Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Кому он все-таки нужен - народ Казахстана?

Фото : 2 июня 2006, 14:31

Алексей ЛОБАНОВ, 02.06.2006

Авраам ЛИНКОЛЬН в своей знаменитой речи в Геттесберге произнес бессмертные слова, которые в русском переводе звучат так: «Демократия - это правительство народа, избранное народом и для народа» (перевод по тексту энциклопедии афоризмов). Речь была отлита в бронзе и помещена в Оксфордскую библиотеку.

Казахстан, конечно, не Америка. У нас и «труба пониже, и дым пожиже», да и с демократией похуже, мягко говоря. Но все же и в Казахстане любая персона ростом чуть выше табуретки твердит о непоколебимой приверженности демократии. А уж коли у нас с этим полный ажур, то давайте посмотрим, а что с народом-то (не с американским - там сами, пожалуй, разберутся), а с нашим - казахстанским? Слава богу, в чем в чем, а в количестве радетелей за народ мы не уступим и демократической Америке.

Так что? Не в нас ли метил великий американец из XIX-го века?! Хотя вряд ли… Может быть, про нашу ситуацию с народом и не скажешь, что «у семи нянек дитя без глаза», но надо иметь очень большое воображение, чтобы слова легендарного президента иллюстрировать нашим примером. Наоборот, почему-то возникает вопрос: кому нужен народ в нашей стране?

Главным вопросом в Казахстане все-таки является гармонизация общества, правильное «выстраивание» всех видов государственных, социальных, национальных и других институтов и отношений. По сути, это вопросы, которыми задавалось человечество всегда - и античные авторы, и ученые средневековья, и многие исследователи современности.

Разумеется, было бы неплохо жить в «идеальном государстве», например, в каком-нибудь Городе солнца, но, увы, это невозможно. И все же для того, чтобы общество, государство, народ могли нормально жить, сама жизнь должна быть «нормально» устроена. То есть все компоненты - и политическая система, и экономическая политика, и социальная среда, и пр. - должны быть изначально правильно смоделированы. Пока же мы думаем одно, говорим другое, а делаем третье.

Возьмем, к примеру, нашу политическую систему, создание которой мы приветствовали 15 лет назад и длительное время почти единодушно одобряли. Нет большого секрета, что наши авторы взяли за образец Французскую Республику и ее Конституцию, запустили туда своих «тараканов» и получили вполне приличную модель.

Но в реальной жизни мы ее значительно «улучшили» и продолжаем «улучшать», а сегодня настойчиво муссируется идея перехода к парламентской республике. Этому есть, разумеется, практические и теоретические подпорки, но эта идея еще больше напоминает басню Крылова о квартете. Пока «музыканты» не поймут, что для успеха необходимо, как минимум, иметь слух, знать ноты и уметь хорошо играть, - слаженного ансамбля не получится.

Не пытаясь анализировать весь блок проблем, остановимся на одной. Стержневым принципом Французской Республики является принцип приоритета гражданства над всем прочим. Прежде всего ты гражданин Франции, а затем ты можешь быть французом, папуасом или все равно, кем ты хочешь себя считать. Продемонстрируем это на примере посольства Франции. За период нашей независимости послом Франции в Казахстане был этнический русский, атташе - этнический армянин и т.д. Будучи знаком с ними, могу однозначно утверждать, что все они с гордостью называют себя французами.

Среди наших французских партнеров по бизнесу есть этнические итальянцы, русские, евреи, но все они искренне называют себя французами. Бывая за пределами страны, мы нередко встречаемся с практикой, когда нас называют «казахи». Это касается в первую очередь постсоветских стран, но и других так же. Правда, в дальнем зарубежье всех пока больше числят «русскими».

Но вот внутри самой нашей страны являемся ли мы все равноправными гражданами? Формально да, ну а фактически? Большой вопрос…

Двести лет назад Наполеон сказал: если ты гражданин Франции, то твои права и свободы защищаются Республикой. Вот и получается - берем скрипку Страдивари и пиликаем на ней какую-нибудь «Мурку». Плохо то, что развивать эту тему себе дороже. Поэтому можно признать мужество профессора Нурбулата МАСАНОВА, который в недавнем интервью журналу «Эксперт-Казахстан» отметил: «Государство не должно быть этнизированным, оно должно быть этнически нейтральным… хочешь быть русским, казахом, японцем - будь им, это твое личное дело. Но государство не должно поддерживать эти спекуляции на этнические темы, для него принципиальное значение должно иметь только одно понятие - гражданство…»

Разумеется, профессор не открыл Америки, но он один из немногих имеет мужество заявить об этом публично. И вопрос здесь заключается не только и не столько в гуманитарных принципах. Не может гармонично развиваться и политически, и экономически государство, исповедующее двойной подход к ключевым темам.

Далее Масанов продолжил, говоря о гражданстве, что «это понятие, которое для нас пока недостижимо». Мы рассматриваем здесь данную дилемму вовсе не в порядке ее осуждения - и без того все ясно. Будучи прагматиками, мы принимаем ее как данность, но она объясняет, почему заимствованная политическая система дает сбой и в политике, и в экономике. Перейдем ли мы к парламентской системе по типу итальянской, где президент является бутафорской фигурой, или любой иной - от этого ничего не изменится.

Общеизвестно, что государство - это недобровольное объединение, при этом его истинная устойчивость возникает лишь тогда, когда недобровольное объединение ощущает внутреннее единство. Это единство в современном мире обеспечивается институтом гражданства. Приведем два примера из исторической практики.

Один из них - Чингисхан. Немало крупных битв «местного» масштаба ведется в Казахстане вокруг его этнической принадлежности и этнической принадлежности его воинства, но на самом деле все давно известно. Чингисхан собрал этнически самое разношерстное сообщество и объявил им: теперь вы все монголы, и вошедших в этот круг (гражданство своего рода) поставил выше всех остальных в правах и свободах. Таков же пример Рима и римского гражданства, в котором представители самых разных этносов объединялись этим институтом, и здесь тоже все известно.

Второй пример - Малайзия, которую сейчас весьма часто отечественные политики и политологи приводят в пример, причем справедливо, как образец политической стабильности, экономического развития и межнациональной толерантности. Но хотелось бы напомнить, что к пониманию главенства гражданства над этническим происхождением Малайзия пришла через жесточайшую этническую резню.

К большому сожалению, в нашей стране спекуляции на темы национализма превратились де-факто в политический бизнес. Можем ли мы повлиять кардинально на изменение ситуации в этом разделе нашей жизни? Скорее всего, нет. Ход исторического развития определяется по каким-то своим, заданным свыше законам. Но государство, в лице своих элит, вполне способно пойти по тому или иному пути, тем самым определив исторический выбор и судьбу нации.

Говоря об абстрактной пользе для государства, видимо, было бы гораздо честнее и полезнее вместо общих разговоров о демократии и равенстве прямо заявить о строительстве этнического государства. В таком случае исчезнет существующий ныне разрыв между формой и наполнением. Правда, в этом случае проблем вылезет еще больше. Или же в реальности поставить институт гражданства как приоритет политической системы. Этот путь сулит так же немало трудностей, но, во всяком случае, эти трудности носят конструктивный характер и дадут стране хороший шанс в построении действительно конкурентоспособного национального государства. В ином варианте никакие кластеры сами по себе ничего не дадут заведомо.

То есть, миновав период «дикого», лихорадочного обогащения, раздела собственности, элиты должны задуматься - в какой стране они хотят жить, с каким народом? Или этот народ сегодня им просто мешает жить?

На нынешнем этапе исторического, политического, экономического и иного развития государство должно уделить первостепенное внимание формированию единой нации, единого народа - но не как некоего этнического субъекта, а в современном понимании национального государства как основной геополитической единицы глобального мира. При всей конкретности бытия вопросы приоритета государства и государственного строительства по принципиальным моментам находятся все-таки в более высоких сферах духа и интеллекта, нежели то, в чем мы обычно варимся.

Как нам кажется, вопрос строительства национального государства, формирования единой нации - это фундаментальный, базовый вопрос для Казахстана. Сегодня элита оставляет этот вопрос на периферии своего внимания, полагая, видимо, что кое-что слепится само собой, а что-то само по себе отомрет, но все не так просто.

Пока «прирост» экономики и политики определяется тем, чем наделила Казахстан природа и оставила советская власть. Поможет ли здесь «кластеризация» всей страны? По этому поводу можно вспомнить библейскую истину - «ничто не ново под луной». Родоначальником своего рода тотального «кластерного» подхода в организации народного хозяйства был известный советский новатор Никита Сергеевич ХРУЩЕВ. Читатели знают (кто-то помнит, кто-то читал), чем кончилось всесоюзное внедрение отраслевых совнархозов - кластеров, как говорят на Западе. Правда, Никита Сергеевич слова такого красивого еще не знал, но принцип очень похож.

На нынешнем этапе и в дальнейшем все в большей степени основным политическим и экономическим ресурсом будет народ, он же грозит стать и самой большой головной болью для власти. Мировая практика показала, что наибольшего успеха в глобальной гонке достигают страны, с наибольшим успехом решившие вопросы консолидации нации и использования «человеческого фактора», а если при этом с природными богатствами все в порядке и они разумно используются, то такие страны очень уверенно чувствуют себя в современном мире.

В принципе, элите страны, нации необходимо концептуально осмыслить идеологические основы существования Казахстана. Ибо до сих пор между элитой (властью в том числе) и большинством существует вполне осязаемый вакуум, или, вернее, некое пространство, в котором витают всевозможные миражи, фантомы и идеологические штампы прошлого и настоящего.

Можно было бы сказать, что у нас, мол, менталитет такой исторически. Что при царе-батюшке, что при советской власти применительно к любому нашему этносу соотносится поговорка - до бога высоко, до царя далеко, вот вроде бы и весь спрос. И пока народ вполне переносит такое положение вещей.

Но вот оно - «счастье»! Само правительство провозгласило доминирующим слоганом: «Даешь конкурентоспособность в мировом масштабе!» Тут припомним еще одну народную мудрость: «Не давши слово - крепись, а давши - держись».

Суть вопроса в том, что если мы хотим иметь современное конкурентоспособное государство, а попросту говоря, хотим жить не хуже других и иметь суверенное государство в полном смысле этого слова, то однозначно подразумевается не элита, которая и так неплохо живет и вполне конкурентна по всем показателям, а конкретно народ. Именно творческая инициатива и энергия свободных граждан должны лежать в фундаменте намерений правительства, а иначе лозунг «повышение конкурентоспособности и вхождение…» останется всего лишь лозунгом.

То есть именно народ должен явиться объектом и субъектом новой экономической политики, заявленной властью. Сам факт принятия правительством такой программы есть выражение скрытой, но реально существующей потребности решить определенные острые проблемы, назревшие в незримом диалоге общества и государства. Это в целом должно было бы создать предпосылки для создания эффективной национальной идеологии (национальную идеологию как идеологию национального государства не следует путать с мифом «национальной идеи»), и эта идеология в принципе должна быть заявлена вместе с новой экономической политикой или даже ранее.

В условиях вакуума идеологии у нас сложилась классическая ситуация, когда «сон разума порождает чудовищ». Пространство заполняется монстрами и монстриками псевдонациональных идей, которые плодит воспаленное воображение самодеятельных «гениев» и «спасителей отечества».

На самом деле ситуация наша достаточно парадоксальна. Если пока отставить в сторону реальный, в общем-то, факт, что мы живем лучше, чем наши соседи, то что мы имеем в остатке? А мы имеем одну из богатейших стран мира и по потенциалу природных богатств, и по количеству квадратных километров на душу населения, и, без преувеличения, очень нехилый людской потенциал, да собственно и по богатству и роскоши нашей элиты никому не уступим.

Так почему же мы не можем говорить о вхождении Казахстана не в число самых конкурентоспособных стран, а в число пятидесяти самых процветающих стран? Добиваясь неких успехов в области макроэкономики и завоевывая какие-то геополитические позиции в глобальном мире, мы оставляем за бортом процесса, за скобками, огромную часть сограждан, которая безмолвно пыхтит, выживая кто как может.

Но, во-первых, экономический потенциал такого положения в принципе исчерпан, а во вторых, это молчаливое пока большинство, т.е. народ, готово наверняка воспринять и поддержать посылы стоящей у руля власти, решись она спродуцировать новую идеологию, объектом и субъектом которой будет именно народ.

У этого большинства (большинства по отношению к элите) не ахти какие в целом вопросы на сегодня. У казахстанцев в массе, пока, по крайней мере, нет ни социальной ненависти, ни национальной ксенофобии, нет и классовых требований (каковые нам популярно излагала марксистско-ленинская философия). Нет пока еще и неукротимой жажды абстрактной свободы и демократии. Но у народа есть желание иметь свои простые человеческие радости, достаток, личную свободу, безопасность и прочее из того же ряда.

Возможно, подобная парадигма кому-то покажется примитивной и банальной, и кто-то скажет: не оглупляйте наш народ. Но в том и соль, что истина всегда бывает простой. Пока наше большинство никому из «протестантов» не ответило взаимностью. Так, может, власти не стоит дожидаться этого?

Если мы вновь обратимся к золотым словам великого американца Линкольна, то, ей-богу жаль, что в нашей стране народ не может эту сверкающую истину отнести на свой счет. Другой вопрос, что именно из таких могучих глыб сложен идеологический фундамент американского общества, из драгоценных творений человеческой мысли и духа, которые объединили разношерстных пришельцев со всего мира в единую американскую нацию. Задайте вопрос любому «штатовскому» негру, латиносу, китайцу, и он ответит: «Я Американец!».

Слабо ли нашей элите подняться на такую же вершину и поднять за собой весь народ?!


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии