Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Любить Дракона. Об экспансии Китая

Фото : 5 июня 2006, 12:03

По Казнету гуляют тексты-страшилки, в которых рассказывается об экспансии Китая в Казахстан: приводится перечень предприятий, которыми владеет КНР (в основном это нефтяные компании), отдельные факты из сферы электроэнергетики и казахстанско-китайского товарооборота. За исключением двух-трех фактических ошибок, изложенная информация отражает реальное положение вещей

По строкам письма

Китайская Народная Республика владеет несколькими нефтяными компаниями в Казахстане: это “CNPC-Актобемунайгаз”, “ПетроКазахстан”, FIOC, “Айдан мунай”, Buzachi Operating Limited. В тексте еще перечисляются “Казгермунай” и “Тургай-Петролеум”, но так как они являются “дочками” “ПетроКазахстан”, не будем их выделять. Также сообщается, что китайская компания претендует на покупку “Каражанбасмунай”. И, по нашим данным, это также соответствует действительности.

Эти факты заставляют неизвестного автора паниковать: китайцы создали свой “анклав” в Кызылординской области, такой же будет на западе Казахстана. А “кто платит налоги, тот заказывает музыку”. На самом деле звучит все это угрожающе.

Однако почему бы тот же пафос не переложить на Россию? Глава “ЛУКОЙЛа” Вагит Алекперов, к примеру, заявил, что российский гигант планирует занять второе после “КазМунайГаза” место на казахстанском рынке. А ведь он тоже и на юге Казахстана обитает, и на западе активы скупает, и Nelson Resources недавно приобрел, и даже на “Каражанбасмунай” претендует. И амбиции “ЛУКОЙЛа”, пожалуй, покруче будут, чем у CNPC.

А кроме “ЛУКОЙЛа” здесь рулят “Роснефть” и “Газпром”. Да и россиян в Казахстане работает уж точно не меньше, чем китайцев. А в имперских амбициях России никто не сомневается. Так почему бы не бояться российской экспансии? Или американской, к примеру? США и на Тенгизе, и на Кашагане, и БТД лоббируют, и в строительстве АЭС стремятся участвовать.

Кроме того, самая крупная добывающая компания Казахстана “Тенгизшевройл”, в основном благодаря которой в наш бюджет капают нефтедоллары, контролируется Штатами. И в одной только пищевой промышленности компаний 50 американских работает. Так что можно в этом тексте заменить “Китай” на “Америка”, поменять названия компаний и оставить прежний пафос. Звучать будет убедительно.

Не угроза, но шанс

Китай сегодня вызывает страх не только у Казахстана - как все неведомое и сильное, он держит в напряжении весь мир. В то же время в отчетах аналитиков практически любой сферы экономики можно встретить такие выводы: “В связи с бурным развитием Китая наблюдается рост цен, это стимулирует развитие, дает новые возможности...”. Или же: “Выгодное географическое положение Казахстана, расположенного в непосредственной близости с невероятно емким рынком КНР...”.

Вот-вот, “выгодное географическое расположение”, а ведь еще 5-7 лет назад положение наше ни у кого зависти не вызывало: страна, затерявшаяся в степях Евразии, моря нет, портов нет, железная дорога не такая, как в Европе, что затрудняет транспортировку, автодороги разбитые. Теперь же мы оказываемся на коне. Лишь потому, что посчастливилось обитать поблизости с Поднебесной.

Посмотрим, что говорят цифры об этой самой выгоде. В 2000 году товарооборот между двумя странами составлял 1,5 миллиарда долларов, в 2004-м - в три раза больше, то есть 4,5 миллиарда, в 2005-м - 6 миллиардов. А в скором будущем, говорит Нурсултан Назарбаев, мы выйдем на показатель 10 миллиардов долларов в год. То есть в 7 раз больше, чем в 2000 году. Из стран СНГ Казахстан занимает второе место по масштабам сотрудничества с Поднебесной, на первом, в силу объективных причин, Россия.

Объемы товарооборота, конечно, впечатляют. Однако качество казахстанско-китайских экономических взаимоотношений оставляет желать лучшего. Нетрудно догадаться, что мы импортируем значительно больше, чем экспортируем. А экспортируем в основном нефть и металлы. Конечно, если у нас этого добра так много, а Китай является крупнейшим в мире потребителем практически всех металлов и занимает второе место по углеводородам, то грех этим не воспользоваться.

Однако западные регионы КНР, которые переживают сейчас невероятный рост, готовы покупать практически все, как бы много продукции ни производилось внутри страны (разве что за исключением текстильной продукции, здесь Казахстану мало что светит). Казахстанские же предприятия пока не очень-то спешат воспользоваться возможностями. Именно этот факт является ключевым. Не то, как нами может распорядиться Китай, а то, что может Казахстан получить от столь выгодного соседства. Оттолкнется ли от мощи соседнего рынка и построит на этой основе диверсифицированную экономику? Или заработает немало денег на продаже цинка, меди, железа, а потом останется всего лишь бедным соседом сильнейшего в мире государства? Каковым Китай скорей всего станет уже к 2010 году.

Нефть, как известно, всему голова. Будучи крупным производителем нефти, Китай все же является нетто-импортером, и его потребность в “черном золоте” становится все острее. В настоящий момент Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) инвестирует средства в добычу углеводородов в 21 (!) стране мира и целенаправленно ищет новые возможности. Так что приобретение CNPC нескольких крупных нефтегазовых компаний Казахстана - часть общемирового процесса. И связано это не с намерением захватить нашу страну, а с желанием обеспечить энергобезопасность самого Китая.

К 2020 году, прогнозируют эксперты, зависимость Китая от нефти достигнет 60 процентов. То есть из 500 миллионов тонн 300 будут завезены из других стран (а некоторые аналитики приводят и такое соотношение: 800 на 500). К тому времени Казахстан будет добывать не более 150 миллионов. Из них пока говорили об экспорте лишь 20 миллионов в КНР.

Почти все металлодобывающие компании Казахстана имеют тесные связи с Китаем. “Казахмыс”, входящий в десятку крупнейших в мире производителей меди, достаточно успешно сотрудничает с компаниями из Поднебесной. Примерно половина рафинированной меди поставляется в Китай, а также весь металлический цинк и вся медная катанка.

Кроме того, китайская “Цзиньюй” и “Казахмыс” подписали соглашение о совместной разработке крупного месторождения меди Актогай-Айдарлы. А по многим другим проектам казахстанский медный гигант сотрудничает с китайской GEMCO, которая занимается разработкой прогрессивных технологий обогащения руд. Между тем цена на медь в этом году достигла исторического максимума (8 тысяч долларов за тонну), а КНР называют основным мировым потребителем этого металла.

Спрос на свинец в Китае также очень высок. Это объясняется тем, что крупнейшие мировые производители свинцовых аккумуляторов переводят свои предприятия из западных стран в Поднебесную. Рост же производства свинца в мире обеспечивают такие государства, как Казахстан, Канада, Перу и Мексика.

А вот по стали КНР не крупнейший импортер, а крупнейший экспортер. Это-то, наверное, и мешает нашим предприятиям наладить более глубокую переработку руды и выпуск сортовой стали. Пока же Соколовско-Сарбайское горно-производственное объединение продает в Китай железорудную продукцию, причем сотрудничество это продолжается уже много лет и развивается весьма успешно.

В этом году ССГПО планирует увеличить поставки в Китай более чем в 2 раза - с 2,5 миллиона тонн до 5-6 миллионов. “Казферросталь” также поставляет в КНР не сортовую сталь, а продукцию “второго передела”, хотя есть потенциал для более глубокой переработки. Это объясняется прежде всего тем, что сталь является одним из базовых экспортных продуктов КНР, а также невысокими ценами на мировых рынках.

Казахстан также инвестирует в экономику Китая. В прошлом году Евразийская промышленная ассоциация и китайская Asmare Iron & Steel объявили о намерении создать СП по выпуску феррохрома и нержавеющей стали. Располагаться оно будет в СУАР. Семьдесят процентов в СП должно принадлежать казахстанской стороне.

Для “Казатомпрома”, добывающего уран и другие материалы двойного назначения, Китай также является крупным рынком сбыта.

Большинство вышеперечисленных казахстанских компаний созданы на базе предприятий, построенных в советские годы. Тогда промышленность была с размахом - в расчете на поставки по всему Союзу. Сейчас, если бы не Китай, эти компании вряд ли смогли бы работать в полную мощь - рынок Казахстана и Средней Азии для этого недостаточно емок.

Кроме того, неплохие возможности есть и у сельского хозяйства Казахстана. Потребности внутреннего рынка Китая составляют около 90 миллионов тонн зерна, однако на этом рынке сильны позиции традиционных для КНР поставщиков зерна - Канады, Австралии, США. Так что Казахстану найти свою нишу будет непросто.

Впрочем, представители нашего Минсельхоза заявляют о намерении выйти на китайский рынок в ближайшие 3-4 года и поставлять туда около миллиона тонн пшеницы. Есть и небольшие успехи в плане экспорта в Поднебесную мяса - казахстанская животноводческая корпорация “Мал онимдери” открыла свое представительство в Пекине. А в Урумчинской СЭЗ открыт казахстанский завод по производству соков. Так что пищевая промышленность имеет все шансы.

В настоящее время в Казахстане аккредитованы более 40 китайских компаний, действуют 670 совместных предприятий, задействованных в нефтегазовой отрасли, производстве текстильных, пластмассовых и металлических изделий.

Выгоду из такого соседства можно извлечь не только путем товарно-денежного обмена. Транзит также может принести немалый доход. Именно поэтому из всех погранпостов страны наиболее динамично развивается “Хоргос”; именно поэтому рассматривается возможность строительства узкоколейной железной дороги - чтобы товар из Китая с как можно меньшими помехами попадал в Европу, а Казахстан имел бы с этого свой транзитный процент.

Использовать с умом

Все вышеперечисленное, думается, дает представление о том, какие возможности открываются перед казахстанским бизнесом в этих условиях. А страх авторов послания, о котором мы говорили в начале, обусловлен не столько планами Поднебесной, сколько ситуацией в самом Казахстане. Если бы правительство тщательно и скрупулезно контролировало работающие в стране китайские компании на предмет прежде всего соблюдения квот на ввоз рабочей силы, паники такой в обществе не наблюдалось бы. Да и по всем другим показателям (соблюдение трудового законодательства, экологических норм) государство должно педантично контролировать не только китайские компании, но и все остальные.

И, конечно, следует позаботиться о равноправии казахстанских и зарубежных компаний. Чтобы при равных возможностях предпочтение отдавалось казахстанским сервисным или строительным предприятиям. Если только эту норму удастся отстоять при вступлении в ВТО.

ВТО, кстати, поставит перед Казахстаном еще одну острую проблему: квоты на ввоз рабочей силы, скорей всего, будут отменены, и в страну на самом деле могут приехать в большом количестве китайские, узбекские, таджикские рабочие. Что в этой ситуации предпримет правительство - будет ли отстаивать право на квоты, как обещала министр труда Гульжана Карагусова, или же примет условия оппонентов - остается большим вопросом. Думается, можно договориться о сохранении этой квоты хотя бы на ближайшие 7-10 лет. Вошел же Кыргызстан на особых условиях.

А самому бизнесу стоит всерьез задуматься о перспективах. А лучше провести маркетинговые исследования, просчитать, какую выгоду можно получить, если все же сделать усилие и сосредоточиться на глубокой переработке. На самом деле смешно вывозить на восток такое количество металлолома, что иногда на границе возникают очереди, если можно наладить переработку на месте.

Недавно премьер-министр РК Даниал Ахметов и заместитель председателя КНР Цзэн Цинхун обсуждали возможность сотрудничества в газохимической сфере. Пожалуй, эта отрасль достойна внимания. Можно предположить, что выкупи Китай у нынешних хозяев многострадальный Актауский завод пластмасс, там наконец будет налажено производство полистирола. Если, конечно, новые инвесторы возьмут на себя сбыт продукции.

Или же сфера высоких технологий: почему бы не попробовать использовать опыт Китая и здесь? Такой проект уже есть. В парке информационных технологий под Алматы планируется создание казахстанско-индийских и казахстанско-китайских фирм по производству недорогих компьютеров.

Что же касается страхов по поводу возможного завоевания Китаем Казахстана, то и тут можно успокоить паникеров. Казахстан находится на стыке интересов трех великих держав - США, России и Китая. И пока мы сохраняем этот баланс, за суверенитет страны можно не беспокоиться. Все три монстра, напротив, очень заинтересованы в политической стабильности в стране. Китай зависит от поставок продукции из Казахстана, он прилагает серьезные усилия для того, чтобы эти поставки были стабильными. Так что Пекин не допустит революции, войны, переворотов.

То же самое можно сказать и о Москве, Вашингтоне. Мурат Ауэзов, один из главных китаеведов Казахстана, рекомендует также развивать отношения с Индией, у которой есть серьезный шанс догнать Китай в ближайшие годы. Ее интересы стали бы еще одним противовесом Китаю, России и США.

Амина Джалилова


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии