Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Изменить «слагаемые» предварительного следствия (Улугбек Патсаев, заместитель начальника департамента следствия и дознания МВД РК, полковник полиции)

Фото : 16 мая 2006, 12:31

Улугбек ПАТСАЕВ,

заместитель начальника департамента

следствия и дознания МВД РК,

полковник полиции

С момента обретения в 1991 году независимости Казахстан активно формирует свою правовую систему. Особую значимость для ее развития представляло реформирование уголовно-процессуального закона, приведение его в соответствие с требованиями новой политики в сфере уголовного наказания, демократическими идеями и принципами правового государства, содержащимися в Конституции Казахстана и Государственной программе правовой реформы (Постановление Президента РК от 12 февраля 1994 года, № 1569).

Реформирование уголовного процесса достигнуто включением в кодекс новых положений, регламентирующих производство по уголовному делу, которые были разработаны с учетом современных достижений процессуальной науки и правоприменительной практики, реальной политической и экономической обстановки в стране.

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс четко определил и дифференцировал процессуальные функции государственных органов и лиц, участвующих в уголовном процессе. Усилены положения, определяющие процессуальную независимость следователя. Законодателями установлена даже уголовная ответственность за незаконное вмешательство в деятельность следователя (п. 5 ст. 64 УПК РК, ст. 339 УК РК).

Криминогенная ситуация в мире и отдельных государствах свидетельствует о том, что такие преступления, как террористические акты, заказные убийства, наркобизнес, взяточничество, вымогательство, бандитизм и другие, связанные с деятельностью организованных преступных сообществ, раскрыть только процессуальным путем невозможно. Успех борьбы с такого рода преступлениями обеспечивается применением наряду с процессуальными средствами и методов оперативно-розыскной деятельности, благодаря которым, как свидетельствует мировой опыт, раскрывается более 80 процентов преступлений.

Производство по делам о преступлениях, совершенных в условиях неочевидности, по которым в результате оперативно-розыскных мер преступников обнаружить не удалось, как правило, приостанавливается. Главным образом это дела о грабежах, разбоях, кражах. В суд же в большинстве случаев направляются дела, по которым личность преступника известна еще до стадии возбуждения дела или установлена в тот же период работниками дознания. Это, конечно, не снижает роли следователя, поскольку доказать вину подозреваемого не менее сложно, чем установить его личность. По неочевидным же преступлениям сведения о личностях, их совершивших, как правило, могут быть получены только оперативно-розыскным путем.

Обязанности по установлению личности преступника возложены и на органы дознания, и на следователя. Но подобное «объединение усилий», к сожалению, положительных результатов в повышении раскрываемости преступлений уже не дает.

Представляется, что четкое разграничение компетенции органов, осуществляющих раскрытие и расследование преступлений, послужит укреплению законности. Поэтому, на наш взгляд, имеет право на существование и подлежит глубокому научному исследованию мнение о таком их разграничении, когда установление личности и розыск подозреваемого - задача оперативно-розыскных подразделений, а доказывание вины преступника - органов предварительного следствия.

Необходимость обеспечения взаимодействия с органами дознания ощущалась практически с первых шагов деятельности следователей. Со временем пришло понимание того, что раскрытие и расследование преступления невозможно без общей работы следователя, сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и криминалистов, каждый из которых должен действовать в качестве равноправного партнера.

Закон РК «Об оперативно-розыскной деятельности», принятый 15 сентября 1994 года, открыл широкие возможности для взаимодействия следственных и оперативно-розыскных подразделений. Проведение оперативно-розыскных мероприятий позволяет вмешиваться в криминальные процессы на самых ранних стадиях, втайне от проверяемых лиц контролировать их поведение, выявлять и фиксировать информацию, имеющую значение для предупреждения и раскрытия преступлений, изобличение лиц, их совершивших.

А поскольку в последнее время правоохранительные органы все чаще сталкиваются с противодействием преступной среды, затрудняющим получение интересующей следствие информации, то особо актуальным становится вопрос о взаимодействии следователей и оперативных сотрудников. На наш взгляд, подобное взаимодействие должно строиться на принципах строгого соблюдения законодательства, прежде всего уголовно-процессуального и об оперативно-розыскной деятельности, процессуальной самостоятельности следователя, с сохранением его руководящей роли, а также - самостоятельности сотрудников оперативно-розыскных подразделений и специалистов в выборе средств и тактических приемов при осуществлении согласованных мероприятий.

На практике при расследовании убийств и других особо тяжких преступлений наиболее распространенной и, следует признать, эффективной организационной формой взаимодействия является создание следственно-оперативных групп различного назначения и состава, хотя уголовно-процессуальным законом такая возможность не предусмотрена.

Так, в соответствии с положениями ст. 198 УПК РК, предварительное следствие по уголовному делу, в случае его сложности или большого объема, может быть поручено группе следователей, а п. 5 ст. 201 УПК РК следователю предоставлено лишь право привлекать работника органа дознания к участию в следственных действиях.

Следуя букве закона, оперативные работники, включенные в состав следственно-оперативных групп, могут производить следственные действия по уголовному делу только по поручению, данному им на основании п. 7 ст. 64 УПК РК, в противном случае полученные ими доказательства могут быть признаны недопустимыми (п. 4 ст. 116 УПК РК).

С учетом изложенного, представляется целесообразным законодательно регламентировать работу следственно-оперативных групп, а также разработать и законодательно закрепить реальные рычаги воздействия следователя на органы дознания в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения ими его поручений.

Кроме того, трудно переоценить важность привлечения к участию в отдельных следственных действиях криминалистов (экспертов), являющихся надежным союзником следователя в раскрытии и расследовании преступлений.

Крайне необходимо активизировать работу по выполнению положений Концепции правовой политики Республики Казахстан, утвержденной Президентом страны 20 сентября 2002 года, которыми поддерживаются предложения МВД о наделении органов внутренних дел правом производства отдельных видов экспертных исследований.

Повышению роли следователя, на наш взгляд, может служить и изменение критериев раскрываемости, спор о которых среди ученых и практиков продолжается уже более пятидесяти лет. Полагаем, что главным показателем борьбы с преступностью должен быть вступивший в законную силу обвинительный приговор суда. И никакие промежуточные показатели работы отдельных служб, как, например, «выявлено (раскрыто) преступлений по материалам оперативного учета», не могут иметь значение, если преступление должным образом не расследовано, а виновные не понесли заслуженного наказания.

Немаловажное значение для повышения эффективности предварительного следствия имеет и организация труда следователей. Проведенные российскими учеными исследования показали, что предельно допустимая нагрузка на одного следователя в течение года составляет от 52 до 60 уголовных дел, рациональная - от 45 до 52 уголовных дел, оптимальная - от 38 до 45 уголовных дел. Ранее в МВД Российской Федерации действовал норматив в 30 уголовных дел, находящихся в производстве у одного следователя в год.

Интересно, что, согласно статистическим данным, в 2005 году среднегодовая нагрузка на одного следователя МВД РК составила 34 уголовных дела, тогда как на следователя Агентства финансовой полиции - всего 26 уголовных дел, а Комитета национальной безопасности - семь уголовных дел…

Однако как бы ни было совершенно уголовно-процессуальное законодательство, как бы хорошо ни была организована работа, а также решены вопросы материального и технического обеспечения следователя, все эти условия могут не сработать, если следователь не будет высококлассным специалистом.

В последнее время и к ученым, и к практикам приходит осознание того, что отношение населения к органам юстиции и степень доверия им оказывают существенное влияние на криминогенную обстановку. Закономерно: чем выше оценка населения деятельности органов внутренних дел, тем выше и степень доверия, тем охотнее граждане обращаются за помощью в раскрытии и расследовании преступлений, в поддержании правопорядка по месту жительства.

Отдельные исследователи процессуального статуса следователя полагают, что залогом успеха на пути его повышения являются принятие закона «Об органах предварительного следствия и статусе следователя», которым будет закреплена неприкосновенность следователя, а также создание вневедомственного следственного органа. Однако, на наш взгляд, ни создание независимого органа предварительного следствия, ни принятие закона само по себе не является панацеей.

Еще со школьной поры нам всем известно, что от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Поэтому если в сумме мы хотим получить действительно независимого следователя и соответствующее демократическим стандартам и принципам качество предварительного следствия, необходимо изменить «слагаемые», решив в комплексе наболевшие проблемы, наполнив организационную форму новым содержанием.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии