Исповедь художника: о деньгах, копиях и творчестве

4 декабря 2020, 13:15
Фото: Игорь Буренин, АПН

Как сегодня живется художнику? Есть ли место для творчества, или все решают деньги? Эти вопросы, пожалуй, интересуют не только самих деятелей изобразительного искусства. Корреспондент zakon.kz узнал, может ли художник, который с одной стороны должен следовать определенным правилам изобразительного искусства, заниматься настоящим творчеством и зарабатывать.

Изобразительное искусство настолько многогранно, что без каких-либо базовых знаний разобраться в творческом наследии художников весьма непросто. Если окунуться в историю, то немало величайших произведений изобразительного искусства появилось благодаря религиозным объектам – полотна Леонардо да Винчи, Микеланджело, Джотто и других гениев Эпохи Возрождения до сих пор украшают стены католических храмов в Европе и одновременно входят в число мировых шедевров.

На пространстве бывшего СССР есть как минимум одна известная на весь мир школа, связанная с традицией росписи стен религиозных объектов. Это Палех —знаменитый центр лаковой миниатюры, имеющий глубокую связь с традициями средневековой религиозной живописи. Несколько столетий местные мастера сохраняли и развивали древние технические приемы, знание материалов и стилистических особенностей различных иконописных школ. Палехские иконы отличала особая тонкость письма, использование золота на одеждах святых и в орнаментах. Палешане в России всегда считались лучшими исполнителями больших храмовых икон, а в 19-м веке и стенных росписей.

На данный момент потребность в художниках, которые делают росписи на стенах религиозных объектов, на удивление, не иссякла. Правда, не все могут создавать по-настоящему произведения искусства. Не зря говорят, что для художника ценно писать в то время, когда он живет. Согласитесь, создателю полотен было бы приятно, если через 100-200 лет скажут, что храм расписан в 21 веке, а не как пародия на 15 век.

Известный российский палехский иконописец и руководитель Палехской иконописной мастерской Владимир Курилов со своей командой расписал 11 казахстанских храмов - храм Иоанна Богослова (Рудный), Успенский Кафедральный собор (Нур-Султан), церковь св. Николая в селе Малотимофеевка Акмолинской области и 5 храмов в Алматы: Софийский, св. Матроны, Троицкий нижний в храме Христа Спасителя, храмы Царственных страстотерпцев и св. князя Владимира, Вознесенский Кафедральный собор.

Он старается находить что-то новое в религиозной живописи, объединяя существующие стили со своим видением.

Почитайте объявления, некоторые "художники" так прямо и пишут: "роспись храмов в рублевском стиле". Ребята, да вы даже не скопируете его. Даже не скопируете! У вас красок таких нет, минералов таких нет сейчас, вы техникой не владеете. Золотом не умеете ни творить, ни класть, а самому такое создать – это тяжело, это невозможно. Я никогда не возьмусь писать под Рублева. И всем говорю: "Вы шарахайтесь от таких "художников", не вздумайте с ними связываться, они в лучшем случае сделают пародию на оригинал". Я смотрю на иконы Дионисия и на Рублева, поражаюсь: как они в 15-16 веке такие шедевры создавали? У них же не было информации такой, как у меня сейчас… Но! Во-первых, они были монахи, и, скорей всего, такой талант - это сверху. Во-вторых, мы сейчас живем в другом мире. Мы духовно до них не дойдем, до их высоты, до их чистоты, до их подходов к искусству, - считает Владимир Курилов.

Он старается писать не только в палехском стиле, но и применяет навыки, полученные им от ярославской, строгановской, новгородской школ.

Многие забывают, что первая задача росписи в храме – живопись должна быть неразрывно связана с архитектурой. Но есть мастерские – они кааак выбрали одно, так и погнали! Храм стоит с колоннами, портики - неоклассика, там можно писать академию, а они там пишут древнерусский стиль. Вот в цвете – это все уже вторично. А первое, повторюсь, – это связь архитектуры с живописью. Вот у нас мУка была с Вознесенским собором в Алматы. Это неорусский стиль, и это модерн, и писать его в древнерусском палехском стиле нельзя…. А модерн в русском церковном зодчестве не состоялся, не успел, революция наступила. Он только-только начался, только-только, два-три храма есть, и все, - посетовал Владимир Курилов.

Реально ли успевать одновременно творить и хорошо зарабатывать? Вопрос хороший. Владимир Курилов считает, что скорее да, чем нет.

Да, этот вид искусства (иконопись) консервативен… Если ты его не знаешь! А знание канона, знание службы, знание Писания, знание Ветхого и Нового завета, когда ты в теме, когда ты в материале глубоко, когда ты знаешь творчество Рублева, Дионисия, разбираешься в школах – это трудно, но это надо - ты можешь творить. Только тогда, когда ты себе ставишь творческую задачу – ты можешь творить. Конечно, если у тебя другая задача, если ты поставил себе задачу заработать побольше денег, то все просто - в интернете нашел подходящую картинку, скачал, перевел на стенку, раскрасил. Там творчества нет, там зарабатывание денег. А если у тебя нет знания канонов, что ты можешь изобразить? Ты не понимаешь элементарных вещей – можешь святого написать в профиль, а этого делать нельзя. Ты можешь хитон у мученика делать зеленым, хотя там должен преобладать красный цвет… Это и есть канонические вещи, которые иконописец должен знать. Большинство так называемых "иконописцев" их не знают. Да тот же красный цвет хитона – он же может быть красный холодный, теплый, красный яркий. Вот где творчество! Как все виды искусства – если ты человек творческий, то у тебя широкая гамма раскрытия образа своего Я. Тот же Рублев не стал бы великим, если бы он не сломал сложившуюся до него в византийской и греческой иконографии композицию Троицы. Он ее сломал и сделал по-своему. И теперь все ее рисуют так – канонически, как у Рублева. Но это он сделал, сломав предыдущий канон, - сказал Курилов.

Интересно, что святые в православных храмах, как правило, смотрят на прихожан очень строго, взыскательно или же смиренно, и тогда в их глазах проглядывает вся мировая скорбь. А католические святые - почти земные, живые, из плоти и крови, это, скорее, портретная живопись или даже чуть ли не бытовая картинка. Курилов объясняет, что такая разница в изображении возникла неслучайно. Когда христианство разделилось на католиков и православных, православная вера осталась верна мировым канонам. А условный язык иконы очень сложный, он вырабатывался веками. Потому по-настоящему писать икону очень сложно.

Я сам не все понимаю. А там было просто. Когда первые апостолы (это не притча, это было на самом деле) увидели первое изображение Спасителя, а это была как фотография, кто-то из апостолов сказал: "а так нельзя писать, человек придет в храм и не поверит, что царствие божие как на земле". И тогда стал вырабатываться свой язык иконописный. Мы ж привыкли: на картине перспектива к горизонту. А на иконе - обратная перспектива, там все сломано. На иконе, наоборот, предмет, удаляющийся от нас, расширяется (пример: стол и подставки у ангелов в иконе А. Рублева "Троица" - прим. ред.). Там нет объема, там все в одной плоскости. Это такой условно декоративный язык - очень сложный язык, но очень выразительный. Чем он ценен – он позволяет выразить, сделать ладно образ. Вот так и добивается иконописец изображения духовности мира, - поведал Курилов.

Своим студентам художник всегда говорил о том, что при росписи шкатулки нужно писать сказку, а в случае с росписью стен храма нужно было изобразить космос, лик, который не должен выражать никаких чувств, поскольку ангелы – бесплодны, хотя многие этого не знают.

В то же время в католичестве как в академическом письме – там смех, улыбка, грусть, печаль. Европейская культура шла от греческих, римских художников – это прославление анатомии, красоты человеческого тела. Естественно, что и католическая церковь пошла по этому пути. И хронологически это прослеживается. Хотя ранние века, еще до Микеладжело, у них фрески с православными похожи, это романский стиль. А вот эпоха Возрождения – там уже иначе. А у нас до конца 17-го века, когда Петр I открыл окно в Европу и понаехало западное искусство, нельзя было академически писать. Во-первых, теней не должно быть на иконе и в храме. Какие тени?.. Там свет Божий льется со всех сторон. И других нюансов много, которые надо было учитывать. А в конце 17-го, в 18м, в 19м – там уже все иначе. В Питере в Исаакии (Исаакиевский собор – прим. авт.) – масляная академическая живопись. Вот и все, - рассказал Курилов.

По его словам, проще написать икону в академическом стиле, это может любой, закончивший художественное училище и владеющий техникой, знающий в тоне, в цвете - он напишет, и тем более скопирует. А в православной иконе - тут уже надо не только знать, но и уметь, владеть техническими приемами. Это еще сложней.

Тот же Васнецов в конце жизни, он много храмов, икон написал, он говорит – "Как я был далек от настоящей русской иконы, я только сейчас понял. И, наверное, мне так и надо было писать сказки". Он понял, что не туда шёл, - заявил Курилов.

Сколько времени занимает роспись одного храма? Васнецов в Киеве 10 лет расписывал. Храм Христа Спасителя 37 лет расписывали. Но в Казахстане Курилов и его команда успевают расписывать за более сжатые сроки.

Костяк нашей бригады десять человек. В Нур-Султане тридцать человек расписывали и работали полгода. Это не быстро, это сверхбыстро. Успенский храм в Нур-Султане - 6000 кв. метров, это больше чем Вознесенский собор на 2000 кв. м. Я когда приехал, говорю – год минимум на роспись! А Владыка Александр мне говорит: Владимир Константинович, полгода, к Пасхе. Шесть тысяч квадратных метров за полгода!.. Я Владыке говорю – ни одна бригада в России не возьмется. Он – "надо". На Пасху была служба. Мы успели. Но так нельзя, я сразу скажу. Искусство не требует суеты. А с нас требуют. Быстро. Быстро. Быстро. И есть другие вещи, несовместимые с искусством. Расписываешь храм, а параллельно идет строительство, холод, двери открыты, шум, стук. Как писать? Леса трясутся, меньше 10 градусов в храме, рука к стене примерзает. Бывает, плюс пять в храме, а высота его – 44 метра внутри, бывает, и до 70 м. Мы работаем с 8:00 до 20:00 каждый день, кроме воскресения. Постойте 10-12 часов на лесах, которые шатаются на высоте 40 метров. И не просто стоять надо, а рисовать, писать тонкие ровные линии, и чтобы они на место легли. Это не валиком махать. Храмовое искусство – очень тяжелый труд, который мало кто ценит, - отметил Владимир Курилов.

Он мечтает хотя бы один храм расписать в свое удовольствие и на тех условиях, которые его устраивают.

Леса такими должны быть, как я хочу, а не какими мне сделали. И писать не быстро-быстро, а как пишется, - заключил Курилов.

Как бы там ни было, баланс между творчеством и заработком найти можно всегда. Недаром говорят, что любая работа должна быть в первую очередь в удовольствие, тогда и достойная оплата за нее подоспеет. А потому нет предела совершенству, и стать большим мастером изобразительного искусства сейчас может каждый, было бы желание, знание, вдохновение и талант.

Альберт Ахметов


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?