Национальный фонд Республики Казахстан: право собственности или право требования? (Сулейменов М.К. Директор НИИ частного права Каспийского университета, академик НАН РК, доктор юридических наук, профессор; Мукашева К.В. ГНС НИИ частного права, ассоциированный профессор Каспийского университета, кандидат юридических наук) (©Paragraph 2020 / 5.0.6.26)

Национальный фонд Республики Казахстан: право собственности или право требования?

 

Сулейменов М.К.

Директор НИИ частного права Каспийского университета,

академик НАН РК, доктор юридических наук, профессор

Мукашева К.В.

ГНС НИИ частного права, ассоциированный профессор

Каспийского университета, кандидат юридических наук

 

Прогремевшие недавно по всем мировым СМИ процессы братьев Стати против Республики Казахстан в ряде стран Европы и в США, а также процесс Республики Казахстан против банка Нью-Йорк Меллон Банк о незаконном аресте средств Национального фонда РК в Лондоне выявили недостаточную разработанность ряда теоретических положений гражданского права и нечеткую реализацию этих положений в гражданском законодательстве Казахстана.

Поэтому мы решили обозначить эти положения и предложить решение проблем, возникающих в связи с их применением на практике.

 

 

Национальный фонд Республики Казахстан и его правовой режим

 

Указом Президента Республики Казахстан от 23 августа 2000 года № 402 «О Национальном фонде Республики Казахстан» было предусмотрено создание Национального фонда «в целях обеспечения стабильного социально-экономического развития страны, накопления финансовых средств для будущих поколений, снижения зависимости экономики от воздействия неблагоприятных внешних факторов». На момент принятия Указа отсутствовала правовая база функционирования Национального фонда. Из содержания норм Указа можно было сделать лишь вывод о том, что, возможно, Национальный фонд Республики Казахстан будет юридическим лицом.

Законом Республики Казахстан от 15 января 2001 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Казахстан «О бюджетной системе» от 1 апреля 1999 года в статье 1 этого Закона определение бюджета как централизованного денежного фонда государства было дополнено фразой: «кроме фондов, создаваемых Президентом Республики Казахстан, источники формирования которых определяются Президентом Республики Казахстан, о результатах деятельности фондов информируется Парламент Республики Казахстан». Тем самым Национальный фонд был определен как внебюджетный фонд. Также Указом Президента Республики Казахстан от 29 января 2001 г. № 543 «О некоторых вопросах Национального фонда Республики Казахстан» были утверждены Правила формирования и использования Национального фонда Республики Казахстан», согласно п. 4 которых Национальный фонд представляет собой совокупность финансовых активов, сосредоточиваемых на счете Правительства Республики Казахстан в Национальном Банке Республики Казахстан. Указанные активы передаются в доверительное управление Национальному Банку Республики Казахстан.

Таким образом, если Указ Президента РК № 402 от 23 августа 2000 года предусматривал первоначально создание Нацфонда предположительно в виде юридического лица, то Указ Президента РК № 543 от 29 января 2001 г.: во-первых, определил его как финансовые активы государства, во-вторых, предусмотрел передачу его в доверительное управление Национальному Банку, в третьих, установил создание Национального фонда как внебюджетного.

Бюджетный кодекс 2004 года предусматривал, что в состав Национального фонда помимо финансовых активов может входить также и иное имущество (п. 1 ст. 11). Действующим Бюджетным кодексом (п. 1 ст. 21) этот перечень активов Нацфонда был дополнен.

3 мая 2001 года был принят Закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам функционирования Национального фонда Республики Казахстан». Указанным Законом внесены изменения в Закон от 30 марта 1995 г. «О Национальном Банке Республики Казахстан» (далее - Закон о Национальном Банке), В частности, помимо прочего, Закон о Национальном Банке был дополнен указанием на то, что Национальный Банк осуществляет доверительное управление Национальным фондом Республики Казахстан на основании договора о доверительном управлении, который заключается между Национальным Банком РК и Правительством РК и публикуется в официальных изданиях, а также на платность услуг Национального Банка по управлению Национальным фондом РК. 18 июня 2001 года был заключен Договор доверительного управления Национальным фондом РК № 299 между Национальным Банком и Правительством РК.

Согласно п. 1 ст. 21 Бюджетного кодекса «Национальный фонд Республики Казахстан представляет собой активы государства в виде финансовых активов, сосредоточиваемых на счетах Правительства Республики Казахстан в Национальном Банке Республики Казахстан, полезных ископаемых, передаваемых в счет исполнения налоговых обязательств по уплате налога на добычу полезных ископаемых, рентного налога на экспорт по сырой нефти, газовому конденсату, роялти и доли Республики Казахстан по разделу продукции в натуральной форме или денег от их реализации, в размере, определяемом в соответствии с налоговым законодательством Республики Казахстан, а также в виде иного имущества, за исключением нематериальных активов».

Таким образом, Национальный фонд фактически представляет собой совокупность прежде всего финансовых активов, размещенных на банковских счетах с конкретным общественным предназначением, т.е. безналичных денег. В состав Национального фонда согласно вышеприведенной статье 21 Бюджетного кодекса помимо финансовых активов могут входить и иные объекты в натуральной форме (т.е. вещи).

Имеется значительное числе публикаций о Национальном фонде РК. Однако они носят в основном информационный характер. Собственно научный анализ правового режима Нацфонда содержится в немногих работах казахстанских юристов, в частности, в книге «Устойчивое развитие страны и правовые механизмы реализации принципа транспарентности при использовании средств Национального фонда Республики Казахстан» под редакцией Е.В. Порохова[1], в статье А.Г. Диденко и А.Т. Кенжебаевой «Правовой режим Национального фонда Республики Казахстан»[2], а также в статье А.Г. Диденко «Анализ казахстанского законодательства о Национальном фонде Республики Казахстан на предмет его коррупционности»[3].

 

Национальный Банк Республики Казахстан: публичное и частное

 

1. Как указано в статье 1 Закона РК о Национальном Банке Республики Казахстан, Национальный Банк является центральным банком Республики Казахстан и представляет собой верхний (первый) уровень банковской системы Республики Казахстан.

В соответствии со ст. 2 Закона РК о Национальном Банке РК «Национальный Банк является государственным органом, обеспечивающим разработку и проведение денежно-кредитной политики государства, функционирование платежных систем, осуществляющим валютное регулирование и контроль, валютный контроль, содействующим обеспечению стабильности финансовой системы и проводящим государственную статистику.»[4]

Эффективность проводимой любым центральным банком денежно-кредитной политики во многом зависит от степени независимости банка, обеспеченной его финансовой независимостью, поэтому принцип независимости является базовым в деятельности любого центрального банка. Законодательство Казахстана также закрепляет независимость Национального Банка РК от органов представительной и исполнительной власти.

В соответствии со статьей 21 Закона о Национальном Банке «Национальный Банк Казахстана в пределах его полномочий, предоставленных ему законами Республики Казахстан и актами президента Республики Казахстан, независим в своей деятельности. Органы представительной и исполнительной власти не вправе вмешиваться в деятельность Национального Банка Казахстана, его филиалов, представительств, ведомств и организаций по реализации его законодательно закрепленных полномочий».

Независимость Национального Банка от Правительства РК, проявляется, в частности, в том, что Национальный Банк не входит в состав Правительства, в подотчетности Национального Банка Президенту, что означает, помимо прочего, что Президент назначает и освобождает от должности Председателя Национального Банка РК и его заместителей и т.д.

Национальный Банк РК - это государственный орган, выполняющий публично-правовые функции и всегда выступающий в сфере публичных отношений от имени государства. При осуществлении властных функций действия Национального Банка РК - это всегда действия государства. Для выполнения этих функций ему не нужна правосубъектность, ибо в этих случаях применяется правосубъектность государства.

2. Государственные органы наделены публичной властью и совершают свою деятельность в рамках публичного права. В то же время они могут стать участниками частноправовых отношений, где они не обладают властными полномочиями ввиду равноправия участников таких отношений. Государственные органы в частноправовых (имущественных) отношениях могут выступать: 1) от имени государства или 2) от своего имени.

3. Для выступления государственного органа в имущественных отношениях от имени государства необходима надлежаще закрепленная компетенция. Так, в соответствии с Конституцией РК (статьи 64-70) Правительство обладает особым статусом и выступает в гражданском обороте от имени государства. В соответствии со ст.1 Закона о Национальном Банке РК «Национальный Банк Казахстана представляет, в пределах своей компетенции, интересы Республики Казахстан в отношениях с центральными банками и банками других стран, в международных банках и иных финансово-кредитных организациях».

В указанных случаях Национальный Банк РК выступает от имени государства. Так, в соответствии со ст. 3 (2) Закона РК от 6 декабря 2001 года[5] о членстве Казахстана в различных международных организациях «Национальный Банк Республики Казахстан уполномочен выполнять от имени Республики Казахстан все операции и сделки, предусмотренные положениями Статей Соглашения МВФ».

4. Для обеспечения возможности участия государственных органов в имущественных отношениях от своего имени они законодательством Республики Казахстан и актами об их создании могут наделяться правосубъектностью, для чего признаются юридическим лицами в организационно-правовой форме государственных учреждений (ст. 163 Закона о государственном имуществе).

Согласно п. 2 ст. 163 Закона о государственном имуществе: «Государственные органы, определенные в качестве юридического лица, рассматриваются в качестве государственных учреждений в том случае, если они выступают в гражданско-правовых отношениях не от имени государства, а от своего собственного имени (заключают договоры аренды, купли-продажи канцелярских принадлежностей, оборудования, несут ответственность по обязательствам из причинения вреда, совершают другие гражданско-правовые действия)».

Ссылка в скобках на «канцелярские товары или оборудование» в статье 163 Закона о государственном имуществе не налагает каких-либо ограничений на тип или характер контрактов, которые может заключать юридическое лицо, подпадающее под действие этой статьи. Когда рабочая группа, состоящая из сотрудников НИИ частного права, готовила Закон о государственном имуществе, мы перечислили в п. 2 статьи 163 Закона виды гражданско-правовых действий в скобках в качестве примеров наиболее распространенных действий, которые могут предпринимать министерства и ведомства. Однако это не означает, что государственные органы не могут заключать другие контракты более серьезного и менее общего характера. С этой целью в статье появилась фраза «предпринять иные гражданско-правовые действия». Любые другие контракты, заключенные государственными органами в соответствии с их компетенцией, подпадают под эту категорию.

5. Что касается Национального Банка РК, то он обладает большой спецификой, имеет гораздо больше самостоятельности, чем другие государственные органы. По сравнению с обычными государственными органами ряд функций Национального Банка в соответствии с его уставом показывает, что он предназначен для осуществления более широкого круга операций как субъект гражданского права. В частности, согласно пункту 32 статьи 8 Закона о Национальном Банке Банк имеет право действовать в качестве доверительного управляющего активами Национального фонда. Следовательно, Национальный Банк РК имеет право заключать любые соглашения в соответствии со своей компетенцией, и в частности, Договор доверительного управления Национальным фондом.

У Национального Банка РК при выступлении в гражданско-правовых отношениях гораздо более широкие полномочия, чем у остальных государственных органов. Независимость центрального банка страны невозможна без финансовой, материальной независимости. Для проведения независимой денежно-кредитной политики Национальный банк РК должен обладать соответствующими ресурсами (имуществом).

Для обеспечения такой независимости:

1) Национальному Банку придан статус юридического лица, предоставляющий ему право выступать в гражданском обороте (прежде всего на рынке финансовых услуг) от своего имени;

2) Статус юридического лица позволяет Нацбанку самостоятельно управлять обособленной частью государственного имущества (первоначально при его создании Национальный Банк РК был наделен имуществом (уставным капиталом) государством);

3) Законом Национальному Банку РК предоставлено право осуществлять приносящую доход деятельность[6];

4) Национальному Банку РК также предоставлены широкие полномочия в отношении принадлежащего ему имущества. Так, согласно п. 8 ст. 4 Закона о государственном имуществе Национальный Банк Республики Казахстан от имени Республики Казахстан самостоятельно осуществляет права владения, пользования и распоряжения закрепленным за ним имуществом, находящимся на его балансе, и управление имуществом созданных Национальным Банком Республики Казахстан юридических лиц, а также регулирование их деятельности.

6. Государство в гражданских правоотношениях согласно п. 1 ст. 111 ГК участвует на равных с остальными участниками и не вправе диктовать свою волю другим участникам этих отношений. Соответственно, во всех случаях заключения гражданско-правового договора Национальным Банком РК и Республикой Казахстан они выступают как равноправные, самостоятельные субъекты частного права.

Договор доверительного управления Национальным фондом является гражданско-правовым договором, стороны которого обладают гражданской правосубъектностью в силу п. 1 ст. 1 ГК РК[7] (Национальный Банк РК как юридическое лицо, а Республика Казахстан как государство). То обстоятельство, что Национальный Банк РК является государственным органом, не меняет сущности отношений сторон: они являются равноправными, самостоятельными субъектами частного права.

7. Национальный Банк РК, как и все государственные органы, которые для целей участия в гражданском обороте наделены статусом юридического лица, имеет двойную природу: гражданско-правовую и публично-правовую.

В качестве публичного органа он регулирует соответствующие отношения: устанавливает нормативы, вводит особый режим и т.д.

В качестве юридического лица Национальный Банк РК осуществляет деятельность на рынке финансовых услуг как обычный банк с учетом ограничений, установленных для него законодательством: предоставляет займы, открывает депозиты, покупает и продает ценные бумаги и т.д. В этом случае Национальный Банк РК действует от своего имени, а не от имени Казахстана, и обязательства возникают у Национального Банка, а не у Республики Казахстан.

Национальный Банк РК потому и обладает правосубъектностью, отдельной от правосубъектности Республики Казахстан, что он является учреждением, а значит, - юридическим лицом. Статус юридического лица дает ему право выступать в гражданском обороте от своего имени, иметь права и обязанности, нести самостоятельную ответственность по своим обязательствам (п. 1 ст. 33 ГК). Будучи юридическим лицом, Национальный Банк РК имеет право от своего имени заключать договоры. Возникшие из таких договоров обязательства являются обязательствами Национального Банка РК. В случае нарушения обязательства, возникшего из заключенного Национальным Банком РК договора, ответственность несет Национальный Банк РК, а не Республика Казахстан.

Статус юридического лица и создает правосубъектность. Поэтому оспаривание наличия правосубъектности Национального Банка РК, отличной от правосубъектности Республики Казахстан, не имеет правовых оснований и противоречит п. 2 ст. 163 Закона о государственном имуществе, согласно которому государственные органы, определенные в качестве юридического лица, выступают в гражданско-правовых отношениях не от имени государства, а от своего собственного имени. Национальный Банк заключает договоры от своего имени и именно он приобретает права и обязанности как сторона договора, и поэтому Национальный Банк РК не может рассматриваться как Республика Казахстан.

Независимый статус Национального Банка РК законодательно закреплен: в сфере публичных отношений - статьей 21 Закона о Национальном Банке РК, в сфере имущественных - статьей 22 Закона о Национальном Банке РК. Согласно ст. 12 Закона о государственном имуществе Национальный Банк, помимо прочего, «2) управляет государственным имуществом, закрепленным за Национальным Банком Республики Казахстан, обеспечивает защиту права государственной собственности; 3) осуществляет отчуждение, передает в пользование имущество, закрепленное за Национальным Банком Республики Казахстан».

 

 

Национальный Банк и оперативное управление

 

1. Национальный Банк РК обладает имуществом на праве оперативного управления. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления, в отличие от других ограниченных вещных прав, наделяют их обладателя всеми тремя правами (владения, пользования и распоряжения) почти в полном объеме. Однако если собственник в использовании правомочий ограничен только законом, то государственные юридические лица ограничены в этом использовании законом и собственником. Причем эти ограничения в большей степени касаются права оперативного управления и в меньшей степени права хозяйственного ведения.

В отдельных элементах право хозяйственного ведения и право оперативного управления в чем-то схожи с трастом. Субъект права хозяйственного ведения и оперативного управления, как и доверительный управляющий, не являясь собственником переданного ему имущества, обладает правом владеть, пользоваться и распоряжаться им от своего имени, но в отличие от собственника в границах, установленных не только законом, но и собственником имущества. Не случайно И.У. Жанайдаров предлагает использовать конструкцию доверительного управления имуществом для закрепления имущества за частными учреждениями.[8] Однако существенное различие сохраняется: отсутствие «расщепленной собственности». Право хозяйственного ведения и право оперативного управления при всей их обособленности от права государственной собственности не становятся и не могут стать правом собственности.

2. Национальный Банк РК является республиканским учреждением, которому имущество принадлежит на праве оперативного управления (ст. 6 Закона о Национальном Банке РК), однако правовой статус Национального Банка существенно отличается от статуса обычного учреждения.

Особенности правового статуса Национального Банка РК предопределены целями и задачами его деятельности и выражаются в следующем:

1. Национальный Банк не финансируется из бюджета.

2. Национальный Банк самостоятельно управляет имуществом. На Национальный Банк не распространяется запрет на распоряжение закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете.

3. Собственник (государство в лице уполномоченного органа по государственному имуществу) не вправе изъять закрепленное за Национальным Банком имущество.

4. Национальный Банк имеет право учреждать предприятия и учреждения и финансирует их (не применяется п. 2 ст. 164 Закона о госимуществе) (п. 1 ст. 140 Закона о государственном имуществе).

5. Республиканские государственные предприятия, созданные Национальным Банком, не отчисляют часть чистого дохода в бюджет.

6. Республика Казахстан не отвечает по обязательствам Национального Банка РК (не применяется ст. 165 Закона о государственном имуществе).

7. Национальный Банк РК не отвечает по обязательствам Республики Казахстан.

8. Национальный Банк РК вправе осуществлять приносящую доход деятельность ( п. 3 ст. 164 Закона о государственном имуществе).

9. К Национальному Банку РК не применяется п. 3 ст. 105 ГК («Принятие государственным учреждением договорных обязательств осуществляется в соответствии с Бюджетным кодексом Республики Казахстан»).

3. Однако нельзя смешивать понятия «оперативное управление» и «доверительное управление». Государственному учреждению имущество может принадлежать не только на праве оперативного управления, но и на основе иного имущественного права, в частности, права доверительного управления.

В пункте 2 статьи 885 ГК закрепляется: «Доверенное имущество подлежит учету доверительным управляющим отдельно от имущества, принадлежащего ему на праве собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления)». Причем это касается случаев, когда в доверительное управление передаются как вещи, так и денежные активы. Поэтому оно и учитывается отдельно.

Имущество, закрепленное за Национальным Банком на праве оперативного управления, - это собственное имущество банка. Имуществом, переданным Национальному Банку РК в доверительное управление, Национальный Банк распоряжается только на время действия договора о доверительном управлении. Следовательно, активы Национального фонда, переданные Национальному Банку РК в доверительное управление, не имеют отношения к имуществу, закрепленному за Национальным Банком РК на праве оперативного управления.

4. Если взглянуть на проблему более широко, встает вопрос о наборе прав, принадлежаших учреждению. Эта проблема, кстати, касается и государственных предприятий, и вообще всех юридических лиц. Но применительно к учреждению она вырисовывается наиболее выпукло.

Если исходить из действующего законодательства, имущество принадлежит учреждению на праве оперативного управления. Но право оперативного управления - это вещное право. Однако у любого учреждения, помимо вещных прав, есть право землепользования, права требования, исключительные права и т. п. На каком основании учреждение пользуется этими правами? Если удастся ликвидировать право хозяйственного ведения и право оперативного управления, задача решится в какой то мере для государственных предприятий и учреждений. Но останется общая проблема для всех юридических лиц: определить четкий набор имущественных и неимущественных прав, принадлежащих юридическому лицу. Зачастую набор этих прав сводится к праву собственности (см. хотя бы ст. 33 ГК). Между тем этот набор гораздо шире и включает в себя как минимум права требования, исключительные права и другие имущественные права.

В настоящей статье мы постарались предложить пути решения этой проблемы. Но, несомненно, прежде чем предлагать изменения в ГК, необходимо определиться концептуально с решением этой и других связанных с ней проблем, для чего необходимы усилия всех цивилистов.

 

 

Вещные и обязательственные права в гражданском законодательстве РК

 

1. Авторы работ о Национальном фонде РК утверждают, что Национальный фонд является собственностью Республики Казахстан. Так, Е.В. Порохов полагает, что: «Республика Казахстан официально является единственным и безраздельным собственником средств Национального фонда РК».[9] В статье «Правовой режим Национального фонда Республики Казахстан» А.Г. Диденко и А.Т. Кенжебаева со ссылкой на ст. 883 Гражданского кодекса Республики Казахстан утверждают, что «казахстанское право не знает института траста, при котором доверительный управляющий становится собственником имущества наряду с учредителем траста. Поэтому бесспорно, что государство, заключив договор о доверительном управлении с Нацбанком РК, остается собственником переданного в доверительное управление имущества Национального фонда».[10] Более того, А.Г. Диденко считает, что «в целях прозрачности использования Национального фонда на законодательном уровне должно быть прямо указано, что Национальный фонд является исключительной собственностью государства»[11].

2. Однако такой вывод противоречит казахстанскому законодательству, которое безналичные деньги относит к обязательственным, а не к вещным правам.

Деление имущественных прав на вещные и обязательственные закреплено Гражданским кодексом. Вещным правам посвящен Раздел 2 ГК (статьи 188 - 265), а обязательственным - Раздел 3 ГК (статьи 266 - 404), который содержит общие положения об обязательствах, и Раздел 4 ГК (статьи 406 - 960), посвящённый отдельным видам обязательств. Указанными нормами Гражданский кодекс устанавливает различный правовой режим для вещных и обязательственных прав.

Перечень вещных прав содержится в ст.195 ГК, согласно которой к вещным правам наряду с правом собственности относятся:

1) право землепользования;

2) право хозяйственного ведения;

3) право оперативного управления;

3-1) право ограниченного целевого пользования чужой недвижимостью (сервитут);

4) другие вещные права, предусмотренные настоящим Кодексом или иными законодательными актами.

 

Главный признак вещных прав: объектом таких прав являются индивидуально-определенные вещи.

Вещным правом является, прежде всего, право собственности. С позиций казахстанского права собственность - абсолютная, ограниченная только законом власть собственника над имуществом. Право собственности включает права владения, пользования и распоряжения вещью. Право собственности предоставляет собственнику по своему усмотрению осуществлять эти правомочия и право «на собственные действия». Термин «собственник» применим лишь к субъекту, которому принадлежит право собственности на вещь.

Под вещами в цивилистике понимаются предметы внешнего материального мира, созданные трудом человека или находящиеся в естественном состоянии, то есть предметы, существующие как физические тела и доступные для человеческого обладания. Таким образом, вещные отношения - это отношения, связанные с принадлежностью тем или иным субъектам определенных вещей. Несомненно, вещные права объединяет один главный признак: объектом таких прав являются индивидуально-определенные вещи. При этом практическое значение имеет также признак абсолютной защиты от всех и каждого с помощью особых, вещно-правовых исков. Собственно, ради этого за тем или иным правом закрепляется статус вещного права[12].

Соответственно, в отношении входящих в состав Национального фонда материальных объектов (вещей) (например, предусмотренные ст. 21 Бюджетного кодекса роялти и доли Республики Казахстан по разделу продукции в натуральной форме), право собственности государства на них очевидно.

Однако активы Национального фонда состоят в основном из безналичных денег. Возможно ли право собственности на безналичные деньги?

 

 

Деньги как объект гражданских прав

 

1. Вопрос о правовой природе денег, как наличных, так и безналичных, в течение длительного времени является дискуссионным, а законодательство до недавнего времени оставляло этот вопрос открытым. В отношении же бездокументарных ценных бумаг законодательство Казахстана (так же как и России) исходило всегда из концепции, что бездокументарные акции - это не вещи, а имущественные права.

По разделяемому большинством казахстанских и российских цивилистов мнению наличные деньги являются вещами и на них распространяется вещно-правовой режим, а безналичные деньги, являясь правами требованиями, носят обязательственный характер. Так, по мнению Е.А. Суханова, «по своей юридической (гражданско-правовой) природе безналичные деньги являются не вещами, а правами требования».[13]

В силу того, что место денег в системе объектов гражданских прав в ГК было определено не совсем точно и вызывало расхождения в доктрине, Законом от 12 января 2007 г. № 225-III статья 115 ГК РК была дополнена пунктом 2-1 следующего содержания:

«2-1. К деньгам и правам (требования) по денежному обязательству (правам требования по уплате денег) применяется соответственно правовой режим вещей или имущественных прав (требований), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными законодательными актами Республики Казахстан или не вытекает из существа обязательства».

Из этого пункта совершенно четко вытекает, что ГК РК различает правовой режим наличных денег как вещей и прав требования по уплате денег как иных имущественных прав (требований). Как бы ни трактовался п. 2-1 ст. 115 ГК РК, ясно одно: что безналичные деньги (права требования по уплате денег) не являются вещами. Право собственности по законодательству РК возможно только на вещи. Следовательно, признание права собственности на безналичные деньги означает прямое противоречие ГК РК.

При всем нашем отрицательном отношении к включению в ГК финансовых инструментов (статья 115 ГК в редакции Закона от 10 декабря 2008 № 101-IV называет в числе объектов гражданских прав также финансовые инструменты) нельзя не отметить, что ГК придает этим финансовым инструментам обязательственный характер. К финансовым инструментам ГК относит деньги, ценные бумаги, включая производные ценные бумаги, производные финансовые инструменты и другие финансовые инструменты, в результате операций с которыми одновременно возникают финансовый актив у одного лица и финансовое обязательство или долевой инструмент - у другого (п. 1 ст. 128-1 ГК). Из приведенного определения финансовых инструментов (а это прежде всего - деньги и ценные бумаги) с очевидностью следует их обязательственный характер. Например, п. 1 ст. 128-2 ГК определяет производный финансовый инструмент как договор (опцион, фьючерс, форвард, своп), право собственности в отношении которого невозможно.

К сказанному можно добавить, что к такому пониманию денег пришел и ГК Российской Федерации. В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 2 июля 2013г. №142-ФЗ ст. 128 ГК РФ изложена в следующей редакции: «К объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права, результаты работ и оказание услуг, охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага».

Как отметил М.А. Коростелев, «внесение изменений в ст. 128 ГК в отношении денег преследовало цель определить правовой режим безналичных денег (ведь наличные деньги так и остались включенными в состав вещей). Последние, являясь по своей природе правами требования, не могут быть объектом права собственности подобно денежным знакам (банкнотам и монетам)»[14]

Таким образом, законодатель после определенных колебаний наконец определился с правовой природой денег: наличные деньги - это вещи, безналичные деньги - это имущественные права (обязательственные права требования).

2. Особую позицию в отношении денег как объекта гражданских прав занимает Ф.С. Карагусов. По его мнению, применение к деньгам правового режима вещей (п. 2-1 ст. 115 ГК) необоснованно, при этом он отдельно подчеркивает, что «ни при каких условиях правовой режим вещей не может применяться в отношении безналичных денег». Ф.С.Карагусов полагает, что деньги (как наличные, так и безналичные) являются особым объектом гражданского права, который не относится ни у вещам, ни к правам (требованиям) по денежному обязательству.[15] Аналогичную позицию занимают и некоторые другие авторы. В частности Т.Б. Замотаева пишет: «Деньги, конечно, входят в состав имущества, но не как разновидности вещей, а как вполне самостоятельные объекты гражданских прав, имеющие собственную юридическую природу».[16] Соответственно Ф.С. Карагусову изменения редакции ст. 128 ГК РФ «представляются незавершенными с точки зрения упорядочивания системы объектов гражданских прав, поскольку в ней наличные деньги прямо названы вещами, а безналичные денежные средства - имущественными правами». По его мнению, «совершенно нелепой является попытка определить безналичные деньги «правами (требованиями) по денежному обязательству» для того, чтобы распространить в отношении безналичных денег правовой режим имущественных прав (требований) (п. 2-1 ст. 115 ГК)». Не соглашаясь с автором, полагаем, что он недостаточно последователен, поскольку в этой же статье он пишет, что «….. деньги на банковском счете - это деньги, и это - далеко не просто требование к банку. Это - и деньги, т.е. безусловные обязательства Национального Банка, и сумма денежного обязательства банка перед его клиентом возместить потерю денег или невозможность их использования клиентом по вине банка».[17] То есть, пусть даже «далеко не просто», но все же это «требование к банку» и все-таки «сумма денежного обязательства банка перед его клиентом».

3. Вообще проблема правового режима денег - это особая и сложная проблема, к сожалению, недостаточно разработанная в юридической литературе. Следует приветствовать усилия проф. Ф.С. Карагусова и других цивилистов, которые пытаются на основе изучения мирового опыта разработать концепцию денег как особого объекта гражданских прав. Возможно, со временем нам удастся использовать отдельные положения этой концепции для совершенствования ГК. Однако это опять же возможно только после выработки какого-то теоретического консенсуса между теоретиками-цивилистами.

В настоящей статье изложена концепция денег как объекта гражданских прав в том виде, в каком она заложена, причем с нашим непосредственным участием, в ГК. Нам она представляется достаточно обоснованной и эффективно работающей.

 

 

Право собственности и право требования в отношениях по доверительному управлению имуществом

 

1. Статья 115 ГК РК под имуществом понимает вещи и имущественные права, включая права требования. Таким образом, понятие имущества может охватывать совокупность принадлежащих лицу (гражданину, юридическому лицу, государству) вещей, иных имущественных прав, включая права требования, и даже долгов (п. 2 ст. 119 ГК) и применять ко всем перечисленным объектам право собственности недопустимо.

2. Право требования - это правомочие, содержание которого состоит в возможности требовать исполнения или соблюдения юридической обязанности. По своему юридическому значению право требования включает право требовать совершения каких-то действий обязанным лицом или воздержания от совершения определенных действий (ст. 268 ГК), и в отличие от вещного права собственности, право требования - это право на «чужие» действия. Обязательственные имущественные права (права требования) являются самостоятельными объектами гражданских прав, сделки с которыми получают все большее распространение. Ш.М. Менглиев, в частности, пишет, что «имущественные права можно уступить, заложить, передать в пользование, в доверительное управление, как и все другие объекты гражданских прав, при помощи гражданско-правовых сделок, в результате которых образуется «право на право». Иными словами, имущественные права становятся товаром и обладают такими общественными качествами, как потребительная стоимость и стоимость, чем обусловливается возможность быть объектом гражданско-правовых отношений».[18]

Права требования могут передаваться кредитором другому лицу в порядке уступки права требования (цессии) например, купли-продажи, факторинга или доверительного управления. В этом случае в обязательстве происходит замена кредитора и требовать исполнения обязательства должником может лишь новый кредитор (цессионарий). Следовательно, лицом, имеющим право заявлять данное право требования, является новый кредитор (цессионарий). Старый кредитор (цедент) из обязательства выбывает.

Согласно п. 1 ст. 885 ГК РК объектом доверительного управления может быть любое имущество, включая деньги, ценные бумаги и имущественные права, если иное не предусмотрено законодательными актами. Таким образом, объектом доверительного управления наряду с вещами могут быть и права требования, которые вещами не являются.

3. В состав Национального фонда согласно ст. 21 Бюджетного кодекса помимо финансовых активов могут входить и иные объекты в натуральной форме (т.е. вещи). Однако в доверительное управление Национальному Банку государство в лице Правительства передает лишь финансовые активы, т.е. права требования.

Согласно пункту 1.1 Договора доверительного управления «Правительство передает Банку в доверительное управление Фонд, а Банк обязуется осуществлять доверительное управление Фондом в интересах Правительства путем инвестирования финансовых активов Фонда» (в редакции Дополнительного соглашения о внесении изменений и дополнений в Договор о доверительном управлении Национальным фондом Республики Казахстан от 14 июня 2001 года № 299, одобренного постановлением Правительства РК от 26 июля 2004 года № 792).

В связи с передачей финансовых активов Национального фонда (прав требований) Казахстаном в доверительное управление Национальному Банку РК они на период действия Договора о доверительном управлении Национальным фондом принадлежат Национальному Банку РК. Национальный Банк РК вправе размещать финансовые активы Национального фонда от своего имени в интересах Республики Казахстан лишь в разрешенные финансовые инструменты, перечень которых утверждается Правительством (ст. 23 (3) Бюджетного кодекса). Финансовые инструменты являются правами требования (ст. 128-1 ГК РК). Таким образом, в составе активов Национального фонда, которые находятся в доверительном управлении Национального Банка РК, нет и не может быть объектов права собственности, т.к. Национальный Банк не вправе инвестировать активы Национального фонда в такие объекты (здания, сооружения и иные вещи).

4. Проблема соотношения права собственности и других имущественных прав заключается в том, что положения, общие для всех имущественных прав, приписываются только праву собственности. Это касается и имущественных прав государства. Мы столкнулись с этим при подготовке проекта Закона о государственном имуществе[19].

Поэтому в Закон РК от 1 марта 2011 г. № 413-IV ЗРК «О государственном имуществе» (далее - Закон о государственном имуществе) нами была включена норма, определяющая состав государственного имущества в полном соответствии со ст. 115 ГК. Согласно подпункту 23) ст. 1 Закона о государственном имуществе можно выделить следующие имущественные права государства:

1) право государственной собственности (ст. 192 ГК). Право государственной собственности включает в себя и права государства на имущество государственных предприятий и государственных учреждений, находящееся в их оперативном управлении (статьи 102-104, 202-208 ГК);

2) иные вещные права государства (сервитуты, аренда, безвозмездное пользование имуществом и другие);

3) обязательственные права (права требования), в том числе права на бездокументарные ценные бумаги (в частности, акции акционерных обществ в бездокументарной форме) и на доли в уставном капитале товариществ с ограниченной ответственностью (статьи 36, 58, 77, 85 ГК);

4) исключительные права на объекты интеллектуальной собственности (ст. 964 ГК);

5) наследственные права (п. 2 ст. 1046, ст. 1083 ГК);

6) иные имущественные права государства, предусмотренные законодательными актами.

Применительно к государству в ГК регулируется только право государственной собственности (ст. 192 ГК). Но поскольку, если исходить из состава имущества, данного в ст. 115 ГК, имущественные права государства не ограничиваются только вещными правами собственности, постольку одновременно с принятием Закона о государственном имуществе в ст. 192 ГК был включен п. 7 следующего содержания: «7. Положения настоящей статьи применяются соответственно к иным, кроме права собственности, гражданским правам на государственное имущество, если иное не предусмотрено законодательным актом о государственном имуществе или не противоречит существу гражданских прав».

Поскольку средства Национального фонда являются преимущественно правами требования, они, наряду со средствами государственного бюджета, согласно подпункту 1) пункта 2 статьи 2 Закона о государственном имуществе входят в состав имущества государственной казны именно в таком качестве (в виде права требования).

5. Применительно к договору доверительного управления имуществом, если в доверительное управление передаются вещи, учредитель (доверитель) сохраняет право собственности на объект управления, а доверительный управляющий обладает вещным правом владения, пользования и распоряжения вещью (объектом управления) в интересах выгодоприобретателя.

Если в доверительное управление передаются права требования, к доверительному управляющему переходят эти права, и он обязан осуществлять их в интересах выгодоприобретателя. Учредитель (доверитель) приобретает другие права требования, вытекающие из договора доверительного управления (право требовать соблюдения всех условий договора).

По Договору доверительного управления Национальным фондом, заключенному между Правительством РК и Национальным Банком, в доверительное управление Национальному Банку переданы финансовые активы Национального фонда, т.е. права требования, поэтому все отношения по доверительному управлению ими носят обязательственный, а не вещный характер.

6. В статье «Правовой режим Национального фонда Республики Казахстан» авторы со ссылкой на ст. 883 ГК утверждают, что «государство, заключив договор о доверительном управлении с Нацбанком РК, остается собственником переданного в доверительное управление имущества Национального фонда».[20]

Действительно, ст. 883 ГК предусматривает, что доверительному управляющему передаются учредителем определенные права в отношении имущества (владение, пользование, распоряжение), при этом собственником имущества при доверительном управлении остается учредитель. Однако приведенная норма применима в случае передачи в доверительное управление вещей. Объектами доверительного управления Национальным фондом являются финансовые активы Национального фонда, которые вещами не являются и на которые, соответственно, право собственности не возникает.

Правила ст. 883 ГК о сохранении права собственности и ст. 886 ГК о возврате доверенного имущества рассчитаны на случаи передачи в доверительное управление вещей. По смыслу ст. 886 ГК доверительный управляющий должен обеспечить сохранность доверенной вещи и по окончании действия договора вернуть именно это имущество. При передаче в доверительное управление денег пользование ими предполагает распоряжение путем приобретения иных активов.

Согласно п. 4 ст. 883 ГК «особенности доверительного управления государственным имуществом устанавливаются законодательными актами Республики Казахстан о государственном имуществе, государственно-частном партнерстве, концессиях и иными законодательными актами Республики Казахстан». Так, доверительное управление Национальным фондом, помимо ГК, регулируется Законом о государственном имуществе (ст. 88), Законом о Национальном Банке РК, Бюджетным кодексом и принятыми в их исполнение подзаконными нормативными актами.

Нормы ГК к управлению деньгами и ценными бумагами применяются также с учетом особенностей объекта управления. Так, во всех случаях передачи в доверительное управление права требования по денежному обязательству учредитель (доверитель) утрачивает на это требование право, так как право требования включает право требовать совершения каких-то действий обязанным лицом в отношении управомоченного лица. Учредитель (доверитель), передав право требования, не может требовать исполнения от обязанного лица, а значит, он утрачивает это право в отличие от собственника, который, передав все или отдельные правомочия, сохраняет за собой право собственности.

При передаче в доверительное управление права требования доверитель на основании договора доверительного управления взамен приобретает право требования к доверительному управляющему на сумму переданных в доверительное управление прав требования, дохода от их управления и иные права, предусмотренные договором. Так, Республика Казахстан, передав Национальному Банку РК по договору доверительного управления активы Национальног фонда (деньги), приобрело право требования к Национальному Банку на сумму этих активов и на инвестиционный доход и право требовать ежегодного перечисления в бюджет суммы трансфера. При этом указанное право требования, за исключением трансфера, не может быть предъявлено Правительством Национальному Банку РК в период действия договора доверительного управления.

В связи с передачей финансовых активов Национального фонда (прав требования) Республикой Казахстан в доверительное управление Национальному Банку РК они на период действия Договора доверительного управления принадлежат Национальному Банку РК. Более того, Национальный Банк РК вправе размещать финансовые активы Национального фонда от своего имени в интересах Республики Казахстан в разрешенные финансовые инструменты, перечень которых утверждается Правительством (п. 3 ст. 23 Бюджетного кодекса) и которые в соответствии со ст. 128-1 ГК РК являются правами требования.

Таким образом, в составе активов Национального фонда, которые находятся в доверительном управлении Национального Банка РК, нет и не может быть объектов права собственности, так как Национальный Банк не вправе инвестировать активы Национального фонда в такие объекты (здания, сооружения и иные вещи).

7. На основании изложенного считаем, что признание активов Национального фонда собственностью государства противоречит законодательству. В отношении предложения А.Г. Диденко на законодательном уровне признать Национальный фонд объектом исключительной собственности государства[21] полагаем это невозможным еще и потому, что объекты исключительной (в настоящее время этот термин не используется) собственности исключаются из гражданского оборота, они не могут быть отчуждены и допускается лишь предоставление их в пользование. Поскольку активы Национального фонда - это, прежде всего, деньги, исключить их из гражданского оборота невозможно. Они предназначены для целей оборота.

Полагаем также, что Республика Казахстан, передав активы Национального фонда в доверительное управление, «самостоятельно и в полном объеме»[22] все правомочия владения, пользования и распоряжения не осуществляет. Также и Правительство непосредственное управление его средствами не осуществляет. Непосредственное управление активами Национального фонда в интересах Республики Казахстан осуществляют Национальный банк и внешние управляющие. В отношениях по доверительному управлению активами Национального фонда Национальный банк не выступает как государственный орган, уполномоченный по закону осуществлять правомочия собственника государственного имущества. Национальный банк является доверительным управляющим финансовыми активами Национального фонда на основании гражданско-правового договора с Правительством.

8. Резюмируя изложенное, можно сделать обобщающие выводы:

Во-первых, не вызывает сомнений тот факт, что в случае передачи вещи в доверительное управление собственником остается учредитель. Также является бесспорным факт, что доверительное управление не ограничивается вещами: оно распространяется на «любое имущество»(п. 1 ст. 885 ГК).

Во-вторых, имущество, не представляющее собой вещь, не может являться объектом вещного права, такого как право собственности. Таким образом, когда лицо имеет такое имущество и передает его другому лицу, оно не передает право собственности (в прямом смысле этого слова); вместо этого оно передает имущество в виде обязательственного права (права требования).

В-третьих, следствием доверительного управления вещью является предоставление доверительному управляющему права на владение, пользование и распоряжение вещью, переданной в доверительное управление. В случае же передачи в доверительное управление права требования оно переходит к доверительному управляющему, а учредитель взамен приобретает другие права (происходит трансформация одних его имущественных прав в другие права). Аналогично, например, в факторинге клиент уступает (передает) финансовому агенту свое денежное требование к третьему лицу в обмен на финансирование.[23] Соответственно, клиент утрачивает права требования к третьему лицу в пользу финансового агента, но приобретает иное: право требовать от финансового агента финансирования.

В-четвертых, необходимо еще раз подчеркнуть, что никто не может иметь в собственности право требования. Поэтому в случае передачи права требования в доверительное управление единственным лицом, являющимся кредитором и имеющим право требовать от должника совершения тех действий, которые составляют содержание права требования, является доверительный управляющий. Учредитель такого права не имеет.

 

 

Доверительное управление в казахстанском праве

 

1. Доверительное управление предусмотрено Гражданским кодексом РК, глава 44 (статьи 883-895).

В Казахстане одним из основных исследователей в этой области является И.У. Жанайдаров. В 1994 году (до того как доверительное управление стало частью казахстанского законодательства) он опубликовал книгу под названием «Проблемы реализации права государственной собственности» (Алматы: Казахстан, 1994. 260 с.). Глава 3 этой книги озаглавлена: «Доверительное владение как форма собственности».

В результате исследования И.У. Жанайдаров пришел к довольно парадоксальному выводу - использовать в гражданском законодательстве Казахстана одновременно две конструкции: и англо-американской «траст», и конструкцию доверительного управления[24].

2. При разработке проекта ГК РК (особенная часть) подход И.У. Жанайдарова был отвергнут, а институт доверительного управления был построен не так, как он предлагал, а как приближенный к конструкции англо-американского траста. Прямая реализация конструкции траста в Казахстане невозможна, поскольку построение трастовой собственности не «вписывается» в казахстанскую правовую систему собственности, согласно которой имущество может принадлежать либо одному лицу (индивидуальная собственность) или нескольким лицам на праве общей (совместной или долевой) собственности. В то время как отношения, возникающие из траста, предполагают, что одновременно существует два владельца.

«В трасте имущество передается доверительному управляющему. Одновременно это имущество принадлежит на праве собственности, в зависимости от особенностей национального законодательства и от того, как составлен договор, первоначальному собственнику (учредителю траста) или выгодоприобретателю (бенефициару). Континентальная система права не признает «расщепления собственности». С её позиций собственность - абсолютная, ограниченная только законом власть собственника над имуществом. Поэтому Республика Казахстан не восприняла концепцию траста, но ввела доверительное управление имуществом ».[25]

Как отмечает известный российский юрист Суханов Е.: «что же касается классического англо-американского траста, то можно констатировать, что он представляет собой результат своеобразного исторического и культурного развития, не подлежащий прямому «переносу» (рецепции) в другие правопорядки. Как сложная система отношений, основанных на многовековых традициях прецедентного права и уходящих корнями в феодальный правопорядок, траст совершенно чужд континентальной правовой системе, для которой одним из общепризнанных и основополагающих постулатов является невозможность установления двух одинаковых прав собственности на одно и то же имущество (вещь). Право собственности в таком понимании невозможно и «расщепить»: оно либо полностью сохраняется за собственником (даже при передаче им своей вещи в доверительное управление иному лицу), либо полностью утрачивается им (при отчуждении вещи). При любом ином подходе возникает неразрешимая коллизия прав нескольких «собственников», каждый из которых желает распорядиться «своим» имуществом по своему усмотрению».[26]

Поскольку прямое заимствование конструкции доверительной собственности возможно было осуществить только при радикальном изменении основ существующей правовой системы, в ГК была принята договорная концепция доверительного управления имуществом как аналог доверительной собственности англо-американского права, но имеющий иную правовую природу. Поэтому доверительное управление фактически является адаптацией траста в казахстанское законодательство с целью закрепления его главных, с очевидностью удачных положений (выделение активов, передаваемых в доверительное управление, предоставление широких полномочий доверительному управляющему по распоряжению доверенным имуществом в интересах выгодоприобретателя, ограждение от обращения взыскания по требованиям кредиторов учредителя доверительного управления, за исключением случаев смерти учредителя или его банкротства и т.д.), базирующихся на основных принципах и концепциях казахстанского права.

3. Вызывает возражение вывод авторов статьи «Правовой режим Национального фонда Республики Казахстан» о том, что «распоряжение Нацфондом в строгом гражданско-правовом понимании этого правомочия осуществляет лишь Президент РК[27]. Полагаем, что распоряжение Национальным фондом Президентом РК ограничивается лишь определением объема и направления использования Национального фонда, то есть касаются только трансфертов из Нацфонда. Активами Национального фонда распоряжается Национальный Банк РК путем инвестирования в разрешенные финансовые инструменты.

4. Признание договора доверительного управления имуществом на уровне ГК в качестве самостоятельной разновидности контрактов в Казахстане произошло лишь в середине 1999 г. с введением в действие Особенной части ГК. Вместе с тем еще за несколько лет до этого на уровне законодательных актов доверительное управление имуществом нашло свое отражение. В частности, Указом Президента Республики Казахстан, имеющим силу Закона, от 23 декабря 1995 г. «О приватизации» передача государственного имущества в доверительное управление была признана предварительной стадией приватизации. Выбор такого необычного для казахстанской экономической и правовой действительности механизма был обусловлен необходимостью выполнения инвестиционной программы и обеспечением погашения долгов государственных предприятий, подлежащих приватизации.

В сущности же мотивация передачи имущества в доверительное управление может быть разной. Это и решение экономических задач позиционирования объекта управления на рынке, и борьба с коррупцией, и желание получить максимальную выгоду от владения имуществом с использованием опыта и знаний профессионалов, и урегулирование отношений с кредиторами и должниками ликвидируемого предприятия или умершего наследодателя. Задачей же законодателя является надлежащая регламентация условий оформления отношений доверительного управления имуществом, определение статуса их участников и урегулирование динамики этих отношений.[28]

5. А.Г. Диденко и А.Т. Кенжебаева пишут: «на настоящий договор (договор доверительного управления - примечание наше) распространяются как положения ГК о договоре доверительного управления (ст.ст. 883-895), так и общие нормы договорного права». С этим мы согласны. Вызывает, однако, возражение сделанный авторами вывод о противоречии общим нормам договорного права Постановления Правительства РК от 18 мая 2001 г., которое почему-то отнесено к законодательным актам.

Они утверждают, что «это обстоятельство (т.е. применимость к договору доверительного управления общих норм договорного права - примечание наше) иногда игнорируется в законодательных актах. Так, в постановлении Правительства РК от 18 мая 2001 г. «О договоре о доверительном управлении Национальным фондом Республики Казахстан» закреплено, что договор может быть расторгнут только на основании соответствующего решения Президента РК (п. 7.4). Но Президент РК не является стороной данного договора и, следовательно, не может обладать правомочием по его расторжению. Данный договор может быть расторгнут по общим основаниям, предусмотренным ГК, сторонами, которые его заключили».[29]

Действительно, на договор о доверительном управлении распространяются общие нормы казахстанского договорного права. Согласно ст. 401 ГК договор по общему правилу может быть расторгнут по соглашению сторон. По требованию одной стороны он может быть расторгнут при существенном нарушении договора другой стороной и в иных случаях, предусмотренных законом или договором. Таким образом, договор доверительного управления может быть расторгнут по общим основаниям, предусмотренным законом или договором.

В то же время в соответствии с п. 1 ст. 404 ГК РК «односторонний отказ от исполнения договора (отказ от договора) допускается в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, иными законодательными актами или соглашением сторон». Следовательно, помимо общих оснований расторжения договора, соглашением сторон может быть предусмотрено право одной из сторон на односторонний отказ от договора.

Кроме того, право учредителя прекратить действие договора доверительного управления имуществом в любое время предусмотрено законом (подпункт 3) пункта 1 ст. 891 ГК). Такое право, как правило, предусматривается законом для доверительных (фидуциарных) сделок и является средством защиты имущественного положения доверителя.

Стороной договора является не Президент РК, не Правительство РК и не Министр финансов, подписавший договор, а Республика Казахстан. От имени Республики Казахстан в данном случае выступает Правительство РК и оно может предусмотреть с согласия другой стороны любые условия одностороннего отказа, в том числе поставить необходимым условием такого отказа решение Президента РК как высшего должностного лица Республики Казахстан. На правовую природу договора это никак не влияет.

Поэтому утверждение, что Президент РК не является стороной договора и поэтому не может обладать правомочием по его расторжению, не может быть признано верным. Президент РК - не сторона договора, так же как и Правительство не является стороной договора доверительного управления Национальным фондом. Стороной этого договора является сама Республика Казахстан, Правительство и Президент выступают от ее имени.

6. Не соответствует законодательству и мнение авторов об обязательной регистрации всех гражданско-правовых сделок, заключаемых Национальным Банком.

В момент заключения Договора доверительного управления между Правительством и Национальным Банком ст. 44 ГК содержала требования о регистрации сделок государственных учреждений. Так, согласно абзацу 3 пункта 1 статьи 44 ГК «гражданско-правовые сделки, заключаемые государственными учреждениями, подлежат регистрации в порядке, определяемом Правительством Республики Казахстан» (в редакции, действовавшей в 2001 году).

Постановлением Правительства РК от 5 июня 1999 года № 703 утверждены Правила регистрации гражданско-правовых сделок, заключаемых государственными учреждениями за счет бюджетных денег которые, как указано в Постановлении, разработаны в соответствии с пунктом 1 статьи 44 Гражданского кодекса Республики Казахстан (Общая часть). Правила регулировали отношения между государственными учреждениями и органами Комитета казначейства Министерства финансов Республики Казахстан в сфере регистрации гражданско-правовых сделок, заключаемых за счет бюджетных денег.

 Согласно Правил государственные учреждения, заключающие гражданско-правовые договоры на приобретение товаров (работ, услуг) за счет средств государственного бюджета, регистрируют их в территориальных органах Комитета казначейства Министерства финансов Республики Казахстан. Национальный Банк не заключает договоры за счет средств государственного бюджета, поэтому правило о регистрации сделок на него в то время не распространялось.

Действующая норма ст. 44 ГК не содержит требования об обязательной регистрации сделок государственных учреждений, а п. 3 ст. 105 ГК РК отсылает к Бюджетному кодексу: «принятие государственным учреждением договорных обязательств осуществляется в соответствии с Бюджетным кодексом Республики Казахстан». Однако такая регистрация предусмотрена ст. 96 Бюджетного кодекса, при этом Кодекс (п. 2 ст. 2) делает исключение для сделок Национального Банка.

Регистрация договоров, заключаемых государственными учреждениями с поставщиками товаров (работ, услуг) и выдача разрешений производятся с целью контроля за использованием ими бюджетных средств.

В отличие от иных государственных учреждений Национальный Банк не финансируется из государственного бюджета. Так, согласно п. 12 Положения о Национальном Банке Республики Казахстан (утверждено Указом Президента РК от 31 декабря 2003 года №1271) финансирование деятельности Национального Банка Казахстана осуществляется из бюджета (сметы расходов) Национального Банка Казахстана.

Национальный банк и его предприятия не финансируются из государственного бюджета, товары, работы и услуги приобретаются ими за счет бюджета Национального банка и поэтому нормы Бюджетного кодекса о государственных учреждениях не распространяются на Национальный Банк Республики Казахстан и государственные учреждения, финансируемые им, что и предусмотрено п. 2 ст. 2 Бюджетного кодекса:

«2. Положения настоящего Кодекса, касающиеся государственных учреждений, не распространяются на Национальный Банк Республики Казахстан и государственные учреждения, финансируемые из бюджета (сметы расходов) Национального Банка Республики Казахстан, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом». Аналогичную норму содержал и п. 1-1 ст. 2 Бюджетного кодекса 2004 года.

Соответственно противоречит казахстанскому законодательству также вывод проф. А.Г. Диденко о том, что, «в соответствии с Бюджетным кодексом Национальный банк не может свободно вступать в гражданско-правовые отношения (т.е. контракты) без разрешения соответствующих государственных органов» [30].

 

Выводы и практические предложения

 

В результате проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

1. Необходимо еще раз вернуться к проблеме объектов гражданских прав и прежде всего к ст. 115 ГК. В отличие от вещных прав (и в особенности права собственности), остальные виды объектов, особенно права требования, разработаны совершенно недостаточно. Это уже сейчас создает немало проблем и, в частности, доставило немало трудностей в защите Национального фонда от притязаний иностранных инвесторов.

2. Следует добиться четкого разграничения вещного права (как права на вещи) и права требования (как права на нематериальные активы). К сожалению, в ГК это различие четко не проводится, что приводит к распространению на права требования правил, применимых только к вещному праву. Это можно продемонстрировать хотя бы на примере Главы 44 ГК, посвященной доверительному управлению. Практически все нормы этой главы рассчитаны только на передачу в доверительное управление вещей и не учитывают особенностей передачи в доверительное управление денег и ценных бумаг. Везде говорится только о владении, пользовании и распоряжении. Между тем это правомочия вещных прав. Надо выработать термины, приемлемые для прав требования, например «использование» или (термин, который мы применили в Законе о государственном имуществе применительно к акциям) «обладание». В общем, этот вопрос нуждается в тщательном изучении.

Еще более убийственный пример. В п. 1 ст. 884 ГК говорится, что учредителем может быть собственник или субьект иного вещного права (выделено нами). А где иные, кроме вещных, имущественные права? Из этой нормы совершенно определенно вытекает, что субъект права требования не может быть учредителем и, значит, передача в доверительное управление безналичных денег и бездокументарных ценных бумаг должна подчиняться правилам вещных прав, что прямо противоречит ст. 115 ГК (особенно пункту 2-1). Таких примеров можно привести много и по главам ГК о других договорах.

Надо провести ревизию всего ГК на предмет устранения подобных нелепых положений.

3. Необходимо разработать теоретические основы имущественных прав, включающих в себя право собственности, иные вещные права, права требования и другие имущественные права. На сегодняшний момент это нам удалось сделать применительно к имущественным правам государства (см. подпункт 23) п. 1 Закона о государственном имуществе, п. 7 ст. 192 ГК). Более или менее четкое разграничение между вещами и правами требования было проведено применительно к наличным и безналичным деньгам (пункт 2-1 ст. 115 ГК).

Однако это только первые шаги. Существует острая необходимость в теоретической разработке этих проблем и применения этого принципа ко всему тексту Гражданского кодекса.

4. Следует определиться с организационно-правовой формой Национального Банка как юридического лица исходя из того, что Национальный Банк не содержит ни одного из признаков учреждения, закрепленных в ГК.

5. Повторим еще раз наше предложение, которое мы неоднократно высказывали. Следует раз и навсегда решить проблему с ликвидацией государственных предприятий и учреждений и упразднения прав хозяйственного ведения и оперативного управления. Иностранные юристы не понимают этих устаревших, оставшихся от тоталитарного прошлого понятий, которые дискредитируют нас перед всем миром.

 

 

Заключение

 

В статье поставлены теоретические и практические проблемы, вытекающие из насущной необходимости выяснить правовое положение Национального фонда РК, Национального Банка РК, определить теоретические основы права требования как объекта гражданских прав и место этого вида объектов в системе гражданских прав, установить набор прав, принадлежащих субъектам гражданского права, в особенности юридическим лицам и государству. Все эти проблемы являются спорными и теоретически недостаточно проработанными.

Мы представили статью на обсуждение в НИИ частного права и получили много критических замечаний. Тем не менее мы остаемся на своих позициях и считаем, что предложения, сделанные в настоящей статье, могут пригодиться для дальнейшего совершенствования гражданского законодательства.

В связи с этим приглашаем всех юристов, заинтересованных в дальнейшем развитии нашего гражданского права, поделиться своими мыслями и предложениями по проблемам, поставленным в этой статье.

 


[1] См.: Устойчивое развитие страны и правовые механизмы реализации принципа транспарентности при использовании средств Национального фонда Республики Казахстан / под редакцией Порохова Е.В. Глава. Автор Порохов Е.В. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=33772455

[2] См.: Диденко А.Г., Кенжебаева А.Т. Правовой режим Национального фонда Республики Казахстан. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30076980

[3] См.: Диденко А.Г., Кенжебаева А.Т. Правовой режим Национального фонда Республики Казахстан. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30076980

[4] В редакции Закона от 3 июля 2019 года, которым функции регулирования и развития финансового рынка, а также защиты прав потребителей на этом рынке будут переданы новому государственному органу - Агентству по регулированию и развитию финансовых рынков. Вводится в действие с 1 января 2020 г).

[5]. См.: Закон РК «О членстве Республики Казахстан в Международном Валютном Фонде, Международном Банке Реконструкции и Развития, Международной Финансовой Корпорации, Международной Ассоциации Развития, Многостороннем Агентстве Гарантии Инвестиций, Международном Центре по Урегулированию Инвестиционных Споров, Европейском Банке Реконструкции и Развития, Азиатском Банке Развития, Исламском Банке Развития, Азиатском Банке Инфраструктурных Инвестиций»

[6]. Согласно ст.8 Закона Национальный банк Республики Казахстан:

«29) осуществляет без получения соответствующих лицензий банковскую деятельность, профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг и иную деятельность, определенную законами Республики Казахстан;

30) осуществляет банковское обслуживание клиентов Национального Банка Казахстана;

31) осуществляет доверительное управление Национальным фондом Республики Казахстан на основании договора о доверительном управлении, который заключается между Национальным Банком Казахстана и Правительством Республики Казахстан и публикуется в официальных печатных изданиях;

32) осуществляет доверительное управление активами на основании договоров о доверительном управлении, заключаемых Национальным Банком Казахстана с Правительством Республики Казахстан или юридическими лицами. Договоры о доверительном управлении, заключаемые между Национальным Банком Казахстана и Правительством Республики Казахстан, публикуются в официальных печатных изданиях;

32-1) осуществляет доверительное управление пенсионными активами единого накопительного пенсионного фонда на основании договора о доверительном управлении, заключаемого между Национальным Банком Казахстана и единым накопительным пенсионным фондом;

32-2) осуществляет функции кастодиана в отношении пенсионных активов единого накопительного пенсионного фонда».

[7] Согласно указанной норме участниками гражданских правоотношений (субъектами гражданского права) могут быть граждане, юридические лица и государство.

[8]. См.: Вещные права в Республике Казахстан / Отв. ред. М.К.Сулейменов. Алматы: Жеті Жарғы, 1999. С. 23. «Не имеется убедительных мотивов для использования именно конструкции права оперативного управления для обозначения прав частного учреждения. Возможно, более точным было бы использовать для данных целей право доверительного управления имуществом»

[9]. См.: Устойчивое развитие страны и правовые механизмы реализации принципа транспарентности при использовании средств Национального фонда Республики Казахстан / под редакцией Порохова Е.В. Глава. Автор Порохов Е.В. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=33772455#pos=3;-88

[10]. См.: Диденко А.Г., Кенжебаева А.Т. Правовой режим Национального фонда Республики Казахстан. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30076980

[11]. См.: Диденко А.Г. Анализ казахстанского законодательства о Национальном фонде Республики Казахстан на предмет его коррупционности. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30079515#pos=129;19

[12]. См.: Сулейменов М.К. Понятие и виды вещных прав.

https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1017907#pos=76;-45

[13]. См.: Гражданское право: В 4 т. Том 1: Общая часть: Учебник. 3-е издание, переработанное и дополненное / Под ред. Е.А.Суханова. М. Волтерс Клувер, 2008. С.230.

[14]. См.: Коростелев М.А.. Правовой режим наличных денег: к вопросу о совершенствовании гражданского законодательства России. https://cyberleninka.ru/article/n/pravovoy-rezhim-nalichnyh-deneg-k-voprosu-o-sovershenstvovanii-grazhdanskogo-zakonodatelstva-rossii).

[15]. См.: Карагусов Ф.С. О правовом режиме денег в качестве одного из основных видов объектов гражданских прав, создании национальной платежной системы и контроле рынка криптовалют. https://www.zakon.kz/5016187-o-pravovom-rezhime-deneg-v-kachestve.html

[16]. См.: Замотаева Т.Б. Деньги как объект гражданских прав. http://www.dslib.net/civil-pravo/dengi-kak-obekt-grazhdanskih-prav.html).

[17]. См.: Карагусов Ф.С. О правовом режиме денег в качестве одного из основных видов объектов гражданских прав, создании национальной платежной системы и контроле рынка криптовалют. https://www.zakon.kz/5016187-o-pravovom-rezhime-deneg-v-kachestve.html

[18]. См.: Менглиев, Ш. Имущественные права как объект права и правоотношения.

Юрист. 2004. № 9.

[19]. Закон о государственном имуществе был подготовлен рабочей группой, состоящей из сотрудников НИИ частного права Каспийского университета и юридической фирмы «Зангер».

[20]. См.: Диденко А.Г., Кенжебаева А.Т. Правовой режим Национального фонда Республики Казахстан. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=3007698

[21]. См.: Диденко А.Г. Анализ казахстанского законодательства о Национальном фонде Республики Казахстан на предмет его коррупционности. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30079515#pos=129;19

[22]. См.: Устойчивое развитие страны и правовые механизмы реализации принципа транспарентности при использовании средств Национального фонда Республики Казахстан / под редакцией Порохова Е.В. Глава 1. Автор Порохов Е.В. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=33772455#pos=3;-88

[23] Статья 729. Договор финансирования под уступку денежного требования (факторинга):

«1. По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать деньги в распоряжение другой стороны (клиента), а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту свое денежное требование к третьему лицу, вытекающее из отношений клиента (кредитора) с этим третьим лицом (должником)».

[24] См.: Жанайдаров И.У. Проблемы реализации права государственной собственности (Алматы: Казахстан, 1994. 260 с.

[25]. См.: Жанайдаров И.У. Комментарий к статье 883 Гражданского кодекса. - Гражданский кодекс Республики Казахстан (Особенная часть). Комментарий (постатейный). В двух книгах. Книга 2. / Ответственные редакторы: М.К.Сулейменов, Ю.Г.Басин. Алматы, 2006. С. 250.  

[26]. См.: Суханов Е. А. Вещное право. https://www.litres.ru/e-a-suhanov/veschnoe-pravo/chitat-onlayn/page-12/

[27]. См.: Диденко А.Г., Кенжебаева А. Правовой режим Национального фонда Республики Казахстан. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30076980

[28]. См.: Карагусов Ф.С. Содержание права доверительного управления имуществом. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30061094#pos=77;-10

[29]. См.: Диденко А.Г., Кенжебаева А. Правовой режим Национального фонда Республики Казахстан. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30076980

[30]. См.: Диденко А.Г. Анализ казахстанского законодательства о Национальном фонде Республики Казахстан на предмет его коррупционности. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30079515#pos=129;19

 

27 июня 2020, 12:15
Источник, интернет-ресурс: Мукашева К.В., Сулейменов М.К.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript