Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Информационное сообщение о судебном процессе по делу об убийстве оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбайулы (10 августа, по состоянию с 14-30 до 20-00)

Фото : 11 августа 2006, 17:35

10 августа 2006 года в городе Талдыкоргане под председательством судьи Лукмата Мерекенова продолжился судебный процесс по обвинению Е. Утембаева, Р. Ибрагимова, В. Мирошникова, сотрудников КНБ РК и других в похищении и убийстве видного государственного деятеля Казахстана Алтынбека Сарсенбаева и его помощников - Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына.

После перерыва судья Мерекенов (в этот день на вид необычно строгий, чересчур нервный и чем-то озабоченный) предоставил адвокатам возможность для озвучивания своих ходатайств.

Ходатайства адвоката подсудимого Ибрагимова - Сарсенова.

1) О рассекречивании покаянного письма Утембаева президенту Н.Назарбаеву. Отклонено. Хотя и судья, и прокурор согласились, что письмо уже известно публике.

2) О представлении списка лиц, которые сидели с Мирошниковым и Ибрагимовым до их водворения в СИЗО, для вызова их на допрос, с целью узнать, что им говорили подсудимые о деле.

Отклонено.

Ходатайство Поверенного, адвоката Газиева, по поводу предоставления видеозаписи осмотра машины Газиева.

Отклонить: “Там все и так ясно, по протоколу. Потом на прениях скажете”.

Ходатайства Устемирова, второго адвоката подсудимого Ибрагимова:

1) Предоставить книгу выдачи двух пистолетов, к которым были вставлены затвор и магазин, найденных у Ибрагимова, для трасологической экспертизы, и кто указал расплавить их печах, в нарушение закона. Они фигурировали в качестве вещественных доказательств по трем другим уголовным делам. Один из этих пистолетов вполне мог быть истинным орудием тройного убийства.

Отклонено: “Сейчас пока не имеет смысла заниматься поиском виновных”.

2) Приобщение к материалам дела исследований с помощью полиграфа сотрудниками ФБР.

Отклонено: “Исследования полиграфа не имеют юридической силы”.

3) О признании одорологического исследования бездоказательным:

Сарсенов: “Я согласен с коллегой. Действительно вместо нормальных вещественных доказательств нам прокуроры предоставляют в прямом и переносном смысле собачьи доказательства”.

Отклонено: “Мы приобщим ваше ходатайство к материалам дела”.

Ходатайство Семина, адвоката подсудимого Мирошникова, о расшифровке аудиозаписи показаний его подзащитного.

Отклонено.

Ходатайства адвоката потерпевших Калиева:

1) О предоставлении оригинала видеозаписи осмотра с места происшествия.

Отклонено: “Я уже вам говорил, что у нас есть - то есть. Чего нет - того нет”.

2) Детализация телефонных звонков между подсудимыми от GSM Kazakhstan.

Отклонено: “Они все равно точную зону покрытия не скажут. Суд потом даст оценку”.

Ходатайство адвоката потерпевших Мусина о выезде на место происшествия. Для детального осмотра местности.

Вначале: “Рассмотрим по мере необходимости”. Чуть позже отклонено.

После этого возник неожиданный для всех адвокатов момент. Слово взял со стороны гособвинения прокурор Кириленко: “Мы исследовали все документы следствия со стороны гособвинения. Мы считаем, что все доказано. Осталось обвинение подсудимого Еспембетова о хранении им электродетонаторов для минимального взрыва. У нас есть право, и я этим правом воспользуюсь. Так вот, я отказываюсь от обвинений по данному поводу. Так что прошу, уважаемый суд, дать согласие на начало прений”.

Судья Мерекенов: “Пожалуйста. Сторона защиты”.

Адвокат Сарсенов: “Я категорически возражаю. Какие-то изменения произошли, и понадобилось быстро закончить. У нас еще будут доказательства фальсификации материалов следствия. Суд нарушал и нарушает наши права. Вы ограничиваете права на защиту. Факты пыток суд игнорирует. Суд укрывает факты и пытается отгородить тех людей, кто совершил убийство”.

Судья: “Все, ладно. Сказали и садитесь”.

Сарсенов: “Я еще не все сказал. Не буду я садиться. Что вы раздражаетесь. Вам по закону запрещено показывать свое раздражение”.

Судья: “Да-да, раздражение… все… садитесь”.

Адвокат Устемиров: “Вы обещали, что в понедельник все будут смотреть запись, зададут вопросы Утембаеву и начнут прения. Я не согласен. Для прений я лично попрошу еще две недели подготовки”.

Судья: “Утембаеву в понедельник задавать вопросы не будем. Мы дали право ответить в течение полутора месяцев. Он не захотел. Все. Запись тоже смотреть не будем”.

Рысбек Сарсенбай судьям и прокурорам: “Вы сейчас в очень трудном положении. Я вам сочувствую. Вам сделали “нагоняй”, чтобы побыстрей все закончить. На сто процентов Сарсенов прав. Не все материалы уголовного дела рассмотрены. Мы не желаем, чтобы безвинные люди были осуждены. Прокурор Кириленко в очередной раз не способствует выявлению истины. А заявление Ибрагимова дает повод для вызова новых людей на допрос. Нельзя так все закончить. Когда придет время после Назарбаева это дело еще всплывет. Если вы этого хотите, тогда выполняйте приказ Астаны. Но я обращаюсь ко всем адвокатам, судьям, общественности давайте проведем честный суд. Пригласите на суд Дудаева, Кикшаева, Тусупбекова, Алиева, Абыкаева, Дутбаева и в последнюю очередь президента страны. Они граждане страны, а не боги”.

Судья Мерекенов глухим голосом, смотря на папку на столе и теребя ее пальцами: “Суд постановил... (15 секунд паузы)… Всех интересует, что скажут Утембаев и Ибрагимов. Что касается ходатайств, суд не считает, что ограничивал - не ограничивал. И Утембаеву дали право ответить, он не ответил. Суд считает возможным удовлетворить ходатайство и приступить к прениям. Судебное следствие завершено. Я тоже много вопросов задавал”.

Сарсенбай: “Этот суд не суд, а игрушка”.

Судья: “Это вы заявляете все время. Вы никогда не скрывали своего отношения к суду”.

Сарсенбай: “Наше дальнейшее присутствие здесь невозможно. Ждете приказов сверху”. (Встает, чтобы уйти с другими потерпевшими).

Судья: “Без разрешения суда вы не можете уйти”.

Сарсенбай: “Я покидаю этот зал, и не буду участвовать в этом фарсе. Я свободный гражданин”.

Судья: “Ну, как гражданин, пожалуйста”.

Калиев: “А как же ходатайство Сарсенбая? Я понимаю, что это не всем нравится. Что его посчитают политическим. Но мы же должны рассмотреть его”.

Судья: “Это было не ходатайством, а эмоциями. Если он как ходатайство заявит, то - пожалуйста”.

Сарсенбай: “Я же ходатайствую”.

Судья кивает на адвокатов защиты: “Пожалуйста”.

Адвокат Сарсенов с усталой улыбкой: “Поддерживаю, но думаю, что оно не будет удовлетворено”.

Все поддержали адвокаты и подсудимые поддержали.

Прокурор Кириленко: “Ходатайство основано на заявлениях Ибрагимова. Здесь же в зале судебного заседания был допрошен Утембаев, который отрицал этот факт. Так что прошу отклонить”.

Суд: “Нет оснований для удовлетворения. Они не нашли подтверждения у Утембаева”.

Сарсенбай вместе с потерпевшими уходит из зала.

На минуту воцарилась полная тишина.

Судья прокурорам: “Давайте начинайте”.

Встает прокурор Кириленко: “Уважаемый суд, Уважаемые участники, убийство человека всегда …”

Адвокат Калиев (эмоционально), обращаясь к суду: “Ваша честь. Но вы же сами обещали нам, что в понедельник мы будем рассматривать видеозапись допроса Утембаева, а потом задавать ему вопросы”.

Судья: “Хватит. Мы давали ему время. Он отказался. Продолжайте”.

Кириленко продолжает: “…Всегда ужасно и вопиюще. Тем более, когда убивают такого известного политика… Весь мир…”

Адвокат Газиева - Поверенный, перебивая: “Ваша честь, но ведь нет же адвоката Еспембетова, она же должна прийти после болезни. Как же можно без нее начинать прения”.

Судья: “Я вам делаю замечание. Садитесь. Продолжайте”.

Кириленко, продолжая: “….Весь мир, а не только наша страна, был возмущен этим….”

Адвокат Утембаева - Малякин (перебивая): “Ваша честь, а как же наше ходатайство по поводу психической экспертизы нашего подзащитного. Вы же ничего не сказали”.

Судья: “Отклонено. Продолжайте”.

Кириленко: “...Этим чудовищным преступлением… и т.д.”

Затем гособвинители по очереди зачитали свои обвинительные речи. Заседание продолжалось почти до 20-00.

В конце прокурор попросил суд приговорить бывшего руководителя Аппарата Сената Парламента РК Ержана Утембаева и бывшего работника МВД Рустама Ибрагимова к высшей мере наказания.

Других фигурантов уголовного дела прокурор просил приговорить к длительным срокам лишения свободы:

обвиняемого Мирошникова - к 20-ти годам строгого режима;

обвиняемого Абикенова - к 16-ти годам строгого режима;

обвиняемого Едигеева - к 12-ти годам строгого режима;

обвиняемого Еспенбетова - к 13-ти годам строгого режима;

обвиняемого Ералиева - к 17-ти годам строгого режима;

обвиняемого Тажи - к 12-ти годам строгого режима;

обвиняемого Газиева - к 14-ти годам строгого режима;

обвиняемого Касымова - 7-ми годам колонии.

Суд продолжится в понедельник.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии