Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Уголовный рецидив условного наказания

Фото : 24 мая 2006, 13:19

№ 20 (284) от 22.05.2006
Елена НЕФЕДОВА, Астана

Гуманизация казахстанской уголовной политики повлекла за собой значительное сокращение численности «тюремного населения» и преступности в местах лишения свободы. Однако осужденных, приговоренных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, изменения, похоже, не коснулись. Рецидив преступности среди осужденных этой категории ежегодно растет. Дело доходит до того, что некоторых преступников даже невозможно найти.

Справка «Мегаполиса»

Уголовно-исполнительным кодексом Республики Казахстан предусмотрено исполнение 7 видов уголовных наказаний и иных мер ответственности, не связанных с изоляцией от общества: привлечение к общественным работам, лишение права занимать определенную должность и заниматься определенным видом деятельности, ограничение свободы, условное осуждение, отсрочка отбывания наказания беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей, исправительные работы, арест. В настоящее время уголовно-исполнительными инспекциями Комитата уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Республики Казахстан исполняются все указанные виды наказаний за исключением ареста.

По данным Генеральной прокуратуры, в прошлом году рецидивная преступность среди лиц, состоящих на учете в УИИ, увеличилась на 22% по сравнению с 2004 годом, причем почти половина совершенных злодеяний (43,4%) - это тяжкие и особо тяжкие преступления. Прокуроры, наряду с другими факторами, такой рост связывают с безответственностью сотрудников УИИ, призванных отслеживать исполнение наказания на воле. Например, в Астане 12 из 20 осужденных, привлеченных к общественным работам, более года не являлись к месту трудотерапии - в госучреждение «Зеленстрой», но инспекторы все это время не принимали никаких мер. После вмешательства прокуратуры города преступники все же были объявлены в розыск. И тут выяснилось, что за время прогулов один из разыскиваемых С. Ситиков успел совершить повторное преступление и уже сидит за это.

Еще одно серьезное нарушение столичные инспекторы допустили в отношении осужденных женщин. Из-за того, что у них были малолетние дети, суд отложил исполнение приговора. В период отсрочки дамы бомжевали, беспробудно пили и сидели на наркотиках, но оставались без контроля со стороны УИИ. И только после вмешательства прокуратуры одну из женщин отправили за решетку, остальных объявили в розыск.

Множество нарушений было выявлено в регионах. Так в некоторых уголовно-исправительных инспекциях даже не всегда ставят на контроль осужденных, которым назначено наказание без лишения свободы. Впрочем, взятие на учет еще не значит, что инспекторы могут регулярно навещать своих подопечных. Как выяснилось, у них нет ни транспорта, ни телефонной связи. Особенно чувствительно это в сельских районах, где инспекторам приходится ежедневно выезжать в отдаленные аулы для проведения профилактической работы с условно осужденными. При этом сотрудники УИИ ездят к ним за свой счет, командировочные расходы им не оплачиваются. Зато нагрузка превышает все мыслимые нормы. Так, в Ауэзовском районе г. Алматы число осужденных, закрепленных за каждым инспектором, превышает норму в 5,4 раза, а в Енбекшиказахском районе Алматинской области - в 8, 5 раза. В таких условиях, отмечают в Генпрокуратуре, контроль за условно осужденными - нелегкая задача. Судьи, сотрудники органов внутренних дел, акимы различных уровней явно недовыполняют свои обязанности. Многие руководители городов и районов, например, не могут организовать осужденным общественные работы.

- В Уголовном кодексе указано, что объекты для выполнения исправительных работ определяет аким. И если частники отказываются брать осужденных на работу, акимы могут привлечь их в свои коммунальные хозяйства: на обслуживание парков, озеленение улиц и другие работы, связанные с благоустройством населенных пунктов, - комментирует Толеген Ниязбеков, прокурор управления по надзору за законностью исполнения наказаний и реабилитации граждан. - Но акимы говорят: у нас денег нет, платить нечем. Прокуратура им пишет представления, а акимы, указывая различные причины, увиливают. Вот и получается, что из-за властей на местах приговоры повсеместно не исполняются.

Как выяснилось, судьи тоже не всегда выполняют требования уголовного законодательства. Вынося приговор, они порой забывают передать его на исполнение в уголовно-исправительную инспекцию. Так суд № 2 Бостандыкского района города Алматы приговорил В. Н. Садыкова к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год. Но на исполнение приговор почему-то поступил лишь спустя год и был возвращен в связи с окончанием испытательного срока, установленного судом. Аналогичные факты прокуроры выявили в Ауэзовском и Алмалинском районных судах г. Алматы.

Не менее увлекательны судебные истории, связанные с установлением места жительства подсудимых. К примеру, Турксибский районный суд г. Алматы приговорил Б. А. Мухашева к 3 годам лишения свободы условно. Инспекторы долго пытались найти его по адресу, указанному в решении суда: ул. Наурызбай батыра, дом №333, кв.46. Но так и не нашли, так как нумерация домов на этой улице заканчивается №115. Месяц ушел у сотрудников УИИ на то, чтобы написать запросы во все алматинские больницы, морг, приемник-распределитель, адресное бюро и т. д. И только после получения от них отрицательного ответа Мухашева представили суду для объявления в розыск.

Аналогичные факты носят повсеместный характер, утверждают в Генпрокуратуре. А вот и вовсе курьезный случай: Бостандыкский районный суд направил на исполнение приговор, где в графе «адрес осужденного» значилось «г. Алматы, микрорайон «Шанырак», остановка «Каратерен».

- Судья даже не подумал о том, как человек может жить на остановке?! - возмущается прокурор Толеген Ниязбеков. - А ведь согласно Уголовно-процессуальному кодексу, судья должен установить место жительства подсудимого. Если он к этому отнесется недобросовестно, инспекторы затрачивают на поиски осужденного значительное время и средства. А их, инспекторов, в районе всего двое. И у них на учете может состоять 70 осужденных, и из них пятеро без адресов. Вот они и ищут, делают запросы. Время теряют. Если бы судьи нормально устанавливали адрес, не было бы такого безобразия.

Еще одна проблема, на которую указывают в Генеральной прокуратуре, - это нежелание полиции искать людей, уклоняющихся от отбывания наказания. Сыщики заводят розыскные дела с опозданием, а то и вообще не заводят. Так произошло в Казыбекбийском и Октябрьском ОВД Карагандинской области, где из-за лени полицейских 8 приговоров суда осталось без исполнения.

- Тем самым наши полицейские не исполняют 2 документа: приговор суда и судебное постановление об объявлении розыска. Хорошо, хоть нет таких случаев, что, будучи в розыске, осужденные совершили преступления. Это была бы чистейшая халатность полиции, - считает Толеген Ниязбеков.

Обобщая результаты прокурорских проверок, Управление по надзору за законностью исполнения наказаний и реабилитации граждан констатирует: «проблемы, имеющиеся при исполнении наказаний, не связанных с лишением свободы, требуют неотложного решения».

Гуманизация уголовной политики в Казахстане направлена на ослабление ее репрессивных свойств. Естественно, она предполагает, что в дальнейшем при назначении наказаний предпочтение будет отдаваться наказаниям, не связанным с лишением свободы. Поэтому, в этой сфере, отмечают прокуроры, нужно как можно быстрее навести порядок.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии