Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

С.Абдрахманов: Рахата и Даригу хотели застрелить?

Фото : 6 апреля 2006, 16:02

Серик Абдрахманов сделал громкое заявление на имя президента Назарбаева по расследованию убийства Алтынбека Сарсенбаева и его сотрудников. Депутат так и сказал, что не верит версии министра Мухамеджанова, не верит также версии о самоубийстве Нуркадилова. Потому что хорошо следит за общественным мнением. И это единственная позиция на сегодня политиков от власти (Абдрахманов - член партии “Отан”), которая гармонирует с критическим общественным настроем на результаты расследования этих громких преступлений.

За это депутат Абдрахманов получил на свою голову проблемы, сегодня Генеральная прокуратура вызывает его на допросы. В такой ситуации в Астане состоялась беседа с Сериком АБДРАХМАНОВЫМ.

Беседует с депутатом Гульжан ЕРГАЛИЕВА.

Раздражать общество опасно

- Серик Абдрахманович, я вас давно знаю, считаю человеком прямым, опытным, пережившим много катаклизмов в государстве, начиная еще с событий 86 года. Надеюсь на вашу открытость, искренность. И, в общем-то, не удивляюсь, что появилось ваше обращение к президенту по поводу расследования убийства Алтынбека Сарсенбаева и его сотрудников. Что-нибудь изменилось после вашего заявления? Почему вы не верите в версию МВД?

- Маленькое вступление, если можно. Я уважаю вас за смелость. Не все, что вы пишете, я разделяю, но это тоже, наверное, естественно. Вы редкий гость, поэтому - добро пожаловать.

Мое заявление - это логическое выражение моих убеждений. Я искренне вступил в “Отан”, чтобы поддержать идеи Назарбаева. Пользуясь его именем, карманы себе не набивал, ничего не приватизировал, ничего у президента для себя не просил и не намерен в будущем извлекать выгоду. Совесть у меня чиста. Поэтому я посчитал, что имею моральное право спросить даже у президента: “Почему?”. Я выдержал паузу, надеялся, что виновные будут названы и наказаны, вначале даже поверил в версию самоубийства Нуркадилова, но когда услышал официальное заявление по поводу убийства Сарсенбаева и его помощников, вышел из себя. С Заманбеком и Алтынбеком у нас в жизни отношения не всегда хорошо складывались. Они мои земляки. Их родственники, близкие - мои избиратели. Когда власть несет такой абсурд, я считаю, у меня другого выхода не было. Надеюсь, что изменения в поведении официальных лиц будут, ибо я выразил волю десятков тысяч людей. Преступления совершены демонстративно нагло, оставлено множество следов и свидетелей, которые рано или поздно заговорят. Так, на вопрос журналиста, если Нуркадилов решился покончить с собой, то почему использовал подушку, следователь ответил, что дуло пистолета было холодным… Я читал вашу статью “Как убили Нуркадилова”. На многие вопросы следователи не ответили. Как мог покойный сделать контрольный выстрел и еще накрыться простыней, как объяснить брызги крови по всему дому, а кто их подтирал? Читал интервью Макпал Жунусовой, которой отказали ознакомиться с видеозаписями, соответствующими моменту свершения преступления. Так раздражать общество - опасно.

- А чем президент был недоволен, у вас была с ним встреча?

- Ко мне позвонил президент. Нурсултан Абишевич эмоционально воспринял написанное мною, но я постарался все спокойно объяснить. Доволен тем, что он прочел мое заявление, ибо я там изложил многое, что волновало меня давно, о чем постоянно говорил на заседаниях мажилиса, даже писал президенту, но увы… ни одно из них, по-видимому, не доходило до него. Считаю, что состоялся нормальный мужской разговор. Теперь он знает, о чем говорят и думают люди. Мое заявление не понравилось многим в окружении президента. Но ведь я и не ставил своей задачей кому-то понравиться.

- Как складываются ваши отношения с Генеральной прокуратурой?

- Меня они засыпали своими повестками. Их, видать, сильно задела легенда о генерале, который “щиплет” своих подчиненных. Они разыграли такой спектакль с требованиями доказательств, будто не слышали в жизни подобного. Когда я это говорил в первый раз, месяца три назад, на заседании мажилиса, мои коллеги из зала кричали, мол, не один такой генерал. А сколько легенд, взятых из жизни, ходит о самих прокурорах? Потому посчитал, что не обязан идти и доказывать свои утверждения и подкреплять их какими-то фактами. Считаю, это самый настоящий прокурорский наезд. Они привыкли, что к ним все бегают по первому зову. Уже всякое чутье потеряли. И потому обратился к своим коллегам с предложением пригласить в парламент генерального прокурора, председателя КНБ и задать им вопрос, как элитное подразделение КНБ оказалось вне закона и превратилось в своеобразное бандформирование? Ведь слава о них в СМИ шла давно, то челюсть кому-то сломали в театре, то в казино кого-то побили нечаянно. Уверен, у меня больше морального права пригласить Рашида Тусупбекова в парламент.

- Фактически вы спасаете репутацию власти, потому что народ действительно не верит ни одной версии министра Мухамеджанова. Кто как не депутат, тем более соратник Назарбаева, должен сказать об этом прямо? Если тот же Мухамеджанов надеется, что так все сойдет, то это политическое самосожжение.

- Я полностью с вами согласен, т.к. сейчас поддакивать - значит усугубить ситуацию. Многие в окружении президента привыкли к тому, что с ними никто не спорит, они все время в монологе, что бы они ни говорили - это истина в последней инстанции. А сегодня ситуация фальши не терпит. Бауыржан Мухамеджанов должен понимать, что судьба ему уготовила очень серьезный экзамен, которого я не пожелал бы никому. Сегодня разговор идет не об очередном уголовном преступлении, а о деянии, имеющем политическую подоплеку, к которому приковано всеобщее внимание. Сегодня на чаше весов авторитет власти вообще.

Рахата и Даригу хотели застрелить

- Ваше заявление вызвало большой резонанс, появилось множество мнений в прессе и в Интернете. Говорили, что в 2001 году после появления ДВК вы выступили против Алтынбека Сарсенбаева, у вас был публичный конфликт, вы тогда были депутатом, аффилированным с Рахатом Алиевым. Как вы это объясните?

- У меня на лбу клейма “Рахат” нет, как на тех конфетах, которые вы сейчас кушаете. Есть такие аналитики, которые и под ногтями ищут грязь. Никто, в том числе и Рахат Алиев, не может сказать, что протащил меня в мажилис. Против меня на прошедших выборах жестко выступил представитель партии “Асар”, установивший в день голосования в избирательных участках 84 видеокамеры.

А тогда, в 2001 году, в ноябре ко мне поступила информация от весьма компетентных источников о том, что подписан Указ президента о роспуске парламента вследствие того, что ситуация в стране вышла из-под контроля, нарастает системный кризис власти, что за лидерами ДВК выстроились миллионные колонны. Узнал и о том, что составлен список “врагов народа”. Это оказало на меня очень сильное эмоциональное воздействие. Также я услышал, что тот же злополучный “Арыстан” якобы получил приказ на арест Р.Алиева и должен был пристрелить его во время задержания “при оказании сопротивления”. И такая же участь должна была постичь Даригу Назарбаеву.

Накануне событий, когда все это только началось, депутаты пригласили Тажина и Алиева, тогдашних руководителей КНБ, на заседание мажилиса, но этот визит не состоялся. Почему? Что хотел сказать Алиев тогда, никому неизвестно. А дальше события развивались своим чередом.

Вот такая информация попала ко мне в то сложное время.

- Достоверная?

- Это были люди очень компетентные, думаю, не слабее тех, кто сливает сегодня информацию в “Караван”. Я поверил им и пошел в атаку.

- Ее нельзя было игнорировать?

- Нет, тогда ситуация была еще более острая. Я даже думаю, что была реальная угроза и самому президенту. По той же информации, якобы были силы и человек, который намеревался выйти в прямой эфир и сказать: “В этот сложный исторический момент я решил взять на себя бремя ответственности за страну…”. Кто был этот человек, я не могу сказать. Последнее я добавляю для Генеральной прокуратуры.

- И тогда вы выступили против ДВК, в частности, против Алтынбека Сарсенбаева?

- Нет, не ДВК, а против тех, кто имитировал народные волнения, потерю контроля в стране и составил этот сценарий. У меня нет оснований сомневаться и сегодня в своей позиции. Я тогда увидел разношерстную группу молодых неискушенных в политике чиновников, которые не совсем представляли себе, для чего они собрались на эту тусовку. Я не увидел лидеров, за которыми двинулся бы народ. Далек от мысли отрицать все, что делал в то время ДВК. Но если бы эти же молодые собрались по-иному, без шумового эффекта, я бы спокойнее отнесся к ним. А дальше события показали, что ДВК - дитя недоношенное, не выстраданное. Многие не захотели испытывать даже дискомфорта за провозглашенные ими только что идеи, а спокойно расхватали брошенные властью портфели.

- Тогда вы испугались за ситуацию в стране или за судьбу отдельных героев?

- Тогда навис вариант переворота.

- А ведь говорят, что это Рахат Алиев был причиной кризиса?

- Я не адвокат Алиева, тоже много разного слышал о нем, но в тот момент он спасся бегством. Это уже общеизвестный факт истории. Поэтому, если вы желаете разобраться до конца в ситуации того времени, думаю, надо идти к самим героям, участникам событий.

- Это интересная точка зрения.

- Я ведь еще много чего знаю. Меня уже в архив пора сдавать.

- Наоборот, если будут уходить такие старожилы, история забудется.

- А по поводу разговоров об аффилированности скажу, что я выступал против ЦК КПСС еще в 84-ом, защищая язык, национальное достоинство казахов. Имеется моя записка на этот счет, есть живые свидетели. Тогда меня здорово поддержал Димаш Ахмедович, мои друзья по комсомолу в Москве. И в декабре 86-ого я имел собственную позицию, за которую не стыдно ни перед казахами, ни перед русскими. В 88-ом мы с Маратом Чормановым, Анатолием Сафоновым организовали “Фронт Народного единства Казахстана”, проводили митинги. Тогда, на первых в истории альтернативных выборах в Верховный Совет СССР, коллектив АДК и ФНЕК выставили кандидатуру А.Сафонова против В.Романова, тогдашнего первого секретаря Алма-Атинского горкома партии, и победили. Тогда за мной охотился КГБ. Потом в 90-ом году я вышел против воли партии и победил на выборах в Верховный Совет республики в Айнабулакском избирательном округе. Многие, в том числе Алтынбек, мне здорово помогли. Это были самые честные выборы в истории Казахстана. Я не идеализирую себя, но хочу, чтобы вы представляли кусочек моей биографии. Так что борьба за демократию, я смею утверждать, началась задолго до 2001-го и даже 84-го.

Оппозиция должна пойти на Госкомиссию

- Если мы не будем знать нашу историю, какая бы она ни была горькая, потому что она уже история, то мы опять будем бродить в заблуждении. Согласна с вами. Но что у нас сегодня происходит? Может, вы как член партии “Отан” имеете другое видение, но я вижу мрачное положение. Действительно, есть у Казахстана завоевания, но если мы будем перечислять только свои скромные достоинства, то просто остановимся. Поэтому я предпочитаю говорить о недостатках, это более эффективный путь продвижения. Я категорически против, когда Казахстан сравнивают с отсталыми странами, а не с сильными. Это самообман. Сейчас происходит очень сильное расслоение общества, мы расколоты. Теперь нужен какой-то объединяющий процесс. Если вы согласны с этим, то - что необходимо предпринять? Какой диалог нужен сегодня?

- Полностью разделяю ваши опасения. Согласен, что нужен диалог. И надо, как мне кажется, начинать процесс с участия представителей оппозиции в составе Госкомиссии по демократизации, ибо его возглавляет сам президент. У С.Абдильдина и Ж.Туякбая, теперь уже в амплуа демократов, появится возможность прямого контакта с главой государства и при этом публично озвучивать свои идеи. Ведь такой возможности не имеем даже мы, депутаты парламента. Такой формы общения президента с представителями оппозиции не было очень давно. Думаю, надо это оценить, проявив терпимость, выйти на конструктивный диалог. Это может стать началом большого диалога общества и власти. Нужен контакт. Власть сделала свой шаг. Госкомиссию не сравнить ни с ПДС, ни с НКВД. Как говорят: “Худой мир - лучше хорошей войны”.

Далее, нам нужны честные выборы. И тогда, в соответствии с полученными голосами, и оппозиция будет в парламенте, и здесь можно будет выпускать “пар”. Считаю позорным то, что ни один оппозиционер не прошел в мажилис на прошедших выборах.

Когда недавно некоторые мои коллеги заблокировали вопросы премьеру по самому животрепещущему вопросу, росту цен на ГСМ, мне стало жалко народ, жалко время, которое мы теряем. Ну что с того, что мы одобряем направо - налево? Ведь и правительству нужен нормальный спарринг-партнер. Члены правительства под обстрелом наших вопросов мужали бы, набирались опыта, не забывая об ответственности. Каждый, кто взял на себя бремя ответственности за государство, должен помнить, что спрос может быть за все.

- Вы говорите правильные вещи, но ведь это тоже от Нуреке зависит. Он-то сам как к этому относится?

- Я советник президента начала 90-х годов. Тогда Нурсултан Абишевич приглашал Абдрахманова, который вышел со строек АДК, побывал на баррикадах, и говорил: “Ну давай, Серик, скажи, что думает народ”. Я тогда ему откровенно говорил: “Нурсултан Абишевич, кое-кто в вашем окружении набивает свои карманы, и эти мешочники рядом с вами портят ваш имидж. Пригласите их, я им в лицо скажу, кто они такие”. Он воспринимал сказанное. Тогда президент, наверное, испытывал такую потребность. Сейчас меня он не приглашает и таких вопросов не задает. Иногда, раз в год, прорвется Абдрахманов к президенту, но это уже не та беседа, после меня десятки других подхалимов зайдут и все повернут в другую сторону. И потому я рад, что глава государства все же прочел мое заявление.

Да, от него многое зависит. Многое у нас держится на личном авторитете Назарбаева.

- Вы верите в 91%?

- Больше верю, чем не верю. Ну, если не 91, то все равно у Назарбаева реально высокий процент. Вообще, выборы в маслихаты, парламент должны быть честными, и тогда мы будем точнее знать, кто есть кто. Недавно делегация нашего комитета была в Турции, где мы задали вопрос о возможности фальсификации при подведении итогов голосования. С 20-х годов прошлого столетия было всего два случая по конкретным участкам, которые стали предметом судебных споров.

- На Украине год назад произошла революция. И на выборах этого года была совершенно другая атмосфера. Ющенко как президент не стал рисовать своей партии 70%, как “Отан”. Наоборот, партия Ющенко проиграла, и это реальная картина.

- Понимаю, что вы имеете в виду. Но Назарбаев и Ющенко - это две разные политические фигуры. “Отан” сегодня напоминает мне КПСС, которую может постигнуть такая же судьба. Лидеры партии, к сожалению, не идут на открытый диалог с оппозицией, которая, конечно, ворчит много, но мускулы ее зреют под тяжестью груза, сейчас она проходит школу, которую никто из политбюро “Отана” не прошел. Почему бы им не пойти на митинг, посвященный памяти Алтынбека Сарсенбаева?

- А если вас пригласят, вы пойдете?

- Конечно, пойду. Но я, так сказать, “не при делах и не в теме”. Я рядовой. Поэтому на многое в критике оппозиции не могу отвечать. Но партии власти надо на каждом пятачке отстаивать завоеванные позиции, борясь за голоса избирателей, приумножать успехи. Мы должны идти на митинги, доказывать свою правоту, опровергать клеветнические измышления, если они есть. Но соратники президента не только с оппозицией не вступают в спор за своего лидера на митингах, а не хотят даже приходить в самый мирный парламент в мире и отстаивать свои позиции, доказывать свою правоту. В чем причина такой пассивности, успокоенности? На заседании мажилиса я говорил своим коллегам по партии, что не надо уходить в эйфорию от этих 91%. Напомнил им, что в начале 1986 года на 16-ом съезде Компартии Казахстана Д.Кунаев под бурные аплодисменты делегатов получил 99,99% голосов, и только 4 голосовали против него. В декабре того же года, когда его освободили от занимаемой должности, нас из числа аплодировавших рядом с ним осталось всего четверо. Я призвал своих однополчан делать соответствующие выводы из исторических уроков. Мы должны сегодня понимать, что после этих трагических событий настроение людей другое.

Самый мирный парламент в мире

- Статья вашего коллеги Дариги Назарбаевой “Дежа вю” сильно обсуждается в плане того, что после ее заявления о докладе председателя КНБ, который указал на некоторых родственников президента, как организаторов убийства Сарсенбаева, почему Назарбаев не реагирует на такой острый сигнал. Что вы думаете по этому поводу?

- Когда-то в прошлом у меня был ярлык “врага народа”. Сейчас на основании публикаций в СМИ я не хотел бы принимать одну из сторон. Там, где есть сомнения, где есть вопросы, на них надо отвечать и снимать их. А почему бы вам не обратиться за интервью к Дариге Назарбаевой? Почему бы не пригласить на беседу Дутбаева? Я вот пригласил действующего председателя КНБ, генпрокурора на заседание мажилиса. Правда, мы Тусупбекова приглашали неоднократно, но он не являлся.

- А с нами они тем более не будут разговаривать, если парламент для них - не авторитет.

- К сожалению, наш парламент тоже не всегда в почете.

- Может, прав Ертысбаев, который говорил о парламентском кризисе, и нужны перевыборы парламента?

- Ермухан не всегда думает, о чем говорит. Ведь многие это восприняли как санкционированное президентом решение. Новые выборы - это новые потрясения для власти. Я думаю, что акимы тоже уже другие, они определяют свой собственный курс на будущее. Президент вышел на свой последний срок, поэтому власти невыгодно иметь новые проблемы с новым парламентом, а они будут, придут депутаты уже не такие тихие, как мы. Такого мирного парламента в истории Казахстана не было и не будет в будущем. Аппараты администрации президента, акимов, к сожалению, почувствовали себя руководящей и направляющей силой общества в духе старых партийных традиций. Поэтому, полагал бы, что нам надо слаженно, вместе с оппозицией, всеми, кто имеет идеи, сработать на будущее, сделать все возможное для укрепления демократических институтов. Судьба наших граждан не должна зависеть от настроения, личностных данных того, кто придет во власть.

- Как вы смотрите на идею провести довыборы по партийным спискам?

- Я прочел интервью российского олигарха Дерипаски и нахожусь под глубоким впечатлением. Он очень откровенно высказался, о том, что Россией управляют они, их деньги. А Путин их топ-менеджер. В Казахстане тоже может такое случиться. А партийные списки, как мы убедились по опыту других, это хорошая лазейка и для криминалитета в отсутствие партийных традиций, не говоря о богатых и влиятельных людях.

- Я считаю, что у нас уже давно такое случилось. Кто хозяева партий в нашем парламенте? Той же Гражданской или Аграрной, а остальные - партии одной семьи.

- Уверен, честные выборы расставят все по своим местам. Именно тогда откроются двери в парламент только достойным.

- А почему оппозицию выпихивают из легитимного поля?

- Их боятся во власти. Чиновники, привыкшие к монологам, не хотят испытывать дискомфорта от неудобных вопросов. Я не думаю, что оппозиция на прошлых выборах в мажилис завоевала бы много мест, но она имела все шансы на победу в отдельных округах. И с ней было бы гораздо интересней.

Наша мафия бессмертна

- Давайте подведем итог: как вы считаете, куда надо двигаться и что делать, чтобы оздоровить политическую ситуацию?

- Первое. Как я уже говорил, надо оппозиции включиться в диалог с властью. Второе. Определить самое главное в политических реформах. И в первую очередь, на мой взгляд, надо усилить роль парламента в жизни государства. Обеспечить реальную независимость судебной системы. Третье. Усилить борьбу с коррупцией. Очистить правоохранительные органы от оборотней в погонах.

- А возможно ли вообще такое? Почему мафия бессмертна?

- Считаю, что возможно, но эту работу нельзя превращать в очередную кампанию. Надо разобраться в причинах “бессмертности” коррупции в Казахстане. Сегодня огромные полномочия сосредоточены в руках исполнительной ветви власти. В отсутствие реальных полновесных представительных органов на местах и в центре эти гипертрофированные полномочия оказались без противовеса, без должного контроля. В распоряжении чиновничьего аппарата оказались все богатства государства, полномочия по регулированию хозяйственной деятельности, все разрешительные и контрольные функции. В этих условиях увеличился соблазн быстрого обогащения. В оправдание своей алчности чиновниками стала тиражироваться идея “дикого капитализма”, мол, везде на первом этапе становления капитализма происходило то же самое. Но, надо сказать, что этот самый “первый этап строительства капитализма” в Казахстане затянулся. Нам следует задаться вопросом: “А обязательно ли Казахстану проходить этап “дикого капитализма” и повторять шаги, пройденные цивилизованными странами столетия назад?” Ведь тогда в отсутствие законов шанс на дикий вариант обогащения имели все члены общества. Они жили по волчьим законам: грабили и убивали друг друга, снимали скальпы, захватывали земли аборигенов. В нескончаемых войнах, длившихся столетия, лилась кровь, ушли в небытие целые народы. А у нас лишь узкий круг чиновников устроил себе “дикий” бесконтрольный капитализм. Давайте дадим возможность всем поворовать, отщипнуть каждому чуть-чуть от бюджетного пирога. И что будет?

Человечество выстрадало универсальные правила общежития, нынешнюю систему власти, построенную на балансе интересов, сдержек и противовесов. На Западе сегодня не говорят, что идет строительство очередного этапа капитализма. Там говорят о строительстве “справедливого”, “гражданского”, “демократического”, “социального” общества. Мы ведь часть цивилизованного мира. Одним словом, надо увеличить прозрачность деятельности государственного аппарата, сделать их подконтрольными обществу. А путь один - избирать чиновников. Человечество ничего другого не придумало. Надо начинать это делать с акимов села, района.

- А что дальше?

- Надо добавить прозрачности в деятельности мегахолдингов, которых в Казахстане около 10, а они производят 80% ВВП и являются собственностью ограниченного круга людей. Я не призываю к национализации, реприватизации, тем более к революции, а поддерживаю идею президента по приобретению пакетов акций в крупных компаниях, имеющих стратегическое значение. Начиная с первого этапа приватизации, я призывал правительство остановить бездумную распродажу государственного имущества. Надо было оставить за государством акции еще тогда. А сегодня мы бы имели возможность, как совладельцы собственности, считать и пересчитывать свою долю в прибыли, а как государственники задать вопросы, к примеру, господину Л.Миттал: “Почему коэффициент налоговой нагрузки равен лишь 2,5%?”

Мало прозрачности и в использовании недр, природных богатств. Имея долю государства в нефтяных компаниях, предприятиях добывающих отраслей, мы бы знали, почему богатства недр “уплывают” в офшорные зоны.

Сегодня уже земля хищнически расхватывается. Чтобы завтра не наступить на старые грабли и не выкупать теперь уже земли у кого-то, надо пересмотреть срочно Земельный кодекс. В свое время, когда принимался этот Кодекс, я вносил 126 поправок, дающих право местному населению распоряжаться судьбой земли, но которые были отвергнуты алчными латифундистами-чиновниками. Во всем мире судьбу земли решает само население через местные представительные органы. Назрела острая необходимость принятия закона о местном самоуправлении. Так, 50 семей села Тай-тобе, что под Астаной, давно обратились к акиму района о выделении по 10 соток земли для строительства жилья молодоженам. Областной аким, говорят, объявил мораторий на продажу земли, но в то же время 100 участков земли получили посторонние люди под строительство коттеджей, 2 человека скупили весь сенокос. Аксакалы говорят, что они в 69-ом году защитили эту землю от посягательств власти, а сейчас они оказались более бесправными, чем в советское время. И таких примеров много.

- И в заключение. Вы сказали, что у президента последний срок. Что важнее для Казахстана - институт преемников или прямые выборы президента?

- Должны быть честные, прозрачные, прямые выборы. Пусть победит тот, кого поддержит народ своими голосами.

“Свобода слова” 6.04.06г


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии