Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Загипа Балиева: Я обычная женщина

Фото : 13 марта 2006, 13:12

№ 10 (274) от 13.03.2006
Елена НЕФЕДОВА, Астана

В череде скандалов, связанных с изъятием земли и выплатой компенсации за снос жилья, скоро будет поставлена жирная точка. Министерство юстиции разрабатывает новые механизмы оценки земельных участков, которые обеспечат оценочные компании четкими правилами и критериями оценки. Намерено ли государство также урегулировать отношения дольщиков и застройщиков? Как Минюст собирается дальше бороться с коррупцией в своих рядах? И какие изменения ожидают казахстанскую уголовно-исправительную систему? На эти и другие вопросы нашего корреспондента Елены НЕФЕДОВОЙ отвечает министр юстиции РК Загипа БАЛИЕВА.

- Загипа Яхяновна, накануне президентских выборов Минюст проводил внеплановую инвентаризацию недвижимости. Тогда было выявлено 1,7 миллиона объектов, которые не зарегистрированы, из них 1, 4 миллиона - это жилые дома. Как могло случиться, что такое огромное количество зданий осталось вне ведения государства?

- Согласно действующему закону о регистрации недвижимости такая регистрация в нашей стране необязательна по закону. Вы можете построить дом и жить там, а на государственную регистрацию вы идете только по собственному желанию. Но сейчас мы готовим законопроект, который сделает регистрацию жилья обязанностью. Это правильно, потому что все мы платим налог на недвижимость, и государство имеет право знать, сколько недвижимости есть в стране. Концепция законопроекта уже утверждена на межведомственной комиссии, и он включен в план законопроектной работы правительства на 2006 год.

- Намерены ли вы навести порядок в механизме оценки жилья, идущего под снос? Сами оценщики заверяют, что вся проблема - в несовершенном законодательстве, которое не имеет четких критериев оценки земли…

- В рамках законопроекта о регистрации недвижимости мы хотим подробно прописать не только вопросы регистрации и технической инвентаризации, но и подходы к методике оценки земли. В настоящее время в Министерстве юстиции создана рабочая группа по совершенствованию оценочной деятельности. Возглавляет ее вице-министр юстиции Серик Нугманов. В рабочую группу вошли представители всех заинтересованных госорганов, а также представители оценочных палат. Начата разработка положений концепции реформирования оценочной деятельности. Как раз в нее и войдут вопросы изъятия земельных участков и проведения их оценки.

Мы уже собирались со всеми оценщиками, проводили встречи и в Алматы, и в Астане. Как юристы, мы намерены обеспечить их работу в нормальном правовом поле. Тогда и у наших граждан не будет столько претензий к государственным органам.

- Само Министерство юстиции всегда работает в правовом поле?

- Конечно!

- Тогда как оно могло обмануть собственных сотрудников? Пару лет назад Минюст пообещал возвести для них дом на условиях долевого участия и, выступив заказчиком, даже собрал деньги со своих юристов. Но, не подняв и одного этажа, строительство многоэтажки остановили, а людям сообщили, что у застройщика закончились деньги…

- Да, к сожалению, этот факт имеет место быть. Хочу заметить, что заказчиком этого дома выступило не само министерство, а ЗАО «Материально-техническое снабжение Института законодательства РК», который является нашим структурным подразделением. Но, конечно, это не умаляет ответственности министерства перед гражданами, и для меня, как для юриста, во главе угла стоит принцип справедливости. Когда я приступила к обязанностям министра юстиции и узнала, что есть такая ситуация, то я, конечно, в нее вмешалась. Оформила документы в правоохранительные органы.

В настоящее время строительство дома находится в стадии завершения. Сейчас собираем пакет документов для оформления актов государственной приемочной комиссии. Это необходимо для сдачи дома в эксплуатацию и регистрации права собственности на жилье. Мы уверены, что права граждан, которые вкладывали свои средства, не будут ущемлены, и когда решатся все вопросы с документами, люди смогут заселиться в свои квартиры.

- Долевое строительство остается очень рискованным вложением средств для дольщиков. Сейчас Ассоциация застройщиков Казахстана разрабатывает законопроект о долевом участии в строительстве жилых домов. Как вы относитесь к этой затее?

- Конечно, мы должны законом застраховать наших граждан от недобросовестных организаторов долевого строительства. Сейчас они могут собрать у людей деньги на строительство дома, взять их и уехать. А должна быть какая-то гарантия. И граждане должны быть уверены, что государство защищает их посредством закона.

Сейчас на уровне госорганов обсуждается вопрос разработки этого законопроекта, его целесообразности. Есть поручение Президента РК и премьер-министра, адресованное Министерству индустрии и торговли, поскольку в их ведении находится уполномоченный в данном вопросе Комитет по делам строительства. Формируется рабочая группа. Представители Минюста, Комитета регистрационной службы и Института законодательства в нее тоже войдут.

- Не секрет, что за последние годы в Казахстане принято слишком много нормативно-правовых актов, причем некоторые из них противоречат действующим законам. Минюст уже сообщал о предстоящей систематизации законодательства. Как проходит эта работа и можно ли ожидать создания новых кодексов?

- На начальном этапе развития любому государству важно создать собственную законодательную базу. И мы ее создавали. А теперь пришло время систематизировать законы, сделать их квалифицированными и взаимосвязанными. Сейчас мы по заданию правительства проводим ревизию всех подзаконных актов и действительно встречаем акты, противоречащие законам или принятые с превышением должностных полномочий.

Ревизия показала, что из 5055 изученных подзаконных актов таких оказалось 632. По 80 % из них уже приняты меры. Они либо поставлены на утрату, либо в них внесены изменения. Вопрос по оставшимся 20 % сейчас находится на согласовании в госорганах. Эта работа началась уже два-три года назад и успешно продолжается. Мы уже выпустили второй том свода законов. Сейчас готовим третий и работаем над консолидированными законами.

- Сейчас один из самых обсуждаемых законопроектов в стране - это законопроект «О легализации». Как вы считаете, действительно ли нужен Казахстану второй этап легализации капиталов и имущества?

- Мы в любой момент можем отказаться от этой идеи и сказать, что Казахстану это не нужно. Но это совсем не значит, что на территории Казахстана перестанет существовать недвижимость, которая сейчас уже есть, и финансовые накопления, которые уже сформированы. Италия и некоторые другие государства эти мероприятия проводят ежегодно. При этом их бюджет ежегодно пополняется финансами, а недвижимость ежегодно легализуется и начинает работать на экономику.

Я не хочу сказать, что я абсолютная сторонница легализации, но, мне кажется, нужно быть более практичными в этой ситуации. Чего больше этот закон даст нашему государству? Либо это будет реальный механизм вливания в экономику, который будет работать, но тогда этот механизм нужно продумывать. Либо надо оставить все как есть, но тогда нужно все-таки заставить правоохранительные органы активнее работать, чтобы выявить, насколько законно и легально приобретена та или другая недвижимость или накопления.

- Загипа Яхяновна, в этом году вы провели демонстративную чистку в рядах Минюста. Вы и дальше намерены увольнять сотрудников за коррупцию или будете практиковать иные методы борьбы с этим явлением?

- Я не хочу сказать, что борьба с коррупцией - это для меня главная задача, потому что коррупция в органах юстиции - это вообще нонсенс! Тем не менее считаю нужным сделать все, чтобы исключить элементы коррупции во всех подразделениях Министерства юстиции, в том числе и в системе КУИС. На сегодняшний день я вижу это прежде всего в организации работы контролеров в исправительных учреждениях: это достаточно высокая заработная плата и социальная защита сотрудников.

Социальные вопросы персонала в колониях должны быть решены на очень высоком уровне. Только тогда у этих людей не будет желания идти на коррупционные правонарушения: организовывать дополнительные свидания заключенным, проносить им в учреждения наркотики, продукты питания, запрещенные предметы. Но нужно сделать и так, чтобы у них не было такой возможности, то есть контроль и еще раз контроль. Кроме того, мы будем применять меры административного воздействия к сотрудникам, которые не исполняют свои обязанности на должном уровне. Что же касается условно-досрочного освобождения, то во избежание разных пересудов этот вопрос теперь будет под моим личным контролем.

- Какие изменения в уголовно-исполнительной системе ожидают самих заключенных?

- Политика государства сейчас направлена на гуманизацию законодательства. Если раньше в уголовно-исправительных учреждениях у нас находилось 108 тысяч заключенных, то после реализации закона об амнистии, вступившего в силу 10 января 2006 года, останется примерно 39 тысяч. На сегодняшний день по амнистии уже освобождено 2037 осужденных. 481 заключенному сокращены сроки наказания.

Мы намерены улучшать условия их содержания - будем строить учреждения нового поколения, где будут предусмотрены все условия, вплоть до вентиляции. Уже принято такое концептуальное решение на правительственном уровне. Это первое. Второе: лечение заключенных мы хотим поэтапно передать Министерству здравоохранения. Медицинскими вопросами должна заниматься медицина. Третье - это трудозанятость. Заключенные, желающие работать, должны иметь и такую возможность. Поэтому мы планируем создавать в исправительных учреждениях дополнительные рабочие места.

Если осужденный заработает определенную сумму, то эти деньги помогут ему после освобождения начать новую жизнь и не допустить рецидива. Сейчас накопления заключенного уходят в счет его содержания, а если им нанесен ущерб учреждению, то с него высчитывается сумма в счет погашения этого ущерба. Мы же хотим на законодательном уровне предусмотреть, чтобы определенная сумма из зарплаты заключенного оставалась неприкасаемой. Она будет поступать на его счет, и он сам сможет распоряжаться этой суммой.

- Какое-то время назад в исправительных учреждениях повсеместно организовывали школы для заключенных. Но тогда была проблема в финансировании. Сейчас работают эти школы?

- Работают. Более того, сейчас мы вместе с моей коллегой, министром образования хотим посетить эти школы и посмотреть уровень знаний этих учащихся. Думаю, нам уже пора поставить компьютеры для детей, отбывающих наказание, чтобы они тоже умели на них работать. Нужно повышать и качество преподавания в колониях. Вы ведь сами понимаете, что это специфичные школы, и далеко не каждый учитель соглашается там преподавать. Поэтому нам предстоит решать и кадровые вопросы.

Кроме того, сейчас я ставлю вопрос, чтобы в Казахстане открыли два новых факультета, которые готовили бы психологов по работе с осужденными и психологов по работе с контролерами, то есть с нашими сотрудниками. Не секрет, что и тем и другим одинаково требуется профессиональная психологическая помощь, но психологов у нас пока не хватает. Выпускники Костанайского юридического института, который находится при Министерстве юстиции и готовит сотрудников для исправительных учреждений, отучившись, не хотят идти в нашу систему. Поэтому я буду просить, чтобы выпускников Костанайского вуза законодательно обязали отработать у нас год или два. Думаю, это позволит решить часть проблем, имеющихся в уголовно-исправительной системе.

- Загипа Яхяновна, многие называют вас «железной леди» Казахстана за то, что в любой, даже самой сложной ситуации вам удается сохранить спокойствие и обаятельную улыбку. Вы согласны с таким определением?

- Не совсем. Какая же я «железная леди»? В чем моя позиция остается всегда неизменной, так это в отношении соблюдения законодательства, и я это требую от всего своего коллектива. Министерство юстиции должно быть образцом соблюдения законности. Еще раз повторю, здесь не место для правонарушений и коррупции.

В остальном я самая обычная женщина. И, думаю, могу сказать про себя, что я счастливая женщина. У меня замечательная семья, прекрасные мамы, чудесный супруг, дети, которых я безгранично люблю. Я с трепетом в душе вспоминаю об отце и очень дорожу каждым его словом и до сих пор ценю все то, что он дал мне в духовном плане.

- Восточный менталитет не мешает вам руководить мужчинами-подчиненными?

- Не думаю, что восточный менталитет может помешать руководить мужчинами-подчиненными. Все же в Казахстане менталитет действительно восточный, и мужчины с уважением относятся к женщине и позволяют, если она руководитель, руководить собой.

Более того, сейчас пример нашего государства в проведении политики гендерного равенства показателен. На сегодняшний день мы единственная страна в СНГ, где в состав правительства входят 4 женщины! При этом уровень развития Казахстана по всем направлениям не уступает, а по многим показателям еще и опережает соседние государства. Это ли не лучшее доказательство!

- А какие методы вы применяете в своей работе для убеждения мужчин-коллег из правительства?

- А какие методы убеждения коллег-мужчин может применить женщина? Ну, конечно же, женскую хитрость! (смеется) А если серьезно, то разговаривать на равных и быть профессионалом.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии