Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Информационное сообщение о судебном процессе по делу об убийстве оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбайулы (8 августа, по состоянию на 13-00)

Фото : 8 августа 2006, 17:39

8 августа 2006 года в городе Талдыкоргане под председательством судьи Лукмата Мерекенова продолжился судебный процесс по обвинению Е.Утембаева, Р.Ибрагимова, В.Мирошникова, сотрудников КНБ РК и других в похищении и убийстве видного государственного деятеля Казахстана Алтынбека Сарсенбаева и его помощников - Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына.

В начале судебного заседания представители прокуратуры прокомментировали некоторые заявления и ходатайства, которые были озвучены на вчерашнем заседании. В частности, работники прокуратуры отметили: “По поводу вчерашних ходатайств адвоката подсудимого Ибрагимова Устемирова. Об отзыве адвокатских лицензий. Так вот министерством юстиции этот иск отозван”.

Устемиров: Спасибо, конечно. Но у меня нет уверенности, что это не может возобновиться после окончания суда.

Рысбек Сарсенбай: У нас есть ряд вопросов к Утембаеву и Ибрагимову, чтобы прояснить ситуацию в связи с заявлением Ибрагимова…

Судья: У нас есть это по плану. Они же сказали, что будут отвечать после завершения всех следственных действий. Ну, если они захотят сейчас, то, пожалуйста. Утембаев, вы будете отвечать? Если - да, то будет все проходить в закрытом режиме.

Утембаев: Можно - я попозже... А то я себя неважно чувствую.

Судья: А вы, Ибрагимов?

Ибрагимов: Мне надо согласовать со своими адвокатами.

Сарсенбай: Утембаев весь процесс себя неважно чувствует.

Судья: Я вам обещаю, мы по плану вернемся к опросам.

Сарсенбай: Ну, а если он и в это время опять будет себя неважно чувствовать.

Судья: Мы, прежде всего, должны соблюдать интересы подсудимых.

Суд по просьбе адвокатов защиты вызвал свидетеля Аскарбаева Анвара, следователя Алматинского областного ДВД. Тот рассказал следующее:

- Участвовал в одорологических исследованиях донорского запаха Ибрагимова и других. И еще нескольких, сейчас не помню кого.

Адвокат Устемиров - Аскарбаеву: - Почему вы меня не позвали - адвоката. Во всех следственных действиях необходимо участие защитника.

Прокурор - Устемирову: Ибрагимова там тоже не было.

Устемиров: Вот еще одно. Спасибо прокурору, что подсказал. Почему не был приглашен Ибрагимов?

Прокурор: Не было необходимости.

Устемиров: Вы так считаете. Ладно…

Устемиров - Аскарбаеву: - Как и в каком порядке образцы с донорскими запахами понятых и Ибрагимова устанавливались в штативы? И почему образец с запахом Ибрагимова устанавливался только в четвертом штативе? Почему это не указано в протоколе?

Аскарбаев: Я сейчас не помню…

Вопрос: Почему не указали в протоколе, что было в других фланелях?

Аскарбаев: Ну, там другие запахи были.

Судья - Аскарбаеву: Вы что сами нюхали?

Устемиров следователю: Я вам даю вот этот документ без пояснительной записи (таблица для одорологического следственного эксперимента с буквенным указанием донорских запахов). Вы сами понимаете, что там написано? Я, например, по нему не могу верить, что такая-то собака унюхала какой-то запах. Тут образцы запахов названы только по буквам. Вы же должны были спросить, где и какая фланель с запахами. Скажите честно, вы же не специалист - одоролог. Для вас все это впервые, вы как руководитель не спросили, как происходят эти действия. Одоролог ли диктовал вам, а вы потом писали. Так?

Аскарбаев: Нет, я писал. Просто я забыл.

Вопрос: Как вы могли забыть?

Аскарбаев: Ну, в таблице же указано, где какой запах был.

Вопрос: Но там же только указано по буквам. Все же проводил одоролог, а вы только записывали. Как вы можете узнать, где какой запах?

Ходатайство Устемирова: Я хочу посмотреть эти банки с донорским запахом Ибрагимова. Какие там бирки, подписи понятых есть или нет. И как это может быть вещественным доказательством, как это записано у следователя Машанло. Ведь это что-то эфемерное. Нельзя потрогать, увидеть...

Также адвокаты со стороны защиты попросили суд исключить из вещественных доказательств эти одорологические исследования. Подсудимые это требование поддержали.

Адвокат потерпевших Калиев: Мы смотрели протокол, конечно, есть грубейшие нарушения. Но чтобы категорично исключить из следствия... не знаю. Чем он хуже других протоколов? Естественно общий уровень следствия не выдерживает никакой критики. На усмотрение суда.

Прокурор: - Прошу отклонить ходатайство, так как одорологические исследования рассматриваются нами в качестве косвенных доказательств, а не как вещественные доказательства.

Судья: Это будет принято в самом конце. Тем более раз прокуроры сказали, что это только косвенные доказательства. Так что они сами может, захотят исключить эти доказательства.

Затем суд вызвал следователя Алдабергенова, который также участвовал в следственных действиях по осмотру автомашины подсудимого Мирошникова.

Адвокат подсудимого Мирошникова Семин: Автомашина находится в боксе. Как она там оказалась?

Алдабергенов: Не знаю.

Вопрос: “Там участвовал автослесарь. Вы его привлекали к этой работе?”.

Алдабергенов: Не помню, кто привел. Один из сотрудников.

Вопрос: А что за “отсутствие лакокрасочного материала?

Алдабергенов: Ну, это отслоение на левом подкрыльнике машины Мирошникова.

Вопрос: Это можно охарактеризовать как свежее отслоение или нет?

Алдабергенов: Нет. Сказать невозможно.

Вопрос: Как вы объясните, что в протоколе написано, что вы изъяли 49 вещдоков, а предъявили только 48?

Алдабергенов: Не знаю.

Адвокат Калиев Мирошникову: Как вы можете объяснить факт нахождения в вашей машине путевого листка службы “Арыстан”?

Мирошников: Не знаю. Мне показали во время следствия каких-то два листка.

Вопрос: Ну это же ваша машина!

Мирошников: Ну и что.

Устемиров - следователю: Вот на одном листе есть фото подкрыльника, там видно место отслоения лакокраски, а на другом фото тоже сфотографировано отслоение.

Алдабергенов: Это снимки одного и того же отслоения только на втором масштаб увеличен.

Вопрос: У нас сомнения по этому поводу. Во-первых, разные линейки при замере применены. Это видно на фото. И потом есть различия в рисунке отслоения.

Алдабергенов: Это нигде не прописано, чтобы мы пользовались лишь одной линейкой. И я еще раз говорю просто масштабы фото разные.

Вопрос: Нет, ну может, вы признаетесь - просто по ошибке впендюрили (по выражению адвоката) фото с другого следственного эксперимента. А?

Алдабергенов: Нет.

На этом суд объявил перерыв и продолжит свою работу после обеда.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии