Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Работа не волк, а канадский бобер

Фото : 27 июня 2006, 12:33



Андрей САКУЛИНСКИЙ

Со спецификой взаимоотношений труда и капитала я столкнулся в одной из самых благополучных стран мира - Канаде. В самом начале трудовой деятельности у меня были идеальные для иммигранта позиции - я не владел ни одним из двух государственных языков Канады, не имел опыта работы в этой стране и даже поверхностного знания местных законов. То есть находился в положении тысяч людей, ежемесячно прибывающих в эту страну

Итак, о первом рабочем дне... В шесть часов утра худенький вьетнамец, набив в свою машину два десятка людей, повез их в одно ему ведомое место, в пригороде Монреаля. Для всех нас (индусов, пакистанцев, латиноамериканцев и выходцев из СНГ), прижавшихся друг к другу на полу машины, вьетнамец являлся основным работодателем. Хотя на самом деле он являлся лишь посредником между нами и фермером, который в период сбора урожая очень нуждался в рабочих руках. К слову сказать, с самим фермером мы даже не познакомились.

Нам платили не за час выполненной работы, как принято в Канаде, а за корзины овощей или пучки лука, которые мы собирали за день. Мы полностью зависели от нашего работодателя - фермерские деньги поступали на банковский счет вьетнамца, с которым мы не подписывали никаких трудовых договоров.

На следующую работу, имея первый опыт и уже немного говоря по-французски, устроиться было легче. Работа заключалась в разноске рекламных листков пиццерии.

…Рано утром наша группа, набив сумки тысячей рекламных листочков, выходила в заранее установленные районы города. На первый взгляд задача, как говорится, «проще не бывает» - опустить одну рекламку в каждый почтовый ящик, встречающийся на пути. В течение рабочего дня мы оставляли за спиной десятки километров, таким образом я обошел весь Монреаль.

С непривычки после нескольких дней такого марафона подошвы ног растираются в кровь. «Юмор» заключается еще и в том, что во многих местах, как правило, не бывает общественных туалетов, и если кто-то из нас заходил за кустик в каком-нибудь парке, то законопослушный канадец не задумываясь мог позвонить в полицию. Тогда рабочий день мог завершиться штрафом, равным недельному заработку. Но, как любят говорить на Западе, это твоя личная проблема. Рассчитывался с нами работодатель в конце каждого рабочего дня - никто не мог гарантировать, что назавтра кто-то из нас опять выйдет на работу. Особенно это касалось новичков, главным для которых было продержаться и не сойти с дистанции.

Мой следующий работодатель, молодой парень, студент и начинающий бизнесмен, являлся владельцем одной из фирм, специализировавшейся на мытье окон. Здесь я впервые стал получать почасовую оплату труда.

С первых дней работы сразу стала ясна главная задача - не упасть вниз с высоких выдвижных лестниц, которые мы под разными углами устанавливали снаружи домов. Приходилось выставлять целые ряды окон и иногда при таких «многоходовых» операциях стекла разбивались прямо в руках. Стоимость расколотых стекол мы должны были покрывать сами. Никаких трудовых соглашений наш хозяин с нами не подписывал, поэтому, работая в выходные, мы не получали положенную в таких случаях повышенную

зарплату и нам никто не выплатил бы страховку, если бы кто-то из нас серьезно повредился, упав с лестницы.

Следующей была уже официальная работа «на чек» на небольшой фабрике по производству изделий из дерева. Фирма выплачивала за меня налоги, я же каждую неделю получал от хозяина конверт с чеком, который затем обналичивал в банке. Таким образом, я смог заказать уже кредитные карточки крупных магазинов, затем Master Card и открыть свою кредитную историю.

То, что я увидел в первый рабочий день, меня приятно удивило. Утром мы имели право выпить за счет фирмы горячего кофе. Нам предоставлялось два больших перерыва, во время которых мы пользовались микроволновкой, кофеваркой и холодильником. Если мы работали в выходные, то хозяин оплачивал нам обед, а по праздникам мы выезжали в ресторан. Общая атмосфера на фабрике была довольно дружеской. Но дело тут еще в том, что наши руководители прекрасно знали, что рабочего человека в Канаде опекает целый ряд государственных и общественных организаций.

Один раз к нам в цех заглянула инспектор по охране труда, которая очень заинтересовалась ситуацией вокруг нашего самого молодого работника. Этому пареньку было около 20 лет. Инспектора очень беспокоило то, что он выходил на работу в выходные дни и во внеурочное время. Впоследствии эта дама уже систематически появлялась на фабрике и, расположившись в кабинете нашего босса, вызывала подростка и целый час подробно объясняла ему его права. И каждый раз, видя на пороге фабрики эту женщину, наш шеф немедленно прерывал работу и с хорошо отрепетированной улыбкой услужливо встречал и провожал ее.

Следующим местом работы стал завод, имеющий свою профсоюзную организацию. Замечу, что если при поиске работы рядовой канадец узнает, что на фирме существует профсоюз, то его желание попасть туда заметно увеличивается. На заводе были введены оплачиваемый отпуск, доплата за работу в вечернее время, выплата премий, медицинская страховка и, в частности, очень дорогая страховка на лечение зубов (для рабочего и членов его семьи). А в случае временного закрытия предприятия хозяин обязан был восстановить на работе в первую очередь членов профсоюза.

Для новых работников на заводе установлен испытательный срок, который длится около трех месяцев. Человек заполняет простенький бланк с указанием своих данных, а по окончании испытания хозяин должен заключить с работником официальный договор, и тогда он (работник) может беспрепятственно вступить в профсоюз. Но когда до истечения трехмесячного срока остаются считанные дни, работодатель увольняет рабочего, чтобы через несколько дней снова восстановить его на работе. Трюк в том, что в этом случае работник считался только что принятым на работу, а значит, с ним опять можно не заключать контракт до истечения трехмесячного срока. Никто не мог гарантировать, что через три месяца этот фокус не повторится вновь. И все ради того, чтобы не допустить в профсоюз нового члена.

Совершенно особое место в экономике Канады занимают гигантские компании. Здесь интересна не сама работа, которая отлажена, как часовой механизм, а процесс трудоустройства, напоминающий по своему душевно-психологическому накалу атмосферу лучших спектаклей МХАТа. Так случилось со мной во время устройства на работу в концерн Nortel Networs («Нортел»), производящий системы коммутации для любых типов сетей.

Первым этапом является отправление CV. Надежды на то, что мое резюме пройдет, у меня практически не было, так как никаких курсов или институтов я в Канаде не заканчивал. По поводу своего трудового стажа я тоже не испытывал особых иллюзий, в Канаде требуется именно местный опыт работы. Но CV я все-таки отослал, и через полтора месяца мне сообщили, что оно прошло, и мне назначают время для аудиенции. В строго назначенное время мы (10 кандидатов) вошли в

высотное здание, где располагались офисы этого агентства. Забрав наши документы, нам объявили, что через несколько минут начнется двухчасовой письменный теоретический экзамен, сразу после которого будет проведен и практический. Никакой уверенности в том, что я пройду этот этап, у меня не было. К моему удивлению, через 10 дней мне сообщили, что я сдал экзамены, и теперь меня приглашают на собеседование к агенту, который занимается моим досье. Почти все вопросы, которые ставились на этом интервью, касались проблем взаимоотношений внутри рабочего коллектива. Но, честно говоря, обычные рабочие взаимоотношения очень часто преломлялись под каким-то «особым» углом. В конце встречи у меня спросили, почему я считаю, что компания должна взять на работу именно меня, а не тех многочисленных кандидатов, которые претендуют на это же место. Через две недели оказалось, что я прошел интервью и только теперь (?!) мне назначают встречу с представителем самого «Нортеля».

В «Нортеле» меня принял мужчина, который в течение получаса проводил психологические тесты и изучал мою биографию. Что кроется за некоторыми вопросами интервью, мне было не совсем ясно. Скажем, он спросил, как я поступлю, если после продолжительной работы мне будет положен отпуск и я, купив туристические путевки, должен отправиться со своей семьей на отдых, но мой бригадир попросит меня отложить отпуск, так как именно сейчас завод нуждается в моих услугах. Моего оппонента никак не устраивало то, что я был готов перенести свой отпуск, чтобы выйти на работу.

И еще. Принято думать, что мечта многих живущих на Западе людей - открытие собственного дела. Но мне пришлось общаться с целым рядом канадцев, которые предпочитают работать именно на государственном предприятии. Скажем, в огромном бюро Канадской иммиграции я беседовал с работником - выходцем из Восточной Европы. Этот человек, говорящий на четырех или пяти языках, «сидел» на небольшой зарплате, без определенных надежд на повышение, только потому, что его контора - это госструктура, и, значит, она «будет работать всегда».


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии