Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Каков же конечный пункт назначения повсеместного введения государственного языка?

Фото : 18 апреля 2006, 12:38

Пункт назначения

Берик БАРЛЫБАЕВ, политолог

Перед Республикой Казахстан немало задач, поставленных на долгосрочную перспективу. Это и председательство в ОБСЕ, и вхождение в число 50-ти самых развитых стран, и реализация стратегии “Казахстан – 2030”. Но для их достижения недостаточно просто разработать соответствующие программы. Необходимо выявить все потенциальные угрозы, которые могут возникнуть в процессе их реализации и предпринять меры по их преодолению. Одной из таких потенциальных опасностей является снижение в Казахстане доли русскоязычного населения.

В последнее время на страницах “Навигатора” резко активизировались дискуссии о статусе казахского языка и мерах по его возрождению. Однако почему-то никто не пытается оценить, каков же конечный пункт назначения повсеместного введения государственного языка? Ведь продолжительное время русский язык является для нас языком-донором, через который мы получили доступ к мировым: культуре, науке и технике. И вряд ли переход к казахскому языку может произойти безболезненно для казахстанского общества.

Если во времена существования СССР в г.Алматы практически не было слышно языка титульной нации, то в настоящее время в южной столице появилось очень много молодых казахов, не владеющих русским языком. Раньше это вызывало гордость, так как служило наглядным примером возрождения моего родного языка. Однако сейчас от этого факта ничего кроме опасений за будущее нации не испытываешь. Ведь носители казахского языка (здесь и далее речь идет о казахах, не владеющих русским языком) в Алматы занимаются низкоквалифицированным трудом, в основном работая на стройках, рынках и т.д. Конечно, есть казахи, которые не владея языком межнационального общения достигли определенных успехов в творческой работе. Это в основном в казахоязычной прессе и учебных заведениях на казахских отделениях (других примеров я пока не встречал). При этом, по их признанию, они испытывают значительные трудности в своей работе и вынуждены осваивать русский язык. Говорить же о работе в коммерческой сфере даже на уровне менеджера нижнего звена им даже не приходится.

Кроме того, сейчас появился контингент родителей, которые воспитывают своих детей в полном незнании русского языка. Считая это, с одной стороны, актом патриотизма, внося свой вклад в развитие языка. С другой, ориентируясь на собственную работу на государственной службе, они уверены, что таким образом способствуют более успешному будущему своих детей. А ведь это неизбежно отразится на Казахстане через несколько лет. Фактически такое поколение в XXI веке окажется в своеобразном “средневековье”, никак не меньше. И это не нагнетание ситуации. Достаточно обратить внимание, что практически все библиотеки – от самой мало-мальски школьной до Национальной – укомплектованы в подавляющем большинстве русскоязычными книгами. Тоже можно наблюдать и в крупнейших книжных магазинах. В них казахоязычная литература представлена лишь двумя-тремя стеллажами, притом, что русскоязычная занимает стеллажей раз в десять больше.

Бытует мнение, что с развитием казахского языка эта проблема решится. Что существуют программы, согласно которым в ближайшее время все достояние мировой литературы будет переведено на казахский язык. Однако в этом есть большие сомнения. Проблема казахоязычной литературы находится в своеобразном порочном круге. Издание литературы – это коммерческий бизнес, который следует законам спроса и предложения. Но в настоящее время спроса на книги, изданные на государственном языке, нет. В самом деле, зачем покупать русскую литературу на казахском языке, когда можно прочитать ее на языке первоисточника. Да и произведения писателей дальнего зарубежья лучше воспринимаются читающей аудиторией на русском языке. В связи с этим в ближайшее время никто не будет издавать книги на казахском языке, так как это нерентабельный бизнес.

Однако даже перевода всей мировой художественной литературы еще не достаточно. Другой негативной стороной является отсутствие не только на казахском языке, но и вообще в Казахстане изданий научно-популярного характера, которые мы в настоящее время получаем из России. Такие как детско-юношеские журналы “Юный техник”, “Техника молодежи”, “Юный натуралист”, “Моделист-конструктор””. Рассчитанные на взрослую аудиторию – “Наука и жизнь”, “В мире науки”, “Радио” и т.д. А также научно-популярные книги из серий “Знание – сила”, “Эврика”, “Прогресс”, “Наука”. Ведь во многом, благодаря этому у детей формируется интерес к техническим и инновационным специальностям. Видимо, поэтому сельская казахоязычная молодежь в основном выбирает гуманитарные, юридические и экономические специальности.

Другая сторона – это Интернет, казахоязычный сектор которого фактически отсутствует. По сути, всемирная глобальная сеть есть практически полноценная замена библиотеки. Так, например, мне и многим моим знакомым даже не приходится пользоваться печатными изданиями. Проще скачивать книги из Интернета. Что самое главное, многие переводы зарубежных писателей на русский язык появляются в Интернете намного раньше, чем их печатные версии. Так, например, заключительная книга знаменитой космической эпопеи Артура Кларка “Одиссея 3001” еще не издана, но почитатели творчества фантаста уже могут ознакомиться с ней во всемирной сети.

Лично я сегодня хожу в библиотеку только для того, чтобы прочесть такие общественно-политические и литературные журналы как “Новый мир”, “Наш современник”, “Дружба народов”, “Знамя” и т.д. Очень часто в них встречаются рецензии или ссылки на различные интересные произведения классиков и наших современников. Так вот, их я также всегда стараюсь найти во всемирной сети. Это весьма удобно, не тратя время на посещение библиотеки и денег на покупку литературы, можно находиться в центре современных веяний литературы и публицистики. Тоже касается и новостей, большую часть которых можно найти в свободном доступе в Интернете. Говорить же о том, что казахский Интернет представляет такие же возможности даже не приходится. Казахоязычные сайты, как правило, одни из самых малопосещаемых ресурсов виртуальной сети. А потому желающих вкладывать средства и силы в их развитие практически нет.

А это все значит, что подрастающее поколение казахов вскоре окажется в своеобразном информационном вакууме. То есть оно будет лишено возможностей для самообразования и саморазвития, и тем самым будет весьма ограниченным в плане кругозора и интеллектуального развития в целом.

Каков же конечный пункт назначения повсеместного возрастания роли казахского языка и соответственно снижения русскоязычной доли населения? Безусловно, мы сохраним язык как символ нашей нации, культуры. Но в итоге окажемся отрезанными от мировых достижений современной литературы, науки и техники. Фактически, на исторической шкале развития человечества мы окажемся где-то на стадии возникновения письменности. Нам придется буквально сызнова фиксировать все накопленные знания на бумаге. И до тех пор, пока этот процесс не завершится, говорить о каком-либо прогрессе даже не придется, наоборот будет наблюдаться значительный регресс во многих областях науки.

Сегодня написать диссертацию, основываясь только на казахоязычных источниках, во многих сферах науки невозможно. А это неизбежно приведет к тому, что большинство научных направлений будет первое время держаться лишь за счет тех, кто владеет русским языком, но с их уходом окажется в упадке, а после и вовсе может исчезнуть. И если думать, что выход есть в простом переводе всей имеющей литературы на казахский язык, то это глубокое заблуждение. Конечно, перевод всех шедевров мировой литературы и наиболее значимых научных исследований может взять на себя государство. Но для того, чтобы наука безболезненно пережила переход к казахоязычным специалистам, необходим постоянный перевод всех российских научных изданий. Кроме того, необходимо перевести весь архивный фонд, накопленный в библиотеках Академии наук. А это уже из области утопии.

Существует также опасность возникновения раскола государства по языковой принадлежности. Так, например, на русскоязычный север и казахоязычный юг. Русскоязычное население (казахи, русские и т.д.) неизбежно будет занимать ведущее положение во многих областях жизни. Особенно это касается научной и инновационной сфер. Значительное же количество казахов будет занимать нижние ступени социальной лестницы, фактически работая в качестве обслуживающего персонала. Это будет являться существенным дестабилизирующим фактором в политическом процессе Казахстана, порождая национал-экстремистские настроения.

В целом же, дискуссии о казахском языке стоит перевести из плоскости общественных дебатов в строго научную сферу. Необходимо провести качественное исследование и спрогнозировать ситуацию дальнейшего развития Казахстана, в котором учитываются все последствия снижения количества граждан владеющих русским языком. В ином случае через два-три десятилетия нас ожидает полный застой во многих областях науки и техники и как следствие – тяжелый экономический кризис. Возможно, необходимо создать нечто вроде Института казахского языка, который возьмется за создание обширной библиотеки мировой художественной и научной литературы. Несмотря на то, что перевести все необходимые материалы нам не удастся, тем не менее, можно выделить приоритетные для нас области инновационных технологий и делать переводы именно на их тематику. Однако это лишь один из вариантов, только лишь смягчающий существующие угрозы. Наиболее же эффективным шагом все-таки остается присутствие в Казахстане русского языка наравне с казахским. Как представители титульной нации должны в обязательном порядке овладевать русским языком, так и русскоязычные граждане – казахским.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии