Предложения к проекту Концепции правовой политики (в раздел уголовно-исполнительная сфера) (Саламатов Е.А., кандидат юридических наук, PhD, доцент) (©Paragraph 2020 / 5.0.6.26)

Предложения к проекту Концепции правовой политики
(в раздел уголовно-исполнительная сфера)

 

Саламатов Е.А.,

кандидат юридических наук,

PhD, доцент

 

В текущем году истекает срок действия Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, утвержденной Указом Президента РК от 24 августа 2009 года № 858. Юридическая общественность уже приступила к разработке проекта новой Концепции, которая определит основные направления развития правовой системы страны на ближайшее десятилетие. В этой связи, в раздел «уголовно-исполнительная сфера» предлагаются нижеследующие тезисы с обоснованием.

1. Уголовно-исполнительная система является важным звеном в правовой архитектуре государства. От качества ее функционирования зависит оценка обществом уровня справедливости правовой системы в целом. Поэтому, для совершенствования сферы исполнения уголовных наказаний необходимо принятие комплекса мер по повышению эффективности ее деятельности и профессионального имиджа.

(Обоснование: Пенитенциарная система является завершающим звеном в правовом механизме государственного воздействия на преступников. Сбой механизма на данном этапе обесценивает предыдущие усилия органов уголовного преследования, прокуратуры и суда по установлению, задержанию, расследованию и привлечению к справедливому наказанию правонарушителей. В конечном итоге, некачественное функционирование органа, исполняющего наказания, подрывает авторитет всей правовой системы).

2. С учетом достижений пенитенциарной науки и практики в серьезном переосмыслении нуждаются цели уголовного наказания со смещением акцента от исправления к ресоциализации, то есть к подготовке осужденного к законопослушной и социально-ответственной жизни после освобождения. Также требует своего развития в уголовно-исполнительном законодательстве такая цель наказания как восстановление социальной справедливости, для чего важно распространение института медиации на стадию исполнения наказания. В этом вопросе следует законодательство и практику ориентировать на институт восстановительного правосудия.

(Обоснование: Касательно цели «исправление».

Утопичность идеи об исправлении человека с помощью тюрем признали еще советские ученые. Так, в 1991 году известный ученый Хохряков Г.Ф. писал: «Здравый смысл подсказывает, что задача по исправлению и перевоспитанию в условиях изоляции от общества недостижима… Действительно, ставя цель по приспособлению человека к жизни в обществе, его отделяют от этого общества; желая научить его полезному активному поведению, содержат в обстановке, где каждый шаг расписан, что вырабатывает пассивность; думая заменить в сознании человека вредные привычки полезными, его содержат среди себе подобных, что способствует взаимному заражению, и т.п.».

Поэтому в законодательстве и практике многих зарубежных стран, далеких от догм советской пенитенциарной науки, не ставится цель исправить преступников с помощью тюрем. Например, в Законе Германии «Об исполнении наказания в виде лишения свободы» от 16 марта 1976 года закреплено: «Исполнение наказания служит цели научить заключенного жить в будущем с социальной ответственностью без совершения преступлений». В данном случае, цель наказания не связана с морально-психологическим «перерождением» преступника в тюрьме, а обращена в будущее и заключается в его подготовке к социально-ответственной жизни после освобождения. Иными словами, целью наказания является ресоциализация заключенного, то есть подготовка его к освобождению.

В криминологии «ресоциализация» означает процесс повторного вживания преступника в законопослушное общество. В отличие от «исправления» термин «ресоциализация» шире, поскольку не ограничивается лишь изменением сознания осужденного и направлен на его подготовку к жизни в обществе после отбытия наказания. Очевидно, что государство, наказывая лицо за совершение преступления, должно нацелить систему исполнения наказаний на возвращение в общество не просто законопослушного, но и подготовленного индивида. В противном случае, бывший заключенный не желающий совершать новые преступления, но не сумевший адаптироваться в обществе, вновь станет перед необходимостью нарушить закон.

Касательно цели «восстановление социальной справедливости».

Анализ пенитенциарной практики указывает на крайне низкий уровень восстановления нарушенных прав потерпевших от преступлений, прежде всего, материального характера. В частности, в 2019 году из ущерба в сумме 597 млрд. тенге, установленного приговорами судов, осужденными погашено всего 1,4 млрд. тенге или 0,2%.

Изучение личных дел осужденных показывает, что пенитенциарное законодательство не ориентирует ни администрацию учреждений УИС, ни самих осужденных, к возмещению ущерба причиненного преступлением. К примеру, заключенный, полностью погасивший ущерб, может иметь третью отрицательную степень поведения; в то же время, другой заключенный, не возместивший даже часть иска, может иметь положительную степень поведения. В свою очередь, степень поведения влияет на решение вопросов об условно-досрочном освобождении, замене неотбытой части лишения свободы более мягким наказанием, и др.

В целом, правовые проблемы потерпевших от преступлений носят межотраслевой характер. По мнению ряда экспертов в уголовно-процессуальном законодательстве статус потерпевшего также занижен, как и в советские времена ему отводится роль «инструмента для раскрытия преступления»).

3. К процессу подготовки заключенных к освобождению необходимо шире привлекать социальные службы местных исполнительных органов, а также возможности неправительственных организаций. В этой связи, требуется проработка вопроса софинансирования учреждений уголовно-исполнительной системы и служб пробации за счет бюджета акиматов.

(Обоснование: Изучение успешных зарубежных моделей тюремных систем показывает, что такую задачу, как подготовку осужденных к освобождению лучше всего решают лица и организации, не относящиеся к администрации тюремного учреждения. Как правило, это представители мэрии и различные гражданские организации, получающие на это целевые гранты от государства.

Данный подход объясняется тем, что тюремные службы в силу своей специфики больше нацелены на потребности заключенных в период отбывания наказания; а местные исполнительные органы, будучи заинтересованными в низком уровне преступности в своем регионе, ориентированы на возвращение человека из изоляции более подготовленным к самостоятельной жизни.

Поэтому, для внедрения в Казахстане указанной модели ресоциализации заключенных требуется соответствующее целевое финансирование на уровне акиматов).

4. Для мест лишения свободы сохраняет актуальность задача по дальнейшему переходу к камерному типу содержания осужденных, который, в отличие от исторически сложившейся в Казахстане коллективной формы содержания, более эффективно препятствует распространению тюремной субкультуры. Кроме того, с позиции международных стандартов содержание заключенных в камерах соответствует интересам обеспечения безопасности их личности. В рамках решения данной задачи требуется законодательная унификация существующих в стране практик исполнения наказания в камерных условиях.

(Обоснование: О необходимости перехода к камерному содержанию осужденных отмечается и в действующей Концепции правовой политики. В настоящее время лишь 17% осужденных к лишению свободы содержатся в камерных условиях. При этом, в силу того, что действующее пенитенциарное законодательство в основном ориентировано на коллективное (отрядное) содержание, в нормативном регулировании камерного порядка содержания имеются определенные пробелы. По этой причине на практике по ряду важных вопросов отсутствуют единые подходы).

5. С учетом изменившейся структуры осужденных в местах лишения свободы следует оптимизировать классификацию учреждений уголовно-исполнительной системы. Сокращение видов учреждений по степени безопасности будет соответствовать сформировавшемуся в условиях гуманизации составу заключенных, более 90% которых отбывают наказание за тяжкие и особо тяжкие преступления. Данная мера также позволит уменьшить государственные расходы на перевозку осужденных по стране из-за отсутствия учреждения УИС соответствующего вида безопасности в той или иной области.

(Обоснование: За последние 10 лет в рамках проведенной гуманизации уголовного законодательства существенно изменилась структура «тюремного населения». Если на начало 2010 года в местах лишения свободы отбывали наказание за преступления небольшой и средней тяжести 18% осужденных, то за последние 5 лет их доля не превышает 8%. При этом 1/4 из осужденных за преступления небольшой и средней тяжести ранее уже отбывали лишение свободы, в том числе за тяжкие и особо тяжкие преступления.

 Иными словами, при нынешней устоявшейся правоприменительной практике криминологическая характеристика заключенных стала более однородной. Соответственно, при таком раскладе нет необходимости в существующей чрезмерно раздробленной классификации пенитенциарных учреждений, из-за которой сохраняется финансово затратная и не гуманная советская практика перевозки осужденных железнодорожным транспортом по стране (этапирование)).

6. Занятость осужденных на оплачиваемых работах имеет важное значение для поддержания их материального и морально-психологического состояния, сохранения связей с родственниками, готовности к социально-ответственной жизни после освобождения. От трудозанятости осужденных также зависит уровень возмещения материального ущерба от преступлений. Перспективным направлением в этой сфере является создание благоприятных законодательных условий для привлечения малого и среднего бизнеса в пенитенциарные учреждения с целью создания дополнительных рабочих мест.

(Обоснование: В настоящее время из 22 тыс. трудоспособных осужденных на оплачиваемых работах устроены лишь 10,3 тыс. человек. Предприятия уголовно-исполнительной системы в лице РГП «Енбек» не справляются с задачей обеспечения всех осужденных работой. Из 10,3 тыс. работающих осужденных лишь 3,9 тыс. устроены на объектах РГП «Енбек», при этом, ежегодно данная цифра снижается.

В этой связи, для решения указанной проблемы следует создать благоприятные законодательные и организационные условия для привлечения в учреждения УИС малого и среднего бизнеса с целью создания дополнительных рабочих мест для осужденных).

7. Необходимо дальнейшее совершенствование законодательства и практики исполнения наказаний, альтернативных лишению свободы. Для чего требуется ревизия данных видов наказаний на предмет их эффективности в современных условиях. Также в целях раскрытия потенциала такого наказания как общественные работы, следует по примеру многих стран придать им элемент публичности. Данная мера позволит общественные работы по строгости приблизить к лишению свободы, что, в свою очередь, устранит дисбаланс в системе уголовных наказаний.

(Обоснование: Наказание в виде исправительных работ при нынешней экономической модели государства еще в 90-х годах потеряло основу для применения. Суть данного наказания заключается в ежемесячных денежных удержаниях из заработной платы осужденного. Однако, 99% подсудимых, ранее работавших, к моменту вынесения приговора становятся безработными. Причина в том, что частные работодатели, как правило, сразу же увольняют работников, привлекаемых к уголовной ответственности.

В настоящее время на учете служб пробации республики состоит 13 осужденных к исправительным работам. За весь 2019 год их было 43. При этом, изучение мотивов работодателей, не уволивших привлеченных к уголовной ответственности работников, указывает на родственные связи или корыстную заинтересованность.

Такое наказание, как общественные работы во многих странах исполняется публично, то есть на виду у общества. Это достигается путем одевания на осужденных специальной опознавательной одежды. Например, в ряде европейских стран осужденные обязаны одевать яркую жилетку с надписью «Community Payback» (Вернуть долг обществу).

По результатам исследований европейских криминологов публичность исполнения наказания содержит большой профилактический эффект, уровень рецидива среди бывших осужденных к таким наказаниям на 50% ниже, чем у иной категории осужденных.

В этой связи, целесообразно в Казахстане по примеру других стран придать общественным работам публичность (внедрить специальные жилетки с надписью «Қоғамға борыш қайтару»)).

8. В стране создана служба пробации, дальнейшее совершенствование которой невозможно без учета международных стандартов. В этой связи, требуется практику службы пробации синхронизировать с Минимальными стандартными правилами ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), принятыми Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 года № 45/110. Прежде всего, это касается Докладов о социальном обследовании. В целом, институту пробации, исходя из ее межотраслевого характера, необходимо придать комплексный и межведомственный подход.

(Обоснование: В соответствии с пунктом 7.1 Токийских правил: «Если существует возможность составления докладов о социальном обследовании, судебный орган может воспользоваться докладом, подготовленным компетентным, уполномоченным должностным лицом или учреждением. Доклад должен содержать социальную информацию о правонарушителе, которая имеет отношение к характеру правонарушений, совершавшихся данным лицом, и к его нынешним правонарушениям. Он должен также содержать информацию и рекомендации, которые имеют отношение к процедуре вынесения приговора. Доклад составляется на основе фактического, объективного и беспристрастного материала, а мнения формулируются в четких выражениях».

Речь идет о социальных докладах, которые по запросу суда составляются независимыми от системы исполнения наказаний социальными работниками. Данные доклады раскрывают исключительно социальную сторону жизни правонарушителя и помогают суду принять справедливое решение по делу.

В казахстанском Законе «О пробации» от 30 декабря 2016 года предусмотрен не социальный, а досудебный доклад. Данный доклад составляется не социальными работниками, а сотрудниками уголовно-исполнительной системы, юристами по образованию. Такой подход в определенной мере подрывает конституционный принцип независимости суда).

9. В целом, система исполнения уголовных наказаний нуждается в дальнейшем ее совершенствовании и приближении к общепризнанным международным стандартам.

(Обоснование: Проводимая с 2010 года гуманизация законодательства позволила сократить «тюремное население» более чем в 2 раза, с 63 тыс. до 30 тыс. человек. В то же время, сама тюремная система недостаточно модернизирована.

В этом вопросе следует учесть, что темпы ее реформирования на данном этапе уже мало зависят от законодательства, прежде всего, они зависят от обновления устаревшей инфраструктуры пенитенциарных учреждений, доставшейся нам в наследство от советского государства).

 

 

15 июля 2020, 09:34
Источник, интернет-ресурс: Саламатов Е.А.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript