Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Языческая сила. Казахский бы выучил только за то, что им разговаривал Абай

Фото : 12 мая 2006, 10:41

«Когда-то казахский язык был чист, промыт незамутненной родниковой водой. Теперь его загрязнили, засорили. Ныне сплошь и рядом безобразно портится казахская речь, - с грустью констатирует известный знаток казахского языка Герольд Карлович Бельгер. - Языки превращаются в жаргон примитивной коммуникации. Госчиновники из высшего эшелона и некоторые депутаты отечественного парламента строят свои предложения по правилам русской грамматики: «Мен ойлаймын, что положение жаман болмайды деп» или «Производство к?терiлiп келе жатыр». Чуждый казахскому языку синтаксис! По утверждению авторитетного писателя, в нашем парламенте только несколько человек в состоянии мало-мальски изложить свои мысли на родном языке. Поневоле задумаешься».

(Г. Бельгер. Эссе «Казахское слово», 2001 г.)

И задуматься есть над чем. Первая широкомасштабная кампания по изучению казахского языка в 1986 году фактически превратилась в профанацию. С обретением статуса независимости кое-что удалось сдвинуть с мертвой точки. Многим казалось, что для решения языковой проблемы в Казахстане достаточно проявить политическую волю и придать казахскому языку статус государственного. При этом наиболее оптимистично настроенные аналитики, заглядывая в будущее, утверждали, к примеру, что победоносное шествие государственного языка завершится не позднее чем через 7-10 лет. Был составлен даже своеобразный график перехода делопроизводства на государственный язык по регионам с учетом их национального состава.

С тех пор минуло 15 лет, но, к сожалению, для изучения казахского языка одного желания и патриотизма оказалось мало. Все, кто хочет заговорить на языке Абая и Жамбыла, сталкиваются с массой проблем, которые отбивают желание изучать язык. Многие пытаются найти причины, почему это происходит, но нашей редакции показались заслуживающими внимания объяснения лингвиста Ерболата Еркебуланова. Мы специально пригласили его на интервью, которое и предлагаем вашему вниманию.

ЛИТЕР-Неделя: В этом году мы будем отмечать 15-летие независимости нашей республики. Все это время идет процесс внедрения в массы государственного языка, но результаты пока неутешительны. Как вы думаете, в чем причина этого?

Е.Е.: Результаты есть, но я думаю, никто не будет возражать, что они, даже по самым оптимистичным оценкам, не превышают 20 процентов от тех результатов, которых ожидало общество. Причем текущие результаты в основном достигнуты благодаря претворению в жизнь одного сильного решения - перевода делопроизводства на большой территории нашей республики на казахский язык. Но если бы этого было достаточно, разве мы поднимали бы сегодня эту тему? Нет, не хватает еще нескольких сильных решений. Давайте попробуем порассуждать на эту тему. Говорят, что для достижения результата нужно заниматься только главным, отбрасывая второстепенное. А что будет главным в решении вопроса популяризации казахского языка в Казахстане, на чем нужно сконцентрироваться? На мой взгляд, основные возможности реального влияния на ситуацию с казахским языком находятся в руках одного неприметного на настоящий момент государственного органа, который не пиарится, на который никто особо не обращает внимания. Хотя, по моему убеждению, именно он в настоящее время способен реально изменить ситуацию с языковым вопросом. Ни парламент, ни государственные органы, ни акимы не могут так сильно повлиять на ситуацию, как этот орган, который имеет соответствующее финансирование, специализацию и предназначение. Вы, наверное, уже догадались, что речь идет о Комитете по языкам.

Думаю, многие могли бы задать ему довольно каверзные вопросы. Например, почему до сих пор нет широко распространенной методики наиболее оптимального изучения казахского языка? Почему до сих пор комитет не имеет обратной связи с населением? Кто знает, чем занимался комитет в 2005 году? В 2004-м? В 2003-м? Какие результаты, помимо отчета о мероприятиях, он может предъявить? Какие книги для желающих изучать казахский язык выпущены, в каком количестве? Доступны ли они во всех областных книжных магазинах? Где аудиокурсы на кассетах и компакт-дисках? Если так много денег нужно на производство, то почему бы не выставить их в Интернете, а кто захочет - сам скачает? Почему комитет наряду с награждением казахскоязычных журналистов, пишущих о казахском языке (лето 2005 года), не награждает русскоязычных казахстанцев, показывающих положительный пример освоения казахского языка? Разве от этого не возник бы гораздо больший резонансный эффект? Почему нет лоббирования через парламент или через налоговые и таможенные органы, например, того, чтобы все DVD-диски, поступающие в Казахстан, обязательно имели бы казахскоязычную озвучку и титры, а в противном случае - увеличенные таможенные и налоговые сборы? Почему не проводятся конкурсы на лучшее произведение на казахском языке для читателя с европеизированным менталитетом? Почему не проводится общереспубликанский конкурс «Три лучших способа внедрения казахского языка»? Десятки и сотни «почему»…

Вообще, у меня складывается впечатление, что в составе комитета даже не предусмотрен сектор для работы с начинающими изучать казахский язык. А ведь в настоящий момент именно этот участок и является самым слабым звеном. Конечно же, нужна и профессиональная поддержка развития казахского языка, ономастика, единообразное применение новых терминов, создание всеобъемлющих словарей, официальные пояснения и общеобязательные правила орфографии, синтаксиса, пунктуации и т. д. Но разве все это не относится к другому сектору - к тому, который работает с владеющими казахским на уровне носителя, на среднем и продвинутом уровнях? То есть хочу сказать, что если выделять самое главное в нашей текущей проблеме, то проблема именно в наличии существенной части казахстанцев, которые владеют казахским на начальном уровне или не владеют вообще! А если есть такая проблема, то разве не на этом и нужно концентрироваться?

Если мы обратим на это внимание, то первым делом в глаза бросится неудовлетворительное со-стояние материально-методологической базы. При такой базе овладеть языком в более-менее приемлемые сроки очень трудно.

Это, знаете, как в анекдоте. На поле боя замолчал пулемет. Командир посылает политрука узнать, в чем причина. Политрук дополз до пулеметчика и спрашивает:

- Почему не стреляешь?

- Патроны кончились. Патроны нужны.

- Но ты же советский человек!

- Так патронов нет.

- Но ты же советский человек!!!

И пулемет застрочил снова.

Ну так вот, в настоящее время русскоязычных казахстанцев призывают изучать казахский язык, а «патронами» в должной мере не обеспечивают. Идут одни призывы. Если вы спросите, а какие «патроны» необходимы, то вам любой человек, столкнувшийся с проблемами при изучении двух-трех и более языков, скажет, что нужны, как минимум:

а) словари с частотной структурой;

б) учебник, написанный человеком, который сам, будучи взрослым, выучил этот язык, а не владеет им с детства;

в) доступный аудиокурс на кассетах и компакт-дисках, причем для постановки правильного произношения учеников записанный с уменьшенной вдвое скоростью произношения;

г) интересные книги для чтения наряду с адаптированными текстами, причем интересные для читателя с европеизированным менталитетом;

и, наконец, самое главное -

д) нужно понимание со стороны обеспечивающего процесс, то есть в нашем случае со стороны комитета по языкам. А понимания можно ожидать только от человека, который овладел казахским не в детстве, а потратил большое количество времени и знает все препятствия, которые возникнут у его последователей в деле изучения казахского языка.

Причем каждый из этих пунктов можно конкретизировать дальше. Например, какая литература для чтения будет востребована для ученика с европеизированным мыш-лением?

Если поставить себя на место изучающего язык, то выходит примерно так, что такому ученику будут интересны тексты, составленные из следующих ингредиентов: использование современных средств (автомобили, компьютерные технологии, хакеры, детекторы лжи и т. д.). Великая любовь и великая ненависть, спецслужбы, охота на государственном уровне или со стороны мафиозных структур, частые смены сюжета - не менее одного раза на каждые две страницы, столкновение разных культур и взгляд с обеих сторон с объяснениями способа мышления, взрывы, уголовники, спецназовцы, выдающийся ум главного героя, фэнтези и многое другое. И чтобы все это было написано простым языком - как у Чейза, Гарднера и т. д.

Вполне возможно, что такие произведения есть, но рядовой читатель незнаком с ними. В таком случае для выявления и стимулирования их создания можно было бы объявить конкурс на лучшее художественное произведение на государственном языке с соответствующим премированием. И тогда у нас будут интересные тексты, будет всплеск. Это наверняка.

Уникальность ситуации в нашей республике заключается в том, что мы имеем подавляющее большинство русскоязычных людей, которые плохо говорят либо вообще не говорят по-казахски, и солидное число казахов, которые прекрасно говорят по-русски. И чтобы выравнять этот дисбаланс, казахским авторам, казахским литераторам как вариант можно было бы рассмотреть возможность написания книг не только для своих соплеменников, но и для русскоговорящей части казахстанского общества.

Тем более что сейчас у русскоговорящих, правда не у всех, но появилась потребность в изучении государственного языка на базе качественных казахских текстов.

ЛИТЕР-Неделя: Но ведь сегодня очень много курсов по изучению казахского языка, да и в школах этому предмету стали уделять долж-ное внимание...

Е.Е.: Конечно, за 15 лет кое-что делалось. Например, ситуация с обучением детей казахскому языку, в принципе, шаг за шагом решается. Но по-прежнему именно ситуация, связанная с обучением взрослых государственному языку, у нас не решается, и если оглядеться, то положительной тенденции в данном вопросе нет.

Насчет курсов. Люди почему-то думают, что достаточно заниматься по два-три урока в неделю по полтора часа каждый - и они усвоят пройденный материал. Ничего подобного! Психологи говорят, что если в течение 24 часов нет подтверждения, то заученное ранее улетучивается из памяти. А как можно обеспечить изучение языка каждый день? Это возможно только в том случае, если человек сам занимается, сам читает тексты.

Кстати, если взять ситуацию с английским языком, то, несмотря на то, что он не имеет такой государственной поддержки, огромное количество людей в Казахстане и по всему миру осваивает его самостоятельно. Почему? Да потому, что помимо реальной мотивации в его знании, культивируемой коммерческими структурами, думаю, немаловажным подспорьем является самая мощная на сегодняшний день материально-методологическая база этого языка. О некоторых ее составляющих упоминалось выше, а здесь хотел бы обратить внимание на наличие в этой базе книг для чтения с адаптированными текстами пяти уровней. Первый включает в себя 400 самых часто употребляемых слов, второй - 800, третий - 1200 и т. д. То есть, когда учащийся читает такие тексты, ему не попадаются и не отвлекают внимание выражения, встречающиеся один раз на 10 000 слов. Пока он будет читать такой адаптированный текст, в 20-30 раз чаще встретит эти 400 слов, и, могу гарантировать, они непостижимым образом запомнятся сами собой.

ЛИТЕР-Неделя: Желание изучать язык, думаю, есть у многих, а вот «как» - это уже другой вопрос. Сегодня с трудом можно найти хороший методический материал, чтобы грамотно овладеть языком. Как решить эту проблему?

Е.Е.: Вы правы. Если смотреть на обучающие материалы, то до сих пор большая часть из них состоит из стандартных, блеклых, не имеющих отношения к реальной жизни текстов и малоактуальных текстов писателей прошлого века. Спору нет, история - вещь увлекательная, но надо понять, что большинство людей у нас с европеизированным мышлением, так сказать современным, и им интересно другое. Поэтому нужны книги, которые люди с удовольствием будет читать. Также хотелось бы упомянуть о «правильных» словарях для начинающих. Здесь можно было бы поступить следующим образом. Проанализировать корпус слов и уточнить список из 7,5 тысячи самых распространенных слов, после чего дополнить им существующие казахско-русские словари для начинающих, по примеру прекрасного частотного словаря Макмиллана (www.macmillandictionary.com). Причем дополнение будет выражаться в том, что в словарях, помимо самого списка, в приложении две с половиной ты-сячи самых часто встречающихся слов будут отмечены тремя звездочками, следующие 2,5 - двумя и последние - одной. Эти же слова надо будет снабдить двумя-тремя примерами, пояснениями, а остальные можно вообще не приводить на первых порах: кому надо - сам потом найдет. Такая мера позволит значительно оптимизировать и облегчить процесс освоения языка начинающими, ведь перед ними будет не безбрежный океан из тысяч и десятков тысяч слов, а вполне отчетливые и достижимые рубежи уровней. Ведь известно, что знание двух тысяч слов позволяет свободно пользоваться языком на бытовом уровне, четырех тысяч - читать любые технические тексты, а семи-восьми тысяч - любые литературные.

ЛИТЕР-Неделя: Как-то слушала выступление одного профессора, который говорил: «Мы 70 лет забывали язык, и нам потребуется столько же, чтобы его воссоздать и сделать языком общения...». Вы согласны с этим?

Е.Е.: Если согласиться с таким высказыванием, то вся охота что-то делать пропадет. Это, знаете, как с любым языком. Скажи человеку, что ему надо будет выучить язык, и он подсознательно растянет обучение на 40-50 лет. Естественно, все его действия будут неэффективными. А вот если предложить ему выучить на хорошем уровне четыре языка за два года? Знаете, хотя для новичка задача практически недостижимая, но из-за постановки вопроса таким образом эффективность его занятий вырастет не менее чем в 10-15 раз. Ведь все несущественное будет сразу отбрасываться в сторону. Останется только самое эффективное.

ЛИТЕР-Неделя: Может, нам пойти путем насильственного внедрения языка?

Е.Е.: Не думаю, что это выход. Вообще, языковой вопрос у нас входит в тройку самых животрепещущих и взрывоопасных вопросов общества, если не является самым первым. Если из-за рубежа захотят расколоть население Казахстана по принципу «разделяй и властвуй», то будут сознательно нагнетать обстановку именно по данному вопросу. Поэтому, конечно, было бы замечательно, если бы мы в Казахстане смогли решить вопрос с государственным языком, как, например, в Израиле. У них ситуация была еще хуже, чем у нас, но благодаря своевременным и продуманным мерам им удалось повернуть ситуацию в нужном направлении за достаточно короткий промежуток времени.

ЛИТЕР-Неделя: Можете подвести итог?

Е.Е.: Конечно. На мой взгляд, для того, чтобы сделать казахский язык действительно популярным для русскоязычной части населения нашей республики, достаточно, чтобы проблемами обучения казахскому языку начинающих занимались именно русскоязычные казахстанцы, выучившие язык, будучи взрослыми. Причем выучившие самостоятельно, а не на специализированных языковых факультетах. В Астане такие люди есть.

Не важно, как это будет организовано, важно то, что такие люди будут понимать, как нужно разрешать все трудности для начинающих, которые не осознаются носителями языка.

Вообще, насколько я знаю, недавно в комитете по языкам произошла смена руководства, по-этому оценку его деятельности, думаю, будет уместно давать не раньше чем через года полтора. Возможно, некоторые приведенные здесь примеры покажутся представителям комитета стоящими проработки. В таком случае всегда готов привести дополнительные аргументы по любому тезису.

ЛИТЕР-Неделя: В качестве P.S.:

Когда три года назад Ерболат Еркебуланов решил найти в Интернете какой-нибудь казахский текст, он не нашел ничего, кроме рассказа Мухтара Ауэзова «К?ксерек» («Серый лютый»). Немудрено, что молодому лингвисту захотелось исправить такое положение вещей, и со временем, зарегистрировав свой собственный WEB-сайт на www.kazakhstanets. narod.ru, он разместил на нем трилогии Ильяса Есенберлина «К?шпенділер» («Кочевники») и «Золотая Орда», повести и рассказы Мухтара Ауэзова, «Казахское слово» Герольда Бельгера, учебник по казахскому языку. И по настоящий момент продолжаются работы по поиску, переговорам и выкладыванию интересных казахскоязычных произведений в Интернет, планируется переход на более приличный хостинг, создаются контакты с другими лингвистами. Пользуясь случаем, автор призывает казахскоязычных писателей выкладывать свои произведения в Интернете и предлагает любую помощь в данном деле.

СПРАВКА

В английском языке примерно 240 тысяч слов. Словарь Шекспира составляет 15 тысяч слов, Маяковского - около того. Пушкин употреблял 21 197 слов, Ленин - 31 тысячу. Мухтар Ауэзов только в «Пути Абая» использовал 16 893 слова. В самом большом словаре - академическом 17-томном «Словаре современного русского литературного языка» - зарегистрировано и объяснено 120 тысяч 488 слов. В 1953 году, когда готовили к изданию первый однотомник казахского толкового словаря, в фонде (картотеке) Академии наук Казахской ССР насчитывалось 180 тысяч слов, а уже в 1972 году эта картотека состояла из 2 миллионов 550 тысяч слов (Г. Бельгер. Эссе «Казахское слово»).

Беседовала Надежда ПЛЯСКИНА, Алматы


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии