Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Кто тот, с кем встречался Алтынбек Сарсенбаев?

Фото : 1 июля 2006, 18:26


Мухаметжан АДИЛОВ, 30.06.2006

Почему-то не расследованными оказались именно те обстоятельства, что говорят в пользу встречи убитого с лицом неизвестным, но влиятельным

Судебный процесс по делу об убийстве Алтынбека САРСЕНБАЕВА, Бауыржана Байбосына и Василия ЖУРАВЛЕВА сильно политизирован, и это накладывает свой отпечаток на все происходящее в зале Алматинского областного суда и оказывает неизбежное воздействие на журналистов, адвокатов, представителей потерпевших, через которых общественность получает информацию о ходе разбирательства.

Не имея непосредственного доступа к материалам уголовного дела, не присутствуя в зале, практически невозможно провести мало-мальски объективный анализ случившегося, тем более что до конца судебного разбирательства еще долго и озвучена только меньшая часть доказательств и свидетельских показаний. И все же то, что уже стало известным, позволяет сделать определенные выводы.

Факты - вещь упрямая

Первое. Установлено, что сотрудники элитного подразделения специального назначения «Арыстан» КНБ принимали участие в захвате Алтынбека Сарсенбаева и его спутников, при этом они не задавались вопросом, насколько законны их действия. Вывод: в органах национальной безопасности отсутствует механизм, препятствующий вовлечению командирами своих подчиненных в незаконные, преступные действия.

Ведь если бы существовала и строго соблюдалась практика, например, отдачи приказов на задержание только в письменном виде со ссылкой на соответствующие санкции прокуратуры или суда, то вопрос, действовали ли спецназовцы по приказу командира группы или за деньги, был бы разрешен за несколько минут.

Второе. Установлено, что сотрудники Комитета национальной безопасности могут получать от своих начальников крупные суммы денег в иностранной валюте. Вывод: если четверо «арыстановцев» взяли по 4900 долларов, которые, очевидно, не могли быть ни зарплатой, ни командировочными расходами, ни премией, при этом никто из них не обратился к командованию отряда с вопросом, значит, вызывают сомнение их честность, патриотизм и осознание ими своего воинского долга, а корпоративная солидарность стоит превыше гражданского долга.

Третье. Установлено, что спецназовцы без каких-либо возражений приняли версию, что им придется задерживать крупного бизнесмена и силой отвезти его на встречу с важными людьми. Вывод: значит, эта практика принудительной доставки предпринимателей к неким лицам, имеющим возможность своей властью или деньгами командовать одним из подразделений КНБ, не является в Казахстане редкостью.

Четвертое. Установлено что за Алтынбеком Сарсенбаевым следил подполковник полиции, офицер Центра практической подготовки оперативного состава оперативной службы МВД РК, причем делал это на протяжении длительного времени и в рабочее время.

Вывод: сотрудники так называемой криминальной разведки могут работать не только на государство, но и по частным заказам, причем делать это бесконтрольно.

Трудно переоценить опасность подобного, тем более что это делал старший офицер, инструктор, человек, который обучал молодых полицейских. Жертвы незаконной слежки оказываются полностью беззащитными - в принципе, нет механизма пресечения подобных эксцессов. По своему опыту можем сказать, что даже если фиксируется слежка, то номера на автомашинах сняты с других машин или вообще не зарегистрированы в базе данных дорожной полиции, поэтому понять, кто тебя преследует, невозможно.

Пятое. Установлено, что в «Арыстане» можно получить в нарушение действующих правил два автомата Калашникова и свободно вынести их с территории и занести обратно. Вывод: оружие, находящееся в распоряжении правоохранительных органов, представляет повышенную опасность для общества, потому что за ним нет контроля.

Вопросы к Мухамеджанову
Прошедшие судебные заседания выявили и серьезные недостатки в работе следственной группы, которые в будущем неизбежно породят сомнения в справедливости приговора и политической неангажированности полицейских и их первого руководителя Бауржана МУХАМЕДЖАНОВА.

Первое. Выяснилось, что в материалах уголовного дела нет книги выдачи оружия или выкопировки из нее, по которым можно установить, выдавались ли подполковником Касымовым Е.Т. два автомата «АКС-74» официально или в обход установленного порядка. Это может свидетельствовать о желании следствия скрыть, что «арыстановцы» действовали не самовольно и не за деньги, а по приказу вышестоящего начальника. Если учесть упорные слухи, что в тот день вместе с автоматами майор Абикенов Е.О. получил и пистолет ПСМ калибра 5,45 мм, то суд просто обязан разобраться в этом вопросе.

Второе. Следственная группа никак не объяснила чистую обувь убитых, тогда как согласно сводке погоды 11 февраля в Алматы была облачная погода, дождь начался в 0 часов 50 минут, в 17 часов 32 минуты перешел в мокрый снег и продолжался до 0 часов 45 минут 12 февраля. Минимальная температура за ночь 5, 2 градуса тепла, максимальная температура за день 12-14 градусов тепла. Если бы убитые дошли к месту своей казни самостоятельно в заброшенных садах Талгарского района они неизбежно испачкали бы свою обувь.

Третье. В протоколе описания места происшествия отмечены бурые пятна, похожие на кровь. Однако следственная группа не взяла образцов с этих точек, не изучила площадь и глубину пропитки, что не дает возможность подсчитать объем пролитой крови и крови ли, а значит, определить, там ли были убиты жертвы, где их потом нашли.

Четвертое. В ходе судебно-медицинских исследований не были изъяты желудки и не изучено их содержимое в целях определения точного времени смерти. Также не получило объяснения, где Алтынбек Сарсенбаев ел пищу, содержащую морковь и огурцы, и может ли обнаруженный в его организме этиловый спирт быть остатками вина, выпитого вместе с женой.

Пятое. Полиция не смогла объяснить, откуда на лице у Алтынбека Сарсенбаева синяк. Хотя это ведь может свидетельствовать о том, что смерти оппозиционного политика предшествовала стычка, в ходе которой ему нанесли удар кулаком спереди.

Шестое. Следственная группа никак не отреагировала на то обстоятельство, что у всех троих погибших были задраны куртки, а капюшон у одного из них наброшен на голову уже после выстрела. Очевидно, что версия адвокатов, что это произошло в результате переноса тел с места убийства туда, где их потом нашли, куда убедительнее молчания полицейских по этому вопросу.

Седьмое. Нет объяснения, почему на телах убитых вечером 11 февраля группа, производившая первичный осмотр места происшествия, не обнаружила снег, хотя согласно сводке погоды мокрый снег продолжался с 17 часов 32 минут субботы до 0 часов 45 минут воскресенья.

Восьмое. Следы автомашин, на которых были доставлены убитые, находятся на снегу, хотя при плюсовой температуре 11 февраля и мокром снеге, который ложился на грязь, это невозможно.

Девятое. Пять пуль, которыми были убиты оппозиционный политик и его сопровождающие, хотя и одного калибра, но разного цвета и длины. Судя по всему, не установлено, могли бы быть заряжены в пистолет, который следственная группа считает орудием убийства, разные патроны. Если да, то вопросы адвокатов будут сняты, если нет - значит, было несколько пистолетов, что полностью ломает версию полиции.

Десятое. В протоколе осмотра не указано, в каком состоянии находилась одежда убитых - сухая или мокрая, что теперь не дает возможности уточнить время, когда тела были положены или упали на землю.

Все эти упущения следственной группы МВД, которой, в конечном счете, руководил лично министр внутренних дел Бауржан Мухамеджанов, предстоит перекрыть судебному следствию. Удастся ли это, пока не известно. Тем более что часть промахов полиции уже невозможно исправить в принципе.

Вопросы к Мерекенову
Понятно, что подсудимые будут защищаться всеми доступными им средствами, в том числе менять показания, умалчивать или лгать - задача суда добросовестно провести судебное следствие и не оставить ни одного «темного» пятна в этой трагедии. В этом смысле назначенные на процесс судьи попали в тяжелое положение - любое упущение или необъективность, пусть даже кажущаяся, будут толковаться не в их пользу.

Приговоры по таким громким делам всегда проходят апробацию общественным мнением, которое или подтверждает вердикт, или отказывает ему в справедливости. С учетом предыдущей отечественной практики, когда судебные процессы по делам видных представителей оппозиции были признаны необъективными и политически заказанными, а приговоры несправедливыми не только в Казахстане, но и за рубежом, понятно, что на Лукмана МЕРЕКЕНОВА и его коллег возложена практически непосильная задача.

При этом не имеет значения, насколько юридически грамотно и точно выносили свои определения судьи. То, что они отказались перенести судебный процесс в Алматы, несмотря на гигантский интерес общественности, не настояли на более вместительном зале судебного заседания, ограничивали количество пострадавших и их представителей, уже сформировало негативный настрой по отношению к их будущему вердикту.

Понятно, что судьи будут руководствоваться собственным пониманием закона и своей совестью, но общественность ожидает, что в зале Алматинского областного суда будут найдены ответы на множество вопросов, возникших после прошедших заседаний, общения с прессой адвокатов и представителей потерпевших.

Первое. Когда все же были убиты Алтынбек Сарсенбаев, Бауыржан Байбосын и Василий Журавлев - вечером 11 февраля 2006 года или позднее и отвозили ли их на встречу с неизвестным влиятельным лицом?

Второе. С кем была назначена встреча у Алтынбека Сарсенбаева на 12 часов дня 12 февраля и почему он не удивился, когда его задержали сотрудники КНБ и сказали, что встреча состоится немедленно?

Третье. На самом ли деле орудием убийства является переделанный газовый пистолет или убийство трех человек было совершено иным, боевым, оружием, возможно, тоже полученным в оружейной комнате «Арыстана»?

Четвертое. Можно ли из переделанного газового оружия так точно стрелять - в сердце и голову, причем убить одного за другим трех молодых, энергичных, сильных мужчин, да так, что они даже не сопротивлялись?

Пятое. Нарушались ли права обвиняемых в ходе следственных действий, о чем они неоднократно заявляли до и в ходе судебного процесса, оказывалось ли на них давление с целью формулирования показаний в нужном направлении, применялось ли незаконное физическое и психологическое давление?

Шестое. Действительно ли сотрудники правоохранительных органов, включая генерального прокурора и заместителя министра внутренних дел, оказывали давление на задержанных с целью получения нужных показаний?

Седьмое. Действительно ли майору Абикенову руководство КНБ и «Арыстана» поручило через Ибрагимова внедриться в организованную преступную группу на таможне «Хоргос» под «крышей» сопровождающего частные коммерческие грузы?

Восьмое. Действительно ли обыск сейфа Абикенова в помещении «Арыстана» был произведен с грубейшими нарушениями процессуальных норм и при этом было похищено 4200 долларов? Не могли эти доллары потом быть подброшены кому-нибудь из обвиняемых для «закрепления» версии следствия?

Девятое. Действительно ли во время задержания Алтынбек Сарсенбаев, Бауыржан Байбосын и Василий Журавлев по дороге на Медео и потом в ходе транспортировки к месту передачи за «арыстановцами» следил неизвестный джип? Кому он принадлежал?

Вместо резюме
Понятно, что вряд ли суд осмелится назначить проверку оружия, закрепленного за отрядом «Арыстан» и документации по нему, чтобы установить, насколько достоверны показания обвиняемых и свидетелей. Или затребует информацию от КНБ и МВД, велась ли слежка за оппозиционным политиком. Но даже если произойдет невозможное, то нет никакого механизма, обеспечивающего полное и объективное выполнение требования суда - потому что исполнять его будут вышестоящие ведомства или прокуратура, поддерживающая государственное обвинение и тем самым прикованная к версии следственной группы.

Таким образом, то, что судебный процесс в Талдыкоргане окажется политически провальным несомненно. Участие в убийстве трех человек сотрудников КНБ и МВД продемонстрировало, что существующая система подчиненности правоохранительных органов исключительно главе государства, вне какого-либо общественного контроля, хотя бы номинального, со стороны того же марионеточного парламента, становится опасной для страны в буквальном смысле этого слова.

Упущения и недоработки следственной группы свидетельствуют, что следствие велось, мягко говоря, не столь тщательно, как следовало из его политической и общественной значимости. Причем нерасследованными оказались именно те обстоятельства и факты, которые могли свидетельствовать в пользу версии о встрече Сарсенбаева с влиятельным лицом и казни после нее в результате конфликта.

Суд первой инстанции не проявил понимания позиции общественности и насколько смог сократил доступ граждан на процесс, хотя он и является открытым. Теперь нам остается дождаться, пока завершится судебный процесс и будет вынесен приговор. Чтобы нас не обвинили в давлении на судей, не будем предрешать его содержание, но надеюсь, имеем право предсказать, что процесс в Талдыкоргане завершится в конце июля, а рассмотрение дела во второй инстанции - в конце августа.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии