Как работает военная приемка в Казахстане

11 июня 2021, 07:00
Фото: Zakon.kz

Качество продукции военного назначения – важный фактор обороноспособности государства. Функции контроля ее производства выполняют военные представительства Министерства обороны. О специфике их деятельности рассказал начальник Центра военных представительств Министерства обороны РК Виталий Каплунов.

– Виталий Александрович, чем занимаются военные представительства, для чего они созданы?

– Мы контролируем выполнение государственного оборонного заказа. Военные представительства созданы на 25 предприятиях, где выпускают вооружение, специальную технику, средства индивидуальной защиты.

Заказчиком продукции являются Министерство обороны, другие войска и воинские формирования, за исключением Службы государственной охраны. При сопровождении договора мы подотчетны первому руководителю заказывающего госоргана.

Еще на этапе заказа по каждому виду продукции готовится техническая документация или тактико-техническое задание. Составляется номенклатура товаров, работ и услуг, которую утверждает Министерство индустрии и инфраструктурного развития.

Мы отслеживаем все этапы капитального ремонта, модернизации военной техники и вооружения. От безупречной настройки приборов и оборудования зависит, как поведет себя техника в самый ответственный момент: на учениях, в сложных погодных условиях. Любой сбой техники небезопасен, чреват тяжелыми, порой непоправимыми последствиями, срывом боевой задачи.


– На каком этапе начинается контроль, и от чего зависит его интенсивность?

– Сначала вместе с сотрудниками отдела технического контроля предприятия наши эксперты проверяют качество поступающего сырья и комплектующих. Изучают фактуру, свойства материалов, проводят их физико-химический анализ, инструментальную проверку. Смотрят сопроводительную документацию. После этого принимается решение о запуске в производство, либо об отказе.

Следующий этап – проверка технологического цикла производства. Искусство военного представителя заключается в правильном определении точек контроля. Это, я вам скажу: процесс творческий. Здесь нужны знания, опыт и, я бы сказал, профессиональное чутье. Обязательный контроль уязвимых мест в производственной цепочке позволяет с большой долей уверенности говорить о хорошем качестве продукции.

На завершающей стадии проводятся контрольные испытания. Проверяются эксплуатационные характеристики готового образца, оцениваются показатели его надежности. Это самый ответственный момент.
Не исключен и внезапный контроль. Наши специалисты имеют право без уведомления проверить соблюдение технологической дисциплины на любом участке производства. Интенсивность контроля зависит от технической оснащенности предприятия и уровня подготовки персонала. Чем выше автоматизация на производстве, квалификация сотрудников, тем меньше брака, а значит, и внешнего контроля.

– Насколько подготовлены к такой работе ваши кадры?

– Военные представительства комплектуются военнослужащими из войсковых частей с опытом службы. Они знают конструктивные особенности техники и вооружения, умеют обращаться с ними.
Наши офицеры – выпускники военных, технических вузов. Среди них есть специалисты с юридическим и экономическим образованием. Понятно, что производство оборудования для корабля контролирует тот, кто служил на флоте, а изделия для войск РХБ защиты проверяет специалист, знающий толк в приборах радиационной и химической разведки.

Для наших специалистов организуются курсы повышения квалификации, им предоставляется возможность получить дополнительное образование. Поэтому в профессиональном отношении они чувствуют себя достаточно уверенно.

– Не возникают ли спорные вопросы между специалистами военных представительств и предпринимателями в ходе проверок?

– Не скрою, случается недопонимание между исполнителями заказа и военными представителями. В таких случаях обращаемся к документам, правилам, смотрим стандарты – там все прописано. Все спорные вопросы решаем в рамках совместных комиссий, технических советов, действующих на предприятиях.

Мы не отвергаем аргументированную критику, всегда прислушиваемся к доводам производственников. В большинстве своем это специалисты с достаточным опытом и хорошей базовой подготовкой.

При необходимости наши представители оказывают практическую помощь предприятию в решении технических и организационных вопросов. Ведь цель у нас одна – не допустить отступлений от основных принципов, не снизить качество продукции.

– Что делает специалист при выявлении брака в ходе производства либо испытаний готовой продукции?

– На практике случается всякое. Иногда приходят контрафактные, некондиционные комплектующие изделия и материалы, выявляются нарушения технологического процесса.

Незамедлительно выясняем причины сбоя, принимаем меры для его усранения. Разбираемся, что за дефект: конструктивный, технологический просчет, некачественные комплектующие или ошибка работника? От этого зависят дальнейшие действия военного представителя.

В любом случае до выяснения и устранения причин производство, приемка и отгрузка продукции приостанавливаются.

– Какую ответственность несут специалисты военного представительства при обнаружении брака в партии принятой продукции?

– Брак в нашем деле – это ЧП. Речь идет о продукции стратегического назначения. На ее производство тратятся немалые средства. Мы постоянно анализируем деятельность военных представительств, изучаем ошибки, их характер. Естественно, при выявлении случаев халатности, злоупотреблений служебным положением ставится вопрос об ответственности должностных лиц, вплоть до уголовной.

– А как проверяется качество продукции военного назначения, приобретаемой за рубежом?

– Технику и оборудование, которые заказываем мы, проверяют военные представительства государств – экспортеров. В свою очередь, качество казахстанской продукции военного назначения, идущей на экспорт, контролируют представители нашего ведомства.

Это предусмотрено межправительственными соглашениями. Речь идет о международных обязательствах, поэтому уровень ответственности очень высокий.

Кроме этого, за рубежом приобретается та продукция, которую не могут произвести в Казахстане. Причины этого разные: от отсутствия технологий, специалистов, до нерентабельности производства в связи с небольшими потребностями.

– Скажите, почему же тогда звучат предложения об упразднении института военного представительства? Ваша точка зрения по этому поводу?

– Категорически не согласен с такой постановкой вопроса. Ведь речь идет не о производстве каких-либо бытовых вещей: вешалок, прищепок и прочих товаров. Хотя для обеспечения спроса они тоже должны быть сделаны на совесть.

При производстве военной продукции мелочей не бывает. Лучше на ранней стадии выявить брак, дать возможность предприятию все исправить. Иначе, деньги – на ветер. А если военная техника отказала во время учений, при выполнении боевого задания или при проведении спасательной операции? В этом случае из-за чьей-то халатности могут пострадать люди – так что говорить о ликвидации этого института, по меньшей мере, безответственно.

Мы действуем в рамках закона, и от нашей деятельности зависит безопасность государства.

Деятельность военных представительств – прежде всего, в интересах самих предприятий, так как в противном случае претензии по качеству вплоть до отказа от приемки продукции возникали бы уже после прибытия техники в войска. А работа военных представителей позволяет выявлять и устранять недостатки на стадии производства, что выгоднее предприятию. Думаю, излишне объяснять, почему так предприятию выгоднее.

– А есть ли отличия в нашей системе контроля качества военной продукции от зарубежной?

– Институт военных представительств действует во всех развитых государствах мира. В натовской системе усиленный контроль устанавливается на предприятиях, допустивших сбой в производстве, или с небольшим опытом работы. Для остальных производителей контроль проводится в штатном режиме.

В целом наш алгоритм контроля качества такой же, как в странах СНГ. Он базируется на национальных стандартах, четком соблюдении правил и норм, заложенных в технической документации. Да, присутствует определенный консерватизм, который критикуют производственники. Но, коль мы ориентируемся на выпуск высокотехнологичных образцов вооружения и техники, то и контроль должен быть соответствующим.
Полагаю, со временем в системе контроля могут произойти изменения. Технологические процессы постоянно совершенствуются. Значит, будет меньше отказов и неисправностей. Это позволит перейти к более гибкой системе контроля качества. Но полностью упразднить институт военного представительства недопустимо. Это вопрос государственного значения, и эту сферу пускать на самотек нельзя.

– У представителей бизнеса есть вопросы по организации помещений для военных представительств, обеспечению их техническими средствами. Говорят, мол, это накладно…

– Все эти моменты прописаны в законе. Предприятия обеспечивают военные представительства служебными помещениями, средствами связи, оргтехникой и канцелярскими принадлежностями.
На эти цели они не тратят средства из своего кармана. Затраты входят в стоимость продукции государственного оборонного заказа. Денежное довольствие, зарплата военнослужащих и служащих военных представительств также выплачиваются из госбюджета. Так что в этом плане предприятия не несут какой-либо нагрузки.

– Влияет ли ваше ведомство на цены при производстве продукции, ремонте техники и оборудования?

– Безусловно. Именно военные представители могут увидеть процесс изнутри, оценить трудоемкость процесса, затраты на разработку, производство, испытания, содержание оборудования.
Проанализировав все эти данные, они делают заключение о фактической цене продукции. Эти сведения передаются в Министерство индустрии и инфраструктурного развития, где проводится дополнительная экспертиза.

Например, при разработке опытного образца невозможно точно сказать, каким он будет на выходе. Похожая ситуация происходит при производстве ремонта, где применяются ориентировочные цены.

Окончательные затраты становятся известны только после разборки и дефектации образца.

Иногда происходит завышение цен или, наоборот, возникают неучтенные издержки. Удорожание может возникнуть из-за роста цен на комплектующие, курсовой разницы. В таких случаях, заботясь об экономической стабильности предприятия, государство возмещает ему понесенные затраты.

Что касается контроля ценообразования – то это экономия средств налогоплательщиков. Ведь тратятся средства республиканского бюджета, они выплачиваются частным компаниям. А военные представительства стремятся избежать лишнего расходования бюджетных средств.

– Можете привести конкретные примеры, когда благодаря вашему ведомству удалось сэкономить бюджетные средства?

– Таких примеров немало. В прошлом году мы предотвратили производство боеприпасов по завышенной стоимости. Экономия составила десятки миллионов тенге.

При проведении капитального ремонта бронетанкового вооружения была пресечена попытка установки контрафактных комплектующих, благодаря чему после ремонта войска получили технику с хорошим ресурсом надежности.

Существенные недостатки выявили наши специалисты в конструкции 125 мм практических выстрелов к танкам Т-72. При таком дефекте невозможно было говорить ни о точности, ни о дальности стрельбы.

Хорошо, что это произошло на этапе запуска в производство. В ходе совместной работы было найдено конструктивное решение. После испытаний выстрелы были запущены в серийное производство.

В 2018 году при приемке командно-штабных машин военные представители нашли более 30 несоответствий техническому заданию. Только после устранения всех замечаний машины были приняты в эксплуатацию. Также была предотвращена поставка некачественной техники для обеспечения связи в оперативно-тактическом звене управления.

В 2019–2020 годах были выявлены нарушения в ходе капитального ремонта авиационной техники. При выполнении работ, направленных на поддержание летной годности, в авиации придерживаются обязательных промышленных бюллетеней. Наши специалисты установили, что на предприятии, осуществляющем ремонт, этот бюллетень не исполнялся. Сами понимаете, какие здесь могли быть последствия.

В целом с 2016 по 2020 год военные представители сэкономили бюджет государства на сумму 8,4 млрд тенге. Благодаря деятельности военных представительств количество рекламационных случаев и поставок некачественной продукции уменьшилось в десятки раз.


Присылайте свои новости на наш
Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?