Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Красота требует жертв

Фото : 9 июня 2006, 12:52

Почему при строительстве столицы так широко применяют материалы, которые категорически запрещают в Алматы? Вот, скажем, сверкающие панели, которые так красиво горели на недавнем пожаре “Транспорт Тауэр” в Астане. Они красивы? О да. Эффектны? Без сомнения. Надежны? А вот об этом стоит поговорить.

В Астане специалисты Комитета по государственному контролю и надзору в области чрезвычайных ситуаций МЧС до сих пор пытаются разобраться - почему загорелось здание “Транспорт Тауэр” и огонь так быстро уничтожил несколько этажей.

Насмотревшись на объятые пламенем плиты алюкобонда, так эффектно падавшие с горящей Зажигалки, нельзя было не проникнуться большим недоверием к этому облицовочному материалу. Сразу возникли вопросы: почему именно алюкобонд так популярен в столице? Неужели ничего более несгораемого не нашли? Обо всем этом мы спросили заместителя председателя Комитета по государственному контролю и надзору в области чрезвычайных ситуаций МЧС генерала Серика Апарбекова. Именно он подписывал акт о чрезвычайной ситуации при пожаре в высотке, ее устранении и последствиях.

Узнав, что проще всего найти его на “пепелище”, туда и устремились. Правда, поймать зампредседателя оказалось делом непростым: он ходит быстрее, чем мы бегаем. Свита - и та за ним еле поспевает.

- Так почему и зачем алюкобонд? Ведь именно он вызвал такое распространение огня…

- Алюкобонд бывает разный. Мы исследовали тот, который был применен при облицовке здания “Транспорт Тауэр”, и убедились, что это материал германского производства. По своим характеристикам относится к классу Г-1, то есть минимальной степени горючести. К тому же не токсичен.

- Но ведь он горел...

И тут мне начали терпеливо объяснять, что огню подвержено все - даже бетон, не говоря уж об алюминии. Влага, содержащаяся в порах бетона, “закипает”, материал рушится. К тому же при высокой температуре деформируется металл внутри конструкций. Замечательно горит также алюминий и другие материалы.

А тот алюкобонд, которым облицована Зажигалка, горит, пока есть огонь. То есть пока огонь на него воздействует, он горит, а если источник огня исчезает - все гаснет. Так случилось и при пожаре в “Транспорт Тауэр”: когда удалось “придавить” пламя, огонь дальше не пошел. Если бы этот материал был легковоспламеняем, пострадали бы не только торцы здания, вся Зажигалка быстро превратилась бы в головешку.

Тут же мне рассказали и показали, как отличить алюкобонд китайского производства, известный своей легковозгораемостью, от качественного, более устойчивого к пламени. Все дело в срезе между пластинами. У германского он серого цвета, поскольку в наполнитель добавлен асбест. У легковозгораемого срез черный, там дорогостоящего асбеста нет. Кстати, сам асбест - это токсичное вещество. По свидетельству Национального института здоровья США, он является канцерогенным материалом, способным вызвать различные формы рака и особенно вредным для курильщиков. В США использование асбеста запрещено с 1989 года.

“А почему для облицовки не применили, например, керамогранит, ведь он вовсе не горит?” - спросила я. Тут уже развеселилась вся генеральская свита. Объяснили: тот керамо-гранит, который лепят сейчас на все столичные фасады, очень плохо держится при наших ветрах. “Посмотрите, через некоторое время все эти здания облысеют. А для высотных зданий он вообще не пригоден. Ведь наверху скорость ветра возрастает втрое. А вообще знаете, какой материал дольше всего “держит” огонь? Дерево. Возгорается легко, но затем создается корка золы, которая некоторое время не дает пламени распространиться”...

- Ну вы сейчас договоритесь, - подал голос генподрядчик, строивший “Транспорт Тауэр”.

А мне невольно представилась Зажигалка, облицованная бревнами.

“А что, если бы здание было просто оштукатурено?” - задала я простой вопрос. Генерал задумался и согласился: да, это было бы надежнее, но не так красиво. Кто-то из специалистов ехидно поинтересовался: а почему, мол, у вас туфли на высоком каблуке - неудобно ведь и опасно, можно ногу подвернуть, но ведь носите!

Серик Апарбеков считает, что случай с Зажигалкой должен еще раз обратить внимание проектировщиков и строителей на то, как важно выбрать “правильные” строительные материалы. Причем учитывать надо не только их возгораемость, но и токсичность. Печальная статистика: в последнее время в России, например, среди жертв пожаров много больше погибших от токсичных газов, нежели от огня. Не исключено, что при нынешнем увлечении синтетическими отделочными материалами, а хуже того, их дешевыми подделками и мы столкнемся с этой проблемой.

Не успели в Астане утихнуть споры - запрещать алюкобонд или нет, в Алматы сгорело здание бизнес-центра, облицованное этим строительным материалом.

В здании арендовали помещения 15 организаций. По странной случайности, пожар в бизнес-центре происходил в тот самый момент, когда мы со старшим инженером нормативно-технического отдела УГКН Алматы Родриго Розенбергсом беседовали о горючести новых стройматериалов. Господин Розенбергс считает, что тема алюкобонда для Алматы не актуальна, отделанных им зданий в городе единицы - алюкобонд был запрещен к использованию из-за высокой пожароопасности сразу же, как только появился.

В конце 90-х многие строительные компании хотели облицевать алюкобондом китайского и турецкого производства реконструируемые старые постройки или строящиеся дома. Хотя они предъявляли сертификаты на огнестойкость, на испытаниях в лабораториях материал не выдерживал нагрузок и очень хорошо горел. В результате застройщикам предлагали заменить его керамогранитом или чем-нибудь еще.

У специалистов есть претензии и к алюкобонду, произведенному в России. Этот материал в Алматы не прижился, из высоток им отделаны только три здания. И это, как утверждают специалисты, высококачественный и очень дорогой алюкобонд из Германии, и позволить его себе может не каждый заказчик. Считается, что Алматы удалось избежать наплыва дешевого алюкобонда, потому что строительством здесь занимаются исключительно казахстанские компании, а в Астане строительный бум начинали строители из Турции, которые завозили собственные материалы.

Чаще всего в Алматы горят жилые высотки - старые кабели не выдерживают современных нагрузок. Рассчитанные в советские времена на то, что в каждой квартире к электросети будет подключен один холодильник и один телевизор, они искрят и плавятся, потому что квартиры напичканы техникой, которая работает круглосуточно. Кабельные шахты не монолитны для каждого этажа, поэтому превращаются в дымовую трубу, по которой огонь стремительно распространяется по этажам.

Другая проблема алматинских высоток - разрушенная противопожарная система. Во многих домах жильцы растащили пожарный инвентарь, срезали пожарные краны, наглухо закрыли решетками и железными дверьми эвакуационные проходы, перекрыли аварийные выходы на балконы.

Что касается новых башен, то на их застройщиков обычно подают в суд еще в процессе строительства…

- Новые проектировщики болеют эстетикой и желанием сэкономить площадь любыми способами, - говорит Родриго Розенбергс. - Поэтому они пытаются заузить лестничные клетки или спрятать их внутри. Путь для эвакуации обычно предлагается один - через лифт. А ведь по нормам необходимо создать эстетичный незадымляемый запасной выход на случай пожара.

Наталия Буравцева, Елена Гурина


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии