Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Генпрокуратура комментирует судебный процесс по убийству оппозиционного политика

Фото : 2 августа 2006, 14:26

Судебный прогресс
Генпрокуратура комментирует судебный процесс по убийству оппозиционного политика

Ни один государственный чиновник до сего дня не отважился комментировать ход судебного процесса по убийству Алтынбека Сарсенбаева. Ни одно печатное издание, кроме «Литера» и «Айкына», не давало полной и ежедневной информации о ходе этого процесса. Может, поэтому комментарий начальника департамента по надзору за законностью следствия и дознания Генеральной прокуратуры РК старшего советника юстиции Нургалыма Абдирова выглядит сегодня не только актуальным, но и эксклюзивным.

- Нургалым Мажитович, в комментариях ряда аналитиков, изучающих ход судебного процесса по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбайулы, Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына, в последнее время часто звучит вывод о том, что «обвинение разваливается на глазах». Вы согласны с такой оценкой?
- Я не знаю ни одного аналитика, который бы изучал ход судебного процесса по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбайулы, Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына.
Да, есть публикации в отдельных средствах массовой информации. Но я могу констатировать тот факт, что в них нет анализа хода судебного заседания. Более того: порой публикуют лишь не исследованные судом доказательства, в интерпретации стороны защиты. Тем самым создается негативное общественное мнение об органах следствия, да и о ходе самого процесса.
В целях пресечения подобных фактов государственным обвинителем
В. Кириленко на судебном заседании было сделано официальное заявление.
Кроме того, хотел бы отметить, что только на судебном заседании должны быть исследованы все доказательства и дана их оценка с точки зрения достоверности и допустимости. В связи с чем я считаю, нельзя различными публикациями в средствах массовой информации будоражить общественность и опережать события «собственными выводами» из не исследованных судом доказательств.
- И все-таки можете ли вы дать прогноз: закончится судебный процесс вынесением приговора или дело направят на дополнительное расследование?
- Это - прерогатива суда. Как вы знаете, идет судебное следствие, моя оценка хода и результатов судебного процесса, тем более - отдельных его материалов, которые еще не исследованы в суде, может трактоваться как оказание давления на суд.
- В ходе судебного процесса выдвинуто немало претензий в адрес следственной группы - вплоть до оказания давления на подозреваемых и даже физического воздействия с целью выбивания показаний. Известны ли такие факты прокуратуре или это «творчество» адвокатов и подсудимых?
- Мне неизвестны факты оказания давления на подозреваемых органом уголовного преследования.
В целях предупреждения подобного «творчества» обвиняемых и их защитников органами уголовного преследования после каждого следственного действия проводилось их медицинское обследование на предмет наличия либо отсутствия телесных повреждений. Каких-либо заявлений медицинским работникам о применении насилия обвиняемые не предъявляли.
- Как вы считаете, почему следствие не обратило внимание на, казалось бы, очевидные факты, выявленные уже в ходе судебного процесса: под трупами не оказалось снега, обувь на убитых была чистой и т. д.? Существуют основания полагать, что убийство произошло не в тот день, о котором говорит следствие?
- Насколько мне известно, судом уже исследованы заключения судебно-медицинских экспертиз.
Логично, что снег под телами потерпевших в действительности не мог остаться, он растаял. Данное обстоятельство свидетельствует как раз о том, что убийство было совершено 11-го, а не 12 февраля, как хотят представить адвокаты подсудимого Ибрагимова. Из справки метеоролога и из показаний самих подсудимых следует, что именно в этот день и в этот период времени шел дождь с переходом в снег. По этой причине на обуви потерпевших нет грязи. И допрошенные на судебном заседании эксперты подтвердили наступление смерти потерпевших 11 февраля т. г. Согласно же протоколу, на месте происшествия установлена дорожка следов, ведущая к месту совершения убийства. Данный факт свидетельствует о том, что к месту убийства потерпевшие пришли сами. При таких обстоятельствах заявлять о том, что их туда доставили, абсурдно.
- Почему обвинение возражает против передачи всех материалов уголовного дела суду? Защитники потерпевших и обвиняемых полагают, что в этой ситуации обвинение постоянно неизвестно откуда достает и предъявляет новые доказательства вины, ранее не известные суду, к которым адвокаты не имели доступа, а следовательно, не могли подготовиться к осуществлению своих профессиональных функций.
- Органами уголовного преследования по окончании расследования по делу безупречно были выполнены требования главы 36 Уголовно-процессуального кодекса РК, уголовное дело в полном объеме направлено в суд для рассмотрения по существу.
По-видимому, речь идет не о материалах уголовного дела, а о материалах оперативно-розыскной деятельности. В таком случае государственные обвинители обоснованно, в рамках закона, ходатайствуют перед судом о представлении материалов оперативно-розыскной деятельности. Эти моменты как раз, видимо, и не нравятся стороне защиты.
- На суде выясняется, что многие важные наблюдения и замечания судмедэкспертов при осмотре трупов не были занесены в протокол осмотра тел. Насколько качественно, по вашей оценке, было проведено следствие? Действительно ли на следственную группу оказывалось давление?
- О каком давлении на следственно-оперативную группу идет речь?
Как известно, данное преступление получило очень большой общественный резонанс. Если вы помните, с первых дней общественность требовала прозрачности в ходе предварительного следствия, обстановка же требовала быстрого и качественного расследования. В связи с чем на раскрытие данного преступления были брошены самые лучшие силы органов уголовного преследования.
Замечания о нарушениях, якобы допущенных судмедэкспертами или должностными лицами, производившими следственные действия и осмотр места происшествия, являются просто пиаром стороны защиты. Судите сами: специалист - медик, проводивший осмотр тел на месте убийства, эксперты, проводившие вскрытие тел погибших Сарсенбайулы, Журавлева и Байбосына, - в суде научно обосновали свои выводы. Я считаю, что участники процесса, в частности сторона защиты подсудимого Ибрагимова, с целью создания негативного общественного мнения, скажем так, забегают вперед суда, делая необоснованные выводы в своих выступлениях в СМИ. Должна же быть элементарная этика по отношению к участникам процесса и суду! И это, в конце концов, можно отнести к давлению на суд.
На мой взгляд, судом очень тщательно исследуются все доказательства, представляемые сторонами, и, как вы сами видите из описываемой в средствах массовой информации хронологии судебного процесса, выводы органов уголовного преследования находят свои подтверждения в полном объеме.
- Как вы можете объяснить то обстоятельство, что в самом начале судебного процесса обвиняемые отказались от своих показаний, озвученных в ходе следствия? Существует несколько версий на этот счет, наиболее популярная из которых заключается в том, что это произошло по той причине, что подследственные попросту дожидались, когда попадут из рук МВД в руки Минюста…
- Сотрудники службы «Арыстан» Едыгеев, Ералиев, Еспенбетов, Тажи пояснили в ходе расследования дела, а также в суде, что выполняли приказ старшего по званию майора Абикенова, не отрицая при этом, что каждый из них получал денежное вознаграждение в американских долларах за задержание и похищение потерпевших.
Из показаний же Абикенова следует, что всю операцию по задержанию Сарсенбайулы и его помощников он выполнял по просьбе Ибрагимова за 27000 долларов.
Ибрагимов же в свободном рассказе суду подтвердил все показания, данные органам предварительного следствия, но отказался отвечать на вопросы гособвинителей и потерпевших.
Подсудимые Мирошников и Утембаев на первоначальной стадии расследования в присутствии защитников давали показания о своей причастности к убийству Сарсенбайулы, Журавлева и Байбосына. Однако впоследствии с целью уйти от ответственности за содеянное - иначе я ничем не могу объяснить их поведение - стали менять показания, причем по нескольку раз, голословно отрицая свою причастность к преступлению.
Сама же постановка вопроса об изменении показаний подсудимыми в зависимости от ведомств, по моему мнению, некорректна и неэтична.
Изменение показаний, равно как отказ от дачи показаний - это право обвиняемых и, возможно, один из методов защиты.

Анвар АЙДАНОВ, Астана


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии