится осмотр осужденных с обязательным измерением температуры тела и опросом о самочувствии. Для этого были закуплены бесконтактные термометры в каждое учреждение. Соблюдается масочный режим. По всем вопросам профилактики коронавирусной инфекции нами налажено тесное взаимодействие с органами здравоохранения. Благодаря принятым мерам нам пока удается "держать оборону", на сегодняшний день среди заключенных не допущено ни одного заражения (постучал по деревянному столу).

- Режим изоляции был ослаблен 11 мая, то есть после отмены чрезвычайного положения. А что происходило с теми у кого в период ЧП закончился срок лишения свободы, но им нужно было ехать в другую область к своим семьям? Неужели они продолжали сидеть в тюрьмах и ждать пока снимут блок-посты?

- Хороший вопрос. Конечно мы не допустили этого. Просто в условиях карантина мы начали решать задачи путем не стандартных решений. А именно, наши службы пробации каждого освободившегося осужденного сопровождали до дома. Тех, кому нужно было в другой регион, наши сотрудники довозили до блок-постов, дальше их принимали уже сотрудники другого региона и так до самого дома. Как говорится, из рук в руки, при этом, не допустив нежелательных контактов по дороге домой.

- Как известно, пандемия коронавируса негативно повлияла на экономику многих стран. Остановились заводы, фабрики, компании из сферы услуг, многие люди временно остались без работы, а часть из них вовсе ее лишилась. Не обошла эта проблема и нашу страну. А как с этим обстоят дела у Вас? Заключенные тоже потеряли работу?

- В этом вопросе не все так однозначно. С одной стороны порядка 230 субъектов малого и среднего бизнеса, которые ранее создали рабочие места для заключенных, были лишены возможности заходить в учреждения в связи с требованиями строгой изоляции. Соответственно, их производственная деятельность постепенно сократилась, а где-то и приостановилось.

Но, в тоже время мы помним, что на момент введения чрезвычайного положения в стране из аптек моментально исчезли индивидуальные средства защиты. Поэтому, по поручению Министра внутренних дел Ерлана Заманбековича Тургумбаева с середины марта практически во всех учреждениях республики в экстренном порядке был организован пошив защитных масок руками осужденных. А в начале апреля также по его поручению мы приступили к изготовлению многоразовых защитных комбинезонов, защитных экранов, и, так называемых, дезинфекционных коридоров для санитарной обработки верхней одежды.

- Речь идет о комбинезонах бежевого цвета, которые мы видим у полицейских на каждом блок-посту?

- Да, именно о них. Все эти комбинезоны сшиты руками заключенных в местах лишения свободы. Учитывая поручение Министра о необходимости их изготовления в кротчайшие сроки было создано более 2 тыс. рабочих мест. В ряде учреждений помимо дневных были организованы и ночные смены. Всего изготовлено порядка 1 миллиона 800 тыс. многоразовых масок и 18 тыс. защитных комбинезонов. Произведенная продукция поступила во все областные департаменты полиции, а также в другие подразделения МВД. Были заказы и из других государственных органов.

- То есть, вы хотите сказать, что коронавирус создал рабочие места для заключенных в наших тюрьмах?

- Совершенно верно. По большому счету, ситуация оказалась уникальной для тюремной системы. Дело в том, что многие осужденные, хоть и находились в местах изоляции, но осознали всю серьезность ситуации в стране и прониклись той угрозой, которая нависла над людьми. Поэтому, когда поступило поручение организовать в колониях изготовление средств защиты, желающих работать оказалось в несколько раз больше чем швейных машинок. Более того, было немало заключенных, которые на заработанные деньги приобретали и отправляли маски не только своим родственникам, знакомым, но и в дома престарелых. В этом им помогали наши сотрудники.

Были и такие, которые на полном серьезе обращались с письменными просьбами на половину урезать государственные расходы их содержание, а сэкономленные деньги отправить на лечение заболевших коронавирусом. Естественно, никто не пошел на финансовое нарушение в бюджетной сфере.

- Неужели общая нависшая угроза над страной разбудила в заключенных положительные человеческие качества? Значит они не совсем потерянные для общества люди.

- Вы правы. Думаю, что в каждом человеке есть как хорошее, так и плохое. Просто у каждого они в разных пропорциях. И проявляются они в разных ситуациях по разному. То есть, все индивидуально.

К примеру, половина наших осужденных за убийства совершили свои преступления впервые, в состоянии алкогольного опьянения и без предварительного умысла. На профессиональном языке это называется бытовое преступление. Наука криминология называет их случайными преступниками. Такие глубоко переживают за совершенное преступление, тем более если совершено убийство близкого человека. Крайне редки случаи, когда они становятся лидерами и авторитетами преступной среды, хотя они осуждены за самое тяжкое преступление по Уголовному кодексу.

Все эти нюансы обязывают наших сотрудников обладать навыками психолога и педагога. Нужно уметь разбираться в людях и находить в каждом заключенном положительные качества, даже если они глубоко спрятаны. Хороший сотрудник тюремной системы - это инженер человеческой души.

- Интересные рассуждения. И последний вопрос. Примерно месяц назад в СМИ была информация о заражении коронавирусом одной осужденной из женской колонии в Алматинской области. Тогда писали, что она находится на 9-м месяце беременности. Какова ее судьба и что можете пояснить по данному случаю?

- К счастью повторный анализ, взятый уже на ПЦР, не подтвердил у нее этой болезни. В конце апреля она благополучно родила девочку, абсолютно здоровую. Так что, давайте порадуемся за них!


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?