Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Неожиданности будут. Дело об убийстве Алтынбека Сарсенбаева

Фото : 13 июля 2006, 12:07

Неожиданности будут

Во вторник, 11 июля, в Талдыкоргане, где слушается дело об убийстве Алтынбека САРСЕНБАЕВА, Василия ЖУРАВЛЕВА и Бауржана БАЙБОСЫНА, должен был продолжиться допрос свидетелей.

Судья МЕРЕКЕНОВ вошел в зал в отличном расположении духа, даже поздоровался с присутствующими, спросил, как они отдохнули, и шутливо попенял им за то, что не поехали на выходные на озеро Балхаш. Но настроение председательствующего было быстро испорчено информацией о болезни одного из адвокатов защиты - Виктора СЕМИНА. У Семина прихватило сердце, и он через адвоката САРСЕНОВА сообщил о том, что присоединится к процессу не ранее следующего понедельника.

11 июля родственники и сторонники провели молчаливую акцию в память об Алтынбеке Сарсенбаеве напротив здания суда в Талдыкоргане.

Между тем на очереди - без малого шесть десятков свидетелей. Судьи предложили участникам процесса воспользоваться возникшей заминкой в его ходе и слегка “оптимизировать” количество граждан, вызываемых в суд для дачи показаний.

При этом мало кто сомневается, что содержательная часть приговора не будет особенно разниться с обвинительным заключением. Во всяком случае, брат Алтынбека Сарсенбаева Рысбек в интервью сайту zonakz.net заявил: “…У меня нет надежды, что суд накажет истинных заказчиков - истинных убийц”.

А в пятницу, 7 июля, в закрытом режиме повторно допросили бывшего заместителя руководителя “Арыстана” Виктора СТОРОЖЕНКО. В том же режиме был допрошен и сотрудник КНБ Булат МУСАТАЕВ.

Подробности допроса остались за кадром: с участников процесса взяли подписку о неразглашении информации. Но, как теперь стало известно, судья Мерекенов отклонил ряд принципиальных вопросов Рысбека САРСЕНБАЕВА, вместо свидетелей лично ответив на некоторые из них. В частности, Рысбек спросил у чекистов: как это они проморгали, что их бойцы готовятся к захвату? Стороженко ответил: нет, мол, такой службы, которая следила бы за сотрудниками. Тогда брат Алтынбека поинтересовался, каким образом руководство КНБ узнает в случае чего о том, что “арыстановцы” готовятся к государственному перевороту? Тут в допрос вмешался судья, безапелляционно заявив, что “арыстановцы” никогда не будут готовиться к “перевороту”. Присутствующих этот тезис явно не убедил. Ведь, как теперь выясняется, вопрос, как “активировать” бойцов элитного спецподразделения, заключается только в цене.

Впрочем, целостная картина возникнет ближе к концу судебного расследования, а пока главной интригой остается “игра” Рустама ИБРАГИМОВА, заявившего о том, что ему известно имя человека, встречавшегося с Алтынбеком в тот роковой для страны вечер. На эту тему мы поговорили с адвокатами, участвующими в процессе.

Нурлан УСТЕМИРОВ, адвокат: Утембаев знает больше, чем Ибрагимов

- Какого приговора, - спросил я у Нурлана УСТЕМИРОВА, адвоката Рустема ИБРАГИМОВА, - как адвокат ожидаете для своего подзащитного?

- Оправдательного я не жду. Вот если взять по статьям… Если 125-я, похищение, - то она под вопросом. В своих показаниях Ибрагимов говорил о том, что должна была быть встреча. То есть речь идет не о похищении, а о том, чтобы предоставить свидание. Эта статья отпадает. Вопрос по оружию? Пистолета в природе нет - значит, оружие тоже отпадает. Незаконное хранение боеприпасов - зачем ему патроны “бегущий олень” калибра 5.45, если он не охотник? Тоже отпадает. Так же и по другим статьям. Получается, что за ним ничего нет, ничего не доказано.

- Но он же подтянул спецназ, слежку организовал, деньги давал?

- Он же не говорил: возьмите автоматы, наденьте камуфляж, заберите сотки. Он просто сказал: вот такая-то просьба. Это и Абикенов подтвердил... Абикенов сказал Сарсенбаеву - у вас встреча. Сарсенбаев ответил - у меня встреча назначена на 12 февраля. Если следовать показаниям Абикенова, Ибрагимов не говорил о похищении. На этой неделе у нас будет документ, который разобьет в пух и прах заключение судмедэкспертов о дате смерти.

- А не собирается Ибрагимов по примеру Утембаева отказаться от участия в этом преступлении? Ведь, как утверждается на суде, все доказательства против него получены от Мирошникова под физическим давлением.

- Морально-физическим… На показаниях Мирошникова и Утембаева построено, что Ибрагимов убил. Теперь Утембаев отказывается. Он переводит эксцесс на Ибрагимова.

- Ваш подзащитный не назвал имя человека, встречавшегося с Алтынбеком Сарсенбаевым. Ну назовет он человека… Это будет бездоказательно и похоже на оговор. На любого можно указать…

- Если этого человека назовут одновременно и Ибрагимов, и Утембаев, то это чревато.

- А вы полагаете, что и Утембаев назовет то же имя?

- Если он умный человек, он должен сказать, с кем была встреча. Если Утембаев и Ибрагимов назовут этого человека, то живыми останутся.

- Ибрагимов пообещал назвать имя этого человека ближе к концу судебного расследования. Что к этому времени может измениться? Чего он ждет? Что он хочет таким образом выиграть или выторговать?

- Он мог бы сразу назвать, но мы ему рекомендовали не называть до тех пор, пока не докажем, что убийство было совершено 12-го. Тогда, если он назовет этого человека, получается, что встреча с ним была.

- Не факт…

- Вот смотрите. Мы доказываем, что убийство было совершено с 12-го на 13-е. Значит, показания Ибрагимова о том, что он передал их (Сарсенбаева, Журавлева и Байбосына. - М. А.) другим людям, подтверждаются. Их увезли, с ними переговоры вели, дали выпить Сарсенбаеву, дали выпить Байбосыну, салатом закусить, а после этого их убили. Значит, показания Ибрагимова верны.

- Значит, он в любом случае назовет это имя?

- Все зависит от позиции суда. Мы посмотрим ближе к концу… У нас очень много вопросов. Если суд сочтет, что убийство Ибрагимов не совершал, то нет смысла называть это имя.

- То есть Ибрагимов сейчас хочет выторговать у суда, чтобы его вывели из-под удара?

- Он хочет доказать, что он не убивал, а кто убивал - пусть они сами ищут.

- Он же является главным носителем информации…

- Нет. Это Утембаев.

- Ну и Ибрагимов знает… Что же он не расскажет?

- Утембаев знает больше - когда, с кем была встреча. Он же все это организовывал, сам улетел, алиби себе создал. А Ибрагимов может знать одну или две фамилии, с кем должны были встретиться.

- Вам дали дополнительную охрану?

- Нет.

- А семье Ибрагимова?

- Дали.

Анвар КАЛИЕВ, адвокат: Я не очень верю в случайности

По мнению Анвара КАЛИЕВА, адвоката Жаннат БАЙБОСЫН, сестры погибшего Бауржана, заявление Ибрагимова может преследовать сразу несколько целей.

- Но, - добавил он, - такое впечатление, что оно ни на чем не основано. Ведь кроме заявления нужны еще и доказательства того, что заказчик был другой, что кто-то стоит за этим делом… Да и как бы не получилось так, что он опоздает со всеми этими своими заявлениями…

- Но если Утембаев подтвердит его слова?

- А Утембаев уже отказался от того, что он принимал участие и заказывал убийство, даже избиение - он от всего отказался. И на сегодняшний день каких-либо доказательств, кроме заявления самого Утембаева, то есть признания его - нет. Но своему отказу он должен дать какое-то рациональное объяснение, потому что такого рода заявления просто так тоже не делаются: что-то за ними должно стоять.

- Если бы вы были на месте обвинителя, вы смогли бы доказать, что Утембаев причастен к этому убийству?

- Из тех материалов, которые нами изучены, тех, что мы исследуем в судебном заседании, я не вижу каких-либо серьезных, убедительных и достоверных доказательств причастности Утембаева.

- Но чья-то же злая воля была, кто-то же руководил всем этим?

- Да, но никак не Утембаев, на мой взгляд… Меньше всего Утембаев подходит на эту роль.

- Какой приговор вы сочтете справедливым для подсудимых?

- Сложно сказать… За убийство трех лиц по закону предусмотрена смертная казнь… Моя доверительница просила самое строгое наказание, и я считаю, что это было бы справедливо.

- Вы ожидаете сенсаций в этом процессе?

- Думаю, неожиданности еще будут.

- А суд прольет свет на это преступление?

- Не обязательно, что мы здесь до чего-то докопаемся. Мы допрашивали сотрудника 5-го управления Алматинского ДКНБ (Мусатаева. - М. А.). Все то, что он говорил, опровергается материалами дела - детализацией телефонных разговоров. Объективно установлено, что он вел интенсивные телефонные переговоры с одним из подсудимых (Абикеновым. - М.А.), а он отрицает этот факт. В течение двух недель - 22 телефонных разговора! А он говорит, что в течение пяти дней не мог до него дозвониться и дозвонился только за 12 минут до захвата!

- Можно ли сделать из этого вывод, что руководство КНБ было в курсе этой операции?

- Я должен бы воздержаться от такого рода выводов, но я не очень сильно верю в случайности.

- Поведение Ибрагимова похоже на торговлю с судом или с каким-то неведомым заказчиком. Мне показалось, что в его заявлении есть скрытая угроза…

- Его заявление, скорее всего, имеет под собой какие-то основания. Он знает, о чем говорит. И, судя по позиции Утембаева, тот тоже знает, что делает. Имея покаянное письмо президенту, имея заявление генеральному прокурору, в котором он излагает все эти факты своей причастности, он вдруг ни с того ни с сего от всего отказывается! Это тоже должно иметь какие-то очень серьезные основания… И он как аналитик - ведь он не простой обыватель - знает что делает.

Марат Асипов

P.S. Редакция благодарит Алию Ахмедиеву (“Правовой Талдыкорган”) за помощь в подготовке материала.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии