Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Ресурс реформы. Вводимая в Казахстане с 1 января 2007 года первая часть поправок в Налоговый кодекс формально, за счет уменьшения налоговых ставок, снизит налоговое бремя для бизнеса

Фото : 24 июля 2006, 11:47

Вводимая в Казахстане с 1 января 2007 года первая часть поправок в Налоговый кодекс формально, за счет уменьшения налоговых ставок, снизит налоговое бремя для бизнеса. Однако реальное улучшение налогового климата может произойти только в случае снижения уровня коррупции и административного давления, а также изменения самой концепции налоговой реформы.

Принятый парламентом закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам налогообложения» был разработан правительством в соответствии с мартовским  Посланием президента Республики Казахстан, в котором четко определялись границы налоговой нагрузки на бизнес. В целом законом предусмотрены налоговые послабления, направленные как на общее снижение уровня налоговой нагрузки (индивидуальный подоходный и социальный налоги, НДС, налоги в специальных налоговых режимах), реализацию потенциала отдельных секторов экономики (в частности, сельхозпереработки), так и на устранение некоторых административных барьеров, препятствующих свободному развитию частного предпринимательства. Во всех развитых странах налоговая система является одним из самых  эффективных, востребованных инструментов воздействия на экономические процессы. В периоды экономического роста государства дают налоговые льготы для отраслей, которые они считают приоритетными для национальной экономики. Во время производственных спадов вводят льготы для инвесторов и снижают налоговую нагрузку на население, чтобы поддержать потребительский спрос.

В Казахстане в последние годы налоговой реформе уделялось достаточно серьезное внимание. Был принят Налоговый кодекс, за 5 последних лет время от времени происходило снижение разного вида налогов (НДС, социального налога, индивидуального подоходного), внедрялись  прогрессивные методы их оплаты (регрессивный для расчета социального налога, упрощенный для индивидуалов и малого и среднего бизнеса). Можно сказать, что последние 3 года правительство, а точнее, Министерство экономики и бюджетного планирования, достаточно четко реализовывало существующую стратегию налоговой реформы. А именно уменьшение налогового бремени для бизнеса вообще, а также постепенный переход к переносу центра тяжести в налогообложении с юридических лиц на физических. Принятый закон (это лишь первая часть поправок в Налоговый кодекс, вторая часть будет рассмотрена парламентом осенью) в целом укладывается в рамки общей стратегии. Хотя по срокам введения и размерам налоговых ставок была бурная дискуссия между отраслевыми лоббистами и депутатами парламента с одной стороны, и Минэкономики - с другой. В результате победили (об этом ниже) политические аргументы. Отметим, что прямые потери бюджетов в связи со снижением ставок налогов составят в 2007 году - 73,8 млрд тенге, в 2008−м - 146 млрд тенге, в 2009 году - 58 млрд тенге. В то же время правительство надеется, что за счет расширения производства, снижения теневого оборота, легализации «серых» выплат заработной платы потери бюджета будут в дальнейшем компенсированы. Попробуем для простоты разделить налоговые поправки на несколько групп.

НДС

Законом предусмотрено последовательное снижение НДС. Так, с 2007 года предлагается снизить ставку с 15 до 14%, с 2008−го - до 13, с 2009 года - до 12%. Подобную меру правительство планировало и ранее, только в более поздние сроки. Предполагается, что  снижение НДС позволит предприятиям высвободить из оборота средства, которые могут быть направлены на модернизацию производства, его расширение и развитие. Кроме того, законом установлены льготы по НДС для сельхозпереработчиков. Эта тема на протяжении уже нескольких лет является наиболее горячей и дискуссионной. Сторонники снижения ставки налога для сельхозпереработчиков, как правило, апеллируют к опыту России «в целях создания благоприятных адаптационных условий перед вступлением в ВТО, поддержки сельского хозяйства в переходный период, развития переработки сырья». С оплатой сельхозпереработчиками НДС и впрямь существовала проблема. Дело в том, что крестьянские фермерские хозяйства по действующему законодательству не оплачивают НДС, а так как  это налог на добавленную стоимость, основная его тяжесть ложилась на переработчиков. В ходе обсуждения в рабочих группах парламента, например, вообще предлагали освободить всю цепочку от первичного производителя до розницы от оплаты НДС либо максимально его снизить. Но решено было, что предприятия сельхозпереработки, установленные перечнем правительства по видам деятельности (мясо, молоко, масло, фрукты, овощи и т.д.) получат 70−процентную скидку в рамках особого режима оплаты НДС. «Предприятия будут в установленном порядке начислять НДС, выписывать счет-фактуру со следующего года по 14%, но начисленную сумму налогов по декларации будут уменьшать на 70%.  Только по НДС», - поясняет директор департамента налоговой политики и прогнозов Министерства экономики и бюджетного планирования Вера Кнюх. В результате, считает она, предприятия сельхозпереработки получат около 3 млрд тенге оборотных средств, которые, как предполагается, будут истрачены на модернизацию.  В целом же снижение НДС к 2009 году даст бизнесу около 150 млрд тенге дополнительных оборотных средств.

Специальные налоговые режимы

Специальный налоговый режим действует для малого и среднего бизнеса. Существует градация предприятий по уровню доходов и количеству работающих, а также дифференцированная система ставок. С 1 января поправками предусматривается снижение ставок налога в специальном налоговом режиме на основе патента с 3 до 2%, на основе упрощенной декларации вместо раздельной прогрессивной шкалы для индивидуальных предпринимателей со ставками от 3 до 5% и юридических лиц со ставками от 3 до 7% будет введена единая ставка на уровне 3%. По мнению правительства и части депутатов, особо ратовавших за введение данных поправок, «эта мера окажет поддержку инициативной части населения, стремящейся реализовать свои предпринимательские способности и идеи. Малый бизнес станет питательной средой для появления новых высокотехнологичных производств и предприятий обрабатывающего сектора». Правда, несмотря на все преференции последних лет, сумма налоговых поступлений от субъектов МСБ в абсолютном исчислении практически не изменилась, а доля в доходах бюджета даже чуть уменьшилась. Между тем есть интересный опыт соседней России, в частности Красноярского края, предполагающий принципиально иной подход к налогообложению МСБ и выводу его из тени. «Единственный  выход в работе с малым и средним бизнесом - всячески способствовать его  укрупнению - считает губернатор Красноярского края Александр Хлопонин. - До тех пор пока у предприятия оборот, скажем, составляет 500 тыс. долларов, ему не надо легализовываться. Руководители такого предприятия ничего не хотят, живут на кэш, на собственный карман. И какие бы условия для них ни создавали, какие бы барьеры ни убирали, не будут они платить налоги, не будут легализовывать свой бизнес. Как только у предприятия оборот превышает миллион долларов - руководителям хочется хорошую квартиру, хорошую машину, хороший ресторан. И они вынуждены легализовывать часть своего дохода, поскольку при покупке квартиры и машины государство очень жестко будет рассматривать систему доходов и расходов покупателя. Какой выход из этой ситуации? Быстрее загонять предприятия в миллионный оборот. За счет чего? Например, за счет выдачи определенных льгот тем, у кого оборот превышает миллион долларов. Но до миллиона строго контролировать налоговые выплаты и применять серьезные санкции к нарушителям».

Социальный и индивидуальный подоходный налог

Меры по изменению социального и индивидуального подоходного налога, кроме задачи общего облегчения налогового бремени, должны, по мнению авторов закона, вывести бизнес из тени. С 1 января 2007 года законом вводится фиксированная ставка индивидуального подоходного налога на уровне 10% для всех физических лиц вместо действующей прогрессивной шкалы ставок от 5 до 20%. Чтобы компенсировать рост ставки налогов с 5 до 10% , а это граждане, получающие зарплату от 20 до 50 тыс. тенге, из облагаемого дохода исключается минимальный размер заработной платы (9200 тенге) на одного работника вместо месячного расчетного показателя. Это приведет к тому, что наибольший уровень налоговой нагрузки будет у тех, кто получает ежемесячный доход от 50 до 60 тыс. тенге, для них налог увеличится на 245 тенге. Наибольший же профит получат те, кто получает от 150 тыс. тенге, для них налоговая нагрузка реально сократится (от 2500 тенге на зарплату 150 тыс. до 10 тыс. тенге для людей, имеющих доход 350 тыс.) Причем если доход свыше 80 тыс. тенге получают лишь около 30% работающих граждан (чуть более 1 млн человек из 4,5 млн официально работающих), то потери бюджета от введения плоской шкалы будут составлять около 28 млрд тенге. В связи с этим возникает вопрос: какой смысл вводить данную поправку? Если ее единственным реальным результатом станет увеличение налоговой нагрузки на наиболее сознательную часть граждан, составляющих ядро среднего класса, который мы так стремимся сформировать, то вряд ли оправданны надежды, что таким образом можно уменьшить количество применяемых зарплатных схем и «конвертной» зарплаты. Крайне наивно полагать, что число граждан, получающих средний ежемесячный доход более 80 тыс. тенге, у нас существенно больше официальных 30%. Гораздо более реальным шагом на пути к уменьшению «серой» части доходов граждан представляется другая норма закона, а именно изменение шкалы социального налога. Правда, вводится он в отличие от ставки индивидуального подоходного налога лишь с  1 января 2008 года. При этом действующая методика расчета социального налога не изменяется, изменяются лишь ставки. От 13−процентной максимальной (действующая - 20%) до 5%. Общее снижение социального налога правительство оценивает в среднем в 30%. Это, безусловно, может стать стимулом для работодателей к повышению заработной платы работников. «Под 20−процентный социальный налог подпадают сейчас, как правило, средние  компании, которых очень много. Если, допустим, на предприятии средняя зарплата 36 тыс. тенге, то ставка соцналога  будет 18%. Это, конечно, для наших компаний много. Кроме того, ставка этого налога очень чувствительна для IT-компаний, а также для всех, у кого высокий удельный вес зарплаты, а это, как правило, новые, динамичные компании. Поэтому предприниматели  давно просили пересмотреть ставки. Мы пошли им навстречу. Сейчас социальный налог составляет в среднем 15-16%, после введения новой шкалы будет примерно 10-12%», - говорит Вера Кнюх.

С 1 января вводится также новый порядок налогообложения дивидендов, с целью избежания двойного налогообложения. Дивиденды, получаемые гражданами Казахстана от иностранных компаний, будут облагаться согласно законам тех стран, в которых они зарегистрированы. Дивиденды, уплачиваемые казахстанскими компаниями, будут облагаться по ставке 15% для иностранных корпоративных клиентов, 0% - для казахстанских юридических и 5% - для физических лиц.

«В первую очередь эта мера приведет к повышению инвестиционной привлекательности долевого участия в компаниях, долгосрочных вложений, что означает повышение финансовой устойчивости предприятий и приток инвестиций. Ликвидация двойного налогообложения позволит применять прозрачные схемы участия. Данная мера позволит также активизировать фондовый рынок», - считает замминистра экономики и бюджетного планирования  Марат Кусаинов.

Промежуточный итог

Принятие вышеупомянутых поправок в Налоговый кодекс практически подводит черту под проводимую государством с 2000 года кампанию по снижению налоговых ставок. Если посмотреть на цифры, то кажется, все, это предел - снижать налоги дальше некуда. Означает ли это, что налоговый климат в Казахстане с 1 января 2007 или 2008 года станет значительно лучше? Вряд ли кто возьмется сейчас однозначно ответить на этот вопрос. Более того, складывается впечатление, что снижение налоговых ставок превратилось в некую самоцель. С одной стороны, правительство можно понять. Во-первых, изменение количественных показателей ставок или изменений групп бизнеса, попадающих под эти нормы, это самый простой способ показать, что реформа движется. Во-вторых, существует политическое давление, прежде всего со стороны депутатского корпуса, который требует улучшить налоговый климат, пробивают преференции для отдельных отраслей и предприятий и т.д. В данных условиях пойти на арифметический пересчет проще всего. Но решает ли это проблемы? Снижение или повышение налогов не может быть задачей в принципе, потому что задачей может быть развитие экономики, социальной сферы, улучшение качества жизни людей at cetera. А налоги - инструмент, с помощью которого эти цели достигаются. Налоги не должны быть низкими или высокими, налоги должны соответствовать функциям, которые на себя берет государство.  Если мы хотим, чтобы у нас была мощная боеспособная армия, защищенные границы, чтобы достойную зарплату получал учитель, врач, ученый, то должны быть сравнительно высокие налоги. Если же мы хотим построить крайне либеральную рыночную модель экономики, то налоги могут быть и очень низкими. Отсюда первая проблема. Вилка между заявленным стремлением построить социально ориентированное государство, что подкреплено последними социальными обещаниями, оглашенными в президентском послании, и стремлением построить достаточно либеральный налоговый режим.

Есть и еще одна проблема. Она вызвана структурным изменением налоговых поступлений. С 2005 года отмечается преобладающий рост поступлений косвенных налогов и налогов на недропользование. Так, увеличились поступления по основному виду косвенного налога - НДС и главным образом за счет НДС на ввозимые товары. Более того, по НДС на импорт в отличие от динамики прошлых лет обеспечены рекордные темпы поступления более чем на 30%. И это несмотря на снижение ставки и укрепление тенге. Еще один вопрос, стоящий перед правительством, - это увеличение структурного дисбаланса экономики. Доля нефтяного сектора в ВВП увеличилась с 24% в 2001 году до 34% в 2005−м. Вклад нефтяного сектора в рост ВВП составил 42% в 2004 году по сравнению с 25% в 2001−м. Соответственно, растет сумма возвратов НДС. Все вышесказанное позволяет серьезно усомниться в том, что снижение налоговых ставок в рамках действующей концепции автоматически приведет к увеличению налоговой базы. Да, она растет. Так, в этом году регионы пересмотрели доходную часть, увеличив ее на 50 млрд тенге. Но рост налогооблагаемой базы  в основном связан с резким, почти на 60%, увеличением оплаты труда бюджетников (ИПН и СН в основном формируют местные бюджеты).

В целом реформирование в рамках действующей концепции практически себя исчерпало. Запас снижения израсходован. Может, стоит поискать новые подходы? Можно сослаться на опыт Эстонии: там предприятие, инвестирующее в развитие своих основных фондов, может снизить платежи по налогу на прибыль даже на 100%. Налоговая система при этом становится не такой  простой, но это очень привлекательный режим для инвесторов. Можно сказать, что существует дилемма: или вы имеете простое администрирование, или получаете приток инвестиций. Эта мера продуктивна для экономик и отраслей промышленности, которые находятся в процессе реструктуризации. Особенно она может быть эффективна в такой экономике, как казахстанская, где значительная часть производственных активов устарела.

Есть и опыт наших соседей. Прежде всего России, испытывающей те же проблемы. Там всерьез дискутируется тема не просто снижения, а качественного изменения налоговой системы. Как считает Аркадий Дворкович, руководитель экспертного управления администрации президента России, «наиболее удачными кажутся замена НДС налогом с продаж и реформа единого социального налога, но не снижение ставки самой по себе, а поэтапный переход к страховым платежам. По нашим расчетам, введение ставки налога с продаж в размере 10% эквивалентно введению ставки налога на добавленную стоимость в 13%. Это не так давно обсуждалось. Потери от реализации этой меры оцениваются в размере до 1% ВВП, такие темпы снижения налоговой нагрузки мы имели на протяжении уже нескольких лет, поэтому больших проблем здесь не видим. Конечно, определенные риски есть, но они могут быть компенсированы за счет резервов, которые были нами накоплены».

В Казахстане, по крайней мере в Министерстве экономики и бюджетного планирования, подобные подходы тоже обсуждаются. Но с расчетами российских коллег они не согласны, более того, считают, что переход к налогу с продаж будет лишь откатом назад. А оплата соцналога путем страховых схем возможна, но лишь в отдаленном будущем. Хотя и понимают, что действующий ресурс практически исчерпан.  «Снижать налоги для малого бизнеса дальше некуда. Большие реформы прошли, думаем, что 2-3 года не будем трогать малый бизнес. Главное в малом бизнесе - стабильность. Любое изменение - это деньги, программный продукт. А вот корпоративный налог (КПН) будем снижать. Правда, есть одно но - это многочисленные налоговые льготы в различных сферах деятельности. Практически во всех. Последней каплей для нас было предложение - установить налоговые льготы по гендерному признаку. Мы хотим упорядочить налоговые льготы, минимизировать их. Оставить только те, которые работают, и снизить для всех  в начале 2008 года КПН», - говорит Вера Кнюх. Вообще по ее мнению, «налоговая тема остро не стоит. Для предпринимателей важнее административные барьеры, коррупция». И с этим трудно не согласиться.

Александр Константинов


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии