Надлежащий срок исполнения обязательства

 

Мы продолжаем публикацию исследовательского материала к.ю.н., и.о. доцента кафедры гражданского права и гражданского процесса АЮА КазГЮУ Братуся Д. (da_bratus@mail.ru), посвященную исполнению обязательств. Отсутствие в нормах главы 17 Гражданского кодекса РК (далее - «ГК») отдельной статьи, регулирующей общие условия предмета исполнения осложняет ее практическое применение.

 

(Начало в № 1, 2, 3)

 

Понятие, основания возникновения

и содержание срока исполнения

 

Базовые правила о сроке достижения сторонами результата обязательства закреплены в ст. 277 ГК. Она начинается юридической формулой «если обязательство предусматривает» (срок исполнения). Термин «обязательство» в данном случае надлежит понимать как синоним другой легальной формулировки - «условия обязательства», - указывающей в широком значении на все рассмотренные выше юридические источники надлежащего поведения сторон - акты законодательства, положения договоров и односторонних сделок, обычаи делового оборота, иные обычно предъявляемые требования (правовые принципы, коммерческие обыкновения, существо правоотношения). В юридической литературе перечень источников, в которых могут устанавливаться правила о сроках исполнения, назван неисчерпывающим, как и состав оснований возникновения обязательства[1] (см. ст. 7, ст. 271 ГК). Этот вывод представляется неверным. Для срока исполнения характерен исчерпывающий список оснований, изложенный в ст. 272 ГК.

Статья 277 ГК хоть и расположена в общей части кодификации, все-таки считается специальной (особенной) по отношению к нормам гл. 6 ГК («Исчисление сроков»). Следовательно, касательно вопросов времени исполнения является приоритетной. При правовой квалификации обстоятельств исполнения положения гл. 6 ГК применяются дополнительно к правилам ст. 277 ГК, если не противоречат им и соответствуют существу квалифицируемого правоотношения.

Например, в гражданском праве срок традиционно понимается в трех значениях: момент времени, период времени и указание на событие, которое неизбежно должно наступить (ст. 172 ГК). Из этих понятий для срока исполнения обязательства подходит только первое. Исполнение, как результат действия должника, объективно происходит в определенный момент времени, одновременно с этим согласно ст. 368 ГК, когда соблюдены другие условия надлежащего исполнения (о субъектах, предмете, месте и способе), обязательство прекращается.

Ссылка на период времени или событие, до (после) которого должна быть достигнута цель обязательства, является выбором способа юридически значимых действий должника. Например, продавец и покупатель вправе договориться о продаже дорогостоящей вещи в рассрочку. Возврат банковского займа, как правило, производится поэтапно. Арендатор оплачивает пользование предметом аренды периодически (ежемесячно, ежеквартально, один раз в полгода и т.д.). Погашение определенной части долга, таким образом, означает согласованный сторонами порядок достижения намеченной цели. В юридической литературе отмеченное различие между надлежащим сроком и способом порой игнорируется: «Примером обязательства, позволяющим определить срок его исполнения, является морской чартер, содержащий условие о том, что при доставке груза морской перевозчик должен следовать с должной скоростью и не допускать ненужных отклонений от маршрута»[2]. В действительности, приведенная ситуация - свидетельство избранного сторонами способа исполнения: «следовать с должной скоростью», «не допускать ненужных отклонений». Время, которое потратит перевозчик на доставку груза при разрешенной скорости по известному маршруту, - это компонент способа исполнения. Срок исполнения данного обязательства определяется моментом окончания морской перевозки груза, указанным в соглашении сторон или других источниках обязательства. Поэтому рассмотренный пример следует признать ошибочным.

В силу данного обоснования необходимо уточнить норму ст. 278 ГК, регламентирующую «обязательства, рассчитанные на длительные сроки исполнения». По логике в этой норме должна идти речь о длительных сроках действия, а не исполнения обязательства (в единственном числе). Срок исполнения - один из видов срока действия (категории рода). Другими видами можно считать сроки возникновения и совершения сделки. Первый, как и срок исполнения, определяется только моментом времени. Совершение сделки обозначается как момент, период времени или путем указания на неизбежное событие.

В законодательстве, договорах, локальных документах организаций (положениях, уставах и т.д.), судебных решениях, правовых актах индивидуального применения часто присутствует оговорка о «сроке обязательства» или «сроке договора» (см., например, пп. 4 ст. 567 ГК). Сама по себе, без уточнения, о каком именно сроке идет речь, эта оговорка некорректна.

Закон допускает выражение срока исполнения в различных единицах времени (п. 1 ст. 277 ГК): указанием на год, квартал, месяц, декаду, неделю, календарный день (сутки) или час исполнения. Обязательство, так или иначе, исполняется в определенный момент (миг) этого периода времени, но юридически данный факт может оказаться для сторон малозначительным, поэтому они вправе ограничиться приблизительной датой (год, месяц и т.д.). Данное толкование буквально подтверждается нормой п. 1 ст. 277 ГК: даже если срок указан как «период времени… обязательство подлежит исполнению… в любой момент в пределах такого периода». Точнее подчеркивало бы малозначительность временного отрезка слово «иной», которое вполне уместно в формулировке п. 1 ст. 277 ГК «день его исполнения или [иной] период времени», а пока угадывается в ее контексте.

Особенностью современного гражданского оборота является высокая динамичность, стремительное развитие рынка товаров и услуг в условиях жесткой конкуренции. В силу данного объективного обстоятельства срок исполнения некоторых обязательств отмечается минутами и даже секундами. Например, в минутах и секундах фиксируется совершение сделок с недвижимостью, отражается время операций с ценными бумагами, теле- и радиорекламы, предоставления услуг сотовой телефонной связи, доступа в информационную сеть Интернет. Такой расчет времени по общему правилу (см. п. 2 ст. 172 и ст. 277 ГК) не запрещен.

 

Виды сроков исполнения

 

В законе закреплено несколько видов сроков исполнения. Традиционным является такое деление:

а) определенный срок - известный сторонам день исполнения. Легальная формулировка «день исполнения» (п. 1 ст. 277 ГК) подлежит распространительному (расширительному) толкованию. Во-первых, если отсутствует соглашение об ином, имеется в виду именно календарный (а не рабочий, банковский, операционный и т.п.) день: «Если срок установлен для совершения какого-либо действия, оно может быть выполнено до двадцати четырех часов последнего дня срока» (п. 1 ст. 176 ГК). Например, денежный заем, выданный «до первого февраля две тысячи шестого года», следуя буквальному значению цитируемых слов (т.е. до начала первого февраля, а не включительно) подлежит возврату кредитору, самое позднее, к двадцати четырем часам ноль-ноль минутам тридцать первого января того же года. Во-вторых, по аналогии закона момент исполнения может выражаться любой единицей измерения времени из тех, что перечислены в п. 2 ст. 172 ГК (год, месяц, неделя, день, час) и подразумеваются, исходя из реалий гражданского оборота (квартал, декада, минута, секунда);

б) определимый срок - любой момент исполнения в пределах обозначенного периода времени. Например, если арендатор обязуется освободить жилище «в течение десяти дней с момента окончания срока аренды», значит, его выезд правомерен в любой из десяти дней, считая с даты, следующей за днем окончания срока аренды;

в) неопределенный срок - это момент времени, не известный сторонам и не поддающийся точному математическому исчислению в сложившейся ситуации. Бывает, что должник и кредитор в силу особых доверительных отношений (близкие родственники, друзья, товарищи) не оговаривают срок исполнения обязательства (например, дату возврата беспроцентного денежного займа) или не устанавливают его, исходя из существа сделки (безвозмездная передача какого-либо предмета домашнего обихода соседу в пользование; разработка научного открытия без гарантии достижения искомого результата). Во избежание вероятных конфликтов закон упорядочивает и эти ситуации, устанавливая разумный срок исполнения (ч. 1 п. 2 ст. 277 ГК), под которым подразумевается период времени, обычно необходимый для совершения оговоренных действий. Обязательство с разумным сроком подлежит исполнению в любой момент такого периода. Например, если договором не указан иной срок, предмет ссуды (утюг, предоставленный соседу по общежитию; стаканы, предложенные пассажирам вагона для чаепития; насос, взятый автолюбителем у другого шофера для подкачки колеса автомобиля и т.д.) подлежит возврату после использования по назначению и утраты в нем сиюминутной практической необходимости. Понятие разумного срока - оценочное. Оно учитывает и необходимую оперативность поведения обязанной стороны[3]. Другими видами исполнения в неопределенный срок являются: совершение должных действий по моменту востребования кредитора и предоставление результата обязательства без промедления.

Как отмечалось выше, в некоторых сделках в силу различных причин кредитор не стремится указывать дату исполнения. Это не должно создавать несправедливых преимуществ должнику. Поэтому действует правило: обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования (или, что одно и то же, «по первому требованию», «по поступлении требования»), должник обязан исполнить в семидневный (так называемый «жесткий») срок со дня предъявления кредитором соответствующего требования. Формулировка «в семидневный срок со дня» должна толковаться согласно ст. 173 ГК и означает, что первым возможным днем исполнения является день, следующий после даты заявления кредиторского требования, а последним - седьмой по счету день. Например, если первого января текущего года кредитор заявил должнику требование о возврате денежного займа, выданного на неопределенный срок, заем подлежит возврату не позднее двадцати четырех часов ноль-ноль минут восьмого января того же года. Аналогичный порядок предусмотрен для обязательства, неисполненного в разумный срок. Правило семи дней является новеллой казахстанского гражданского законодательства.

Спорные обстоятельства правоотношения (дата фактического получения или, наоборот, неполучение требования должником, ошибочное указание кредитора о реквизитах платежа, нарушение формы платежного документа, состоявшийся зачет встречных требований и т.д.) доказываются в процессе претензионного урегулирования спора или в судебном порядке.

Под исполнением «без промедления» («немедленно», «незамедлительно», «в кратчайший срок», «сразу», «безотлагательно», «одновременно с…» и т.п.) обычно подразумевается совершение предписанных действий в момент или в день получения должником кредиторского требования. Например, вещи, хранимые в гардеробах организаций или камерах хранения, выдаются поклажедателям немедленно при предъявлении ими легитимационных (подтверждающих) знаков - бирок, жетонов, талонов и т.д. Исходя из существа обязательства, учитывая оценочный характер термина «без промедления» и подобных ему юридических формул, исполнение может быть произведено не позднее следующего дня. Например, суток обычно достаточно, чтобы экспедитор уточнил у перевозчика и сообщил заинтересованному клиенту местонахождение груза в пути следования (см. ст. 280, п. 1 ст. 708 ГК).

По значению в динамике правоотношения сроки исполнения делятся на общие и частные. Общим сроком обозначается момент исполнения обязательства в целом, поэтому его иногда называют «конечным» (см., например, п. 1 ст. 620 ГК), «максимальным» или «предельным» (см., например, п. 3 ст. 545 ГК), а частными - момент завершения отдельных этапов (частей) обязательства. Таким образом, любой частный срок - это конечный пункт определенного промежутка времени, в течение которого должник совершает определенные действия. Отсюда происходит синоним - «промежуточные сроки». Промежуточные сроки исполнения наиболее распространены в обязательствах поставки (ст. 461 ГК), ренты (ст. 525, ст. 532, п. 2 ст. 536 ГК), имущественного найма (пп. 1 п. 2 ст. 546, пп. 3 ст. 567, ст. 570 ГК) и подряда (ст. 620 ГК). Для сравнения: «ГК РФ урегулировал вопрос о частных сроках только для отношений по поставкам и поэтому рекомендуется при заключении других торговых договоров пользоваться моделью, предусмотренной для поставок»[4].

Если из условий обязательства вытекает презумпция утраты кредитором интереса[5] в исполнении за гранью установленного срока, то без его согласия дальнейшее исполнение невозможно. Так в полной мере проявляется действие стимулирующей функции срока. Например, нет практического смысла принимать свадебный наряд, изготовленный подрядчиком после бракосочетания. Отказ от принятия исполнения - односторонняя сделка, к которой также применяются правила ст. 401-ст. 404 ГК. Кредитор сам определяет существо своего интереса[6]. Однако его решение не должно быть направлено на уклонение от добросовестного исполнения. Например, по общему правилу пп. 3 п. 2 ст. 556 ГК один и даже два пропуска срока арендного платежа не являются основанием расторжения договора аренды. Такое неблагоприятное последствие согласно указанной норме возможно, если наниматель «более двух раз» по истечении установленного срока не вносит плату за пользование имуществом.

При соотношении сроков возникновения и исполнения выделяют обязательства, по которым эти моменты времени совпадают или разграничиваются определенным интервалом. Например, заключение договора розничной купли-продажи и осуществление всех прав и обязанностей по нему, как правило, совпадают во времени. Конечно, между выбором товара на прилавке магазина и его оплатой в кассе пройдет десяток - другой секунд, минут, час или больше (многое зависит от характера покупателя и уровня обслуживания). Однако с юридической точки зрения отмеченная разница не имеет значения. Другое дело - поставка продукции. Здесь временной разрыв между достижением договоренности о сотрудничестве и началом поставки обычно продолжительный. От своевременных действий поставщика зависят серьезные правовые и фактические последствия - годность продукции к употреблению, возможность ее выгодной перепродажи, осуществление дальнейших поставок в рамках апробированной схемы сотрудничества размер убытков покупателя и его контрагентов при нарушении срока поставки товара и т.д. Поэтому срок исполнения причислен к существенным условиям данного обязательства (ст. 458 ГК).

 

Досрочное исполнение

 

Должник вправе исполнить обязательство досрочно, если иное не предусмотрено законодательством или условиями обязательства и не вытекает из его существа (п. 1 ст. 279 ГК). Например, в соответствии с ч. 4 п. 1 ст. 722 ГК возмездные (с выплатой вознаграждения в виде процентов) займы не подлежат досрочному возврату без согласия займодателя. Исполнение до срока может создавать одной из сторон практические неудобства. Представим ситуацию: продавец доставляет покупателю товар на дом раньше согласованного времени, а покупатель и члены его семьи по разным причинам отсутствуют. В данном случае оговоренный момент доставки следует соблюдать в точности с положениями договора розничной купли-продажи. Исходя из существа обязательства, не исполняется досрочно договор ренты на условиях пожизненного содержания с иждивением.

В отношениях с предпринимателями преждевременное исполнение создает угрозу причинения убытков той или иной стороне. Например, досрочная поставка партии товара может повлечь незапланированные расходы покупателя на хранение и охрану товара; банк при погашении должником кредита ранее установленного срока лишается части вознаграждения и т.д. Поэтому в предпринимательских обязательствах действует обратное общее правило: досрочное исполнение допустимо только по специальному разрешению, закрепленному в законодательстве, условиях обязательства, обычаях делового оборота или в силу существа правоотношения (п. 2 ст. 279 ГК).

Как отмечалось выше, возврат банковского займа раньше согласованного сторонами срока исполнения обязательства запрещен диспозитивной нормой закона. Однако кредитор уполномочен одобрить такое погашение долга. В банковской практике подобное согласие обычно сопровождается оговоркой об уплате должником соразмерного штрафа. В сделках кредитования под залог приобретаемого жилища или на потребительские нужды (покупка личного автотранспорта, домашней мебели, используемых в семейном быту высокотехнологичных товаров и т.д.) участвует лишь один предприниматель - банк, другая сторона - всегда потребитель. Поэтому необоснованным является мнение о том, что правило досрочного исполнения предпринимательских сделок подразумевает участие в них предпринимателей с каждой стороны[7].

В международной перевозке время транспортировки груза обычно рассчитывается с учетом вероятных задержек в пути следования, связанных с неблагоприятной погодой, прохождением таможенных процедур, текущим ремонтом транспорта и т.д. Если воздействие отрицательных факторов окажется минимальным, перевозка будет завершена досрочно. Подобный срок исполнения в силу сложившихся обычаев делового оборота признается правомерным.

По существу подрядного обязательства приемлемо досрочное завершение любых видов подрядных работ (см. ст. 620 ГК).

В законодательстве может быть предусмотрена обязанность должника досрочно исполнить обязательство. Цель таких установлений - защита интересов кредиторов при неблагоприятном для них развитии ситуации. Например, кредиторы вправе потребовать досрочного исполнения обязательства: хозяйственным товариществом - в случае уменьшения его уставного капитала (п. 4 ст. 59 ГК), должником - при возникновении угрозы утраты или повреждения предмета залога (ст. 321 ГК), собственником предприятия - при продаже или передаче предприятия в аренду новому хозяину (ст. 496 и ст. 547 ГК, соответственно). Перечень легально определенных ситуаций, когда должник обязан действовать с опережением предусмотренных договором сроков, конечно, не исчерпывается приведенными примерами.

 

Просрочка исполнения

 

Помимо неправомерных (если они запрещены) досрочных действий, другое нарушение надлежащего момента исполнения - это просрочка. Поскольку следствием такого нарушения является возникновение гражданско-правовой ответственности, общие положения о просрочке расположены в гл. 20 ГК («Ответственность за нарушение обязательства»). Ее виды по субъектам правоотношения: просрочка должника (ст. 365 ГК) и просрочка кредитора (ст. 366 ГК).

Должник считается просрочившим, если действует с опозданием. Например, заказчик оплачивает результат работ позже даты, указанной в договоре подряда. Т.е., исполнение имеет место, но сопровождается нарушением условия о сроке, и потому признается ненадлежащим. Неблагоприятные последствия просрочки определены для должника в п. 1 ст. 365 ГК он: а) возмещает кредитору убытки, связанные с нарушением срока; б) отвечает за невозможность исполнения, случайно наступившую во время опоздания; в) рискует получить отказ кредитора от дальнейшего исполнения ввиду утраты интереса и одновременно компенсировать его убытки, вызванные прекращением обязательства.

Зарубежный поставщик и местный покупатель договорились о поставке в Казахстан партии мороженого. В процессе транспортировки товара поставщик получил извещение о неготовности принять товар в оговоренный срок по причине отсутствия морозильных установок для хранения продукции. Несмотря на это предупреждение, в соответствии с условиями договора мороженое было доставлено в согласованный терминал казахстанской таможни, где находилось продолжительнее время. К моменту окончания монтажа морозильных установок и готовности покупателя принять мороженое оно испортилось и не годилось к употреблению. Специализированный межрайонный экономический суд города Алматы удовлетворил имущественные требования поставщика к покупателю, признав последнего ответственным за невозможность завершения поставки и взыскав с него убытки в пользу истца (стоимость испорченной продукции, транспортные, таможенные и судебные расходы).

Пункт 1 ст. 365 ГК применяется в системе с нормами права, закрепляющими обеспечительные правомочия кредитора в отношении просрочившего должника. Закон предусматривает возможность взыскания с нарушителя неустойки (§ 2 гл. 18, ст. 351 и ст. 353 ГК), удержания его имущества на период просрочки[8] и прочие меры оперативного воздействия[9].

Реалии гражданского оборота и признание равенства его участников побуждают законодателя учитывать справедливые намерения и правовые изъяны в поведении обеих сторон. Эта идея составляет базис норм о нарушении срока осуществления кредиторской обязанности. Правила о надлежащем поведении управомоченного лица имеют также вспомогательное значение, т.е. без эффективного содействия кредитора должнику не достигнуть требуемого результата.

Кредитор считается просрочившим, если (п. 1 ст. 366 ГК):

а) отказался принять предложенный должником или его представителем результат, соответствующий всем условиям надлежащего исполнения обязательства (исправные субъекты, предмет, место, срок и способ).

В юридической практике известны типичные случаи, когда новые собственники приватизированных зданий, желая расторгнуть договорные отношения с арендаторами помещений, расположенных в этих зданиях[10], под надуманным предлогом не соглашались принимать арендную плату. Впоследствии факт неполучения платежей за пользование недвижимостью выдвигался в качестве основания для одностороннего расторжения договоров имущественного найма. Подобное поведение арендодателей нельзя признать правомерным. Справедливое решение по данному делу должно базироваться на нормах ст. 366 ГК;

б) не совершил действий, предусмотренных законодательством, договором, обычаем делового оборота или вытекающих из существа обязательства. Данный перечень источников - традиционный, он в основном совпадает с тем, что указан в ст. 272 ГК. Однако, раскрывая общий смысл надлежащего исполнения, законодатель, в числе прочих юридических фактов, ссылается на «условия обязательства» и упоминает «иные обычно предъявляемые требования». В параллельном фрагменте ч. 1 п. 1 ст. 366 ГК присутствует термин «договор», а «иные обычно предъявляемые требования» вообще не названы. Значение понятия «условия обязательства», которым также охватываются односторонние сделки, конечно, шире соглашения сторон. Отмеченное расхождение норм ст. 272 и ст. 376 ГК устраняется путем распространительного толкования второй из этих статей. Срок кредиторского исполнения может регламентироваться также положениями односторонних сделок (например, условиями завещания), общегражданскими принципами и коммерческими обыкновениями. Рассмотрим случаи применения этих трех источников.

Завещатель возложил на наследника совершение какого-либо действия (сбор авторского вознаграждения, получение возмещения имущественного вреда, принятие исполнения по договору и т.д.). Если наследник не отказался от наследства и при этом не исполнил возложение в установленный завещателем срок, он признается просрочившим (см. ст. 1058 и ст. 1074 ГК).

Принцип разумности допустим, при уточнении надлежащего срока предъявления кредиторского предписания об оплате (основания платежа). Момент выставления платежного документа зачастую не определяется в договоре. Подразумевается, что получатель денег заинтересован в скорейшем завершении денежного перевода и потому не будет затягивать оформление бухгалтерских бумаг. Однако в случае ошибки бухгалтерии или обслуживающего банка, при техническом сбое в передаче информации (прежде всего, это касается системы электронного документооборота) время разъяснения истинной картины случившегося и выставления повторного платежного документа может затянуться. Со значительными задержками рассчитываются и списываются с лицевых счетов клиентов дополнительные расходы железнодорожных грузоперевозчиков[11]. Как правило, кредитор автоматически возлагает на должника штраф по такой просрочке. Однако отмеченные упущения не должны вменяться в ответственность должнику. Он согласно п. 3 ст. 365 ГК не считается просрочившим, пока обязательство не исполнимо вследствие промедления кредитора. Денежный долг может быть погашен путем безналичного перевода лишь на основании соответствующего платежного документа (счета-фактуры, инвойса, коммерческого счета), за выставление которого отвечает кредитор[12]. Если последний нарушает нормы законодательства о бухгалтерском учете и финансовой отчетности (в части надлежащего выставления счета-фактуры) или несвоевременно рассчитывает сумму долга, то несет неблагоприятные последствия своей просрочки.

Случаи нарушения срока исполнения со стороны управомоченного лица распространены в договорной практике. Множество примеров просрочки по договору предопределено характерным для свободного рынка разнообразием сделок и договорных положений[13]. Чем больше оговорок, тем больше потенциальных нарушений.

Казахстанский продавец обязался подготовить необходимую разрешительную документацию для вывоза сельскохозяйственной продукции за рубеж. Дату уплаты покупной цены стороны определили в пределах трех дней после таможенной очистки товара в стране экспорта. Продавец доставил товар в пропускной пункт, оформил и передал таможенному органу документы в соответствии с обычно принятыми административными процедурами и предъявил покупателю счет к оплате. Однако ни в течение трех дней, ни через неделю после выставления счета покупная цена не была уплачена. При разбирательстве дела выяснилось, что экспортер не представил для таможенной очистки справку фитосанитарного контроля, поэтому оформление товара в режиме экспорта было приостановлено. Соответственно, покупатель воздержался от исполнения денежного обязательства. Возникшая просрочка стала бременем кредитора.

Аналогичным образом рассмотренная ситуация регламентируется обычаями делового оборота: «…экспортер обычно проводит таможенную очистку для экспорта, в то время как импортер должен очищать товар для импорта»[14]. Соответствующее условие поставки обозначено в правилах «Инкотермс» термином «DAF» («Delivered At Frontier», «Поставка до границы»). Задержка в таможенном оформлении экспорта может послужить основанием отсрочки платежа, если иное не предусмотрено договором. Хотя такое право покупателя буквально не прописано в п. Б.1. условия «DAF», оно представляется действительным в силу общего смысла данного обычая: оплачивается свершившаяся поставка; товар считается поставленным, когда закончено его экспортное оформление. На кредитора, отвечающего за задержку таможенной очистки, возлагаются неблагоприятные последствия неисполнения встречного денежного обязательства.

Другой источник правил о просрочке кредитора - существо обязательства.

В силу существа договора транспортной экспедиции, экспедитор не может приступить к проработке экономичного маршрута транспортировки груза, пока клиент не сообщит исходные критерии перевозки: пункт назначения, характер груза, необходимый (желательный) срок перевозки и т.д. Просрочивший клиент не вправе обвинять экспедитора в бездействии.

Последний из возможных источников, регулирующих особенности кредиторской просрочки, - коммерческое обыкновение.

В преддверии Восьмого марта казахстанский покупатель и голландский поставщик путем обмена письмами договорились о поставке в республику нескольких крупных партий цветов. В процессе переписки поставщик был извещен о намерении покупателя выгодно реализовать данный товар в праздничные дни, однако, последнюю партию доставил к двадцатому марта. Казахстанская сторона, ссылаясь на сложившуюся торговую практику, отметила, что такая просрочка лишает ее части прибыли, поскольку спрос на цветы и, соответственно, их рыночная цена в текущий период значительно ниже. На этом основании сумма платежа за последнюю партию была соразмерно уменьшена;

в) не подтверждает исполнение обязательства. Вероятные варианты пассивного поведения кредитора в этом случае: ясно выраженный отказ в подтверждении; уклонение от подтверждения (например, путем предъявления встречного, безосновательного требования к должнику); молчание в ответ на соответствующую просьбу; подтверждение, выполненное с нарушением необходимой письменной формы (простой или нотариальной) или не зарегистрированное в установленном законом порядке и т.д. Независимо от того, как поведет себя кредитор, отсутствие надлежащего подтверждения означает отказ в нем. Должник может быть настойчивым (обращается за подтверждением неоднократно) и терпеливым (стремится решить дело путем переговоров, не доводя его до суда). Однако просрочка кредитора по данному основанию исчисляется с момента первого отказа. Подробный комментарий норм о подтверждении результата сделки (ст. 275, п. 2 ст. 276, ст. 290 ГК) изложен выше.

Каждый из трех рассмотренных случаев - непринятие исполнения, неосуществление обязательных действий, отказ в подтверждении достигнутого должником результата - является самостоятельным основанием наступления четырех неблагоприятных последствий в отношении кредитора:

а) нарушение должником срока исполнения не имеет юридического значения, если оно вызвано задержкой кредитора и соразмерно ее периоду (п. 3 ст. 365 ГК). Иными словами, действует презумпция исполнения обязательства в надлежащий срок. На сумму основного долга за указанный период также не начисляется неустойка в отношении должника;

б) опоздавший кредитор обязан компенсировать убытки, причиненные должнику (ч. 1 п. 2 ст. 366 ГК). Изъятием из этого общего правила являются обстоятельства, исключающие ответственность за кредиторскую просрочку. Перечень этих обстоятельств в ст. 366 ГК не назван. Некоторые авторы утверждают, что управомоченная сторона не отвечает за задержку, если докажет отсутствие своей вины[15]. Такое суждение следует уточнить. К примеру, предприниматели отвечают без вины, поскольку иное не предусмотрено законодательством или договором (п. 2 ст. 359 ГК). Значит, для кредитора - предпринимателя наличие или отсутствие вины в просрочке по общему правилу безразлично, поэтому он освобождается от возмещения убытков должнику только в случае такого промедления, которое вызвано обстоятельством непреодолимой силы - чрезвычайным и непредотвратимым событием (стихийным явлением, военными действиями, забастовкой, эпидемией или эпизоотией и т.п.). Могут ли стороны расширить пределы ответственности кредитора за просрочку, например, отказавшись от применения оговорки об обстоятельствах непреодолимой силы? А вправе ли они согласовать его ответственность лишь за виновное промедление? Согласно диспозитивным нормам ч. 2 п. 2 ст. 359 и ст. 361 ГК на оба вопроса надлежит дать утвердительный ответ: пределы ответственности за нарушение обязательства стороны определяют по своему усмотрению. Однако если ответственность кредитора за промедление все-таки возникает, сужение или расширение ее пределов не отменяет имущественных санкций, установленных за просрочку;

в) на просрочившего кредитора возлагаются все неблагоприятные последствия случайной невозможности исполнения, наступившей во время его просрочки (ч. 2 п. 2 ст. 366 ГК). Формула «все неблагоприятные последствия» указывает на закрепленный в законе и вытекающий из него перечень нежелательных юридических фактов, прежде всего - на убытки добросовестного должника. Они подлежат безусловному возмещению просрочившим кредитором. Дополнительное неблагоприятное последствие - уплата неустойки (штрафа, пени) за срыв срока исполнения. Эта санкция охватывается комментируемым правилом, поэтому не упоминается в других нормах ст. 366 ГК.

Законодатель в решении вопроса о последствиях случайной невозможности исполнения, наступившей во время просрочки, установил паритет: нарушители (опоздавший должник или опоздавший кредитор) несут, в принципе, аналогичное бремя (см. для сравнения п. 1 ст. 365 и ч. 2 п. 2 ст. 366 ГК);

г) за время просрочки кредитора ему не уплачивается вознаграждение (п. 3 ст. 366 ГК).

Закон не называет других неблагоприятных последствий. Рассмотренный перечень является исчерпывающим.

В случае непримиримых разногласий сторон по факту просрочки, основания отказа от дальнейшего исполнения и действительные интересы контрагентов доказываются (оспариваются) ими в судебном порядке.

В широком смысле, исходя из существа обязательства и его субъектного состава, сторона, в отношении которой допущена просрочка, может заявлять о применении любых перечисленных в ст. 9 ГК средств защиты (самозащиты) своих субъективных гражданских прав. Некоторые из упомянутых выше правомочий потерпевшей стороны, в частности право удерживать имущество нарушителя до момента надлежащего исполнения обязательства, желательно включить в перечень п. 1 ст. 9 ГК. Для эффективного применения такой новеллы потребуется разработать и закрепить в гражданском процессуальном законодательстве соответствующую судебную процедуру.


[1] Гражданское право. Учебник. Часть I / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - С. 547.

[2] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. - М.: Юринформцентр, 1997. - С. 334.

[3] См. для сравнения: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий / Отв. ред. А.С. Комаров. - М.: Юридическая литература, 1994. - С. 107.

[4] Цит. по: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. - М.: Статут, 2005. - С. 327; см. также:  Пугинский Б.И. Коммерческое право России. - М., 2003. - С. 155.

[5] О понятии интереса см.: Шайкенов Н.А. Правовое обеспечение интересов личности. - Свердловск: Изд-во Уральского университета, 1990.

[6] См об этом: Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть). Комментарий (постатейный). В двух книгах. Книга 2. - С. 375.

[7] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. - М.: Контракт, Инфра-М, 1998. - С. 564.

[8] Все нормы ГК, устанавливающие право кредитора удерживать имущество просрочившего должника (примеры т.н. «законного удержания»), названы выше.

[9] См. об этом: Басин Ю.Г., Диденко А.Г. Оперативные санкции как средство защиты гражданских прав // В кн.: Басин Ю.Г., Диденко А.Г., Иоффе О.С. и др. Гражданское право: Учебное пособие. - Алматы: ИПЦ КазГЮУ, 1999. - С. 30 - 36.

[10] По общему правилу ст. 559 ГК переход права собственности на вещь не является основанием для прекращения договора имущественного найма, заключенного в отношении этой вещи до смены собственника.

[11] Об особенностях расчетов в сфере железнодорожных перевозок грузов см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга четвертая: Договоры о перевозке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта. - М.: Статут, 2003. - С. 457 - 461; Тариканов Д. К вопросу о лицевых счетах в железнодорожных технологических центрах по обработке перевозочных документов // Хозяйство и право. - 2004. - № 6. - С. 78 - 87.

[12] См. п. 5 и п. 7 ст. 7-1 Закона РК от 26.12.1995 г. «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности».

[13] Перечень принципов, правил законодательства, судебных установлений, обычаев делового оборота и коммерческих обыкновений ограничен в сравнении с бесконечным числом оригинальных практических ситуаций и соответствующих положений договоров, формулируемых с учетом этих ситуаций. Как говорится, «…самая смелая фантазия не в силах представить себе тех необычайных и диковинных случаев, какие встречаются в обыденной жизни» (Конан Дойл Артур. Союз рыжих // Он же. Рассказы. Пер. с англ. - М.: Художественная литература, 1982. - С. 97). С этим объективным обстоятельством связано применение п. 2 ст. 380 ГК: «Стороны вправе заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законодательством».

[14] Инкотермс 2000: Международные правила толкования торговых терминов. - Алматы: Юрист, 2000. - С. 18.

[15] Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть). Комментарий (постатейный). В двух книгах. Книга 2. - С. 376.

12 апреля 2006, 11:54
Источник, интернет-ресурс: Братусь Д.А.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript