Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Утембаев заговорил. Информационное сообщение о судебном процессе по делу об убийстве оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбайулы (9 августа, по состоянию на 13-00)

Фото : 9 августа 2006, 15:58

9 августа 2006 года в городе Талдыкоргане под председательством судьи Лукмата Мерекенова продолжился судебный процесс по обвинению Е.Утембаева, Р.Ибрагимова, В.Мирошникова, сотрудников КНБ РК и других в похищении и убийстве видного государственного деятеля Казахстана Алтынбека Сарсенбаева и его помощников - Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына.

В начале судебных слушаний обвиняемый Утембаев сделал ряд заявлений: “У меня короткое пояснение, поскольку мне часто задают вопрос по поводу моего самонаговора, я сделаю заявление, и попросил бы без дальнейших комментариев.

Как я уже отмечал, до моего задержания у меня ухудшилось здоровье, появилась бессонница с августа прошлого года, тяжелая болезнь моей жены усугубила мое состояние, частые зарубежные поездки, смена часовых поясов, к тому же я выпил в командировке. Меня положили в больницу, провели коронарное обследование. Сказали, что через год-полтора мне необходимо сделать операцию. Ночью 21 февраля меня арестовали в больнице. С этого момента до 28 февраля было все уже как в тумане. Многие детали уже не помню. Помню, что мне сказали - Ибрагимов сказал, что, будто я убил всех и руководил всей операцией. Мне говорили, что я подвел президента, страну и многое другое. Многое я не могу вспомнить. Все следователи были для меня на одно лицо. Мне хотелось спать, высокое давление из-за чего у меня появилось безволие и панический страх. При всех этих обстоятельствах я написал письмо президенту. Я никак не могу объяснить - и я оговорил себя. Все что я говорил, основано на реальных событиях, но криминала не было (имеет в виду то, что в покаянном письме встреча с Ибрагимовым и другие мелкие детали правдивы, а моменты обсуждения операции убийства являются самооговором).

Все время у меня подскакивало давление. Допросы прерывались. В частности, на допросе с ФБР меня обследовали и установили высокое давление. Только 28 февраля на очной ставке Ибрагимов сказал, что меня не оговаривал. Я отказался от показаний данных 24 февраля, где наговорил на себя. По СМИ я узнал, что идет давление на мою семью. Затем в отношении меня были приняты высокие меры безопасности. Двойная охрана. Установлены прочные двойные решетки в камере. Передачи брать не разрешали. Мне запрещали что-либо брать, даже воду. Продукты приносил специально выделенный для этого человек, в пакетах из магазина. Лекарства я носил с собой. Уколы мне не делали. Только таблетки давали. Потом жена сообщила, что по информации СМИ меня должны убить. Жена через адвокатов спрашивала, что со мной. Она сказала, что за ней ведется наблюдение. Я успокоил ее, что это делается с целью обеспечения ее безопасности. По этой причине я отказался от дальнейших показаний. Затем еще усилили охрану. Меня везли в каске и бронежилете.

Вот и все что я хотел сказать. Я против комментариев и чтобы мне задавали вопросы”.

Судья Мерекенов: Было много вопросов, стало еще больше…

Затем были рассмотрены вопросы, связанные с протоколом осмотра автомобиля “Тойота Камри” и участка, где он был обнаружен 13 февраля (по улице Татибекова): видимых повреждений не обнаружено. Общий порядок не нарушен. В бардачке находится средство самозащиты марки “ОСА” без одного патрона в заряде и дипломат черного цвета с бумагами в багажнике. В салоне был изъят шарф. Пачка сигарет марки “Стэйт Лайн”. И очки.

Адвокат подсудимого Ибрагимова Сарсенов: Еще одна пачка “Стэйт Лайн” найдена также на месте происшествия. Непонятно провели ли все необходимые следственные мероприятия по этому поводу. Нет документов подтверждающих, что эти очки принадлежат Сарсенбайулы.

Судья: Абикенов, вы сняли очки у Сарсенбаева?

Абикенов: Да. И положил их назад.

Далее были оглашены протоколы обысков и проведенных изъятий.

Протокол осмотра шкафа подсудимых Ералиева и Абикенова - найдены 168 купюр по сто долларов - 16800 долларов.

Абикенов: На видео я понятых не видел, мне показали, как взломали сейф.

Судья Абикенову: Ибрагимов говорит, что вам дал тридцать тысяч долларов. Вы говорите, что вам дали 27 тысяч. Вы конкретно скажите.

Абикенов: Я раздал по 4900. Двадцать тысяч короче ушло.

В сумке, которая была в машине Ералиева марки “Ауди 80” найдены маленький хомут, пила по резке дерева.

Вопрос: У Едигеева обнаружены 4900 долларов в пластиком герметическом контейнере. Что вы скажите?

Едигеев: Ничего не скажу (смех в зале).

У Мирошникова найдено 1800 долларов США.

Мирошников: Это моей супруги.

У Утембаева изъято 11 000 евро и 10 000 долларов.

Людмила Тен: Насчет денег я уже говорила. Еще я требовала, когда забирали бумаги, документы и дискеты, принадлежащие не только мужу, но и всей семье, собранные в кучу, чтобы все проходило по описи. Понятые не говорили по-русски. Я попросила, чтобы соседи были в качестве понятых. Их не оказалось. А наверху живет Мухамеджанов (смех в зале).

У Газиева обнаружены 700 долларов США.

Газиев: Это мои деньги.

Со шкафчиков у “арыстановцев ” изъяты маски с прорезями для глаз и униформа “ночь”. У Ибрагимова найдено шесть миллионов тенге.

Ибрагимов: Они принадлежат лично мне.

Изъят автомат, принадлежащий Касымову, который он давал Абикенову. АКС с магазином, который принадлежит Абикенову. На обозрение представлены два хомута черного и белого цветов, изъятые у “арыстановцев”.

Мусин: Мы такой попробовали разорвать, порвался очень легко. Надо провести следственный эксперимент.

Ералиев: Вот этот черный хомут мой. Я им руки Сарсенбайулы связал. Потом его снял.

Вопрос: А как они снимаются?

Ералиев: А там рычажок есть.

Устемиров: Балтиев такие хомуты при нас раза три порвал.

Потом предоставили для опознания “арыстановцам” униформу “ночь”.

Еспембетов: Нет, это не моя. Там цифры отличительные должны быть.

Тажи (улыбаясь): О. Это моя, вроде.

Еспембетов (радуясь): Ага. Вот эта теперь моя.

Дружно стали о чем-то переговариваться и смеяться.

Рысбек Сарсенбай (громко говоря, пытаясь заглушить веселый гомон со стороны “арыстановцев”): Арыстановцы”! (они его не слышат, продолжают весело говорить). Убийцы! (тишина в зале). Эй, Ералиев! Как ты его связал? Легко рвутся? Бывают разные - китайские и немецкие. Покрепче. Пусть он завяжет кому-нибудь этот хомут, а мы проверим. Мой брат, что сам руки протянул!

На этом суд объявил перерыв.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии