Дунаев не исключает возможности ужесточения требований к коммерческим банкам по ограничению ими внешнего заимствования

№ 13 (277) от 03.04.2006
Александр ТАЛАНОВ, Алматы

Правительство и Госагентство финансового надзора (АФН) взволнованы. Их, по словам председателя АФН Армана Дунаева, беспокоит то, что банкам сегодня очень выгодно занимать в иностранной валюте на фоне укрепления тенге. Поэтому Дунаев не исключает возможности ужесточения требований к коммерческим банкам по ограничению ими внешнего заимствования.

- Механизмов, в том числе регуляторного характера, достаточно много. Я думаю, что мы ими попытаемся воспользоваться, - заявил он на пресс-конференции в минувший вторник.

А премьер-министр республики Даниал Ахметов так и вовсе считает, что внешние заимствования банков приводят к увеличению размеров валового долга Казахстана. Впрочем, банкирам есть что ответить.

Вообще в последнее время пристальное внимание правительства к банковскому сектору Казахстана не замечает только слепой или глухой. Обвинение в сговоре и специальном завышении процентных ставок по кредитам для малого и среднего бизнеса и ипотеке, прозвучавшее из уст одного из высокопоставленных чиновников, стало, пожалуй, самым серьезным выпадом против финансовых институтов за последнее время.

Правда, Арман Дунаев попытался несколько смягчить ситуацию.

- Когда правительство говорит об усилении контроля, о развитии конкуренции, о либерализации банковского сектора, оно говорит с точки зрения макроэкономики и с точки зрения увеличения объемов продуктов, которые могли бы предложить банки второго уровня населению, - сказал он на пресс-конференции. И тут же подтвердил, что доля первой тройки (Народный банк, Казкоммерцбанк, ТуранАлем) действительно снижается. Если по состоянию на 1 января 2004 года этот показатель составлял 62,4 процента, то на начало этого года - уже 58,78 процента.

Впрочем, и сами банкиры отмалчиваться не собираются. Мнение по этому поводу председателя правления Народного банка Григория Марченко мы опубликовали в прошлом номере. Сегодня же мы решили предоставить слово представителям других ведущих банков.

- Мы бы и рады были сговориться, да только это невозможно в нынешней ситуации, - говорит председатель совета директоров банка ТуранАлем Мухтар Аблязов. - Сейчас банки, не входящие первую тройку, начинают все активнее наступать нам на пятки. Они начинают отбирать у нас все больше и больше клиентов, предлагая им более низкие ставки по кредитам и более высокие по депозитам, которые доходят уже до 11-12 процентов годовых. Они постоянно придумывают что-то новое, мыслят креативно. Приходится поспевать за ними. Конкуренция есть реально, и прав был Марченко, когда говорил, что доля тройки сокращается. Мы сейчас стали получать меньше прибыли, наша задача сегодня - изобретать что-то новое, внедрять новые продукты. А ставки… Если мы десять лет назад брали кредит под 60 процентов годовых и считали, что это хорошо, а сегодня даем под 11-12, это о чем-то говорит?

- Утверждения об имеющемся сговоре банков «большой тройки» звучат некорректно и, по крайней мере, нуждаются в неоспоримых доказательствах, которые никто так и не предоставил, - считает председатель правления Казкоммерцбанка Нина Жусупова. - Достаточно посмотреть на наши продукты, наши процентные ставки, чтобы увидеть, что три банка даже слишком сильно конкурируют друг с другом. Очевидно, что у «большой тройки» самые низкие процентные ставки и достойное обслуживание клиентов, поскольку мы вынуждены это делать, чтобы быть конкурентными.

Возьмите любой отчет миссии Всемирного банка, и вы найдете доказательства того, что банковский рынок Казахстана отличается высокой степенью конкуренции, поскольку банковский сектор наиболее правильно организован с точки зрения рыночной экономики, что и позволяет ему считаться лучшим в СНГ. Что касается доходности банковского сектора, то она согласно этим же отчетам значительно меньше доходности других секторов экономики Казахстана.

Я думаю, что не стоит ставить знак равенства между монополизмом и долей «большой тройки» на рынке, которая сейчас занимает порядка 58 процентов. Давайте обратимся к международной практике. К примеру, пятерка ведущих банковских групп во Франции занимает 78 процентов от совокупных активов, свыше 74 процентов на рынке кредитования и более 83 процентов на рынке депозитов. В Голландии три крупнейших банка (ING, ABN AMRO и RABAbank) контролируют 71 процент рынка депозитов. При этом и французский, и голландский банковские рынки считаются высококонкурентными. Для сравнения: доля пяти крупнейших казахстанских банков («большая тройка» плюс АТФ и ЦентрКредит) составляет порядка 70 процентов в совокупных активах и примерно 67 процентов в депозитной базе. Кто может точно обосновать критерии, по которым банки считаются доминирующими? Во всяком случае в законопроекте «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности», который сейчас обсуждается участниками финансового рынка, эти критерии никак не обоснованны.

Монополист - это тот, кто диктует цены на рынке. Не сложно проверить, что три доминирующих банка Казахстана предоставляют услуги по ценам не выше, чем их менее крупные конкуренты. Мы не диктуем цены, это просто невозможно в банковском секторе. У нас достаточное количество банков в стране, чтобы у клиента был выбор. Он может прийти в небольшой банк с очень агрессивными ставками по депозитам, либо к нам, где ставки более консервативны. Он всегда может получить кредит в том банке, где не потребуют документов, или обратиться в наш банк и получить более мягкие условия, но для этого представить документы, доказывающие его кредитоспособность, и источники погашения кредита.

Такого же мнения придерживаются и представители крупных банков, не входящих в первую тройку.

- Ставки реально снижаются или, по крайней мере, не повышаются в то время, как инфляция у нас растет, - говорит председатель правления АТФбанка Тимур Исатаев. - На самом деле банки сидят на очень тонкой операционной марже даже с точки зрения международного уровня ведения банковских операций. Тем не менее - это мое мнение - с макроэкономической точки зрения всегда есть резерв по снижению ставок. Если правительство и Национальный банк смогут обуздать инфляцию, то объективно создадутся условия для снижения ставок как по депозитам, так и по кредитам, и банки не должны будут героически жертвовать своей маржой. Почему банковский бизнес работает на 10-процентной марже, и это считается много, в то время как торговые, горнодобывающие или нефтегазовые предприятия сидят на гораздо более толстой марже и никто не требует от них снижения?

- Вообще насколько в по-следнее время стало сложнее работать банкам?

- Заметно сложнее. Я это объясняю в первую очередь всевозрастающей конкуренцией. Конкуренция растет, и тому есть очень много иллюстраций. Посмотрите, сколько банков сейчас в Казахстане имеют свои еврооблигации, выпущенные и обращающиеся на международных рынках. Это первая тройка, АТФбанк - четыре, Альянсбанк - пять, Центр-кредит - шесть, Нурбанк - семь, Каспийский банк - восемь. И недавно к группе совершенно неожиданно присоединился Темирбанк. Девять банков из 34 банковских лицензий имеют свои международные обязательства в такой форме. Я считаю, что выпуски евронот - это очень серьезный прорыв и серьезный знак качества на финансовом институте. То есть международные рынки, достаточно серьезные и очень искушенные международные инвесторы ставят знак качества и покупают обязательства этого финансового института. Девять из 34 - это приблизительно 25 процентов банковской системы Казахстана. В России это те же девять, может быть, десять банков из… 1300 смогли выпустить свои еврооблигации. Вот и смотрите, где отсутствует конкуренция - у нас или у них.

Взять статистику по ставкам… Ставки по депозитам не падают, хотя в принципе этому есть нормальное объяснение. Инфляция растет, и мы просто обязаны держать ставки по депозитам положительными в их реальном исчислении. Что такое реальное исчисление? Это номинальная ставка по депозиту минус инфляция. Они, по крайней мере, должны быть равны. То есть мы должны своим депозиторам обеспечить, как минимум, сохранность их средств. Депозит давным-давно уже перестал быть средством получения дохода. Депозит в Казахстане уже давным-давно стал тем, чем он является в развитых странах - средством сохранения реальной стоимости денег. И мы обязаны свои ставки по депозитам держать положительными. Если инфляция скачет уже за семь процентов, то нам это удается с трудом, потому что дальше подпирают падающие ставки процентов по кредитованию.

То есть наша маржа становится все тоньше и тоньше. Сейчас для самых-самых крупных корпоративных, самых супершикарных клиентов мы имеем такой как бы ментальный, мозговой порог в 10 процентов годовых по кредитам. И я думаю, что в этом году мы этот порог уже пробьем, мы начнем предоставлять кредиты лучшим казахстанским компаниям по ставкам ниже 10 процентов годовых. А это уже близко к ставкам, предоставляемым тем же клиентам иностранными банками. То же самое касается и других ставок: ставок по ипотеке, по кредитам для малого и среднего бизнеса. Все это объективно.

- В минувший вторник Арман Дунаев сказал, что неплохо было бы ограничить внешние заимствования наших банков…

- Это их право. Это сильно коррелирует с вашим первым вопросом про сговор и завышенные ставки. В смысле, что во всех инфляционных проблемах нужно якобы обвинять банки. Да, мы очень много занимаем за границей, но мы и очень много размещаем за границей. То есть это не факт, что вся денежная масса, которая приходит в виде заимствований в Казахстан, инфляционно давит на экономику. Поэтому однозначно говорить, что только банки виноваты в этом инфляционном давлении, я бы не рискнул. Опять же, если есть идея закрутить гайки и сделать иностранные заимствования дороже, то это не значит, что банки прекратят заимствования за рубежом. Один простой факт: наша банковская система, хоть она и растет очень быстро, остается достаточно маленькой по отношению к размерам экономики. Есть такой показатель, как степень посредничества банковской системы в экономике. Это если взять и разделить все наши совокупные активы на ВВП страны. У нас этот показатель едва перевалил где-то за 60 процентов. В Турции, например, он давно уже выше 100 процентов. То есть банковская система больше, чем ВВП страны. В Польше он где-то 100 процентов. И если мы ориентируемся на Восточную Европу, то у нас есть еще огромный задел, куда расти. И банковская система будет расти, хотим мы этого или нет. Как расти - это уже тактический вопрос менеджмента каждого банка. За счет внутренних сбережений расти можно, но темпы роста будут такими, что будет постоянно снижаться рыночная доля. Внутренних сбережений недостаточно для того, чтобы защитить собственную рыночную долю. И поэтому даже если это будет дорого, я думаю, в ближайшие несколько лет банки все равно будут занимать за границей, потому что таковы требования конкуренции. Мы вынуждены и обязаны это делать, потому что внутренних источников однозначно недостаточно для того, чтобы обеспечить рост, необходимый сегодня.

Еще более жестко отреагировал на заявление Дунаева глава ТуранАлема Мухтар Аблязов:

- Я не понимаю, у нас что - так много денег в стране? Нам некуда их вкладывать? У нас решены все проблемы? У нас насыщен рынок жилья, у нас все автодороги приведены в идеальное состояние? В стране реально не хватает денег, у нас есть масса отраслей, куда их можно и нужно вкладывать. Нам нужно поднимать сель-ское хозяйство. В южных регионах, несмотря на благоприятные климатические условия, оно очень плохо развито. Мы же импортируем мясопродукты. И банки должны сегодня финансировать эти проекты.

- Недавно президент сказал, что необходимо дать «зеленый свет» открытию у нас филиалов ино-странных банков. Они могут позволить себе более дешевые кредиты, чем вы. Приведет ли это к резкому снижению ставок?

- Ставки если и снизятся, то очень ненамного. Впрочем, для нас приход зарубежных конкурентов - это хорошо, поскольку еще более усилится конкуренция. Мы это только приветствуем.

Согласен со своим коллегой и Тимур Исатаев.

- Теоретически снижение ставок возможно, - допускает он. - Крупные иностранные банки, большие мировые банковские конгломераты занимают и привлекают средства по гораздо более низким ставкам по сравнению с нами. Но честно скажу сразу же: мы приветствуем конкуренцию, как бы парадоксально это ни звучало.

Почему мы их не боимся? Первое - иностранные банки нигде, никогда, ни в какой стране не занимаются тем, чем занимаемся все больше и больше мы. Они никогда не занимаются малым и средним бизнесом, их интересуют только самые-самые крупные куски в любой экономике. Мы знаем, что эти большие куски все равно рано или поздно уйдут от нас. Поэтому мы к этому относимся достаточно философски. А заниматься реальным банкингом, реальным малым и средним бизнесом они никогда не хотят и всегда считают, что это не их дело. Иностранные банки очень редко занимаются розницей. Для этого нужно, чтобы макроэкономические показатели страны были очень хорошими. Поэтому розничный бизнес все равно в ближайшем будущем, да и среднесрочной перспективе, мне кажется, будет оставаться прерогативой казахстанских банков.

Следующий вопрос: кто придет? Если сейчас взять и открыть ворота, как этого требует членство в ВТО, разрешить присутствие филиалов иностранных банков, это не значит, что в Казахстан выстроится очередь. Отнюдь нет… Не надо переоценивать собственные возможности. В мире есть десятки стран с куда более интересной экономикой и, самое главное, с куда более интересной демографией.

- Я скептически отношусь к предположению, что приход иностранных банков приведет к резкому снижению ставок по кредитам, так же, как и не стоит ожидать массового прихода иностранных банков на наш рынок. Экономика Казахстана - относительно небольшая по размерам, в несколько раз меньше российской, что снижает интерес крупных западных банков, - вторит Тимуру Ризабековичу Нина Жусупова.

Мы уже давно работаем с зарубежными банками, и это, конечно, ведет к усилению конкуренции, но мы совершенно не опасаемся прихода новых иностранных игроков. Напротив, мы думаем, что зарубежным банкам придется учитывать нашу конкурентоспособность. Мы становимся сильнее, у нас растет максимальный риск на одного заемщика и мы готовы предоставлять условия не хуже тем компаниям, которые являются приоритетными для западных банков. И это характерно для многих казахстанских финансовых институтов.

- Что сегодня казахстанские банки делают для того, чтобы ваши кредиты стали наиболее привлекательными?

- У всех банков, конечно, есть какие-то мелкие ноу-хау, но что я хочу сказать… - размышляет Тимур Исатаев. - Мы продаем самый что ни на есть гомогенный товар. Что я имею в виду? Те 100 тенге, которые вы займете в АТФбанке, или те 100 тенге, которые вы займете в Альянсбанке, или в Центркредите, или в Казкоме, - это будут 100 тенге. Вы пойдете и купите на них банку сока у одного производителя, у другого - и они будут отличаться, может быть, даже химически. Гомогенность товара, который мы продаем, в банковской среде самая величайшая. Банки, что бы они ни делали, какие бы колокольчики, цветочки и не знаю, что там еще, привешивали или прикрепляли, или приклеивали к своим кредитам, кредит будет оставаться не чем иным, как просто продажей денег. Отсюда очень мало, что мы можем делать и мы все делаем практически одно и то же. Ну прицепим какие-то бесплатные штучки, может быть, прицепим еще какие-то платные или по субсидированным ставкам небанковские финансовые продукты в виде, например, страховки или еще каких-то там вещей… Но по большому счету все мы делаем одно и то же. А суть одна, опять же возвращаясь к вопросу о конкуренции. Конкуренция в банковской среде обострена еще и тем, что мы все продаем одно и то же в отличие от многих других.


4 апреля 2006, 14:04
Источник, интернет-ресурс: Сайт газеты «Мегаполис»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript
Загрузка комментариев...
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код