Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Легкие против тяжеловесов, или Сила боли

Фото : 3 июля 2006, 14:27

№ 26 (290) от 03.07.2006
Вячеслав КОХАНОВ, Караганда

Первый казахстанский блин против табачных компаний получился комом. На днях двадцатишестилетний карагандинец Евгений Никитин, юрист по профессии, проиграл в Казыбекбийском районном суде Караганды иск против четырех табачных компаний - ТОО «Галлахер Казахстан», ТОО «Бритиш Америкэн Тобакко», ТОО «Джей Ти Ай Сентрал Эйжа» и «Филип Моррис Казахстан».

Моральный ущерб от физических и нравственных страданий через курение колумбова зелья Евгений оценил в один миллиард тенге. Жизнь поистине бесценна!

Некоторые наблюдатели, следившие за ходом судебного процесса, полагали: Евгений решился на довольно экстравагантный поступок, чтобы создать прецедент общеказахстанского масштаба и войти в анналы истории антиникотиновой борьбы, которая сегодня ограничивается толкованием вреда от капли никотина, которая убивает лошадь. Конечно, и на диком Западе случались иски против табачных компаний, о чем сообщалось в отечественной прессе под глумливой рубрикой «Их нравы». Но так «зарядить» круто, чтобы наш соотечественник выступил против четырех китов табачной индустрии - прецедента в мировом масштабе еще не было.

Другие наблюдатели считали, что Евгений Никитин решился на отчаянный шаг, потому что понял, что оказался в никотиновой ловушке, из которой ему уже не выбраться. Что поделать - слаб человек против никотина. В конце концов, поговаривают о том, что тот же ковбой Мальборо, который живчиком скакал по прериям десятки лет, пока скакалка не истерлась, - банально умер. Также говорят, что ушел парень в мир иной от хронической обструктивной болезни легких. Даже внешне бравый молодец не смог бросить курить, потому что существует якобы ген зависимости от никотина.

Это страшное дело. Драма жизни. Поэтому курят люди, задыхаясь и отхаркиваясь, до самого смертного часа.

Поэтому Евгений Никитин потребовал от табачных компаний через суд не только миллиард тенге, но и, как изложено в исковом заявлении, «…обязать ответчиков информировать потребителей табачной продукции во всех рекламных и иных выпускаемых ими материалах, - в добавление к тому, что курение серьезно вредит здоровью, - сообщать о том, что курение вызывает зависимость».

Составляя исковое заявление, Евгений Никитин сильно нервничал и вынужден был курить сигареты казахстанских производителей табачной продукции. «Табачные компании своевременно не предупредили меня о возможной, а в моем случае - действительной табачной зависимости… Я страдаю от бессилия бросить курить сигареты, я завишу от них», - писал Евгений в исковом заявлении. Скрывая информацию относительно свойств веществ, содержащихся в сигаретах, табачные компании, по мнению Евгения Никитина, нарушили Закон «О защите прав потребителей», а именно - статьи 12, пункты 7, 8.

К угрозе потерять миллиард тенге табачные компании отнеслись довольно серьезно и отрядили в Караганду опытных юристов. Табачным компаниям также не улыбалось возможное печатание на сигаретных пачках фразы насчет опасности привыкания курильщиков к никотину. Это все равно как - пчелы против меда.

Во время судебного процесса представители ответчика, естественно, исковые требования не признали. Во-первых, полагали юристы, истец не доказал, что курит сигареты именно данных табачных компаний. Действительно, быть может, Евгений Никитин смолит российскую махорку или же балуется гаванскими сигарами. Во-вторых, истец на суде признал, что знает о содержании предупредительных надписей о вреде табака, которые устанавливаются государственными стандартами. А насчет того, что никотин вызывает зависимость, так это уже - по умолчанию. Всяк знает: затянешься сигареткой пару-тройку раз, и пиши пропало, закрутит в никотиновую воронку так, что выбраться из нее не каждый сможет. О чем и пишут отечественные газеты и журналы. Истец подтвердил на суде: телевизор смотрит и прессу читает. В третьих, полагали представители ответчика, Евгений Никитин не смог доказать, что причинен вред его здоровью. Ну легкая одышка… А если в будущем, не приведи Господь, от курения начнется рак гортани, легких и прочего, - так ведь «требования заявляются в суд по факту, а не к правонарушению или страданиям, которые, возможно, произойдут в будущем». В четвертых, как полагали представители табачных компаний, истец не предоставил никаких доказательств того, что ему нанесен какой-либо моральный вред. То есть умаление или нарушение личных неимущественных благ и прав. Унижение, раздражение, подавленность, гнев, стыд, отчаяние, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние. Вот каков бывает на самом деле моральный вред.

В конце концов, из песни слов не выкинешь: «Давай закурим, товарищ, по одной…» В 1989 году, когда в Караганде вспыхнула шахтерская забастовка, горняки, к тому же, подняли девятый вал возмущения насчет того, что из магазинов исчез табак. Простите, жрать было нечего. Исчезли мыло и стиральный порошок. «Все слабее запах молока и хлеба…» Гасить раздражение, подавленность и гнев от беспросветной социальной тоски нечем. Насвай не каждый горняк закладывал за губу, а сигареты - в жутком дефиците. Но это к слову…

Суд Казыбекбийского района Караганды принял доводы представителей ответчиков и решил отказать гражданину Никитину, поскольку не было правовых оснований для удовлетворения иска. Табачные компании законно работают по лицензиям, надписи штампуют на сигаретных пачках именно те, которые утвердил Минздрав республики в своем приказе, а именно: «Курение серьезно вредит вашему здоровью», а также «Защитите детей от дыма сигарет» или «Кто не курит - тот живет дольше». Требовать от табачников, чтобы они предупреждали курильщиков о никотиновой зависимости, - на данный момент это незаконно. Нет про эту зависимость в приказе здравоохранительного ведомства ни слова.

- Итак, сражение проиграно? - спросил я Никитина?

- Нет, не проиграно, - уверенно ответил Евгений, раскладывая на столике документы. - Прежде чем оспорить решение районного суда в вышестоящих инстанциях, я отправил письмо в Министерство здравоохранения республики. Я хочу знать, сколько затрачивает Республиканский бюджет на лечение тех казахстанцев, которые пострадали от курения. Я хочу попытаться заинтересовать государство в том, чтобы выдвинуть иск против табачных компаний. В связи с чем? Деньги на лечение жертв курения должен тратить не государственный бюджет, а табачные компании. Они обязаны отвечать за то, что натворили.

Вот еще «детские» вопросы министру здравоохранения республики Ерболату Досаеву от карагандинца Евгения Никитина:

- Существуют ли на казахстанском рынке сигареты, не вызывающие интоксикацию?

- Вызывает ли никотин психологическую и физиологическую зависимость?

- Можно ли утверждать, что курильщик с девятилетним стажем, выкуривающий более двадцати сигарет в день, является больным, требующим лечения?

- Является ли употребление табака поведенческим расстройством?

- Действительно ли употребление табака является разновидностью токсикомании?

- Каково реальное количество смертей среди жителей республики, связанных с табакокурением?

- Существуют ли в Казахстане какие-либо лабораторные методы определения табачной зависимости?

- Вы давно курите, Евгений?

- Девять лет уже…

- И вы полагаете, что вас крепко «зацепило»?

- Да. Понимаете, я пытаюсь бросить курить. И не могу… Больше пяти часов без сигарет не выдерживаю. Позавчера вечером я выкурил свою «самую последнюю» сигарету. Отдал приятелю зажигалку. Думал: утром проснусь - все! Не буду курить! Проснулся в восемь утра, до двенадцати терпел, а потом побежал в магазин за сигаретами и зажигалкой. При этом я точно знаю, что каждый второй курильщик умрет от табачных болезней, и я могу оказаться этим «каждым вторым».

- Сколько раз вы пытались бросить курить?

- Конечно, не как Марк Твен, который пытался сделать это семьдесят два раза… В 1996 году я сделал свою первую затяжку и не думал, что попаду в такую зависимость от никотина. Курить - опасно, конечно… Вот покурю - но не умру же! Я заканчивал одиннадцатый класс. У мамы взял сигарету, она курила. Десять лет тому назад она стала инвалидом второй группы, у нее больное сердце и сосуды. Теперь я предполагаю, что она стала инвалидом оттого, что курила. Раньше об этом я не задумывался.

- Но Минздрав же предупреждал…

- Десять лет тому назад на сигаретных пачках была одна предупреждающая надпись: «Курение опасно для вашего здоровья». А что такое - «опасно»? Опасно для здоровья купаться в холодной воде или заниматься экстремальными видами спорта. Разве я подростком задумывался о том, что табак вызывает тяжелейшую никотиновую зависимость? Один человек может бросить курить довольно легко. Для другого - это драма. Организм поражен тяжелой зависимостью от никотина. Этот недуг включен в перечень международного классификатора болезней. Там есть раздел такой: поведенческие и психические расстройства, вызванные употреблением табака. Даже абстинентный синдром с делирием.

- Евгений, здоровье - бесценно… Но почему именно - миллиард тенге?

- Вы знаете, я думаю, что этого даже мало. Международные табачные компании наверняка ворочают миллиардами долларов. У них денег, может быть, даже больше, чем в бюджетах Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана вместе взятых. Меня же не предупредили, не пропечатали на той же сигаретной пачке, что я легко могу оказаться в жестокой никотиновой зависимости, от которой не смогу избавиться. Теперь я страдаю…

Р. S. В следующий понедельник я непременно брошу курить, и мои легкие начнут новую жизнь.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии