Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Правовое поле ждет "пахаря"

Фото : 11 апреля 2006, 11:39

Правовое поле ждет "пахаря"

На первом заседании Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ президент Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что особый акцент необходимо сделать на укреплении основ правового государства, отметив, что все гуманистические идеи останутся нереализованными вне торжества закона. Нам предоставлена возможность включиться в обсуждение этой важнейшей задачи и высказать свои предложения.

Сделать

решительный шаг

Когда говорят о торжестве закона, подразумевают, что торжествовать должен хороший закон, Закон с большой буквы. Поэтому, в первую очередь, мне бы хотелось сказать о качестве их разработки. Согласно Конституции РК, Верховному суду не предоставлено право законодательной инициативы. Конечно, каждый должен заниматься своим делом. Но получается, что исполнительная власть разработала, законодательная утвердила тот или иной закон, а за то, как он будет действовать, никто не отвечает. По сути, вся ответственность перелагается на плечи тех, кто занимается правоприменением. Но судьи - не волшебники, и сделать из сырого закона "конфетку" при всем желании не могут, нет у нас таких полномочий.

Третья ветвь власти работает только на "давальческом" материале. И видя его несовершенство, не может ни слова возразить. Все наши предложения о качестве закона, необходимости срочной корректировки его положений, высказанные на различных конференциях, семинарах и прочих форумах, чаще всего повисают в воздухе или спустя время всплывают в сильно усеченном или искаженном виде.

Рассматривая массу дел, мы нередко "крутимся" вокруг аналогичных правовых ситуаций, которые возникают из-за недоработки одного закона или даже одной его статьи. Мы пытаемся достучаться, донести эти проблемы до исполнительной и законодательной власти. Нам отвечают: законы совершенствуются. Безусловно, на месте мы не стоим. Но слишком уж маленькие подвижечки происходят, в то время как нужен один решительный и серьезный шаг. Разве можно с черепашьей скоростью войти в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира?

Поможет

криминологическая экспертиза

Суды своими решениями оказывают огромное влияние на все сферы жизни, в том числе социальную и экономическую. При формировании рыночной экономики они участвовали в распределении и переделе собственности. Прошло уже несколько этапов этого процесса, в том числе приватизация, банкротство. Когда мы применяли соответствующие законы, то видели в них массу лазеек, пробелов, противоречий, открывающих широкое поле деятельности для заинтересованных лиц.

Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы придумать схему увода собственности, создать финансовую пирамиду и благополучно уклониться от ответственности. Мы неоднократно говорили об этом, но увы... Поэтому не случайно в разгар кампании банкротства на суды было вылито немало грязи по поводу несправедливого передела имущества.

Сегодня особую актуальность приобрели вопросы ипотеки, долевого строительства, госзакупок. И уже пошли сообщения типа: кто-то где-то увел из бюджета кругленькую сумму. Все это можно было предвидеть с самого начала. Нет ничего удивительного в том, что у нас совершается масса квартирных афер. И мы зачастую не можем защитить людей, которых разные ловкачи просто выбрасывают на улицу. Можно предположить, что скоро в судах появится множество дел, касающихся, например, распределения адресной социальной помощи.

Говорю об этом, потому что, как показывает практика, в большинстве принимаемых законов обязательно есть какие-то недоработки. Возьмем, к примеру, антимонопольное законодательство. В Петропавловске прошло несколько процессов по газоснабжению, имевших большой общественный резонанс. Потребители справедливо возмущались тем, что в одном доме за кубометр газа платят по 120 тенге, а в другом - 180 и выше, и никто не может объяснить, откуда такая разница. Действительно, цена должна быть единой для всех. Но все упирается в отсутствие четкого механизма проведения расчетов за потребленный товар. А законодатель даже не удосужился назвать пресловутый уполномоченный орган, который и должен решить этот вопрос.

Вывод очевиден: любой закон на стадии разработки должен проходить очень жесткую экспертизу. У нас есть правовая экспертиза в Министерстве юстиции. Но она больше проверяет общеправовые моменты: не противоречит ли новый закон уже имеющимся, соответствует ли международным стандартам. Но нужна еще и криминологическая экспертиза, которая будет выявлять все пробелы в законе, лазейки, а значит, на корню пресекать возможные махинации, пути использования закона в корыстных целях.

Большой соблазн

Не могу не сказать несколько слов о Минюсте - одном из самых мощнейших органов, который влияет на развитие всей правовой системы. В нем сосредоточилось несколько несовместимых функций. Это министерство сегодня само разрабатывает законы, само проводит экспертизу, регистрирует нормативно-правовые акты. В то же время под его крылом работают несколько структур, оказывающих услуги на платной основе (центры по недвижимости, нотариат, адвокатура). Правила "игры" для них устанавливает сам же Минюст, и никто их проконтролировать не может. Возникает риск, что при такой постановке дела решение правовых вопросов будет подчинено экономическим интересам. Поэтому закономерно недовольство граждан дороговизной и качеством услуг этих структур.

Более того, такими же структурами, занимающимися зарабатыванием денег, обросли практически все государственные органы. Если это таможня, то при ней - частный склад временного хранения с бешеными расценками на свои услуги. Если дорожная полиция, то рядом - фонд безопасности движения или какая-нибудь организация, занимающаяся обучением будущих водителей или изготовлением водительских удостоверений.

При Комитете по судебному администрированию есть частная фирма, которая помогает проводить оценку и торги арестованного имущества. Представляете, сами оцениваем и сами продаем. Наверняка многим известны примеры того, как дорогостоящие имущественные комплексы уходили за бесценок в адресном направлении. Но суды могут только вздыхать и снова говорить о том, что нам нужны эффективные механизмы противодействия таким недобросовестным действиям на грани фола.

О гражданском праве замолвите слово

Сегодня очень много говорится об участии судов в санкционировании ареста, введении института присяжных заседателей. Это, безусловно, очень важные вопросы. Но у обывателя складывается ложное представление о том, что самое главное - добиться каких-то гарантий в уголовном процессе. Гражданское судопроизводство мало кого волнует, хотя именно его совершенствование актуально более всего.

Приведу конкретные цифры. В прошлом году в суды Северо-Казахстанской области поступило 2384 уголовных дела и свыше 13 тысяч гражданских. Такая же ситуация и по республике в целом. За год в казахстанских судах было рассмотрено уголовных дел с вынесением приговора более 32 тысяч, а гражданских дел с вынесением решения - свыше 229 тысяч.

Сейчас нужно прежде всего говорить о гражданском праве, которое повседневно стоит на защите прав личности. Пока же внимания и поддержки его развитию явно не хватает. Что касается вопроса о гарантиях в судопроизводстве, то нам стоит взглянуть на эту проблему шире. По большому счету, мы должны создать такое правовое поле, чтобы возникновение конфликтов было сведено к минимуму, чтобы у людей не было повода обращаться в суды. В идеале надо принимать такие законы, которые было бы очень трудно нарушить.

Проблем в гражданском судопроизводстве пока хватает, причем вводимые новшества зачастую их только усугубляют. В январе этого года в Гражданский процессуальный кодекс были внесены изменения. Законодатель четко разграничил полномочия судебных инстанций. Согласно статье 384 ГПК РК, если спор связан с имущественным интересом граждан на сумму менее 5 тысяч месячных расчетных показателей, а юридических лиц - менее 20 тысяч МРП, то последняя точка в споре ставится на уровне областного суда. А если сумма больше, то люди имеют право обратиться в Верховный суд.

Получается: ситуации могут быть аналогичные, правовая квалификация споров одна и та же, но доступ к Верховному суду определяется исключительно суммой. Люди уже говорят: вот, мол, у тех, кто побогаче, и прав больше. Я считаю, что разграничение полномочий судебных инстанций необходимо, Верховный суд действительно не должен заниматься мелочами. Но здесь мы должны применить не денежный, а чисто правовой критерий. Можно предложить заканчивать на уровне областного суда дела особого и приказного производства, а вот все дела искового производства должны обязательно доходить до Верховного суда.

Особое слово о новшествах в работе надзорной инстанции. Вокруг нее вообще очень много споров. Многие возмущаются, когда уже вступившее в силу решение вдруг начинает пересматриваться по надуманным основаниям. Мало того что в эту коллегию можно обращаться несколько раз, был бы повод, так еще это может делаться втайне от второй стороны судебного спора. На предварительное заседание надзорной инстанции приглашается только жалобщик. Оппонент отсутствует, соответственно исключен важнейший момент состязательности. Шансов убедить в своей правоте судей у жалобщика гораздо больше.

Известие о том, что надзорная инстанция нашла основания для пересмотра решения, звучит для второй стороны как гром среди ясного неба. Естественно, люди возмущаются. Очень хочется, чтобы разработчики этой новеллы узнали об этом.

Исполнение: на выбор

В своем выступлении на заседании госкомиссии президент отдельным пунктом выделил вопрос о принятии комплексных мер по усилению гарантий прав граждан в рамках судопроизводства и на стадии исполнения судебных решений. О судопроизводстве мы уже сказали, что же касается исполнения, то на сегодняшний день это один из самых наболевших вопросов. Во времена, когда судебные исполнители подчинялись Минюсту, они получали 5 процентов от суммы каждого исполненного решения. Затем исполнительская санкция увеличилась до 10 процентов, но теперь она перечисляется в республиканский бюджет.

Однако эта самая санкция стала чуть ли не главным показателем эффективности работы судоисполнителя. Перечислил в бюджет 10 млн тенге - молодец, 1 млн - уже хуже. Это, на мой взгляд, в корне неверно. Создаются условия для того, чтобы судоисполнители выбирали наиболее денежные дела. Им легче реализовать какой-нибудь один дорогостоящий имущественный комплекс, чем, скажем, возиться с сотней алиментщиков. Ну зачем ему, скажите на милость, искать нерадивого папашу, описывать его бэушное имущество, продавать с торгов? Гораздо проще составить акт о том, что у алиментщика ничего нет, а он сам нигде не работает. Никого не волнуют проблемы женщины, которой не на что содержать своих детей.

А ей самой практически невозможно доказать состоятельность бывшего супруга, ведь, как правило, в ее распоряжении нет ни опытного адвоката, ни детективов. Подобные юридические службы есть в распоряжении иной категории граждан, у которых с судебными исполнителями возникает огромный взаимный интерес. При переориентации судоисполнителей на исполнение решений о взыскании больших сумм создается прекрасная почва для коррупции.

Нужно остановить коммерциализацию этой службы, поскольку таким образом мы все ниже и ниже опускаем социальный аспект в рамках исполнительного производства. Судебных исполнителей надо поставить в такие условия, чтобы они добросовестно исполняли все решения без исключения:

Для торжества закона предстоит сделать очень много, и только совместными усилиями тех, кто сможет найти и сохранить в этом деле государственный подход, а не личный или групповой интерес.

Инесса КУАНОВА , кандидат юридических наук , судья Северо-Казахстанского областного суда, Северо-Казахстанская область


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии