Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

О страховании в сельском хозяйстве. В чьих интересах работает действующий закон?

Фото : 26 июня 2006, 16:41


23.06.2006

На сегодняшний день страхование - необходимый признак цивилизованной, современной и эффективной системы хозяйствования. В то же время страхование в сельском хозяйстве, и в нашей стране особенно, является одной из наиболее рискованных отраслей экономики, поскольку земледелие в Казахстане осуществляется в непредсказуемых и нерегулируемых природно-климатических условиях.

С 1991 г. система обязательного страхования, существовавшая в СССР, была отменена. Подразумевалось, что вместо нее будет осуществляться добровольное страхование. Однако по ряду причин оно практически не применялось. Даже образование независимых страховых компаний не оказало никакого влияния на развитие сельскохозяйственного страхования. После распада старой системы было очень сложно перейти к достойной ее замене в рамках рыночной экономики по ряду причин: в первую очередь из-за ухудшения финансового положения сельхозтоваропроизводителей, упразднения централизованных страховых резервов и государственной поддержки. В этих условиях государство, с одной стороны, не имея реального воздействия на регулирование страховой деятельности и, с другой стороны, понимая необходимость использования страховой защиты в сфере АПК, нашло выход принятием Закона «Об обязательном страховании в растениеводстве».

Что представляет собой действующий закон? В основном он ориентирован на удовлетворение интересов не сельскохозяйственных товаропроизводителей, а обслуживающих их страховых компаний. Это прежде всего видно из того, что в законе лучше описан механизм, как вытянуть из крестьян средства. Такое положение позволило собрать страховым компаниям неплохие деньги с сельхозпроизводителей.

Привилегированное положение страховщиков по сравнению с сельхозпроизводителями очевидно, также из значительного числа судебных исков, поданных последними. Так, в Актюбинской области из 700 хозяйств, заключивших договоры о страховании с компанией «Транс ойл», 160 подали судебные иски к последней, чтобы она выплатила страховые выплаты на сумму 266 млн. тенге («Жас Алаш», 14 февраля 2006 г.).

Ущербное положение сельскохозяйственных товаропроизводителей в соответствии с действующим законодательством проявляется еще и в том, в чьих интересах решаются иски с их требованиями по выплате страховых сумм компаниями. Так, из 136 крестьянских хозяйств Павлодарской области только два получили страховые выплаты («СОЗ», 7 декабря 2006 г).

Как известно, в прошлом году проливные дожди доставили североказахстанским хлеборобам массу неприятностей. Однако на выплату ущерба ушла лишь малая часть от крестьянских страховых взносов. По данным областного филиала «Фонда финансовой поддержки сельского хозяйства», «Зерновая страховая компания», собрав примерно 85 млн. тенге, потратила на возмещение ущерба около 7 млн. тенге. Из 25 заявок этот страховщик удовлетворил лишь 3.

Аналогичная ситуация и по второй организации, занимавшейся в прошлом году обязательным страхованием в растениеводстве, - страховой компании «Транс Ойл». Здесь взносы составили 65 млн. тенге, а выплата страховок - 5 млн. 917 тыс. тенге. Причем половину данной суммы в соответствии с принятым законом должно возместить государство. Компенсацию за погибшие посевы от этой фирмы получили 15 хозяйств, хотя заявлений было намного больше.

Существенным недостатком действующего закона является неадекватность системы мер ответственности за выполнение своих обязательств двух сторон - страховщика и страхователя. Так, страхователь в соответствии со статьей 8 обязан оплатить страховщику неустойку.

Теперь посмотрим, какую ответственность несет страховщик в случае невыполнения своих обязательств. В соответствии с п. 5 статьи 9 и в соответствии с п. 6 - никакой. Возникает естественный вопрос: почему для страховщиков не предусмотрены нормы ответственности в виде неустоек, которые предусмотрены законом для страхователей?

Из текста названных и других статьей явно видно, что данный закон написан и принят в интересах страховых компаний, а не сельхозтоваропроизводителей.

Так, в соответствии с п. 3 статьи 17 «Договор обязательного страхования» установлено, что «срок заключения договора обязательного страхования по всем видам продукции растениеводства - не позднее пятнадцати календарных дней после завершения посева».

В пункте 3 статьи 8 «Определение размера страховой премии и прядок ее уплаты» определено, что «страховая премия по обязательному страхованию в растениеводстве уплачивается страхователем страховщику единовременно или рассрочку в порядке и сроки, которые определяются договором обязательного страхования».

Из приведенных норм закона видно, что, во-первых, страхователь не позднее пятнадцати календарных дней после завершения посева обязан заключить договор обязательного страхования; во-вторых, страхователь обязан уплачивать страховую премию страховщику единовременно или в рассрочку в порядке и в сроки, которые определяются договором обязательного страхования.

Как показала практика, заключение договоров в такие сроки (15 дней после завершения посева) обеспечивается под нажимом местных исполнительных органов и руководителей территориальных органов Министерства сельского хозяйства РК. В случае несогласия сельхозтоваропроизводителей они грозят невыдачей ГСМ, гербицидов и других необходимых средств для крестьян, льготируемых за счет государства.

Теперь вернемся к срокам выполнения своих обязательств страховщиком. Выше было отмечено, что в случае полной гибели посевов страховщик обязан в течение десяти рабочих дней после заключения комиссии осуществить страховые выплаты в полном объеме. В случае же частичной потери урожая продукции растениеводства страховая выплата производится в сроки не ранее одного месяца, но не позднее пяти месяцев со дня окончания уборки урожая.

В первом случае нормы закона не вызывают сомнения. Они возникают во втором случае. Почему для страховых компаний установлен очень большой срок для уплаты страховых выплат? Обычно вегетационный период в растениеводстве длится 6-7 месяцев. Например, в зерновом поясе республики время от посева до полной уборки обычно занимает с мая по октябрь месяцы. Выходит, страховая компания, в частности, в случае единовременной оплаты страхователем страховой премии, собрав последние в течение почти всего календарного года (6-7 месяцев плюс до 5 месяцев), может крутить их и получать значительные проценты к ним. А сельскохозяйственные товаропроизводители в данном случае смогут получить страховые выплаты только к началу очередного посева.

А как быть с кредитами, полученными в банках за посевные и уборочные работы? А как быть с другими обязательствами, в частности с выплатой заработной платы своим работникам, налогами и т.д.? А как быть с подготовкой к посевам? Например, с принятием нового подхода государственной поддержки за ГСМ, как известно, в этом году крестьяне начали покупать ГСМ заранее, по рыночным ценам.

Все это ставит последних в явно невыгодное положение, работая на интересы страховых компаний. Так, хозяйством Белокаменского и Бобровского сельских округов Глубоковского района, пострадавших от града, уничтоживших всходы на 1553 гектарах, компания «Транс ойл», пообещавшая выплатить пострадавшим 4,9 млн. тенге, даже в конце апреля 2006 г. выплатила всего пятую часть («Литер», 28 апреля 2006 г.).

На наш взгляд, разработчики закона еще на начальном этапе подготовки концепции должны были учитывать финансовое положение производителей сельскохозяйственной продукции. Например, только за 2000-2004 годы в среднем по стране удельный вес убыточных хозяйств в общем их количестве составляет порядка 45,5%. При этих условиях введение в действие положений Закона «Об обязательном страховании в растениеводстве», кроме получения дополнительных убытков, не могло повлиять на уровень их финансового и экономического развития.

Учитывая сложившееся положение в сфере страхования сельскохозяйственных товаропроизводителей, а также отечественный и зарубежный опыт при решении этой проблемы правомерно исходить из следующего:

- необходима надлежащая государственная поддержка сельскохозяйственного страхования, в первую очередь, урожая или затрат (мы считаем это не существенным) сельскохозяйственных культур как основного вида имущественного страхования сельскохозяйственных товаропроизводителей. Данная поддержка может осуществляться в виде уплаты за счет республиканского бюджета не менее 50% страховых взносов сельхозтоваропроизводителей по этому виду страхования.

Принятие такого решения считаем вполне оправданными: во-первых, учитывается реальное финансовое положение большинства сельхозформирований; во-вторых, этот механизм стимулирует сельхозтоваропроизводителей к страхованию посевов сельскохозяйственных культур, что является особенно важным в начальный период формирования системы сельскохозяйственного страхования; в-третьих, поскольку инициатором всех реформ в сельском хозяйстве является государство, было бы уместным разделять определенные риски и издержки реформы.

- на сегодняшний день на рынке сельскохозяйственного страхования действуют только компании частной формы собственности, которые недостаточно учитывают особенности сельскохозяйственного производства, что наглядно подтверждает их нынешний опыт работы. Сельхозтоваропроизводители должны иметь право выбора страховщиков и предлагаемых условий страхования. Таким образом, в настоящее время назревает острая необходимость в создании Государственной страховой компании со 100% участием государства в ее капитале, обеспечивающая в основном распространение страхования сельскохозяйственных культур.

С участием Государственной страховой компании в сфере агропромышленного производства есть возможность создать сельскохозяйственный страховой пул, в который вошли бы другие частные страховые компании республики. Если сельхозтоваропроизводитель работает с одной из страховых компаний сельскохозяйственного страхового пула, ему будет значительно легче строить свои взаимоотношения со страховщиком и нет необходимости досконально изучать страховые компании, так как при вступлении в это объединение проходят соответствующий отбор. С другой стороны, такой подход является реальным шагом по диверсификации рисков и начальным этапом по созданию в стране системы сельскохозяйственного страхования.

Есть и другое мнение. Например, директор департамента АФН Аскар КАРИМУЛЛИН утверждает, что в государстве уже создавалась компания по страхованию рисков в сельском хозяйстве, в частности в растениеводстве (РГП «Казагрополис»). Но она просто обанкротилась, государство потеряло все деньги. («Бизнес и власть», 24 февраля 2006 г.). Известно, что в условиях рыночной экономики может обанкротиться любая страховая компания: государственная или частная. Если следовать логике работника АФН, это означает в дальнейшем создание новых государственных страховых компаний считать нецелесообразным и недопустимым.

Всем ясно, что аграрный сектор представляет особую и специфическую отрасль экономики. Его функционирование и развитие должно базироваться не на примитивных рыночных отношениях, заимствованных из прошлого века, а на современных условиях начала XXI века, со сложным переплетением частных и общенациональных интересов, государства и рынка. Финансовый сектор, включая страховой, не существует сам по себе, он обслуживает потребности экономики и социальной сферы, и должен быть адекватен им. Сейчас потребности в страховых услугах ограничены неудовлетворительным финансовым состоянием сельхозтоваропроизводителей и низким уровнем жизни большей части сельского населения.

Поэтому нельзя возлагать вину за тяжелое финансовое положение только на государственную страховую компанию. Трудно работать эффективно в неэффективном секторе экономики. Мы считаем, что страхование сельскохозяйственных товаропроизводителей на данном этапе должно быть обязательным. Хотя добровольный режим страхования в большей мере соответствует рыночным условиям и позволит учесть особенности отдельных регионов Республики Казахстан.

На чем обосновывается наше утверждение? Прежде всего, следует признать, что на сегодняшний день страхование еще не стало нормой для казахстанского села после распада старой системы страхования. В связи с появлением разных форм собственности на селе, очень сложно перейти к добровольному страхованию из-за:

- отсутствия финансовых средств большинства сельхозтоваропроизводителей;

- дороговизны тарифов при добровольном страховании;

- менталитета сельского населения, в основном считающего вопросы управления рисками в сельском хозяйстве функцией государственных органов.

Например, гарантирование кредитов представляет собой один из способов субсидирования сельского хозяйства, применяемого в мировой практике. В Казахстане же в настоящее время отсутствуют необходимые и достаточные предпосылки и условия для создания системы гарантирования сельскохозяйственных кредитов. Для этого нет средств у государства, финансовых посредников и сельских товаропроизводителей.

Сегодня фермеры вынуждены брать денежные и товарные кредиты в коммерческих банках под «твердый залог» - сельхозтехнику, животных и т.д. А могли бы в качестве залога предложить свой будущий застрахованный урожай. В таких условиях банки имели бы возможность оплачивать за счет кредита и оплату страховых премий. Таким образом, создание системы сельскохозяйственного страхования в Республике в какой-то мере решило бы проблему недоступности кредитных ресурсов и финансовой поддержки сельхозтоваропроизводителей.

В настоящее время существующие принципиальные недостатки механизма обязательного страхования в растениеводстве делают необходимой разработку новых, принципиальных и четких подходов к финансово-кредитной политике, более соответствующих потребностям сельхозтоваропроизводителей.

На наш взгляд, уже наступило время, чтобы внести необходимые изменения и дополнения в действующий закон. Широко известно, как из мировой, так и из отечественной истории и практики, многие «жирные коты» жировали и жируют за счет сельского хозяйства. Задача государства - хотя бы уменьшить их аппетиты, если не устранить их полностью. Иначе сельское хозяйство вряд ли станет конкурентоспособным.

Т. ЕСИРКЕПОВ, доктор экономических наук, профессор, директор Института системных исследований казахстанского общества университета «Туран»,

Б. ЗИЯБЕКОВ, доктор экономических наук, профессор Академии банковского дела


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии