Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Информационное сообщение о судебном процессе по делу об убийстве оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбайулы (1 августа, по состоянию на 18.00)

Фото : 2 августа 2006, 11:29

1 августа 2006 года в городе Талдыкоргане во второй половине дня под председательством судьи Лукмата Мерекенова продолжился судебный процесс по обвинению Е.Утембаева, Р.Ибрагимова, В.Мирошникова, сотрудников КНБ РК и других в похищении и убийстве видного государственного деятеля Казахстана Алтынбека Сарсенбаева и его помощников - Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына.

В суд представили обувь всех погибших. На подошвах и на окантовках есть небольшие слепки грязи, кое-где немного забрызганы каблуки ботинок, но внешне обувь чистая. Пакеты, в которых находилась обувь потерпевших опечатаны, но сами пакеты порваны.

Затем продолжился допрос эксперта Васильева.

Устемиров: Вы сказали, что, вероятно, первый выстрел был в спину, второй в голову. А второй через какое время?

Эксперт: Не могу сказать…

Устемиров: Как можно объяснить, что на голову натянут капюшон или воротник?

После этого вопроса начался спор, а был ли капюшон вообще или нет, остановились на том, что воротник был задернут выше пулевого отверстия в затылок. Эксперт показал, что он мог задернуться во время конвульсий, “тело еще может прыгать в конвульсиях, он мог сдвинуться…”.

Устемиров: Как могла появиться кровь из носа? Ведь была минусовая температура, тела пролежали более 2-х суток…

Устемиров вновь спросил у эксперта и о том, кто принял решение раздевать тела на месте происшествия, на что тот ответил, что это решение приняло на каком-то совещание следствие ДВД г.Алматы, но эксперты к ним не относятся — они находятся в подведомстве Министерства здравоохранения.

Адвокат подсудимого Утембаева Багдашкин поинтересовался, в каком положении были люди, когда в них стреляли. Адвокат подсудимого Ералиева, Кириличенко, задала вопрос о почерке преступления, “это сделано одним человеком”, - ответил эксперт.

Судья эксперту: Почему вы так считаете?

Эксперт: Потому что выстрелы сделаны одинаково, в одно и то же место, в спину под затылочным бугром.

Рысбек Сарсенбаев спросил у эксперта, он ли проводил медико-криминалистическую экспертизу Заманбеку Нуркадилову, в которой сказано, что он мог покончить самоубийством тремя выстрелами. Эксперт отказался отвечать на этот вопрос, “это к делу не относится”.

Подсудимый Абикенов эксперту: Можно определить расстояние откуда стреляли?

Эксперт: Мы сделали выводы, что практически в упор…

После него начался допрос старшего следователя Айдына Алдабергенова, который принимал участие при осмотре места преступления 13 февраля, он также участвовал при проведении обыска в квартире Еспенбетова, а также присутствовал при осмотре джипа Мирошникова.

Следователь рассказал, как он проводил осмотр, затем Сарсенов задал ему вопросы:

Сарсенов: Каким образом в протоколе было указано, что вместе с вами в следственных действих участвовал сотрудник ДВД Алматы? Вы же относитесь к области, они к вам не принадлежат…

Алдабергенов: Трудное преступление, учитывая местность, погоду мы решили, что чем больше специалистов, тем лучше.

Также он объяснил, что протокола осмотров трупов отдельно не составлял, а описывал их осмотр в общем протоколе, “видимо они (эксперты) решили, что это часть протокола и есть, а это был общий протокол”, - прокомментировал он.

Сарсенов: Диктовали ли вам о трупных пятнах? Меня интересуют такие пятна на теле Сарсенбаева…

Следователь: Да, диктовали…

Сарсенов: Почему этого нет в протоколе?

Следователь: Я упустил…

Следователь не смог объяснить, почему он в протоколе написал, что под телами снег растаял, но отметил, что “может быть там его и не было…”.

Сарсенов: Вы написали, что там грунт глиняно-каменистый. Как вы это определили?

Следователь: Такой мне представилась эта местность…

Сарсенов: Вы ее исследовали?

Следователь: Нет, так она мне представилась…

Затем следователь запутался и в том, какая у погибших была одежда — влажная или сухая, “если бы была мокрая я бы указал, сухая…”. Кроме этого, он не занес в протокол описание носков Сарсенбаева, хотя по Журавлеву и Байбосыну он это сделал.

Сарсенов: У вас есть номера пакетов с вещдоками? А почему встречаются повторяющиеся номера?

Следователь: По принципу распределения: например, “Вещдоки Журавлева” — пакеты № 1,2,3; “Вещдоки Сарсенбаева” — пакеты № 1, 2, 3…

Сарсенов: Понятно. Почему не запротоколировали состояние обуви?

Следователь: На месте происшествия обувь мы просто изымали, а в дальнейшем я рассчитывал, что их позже подробно опишут.

Сарсенов спросил и про задранные воротники, и капюшоны на головах погибших, на что следователь ответил, что на головах у них не было ничего надето. Тут вступил в допрос судья, который сослался на видеозапись, где видны задернутые воротники. Свидетелю было продемонстрировано фото из материалов дела, объяснить увиденное следователь не смог.

Сарсенов: А хомуты изымались и каким образом?

Следователь: По-моему разрезали, но не помню, кто…

Сарсенов: А как упаковывали?

Следователь: В разные банки…

Сарсенов: Кепка была на месте происшествия?

Следователь: Да, на дороге валялась…

Сарсенов: Машина ее переезжала?

Следователь: Не могу сказать…

Сарсенов: Почему кепка не описана в протоколе и не опечатана?

Следователь: Не могу объяснить…

Сарсенов: В руках у Журавлева, что-то было зажато?

Следователь: Не помню… Кольцо было обручальное, я его не смог снять…

Сарсенов: На фотографиях виден зажатый в руках носовой платок…

Следователь: Да, был — в клеточку…

Сарсенов: Почему это не описано в протоколе, куда он делся?

Следователь: Не могу сказать.

Оказалось, что следователь также не измерял хомуты, которыми были связаны руки у двух потерпевших, “мы их разрезали, потому, наверное, и не измерили”, пояснил он.

Сарсенов: Кто и как производил изъятие следов обуви?

Следователь: Там заливали гипсом, но уже стало темно и мы не смогли их изъять. На следующее утро ломом и другими предметами изъяли. Я ночью несколько раз мотался туда и обратно, в город, по разным делам…

Сарсенов: По протоколу вы изъяли 8 гипсовых следов обуви и 3 — шин…

Следователь: Да…

Сарсенов: Что за пачка из под сигарет “Стейт Лайн”? Она там как-то обрабатывалась?

Следователь: Мы ее в контейнер опечатали, отпечатки пальцев не снимали…

Сарсеновы: А покрытая льдом бутылка из под шампанского была?

Следователь: Да.

Сарсенов: На сигаретной пачке лед был?

Следователь: Нет.

Сарсенов: А одежда пострадавших, особенно кожаная куртка у Журавлева была обледенелая?

Следователь: Нет.

Судья следователю: Что вы предприняли для того, чтобы изъять следы протекторов, понятые говорят, что там применяли паяльную лампу…

Следователь: Паяльником — нет. Мы утром изъяли свои слепки. Может быть другие следователи при дополнительном осмотре тоже изымали, и другие понятые были…

После него был вызван на допрос свидетель Жарменов, он был понятым во время осмотра места происшествия 13 февраля, сам проживает недалеко от этого места. В своих показаниях он отметил, что одежда на погибших была сухой, а обувь чистая.

Устемиров вновь задал вопросы следователю Алдабергенову.

Устемиров: Вы не интересовались тем, что отпечатки ног не являются следами погибших?

Следователь: Я интересовался, но потом не определили…

Устемиров: А как вы выбирали, какие следы изымать?

Следователь: Я заливал более четкие… Там следы были замерзшие, на них надавишь, а он не продавливается, они были оставлены, скорее всего, когда шел снег с дождем.

Устемиров: То есть с 12 на 13?

Следователь: Да…

Некоторые участники процесса возмутились тем, что Устемиров задает такие вопросы, ведь по версии следствия преступление бьло совершено 11 февраля.

Калиев следователю: Сколько в общем человек работало на месте происшествия?

Следователь: Не могу сказать.

Калиев: Вы переворачивали тела?

Следователь: Да, вместе с судмедэкспертом.

Калиев: Одежда была примерзшей к телу?

Следователь: Нет, не была.

Калиев: Вы говорили, что там было 8 дорожек следов. Откуда они начинались?

Следователь долго не мог ответить, но на схеме осмотра места происшествия было отмечено, что они идут от места остановки машины. Калиев поинтересовался, почему же он не осмотрел пень, на котором позже обнаружили следы лакокрасочного покрытия автомобоиля — свидетель ответить не смог.

Обвинение: С чего вы взяли, что следы оставлены именно тогда, когда шел снег с дождем?

Следователь: Я так решил, потому, как и насколько они замерзли — следы от машины и человека…

Судья: Почему на видео нет того момента, когда снимают одежду с Байбосына?

Следователь: Было холодно и камера работала с перебоями, но снимали мы все.

Устемиров: Та запись, которую мы смотрели сегодня смонтирована, сначала таймер с одной стороны экрана, а потом прерывается, и цифры уже появляются на другой…

Следователь: Еще раз говорю: перебои были, то ли камера замерзла, то ли аккумуляторы сели…

В протоколе указана одна марка кассеты, на которую велась видеозапись, а в суде представлена другая, следователь этого не объяснил. Но пояснил то, что решение раздеть тела на месте происшествия он принимал коллегиально вместе с экспертами.

На ряд вопросов адвоката Калиева, в том числе и о задранных воротниках, свидетель дать определенного ответа не смог.

После него начали допрашивать следующего эксперта ДВД Алматинской области. Он вел первоначальную видеозапись на месте преступления 13 февраля, но по его словам, от холода сел аккумулятор, и он попросил продолжить съемку своих алматинских коллег. После этого он занимался только слепками протекторов.

Сарсенов: Вы пень фотографировали?

Экесперт: Да, но микрочастиц не было видно — пень был припорошен снегом.

Сарсенов: А по слепкам можете сказать, насколько машина близко подъехала к пню.

Эксперт: Машина в него не врезалась, это точно, — он достаточно крупный, любой водитель бы заметил это…

Эксперт пояснил, что пень не изъяли в тот же день из-за того, что надо было снимать погибших и делать слепки, “тем более мы знали, что вернемся туда на следующий день”, заключил он. Напомним, что по показаниям свидетелей, место происшествия ночью находилось под охраной.

Эксперт: Нас в первую очередь интересовали следы, идущие от тел, а не те кторые идут вверх…

Сарсенов: Они были разными, эти следы?

Эксперт: Там было два следа — один очень крупный, другой поменьше.

Сарсенов: В протоколе указано, что практически все следы разные…

Свидетель объяснил это тем, что нога может скользить, где-то не так наступил, и следы отпечатываются по-разному, а он заливал в основном “самые качественные”. Кому принадлежат следы, идущие вверх, так и не было определено.

В конце заседания адвокат потерпевших Мусин озвучил ответ на свой вопрос в Администрацию президента по поводу личности А.Кикшаева. Ему было отказано в предоставлении какой-либо информации, ссылаясь на то, что такие запросы могут делать только органы уголовного преследования.

Надо добавить, что признательное письмо Ержана Утембаева к Нурсултану Назарбаеву является государственной тайной, из-за этого сейчас мы не имеем права его публиковать. Серик Сарсенов сказал, что “в этом письме столько же секретности, сколько ее содержиться в инструкции по применению контрацептивов”. Оно написано на 7-8 листов очень крупными буквами. В нем Утембаев просит прощения и рассказывает, как разрабатывал с Ибрагимовым это преступление. Также он в нем заявляет о том, что Нуртай Абыкаев и Алексей Кикшаев не причастны к этому убийству.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии