Пойдут ли талибы на Центральную Азию и к чему это может привести - экспертное мнение

tass.ru tass.ru
Национальный афганский проект "Талибан" в считанные месяцы может превратиться в международный исламский.

Террористическая организация "Движение Талибан" постепенно захватывает власть в Афганистане и в скором времени может установить полный контроль над территорией этой страны. Чем это может обернуться для стран Центральной Азии, рассказали в интервью zakon.kz доктор исторических наук, профессор Асылбек Избаиров и эксперт в области международных отношений Аскар Батталов.

zakon.kz: Тенденция событий, происходящих сегодня в Афганистане, показывает, что талибы в скором времени смогут захватить остальные районы и установить здесь свою власть. Как это может отразиться на странах Центральной Азии?

Асылбек Избаиров: Данная ситуация таит в себе как определенные угрозы, так и возможности для стран Центральной Азии.

Касательно угроз, то вряд ли талибы пойдут на Центральную Азию, о чем они заявляют на всех официальных встречах, в частности, они об этом открыто высказались во время своего недавнего визита в Москву. Но сам факт прихода к власти новой силы в Афганистане автоматически приведет к переформатированию афганского политического пространства, что неминуемо будет иметь сопутствующие результаты.

zakon.kz: Какие негативные последствия этого вы видите?

Асылбек Избаиров: Я бы выделил три основных негативных последствия.

Первое. Затяжной политический кризис, нестабильная ситуация в Афганистане, отсутствие этносоциального баланса, неспособность армии и правоохранительных органов дать отпор талибам вкупе может в ближайшее время привести к вооруженному захвату талибами власти в Кабуле.

Подчеркиваю, именно к вооруженному захвату. А это является сигналам для властей стран Центральной Азии, что подобный сценарий вполне реализуем в условиях неразрешенности многих внутренних социально-экономических проблем в Центрально-Азиатском регионе, особенно в Таджикистане, Кыргызстане, где слабы политические вертикали власти. Действия талибов могут стать образцом для подражания.

Второе. Строительство талибами своего исламского государства приведет к тому, что экстремистские радикальные элементы и некоторые категории верующих уже в самом названии "исламское государство" могут увидеть некий идеал или иллюзию "истинного исламского правления" и это может способствовать их переезду - "хиджре" - на территорию Афганистана и, соответственно, росту террористической угрозы в странах Центральной Азии.

Эффект и резонанс мощного и утопического идеала "исламского порядка" способен привести к активизации спящих небольших и самогенерирующихся ячеек в ряде стран Центральной Азии, которые находятся под сильным воздействием идеологии "глобального джихада". Как показали события 2011-2012 годов, в первую очередь речь идет об идеологическом влиянии глобального терроризма на радикальные элементы в Казахстане.

Третье. Не исключено, что после захвата талибами власти в Кабуле к границам стран Центральной Азии потекут потоки беженцев, в основном это будут политические оппоненты талибов. Конечно, в стране, которая постоянно живет в условиях войны, большого потока беженцев опасаться не следует, это, скорее всего, будут отдельные группы беженцев.

Но в данном случае ситуация опасна тем, что среди беженцев могут находиться отдельные террористы.

Не секрет, в свое время многие представители этнических меньшинств, такие, как узбеки, таджики, уйгуры, испытывая на себе последствия комплекса жертвы "пуштунского шовинизма", влились в ряды разных террористических структур. Эти этносы в течение многих лет, будучи оторванные от родных земель, являются универсальным инструментом и главным активом, который может быть использован в разного рода конфликтах.

К примеру, еще осенью 2017 года на северо-восток (Бадахшан) и северо-запад (Джаузджан-Сарипуль) Афганистана передислоцировалась группа приблизительно до 2000-2200 человек, возглавляемая одним из давних командиров бывшего "Исламского движения Узбекистана" под псевдонимом Муавия, по неподтвержденным сведениям - выходец из Узбекистана. В его группу вошли отряды Омара Гози (Шейха Омара, сына Джумы Намангони) и Азизуллы (Абдурахмона) Юлдаша (сына Тохира Юлдаша), группы афганских таджиков и узбеков, а также чеченцы, турки и уйгуры.

Такие оппозиционные к талибам группы в условиях полной гегемонии власти талибов могут быть вытолкнуты, прежде всего, в Таджикистан, Узбекистан и Кыргызстан по коридору, ведущему из афганского Бадахшана в таджикский, через высокогорные тропы, использующиеся при контрабанде наркотиков. Также в зоне риска может оказаться уйгурский район Китая.

В итоге мы можем увидеть процесс постепенной инфильтрации небольших групп боевиков из тех отрядов антиправительственных сил, в которых находятся выходцы из стран постсоветского пространства, на территорию Центральной Азии.

Также мы не должны забывать тот факт, что, по данным ООН, 25-35 процентов трафика афганского наркотика идет через северный маршрут, то есть через территорию государств Центральной Азии. А в условиях полного прихода к власти талибов это приведет к спаду или росту трафика наркотиков - остается вопросом.

zakon.kz: В конце XX века и после теракта 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке "Движение Талибан" было нерукопожатной организацией, но сегодня многие страны региона, и не только региона, пытаются установить с ней отношения. С чем это связано?

Аскар Батталов: Дело в том, что после крушения биполярного мира периода холодной войны мир изменился, и с 1991 года до мирового экономического кризиса 2008 года главным субъектом международной ответственности был Вашингтон. Развал Югославии и дальнейшее переформатирование Балкан, вторжение в Афганистан в 2001-м, вторжение в Ирак в 2003-м и так далее… Штаты почувствовали себя хозяевами положения, однако это не могло не отразиться на системе международных отношений, которые держались на нормах международного права. Нормы, которые выстраивались весь век, были поколеблены, маргинализованы самими США понятия суверенитета и невмешательства в дела иного государства, были даны небывалые полномочия субъектам, проводящим гуманитарные операции, и появились частные военные компании. Субъектами международного права сегодня наравне с государством стали транснациональные компании, международные организации, например, ВОЗ и, конечно же, террористические организации.

zakon.kz: Террористические организации?

Аскар Батталов: Да, потому что их роль возросла, и игнорировать их становится все труднее.

Первым, можно сказать, актом по легализации таких организаций и подписания с ними договоров стал Астанинский процесс по урегулированию ситуации в Сирии, где вместе с представителями России, Турции, Ирана и официальной Сирии сидела за столом переговоров сирийская оппозиция, которая завязана на многих террористических организациях, в том числе, на Аль-Каиде и ДАИШ.

Вторым знаком были переговоры США в прошлом году с "Талибаном", и с тех пор эта организация с точки зрения международного права уже является субъектом международных отношений. Более того, "Движение Талибан" - это нациообразующая организация, которая имеет свою идеологию и лидеров. Я бы сказал, это национально-освободительное движение, консолидация не только племен, но и многих когда-то враждовавших между собой организаций, например, таких, как партия Хекматияра Гульбеддина и партия Мулла Умара - основателя "Талибана". Поэтому я не согласен с теми, кто утверждает, что эта организация чисто пуштунская. В нее входят и таджики, и хазарейцы, и узбеки. Естественно, в большинстве своем она состоит из пуштун, но в любой момент организация может стать интернациональной. Такой опыт уже был в годы вторжения СССР в Афганистан, к сопротивлению моджахедов присоединялись мусульмане со всего Ближнего Востока. Да и после вторжения США в 2001 году наблюдался интернационализм в "Талибане". Просто в разные эпохи пуштун использовали в своих интересах державы. В 1980-х мировым джихадом по освобождению исламской земли Афганистана спекулировали, с одной стороны, США в целях гибридной войны против СССР. С другой стороны, эта ситуация была крайне интересна Саудовской Аравии для укрепления в регионе суннитской исламской идентичности в противовес революционной шиитской, которую продвигал Иран в лице имама Хомейни.

zakon.kz: А сегодня что происходит?

Аскар Батталов: Сегодня история будет повторяться, но только игроки другие. Сегодняшнюю архитектуру мировой политики и событий необходимо рассматривать сквозь призму новой холодной войны XX века между США и КНР.

Несмотря на то, что многие ученые утверждают, что "Талибан" - это чисто национальный афганский проект, я уверен, что этот проект в считанные месяцы может превратиться в международный исламский.

Основная идентичность идеологии - религиозная, а не национальная. В свою очередь пуританский суннизм, который исповедует "Талибан", - наднационален и интернационален. "Талибан", скорее всего, очередная разменная монета в многоходовой игре держав. С легкой руки Штатов (уход из Афганистана) "Талибан" превращается в силу, которая фактически становится основным политическим ядром страны. Не стоит забывать, что территория страны на перекрестке цивилизаций - исламской, индийской, китайской и опосредованно через ЦА и славянской. Не зря Афганистан называют Heartland - сердце земли.

Через Пакистан Китай имеет колоссальное влияние в Афганистане. Основная задача Китая - прорубить через Таджикистан, далее Афганистан окно в Пакистан, в Карачи для выхода в Индийский океан. Стоит напомнить, что Китай выстраивает мощную морскую логистику в Индийском океане, это порт и в Шри-Ланке, и в Джибути. Кстати, о прорубании окна в Таджикистане - в Бадахшанском районе Китай уже имеет военную базу. Существует множество источников, свидетельствующих о следе Китая в Афганистане и связях с "Талибаном".

В этой связи уход США из Афганистана ставит в неловкое положение Россию. В ближайшем будущем произойдет неминуемое столкновение интересов РФ и КНР в регионе, как это уже происходит в Центральной Азии... Неужели Штаты об этом не знали? Отнюдь.

Думаю, это продуманная акция, и "Талибан" может оказаться фитилем в этом глобальном столкновении интересов.

Также стоит упомянуть тот факт, что хекматияровцы, которые стали вторым важным ядром в "Талибане", являются тесно связанными с такой мощной исламской организацией, как "Ихван-аль Муслимин" (Братья Мусульмане), штаб-квартира которой находится в Лондоне.

Афганистан сегодня становится действительно сердцем материка и геополитических интересов всех супердержав.

zakon.kz: А вы что думаете по этому поводу, Асылбек Каримович?

Асылбек Избаиров: Я согласен с коллегой, что сегодня важной стратегической проблемой для Вашингтона будут взаимоотношения с КНР. Поэтому многие эксперты все чаще стали говорить о том, что основное противостояние в сердце Азии - Афганистане - будет разворачиваться именно с Китаем.

Если посмотреть на карту, то видим, что вокруг Китая формируется кольцо конфликтов. Это Корейский полуостров, исламисты на Филиппинах, Южно-Китайское море, Бирма, сложности с Гонконгом, соперничество с Индией в Индийском океане и в Гималаях и прочее. И мне кажется, что в этом ряду Афганистану отводится важное место.

Достаточно беглого взгляда на карту, чтобы понять, что Афганистан занимает ключевое положение в китайской стратегии "Один пояс - один путь", практической реализацией которого является транспортный проект "Новый Шелковый путь".

Это самый короткий маршрут между Центральной и Южной Азией, а также между Китаем и Ближним Востоком, который также служит воротами в Аравийское море и далее в Европу. Поэтому Китаем строится в устье Персидского залива морской порт в Гвадаре, являющийся важным звеном в китайско-пакистанском экономическом коридоре.

Экономическое присутствие Китая уже сегодня внушительно. Так, в 2007-м китайцы выиграли право на добычу меди в Афганистане на сумму почти $3 млрд (£1,45 млрд), Афганистан заключил 25-летний контракт с китайской государственной нефтяной корпорацией "СиЭнПиСи", охватывающий бурение и постройку в перспективе нефтеперерабатывающих мощностей в северных провинциях Фарьяб и Сар-э-Пул. И уже в 2011-м китайские нефтяники начали добычу нефти из бассейна Амударьи на севере Афганистана, а после подписания в 2016 году между странами меморандума о взаимопонимании был запущен первый прямой грузовой поезд из Китая до пограничного города Хайратан и воздушный коридор, соединяющий Кабул и китайский город Урумчи.

Также еще в 2017 году китайские власти заявили, что на севере афганской провинции Бадахшан при финансовой поддержке Китая появится суперсовременная, оснащенная всем необходимым новая военная база официальных Вооруженных сил Афганистана.

Ваханский коридор, контролируемый сегодня "Талибаном", как мы видим, является важным участком, через который проходит общая граница между Китаем и Афганистаном, и занимает по протяженности всего 76 километров. Но именно этот коридор еще в истории был важным участком Шелкового пути. Словом, история повторяется.

Поэтому, наверное, в первую очередь "Талибан" берет контроль над важными пунктами пересечения границ с внешним миром, начиная с самого важного - с Ираном в Ислам-Кале, Туркменистаном в Торгунди, Шир Хан Бандаром, главного пункта пересечения границы между Афганистаном и Таджикистаном, тем самым контролируя около двух трети границы с Таджикистаном.

По сути, Китай является единственной в мире страной, у которой выстроены нормальные отношения с "Талибаном", тогда как многие страны признали его террористической структурой.

6 июля военные США свернули свою военную базу в Баграме под Кабулом. Ранее там базировались авиация и до пяти тысяч военных различных миссий, это может означать, что скоро талибы пойдут на Кабул.

По этому поводу официальный Пекин резко критиковал политику США по сворачиванию американских военных баз на территории Афганистана, заявив, что именно "США - изначальные виновники афганской проблемы - несут неизбежную ответственность".

Но нам кажется, что это только начало целой многоходовой операции, целью которой, возможно, является направление потенциала исламского сопротивления в нужном им русле.

zakon.kz: И последний вопрос. Есть ли в Казахстане спящие и самогенерирующие ячейки, радикальные элементы, которые могут попасть под воздействие идеала "исламского порядка", под идеологию и влияние "глобального джихада", глобального терроризма, о котором мы с вами и говорим сегодня.

Асылбек Избаиров: В Казахстане пока не сформированы единые, централизованные, организованные ячейки террористических организаций, с которыми приезжие боевики могли бы слиться, их организационная инфраструктура слаба.

Но существуют автономные ячейки, которые действуют по сетевому принципу: они разбросаны по всей стране и не связаны между собой. У них нет тесных и системных связей с международными террористическими организациями, но они находятся под их идеологическим влиянием.

Как раз-таки именно идеологическое влияние неких утопических идеалов "исламского порядка" способно привести к активизации спящих ячеек и является самым негативным аспектом.

Также из-за потока небольших групп беженцев в краткосрочной перспективе возможны серьезные инциденты на афганско-таджикской границе.

Торгын Нурсеитова

*Движение "Талибан" - зарубежная террористическая организация, запрещенная на территории Казахстана решением Верховного суда РК от 15 марта 2005 года.

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления