Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Нефтяная диета для дракона

Фото : 18 августа 2006, 11:23

Рафик Исаков, 17.08.2006

РосБалт

Обсуждение китайской экономико-демографической экспансии на дальневосточном и сибирском направлениях стало почти дежурной темой в российских СМИ. По мнению большинства экспертов, власти России не в состоянии предотвратить постепенное превращение Сибири и Дальнего Востока в «китайские вотчины», или, в лучшем случае, просто не знают, как это сделать.

Но по соседству есть страна, подверженная тем же угрозам. Это Казахстан с его 11-м местом в мире по запасам нефти. С населением всего в 14 млн. человек на огромной, богатой ресурсами территории, расположенной уникально выгодно в геополитическом смысле, Казахстан необходим Китаю, собственные нефтяные запасы которого, при нынешних темпах разработки, могут исчерпаться через 13 лет. При этом казахстанские власти находят пути цивилизованного противостояния давлению гигантского восточного соседа.

Напомним, что очередной всплеск панических настроений перед «китайской угрозой» вспыхнул в России в конце июля. Тогда из источников в Минприроды России стало известно, что Китай готов взять в Сибири в аренду 1 млн. га леса в рамках пилотного проекта по совместному освоению лесных ресурсов. Двумя днями позже замруководителя Федерального агентства лесного хозяйства России Борис Большаков сообщил, что китайцы хотят осваивать леса в Читинской, Тюменской или Томской областях.

Несмотря на уверения в том, что все проекты будут «российскими, с китайским финансированием» и принесут деньги российской казне, подавляющее большинство комментаторов сделало вывод, что запуск таких проектов вызовет резкий рост нелегальной миграции из Китая. Это приведет к тому, что «граница противостояния» значительно приблизится к европейской части России.

Как известно, население России восточнее Урала составляет менее 30 миллионов человек. В исследовательском Карнеги-центре этот регион называют «сибирская Сахара». По данным центра, население российского Дальнего Востока составляет около 7,5 млн. человек, в то время как по другую сторону границы в провинции Хэйлунцзян проживает 120 млн. китайцев. Соответствующие цифры для Приморского края и соседнего региона КНР — 2,3 млн. и 70 млн. «Каковы бы ни были благие пожелания государственных деятелей и дипломатов в Москве и Пекине, эти цифры несут в себе огромный заряд грядущих перемен», — констатируют аналитики Карнеги-центра.

«Сегодня миграционные процессы идут на фоне изменения не в пользу России относительного экономического, политического и военного положения двух стран и усиления национализма — как в элите, так и в среде широких масс населения Китая, — отмечает эксперт Константин Врублевский. — По мере экономического роста в КНР, можно ожидать, что поведение китайских иммигрантов в России через некоторое время будет во многом определяться ощущением мощной моральной и политической поддержки со стороны страны исхода. А также очевидной слабости принимающей страны, к которой у китайцев есть немало исторических претензий».

По мнению руководителя Алтайской школы политических исследований Юрия Чернышова, готовность некоторых чиновников лоббировать интересы Китая на сибирских территориях поражает. «То они неожиданно объявляют о проведении газопровода через Алтай. Теперь вот заговорили о долгосрочной аренде китайцами огромных лесных массивов в Сибири, сельхозугодий в Свердловской области и т.д. Все эти проекты очень выгодны Китаю. Но не представляют ли они потенциальную угрозу суверенитету России? Чтобы ответить на последний вопрос, надо прогнозировать развитие геополитической ситуации на ближайшие десятилетия, — считает Чернышов. — Перенаселенный Китай переживает экономический бум. Он остро нуждается в новых землях, сырье и энергоресурсах. Все это в изобилии находится рядом — в Сибири, которую России становится все труднее удержать, потому что к слабо развитой экономике здесь добавляется убыль населения — и из-за низкой рождаемости, и из-за того, что многие жители переезжают в западную часть страны».

Сложившаяся ситуация такова, что сегодня Урал стал для России своего рода «линией демографического фронта». Обойти с юга этот медленно продавливаемый китайцами рубеж не дает Казахстан. Находясь практически под таким же экономико-демографическим прессингом Поднебесной, эта страна активно отстаивает свои национальные интересы, защищая, таким образом, и российское «подбрюшье».

Вот уже 9 лет китайцы усиленно «окучивают» местный нефтерынок, в прошлом году приобрели крупнейшую компанию «Петроказахстан». Миграция китайских граждан в Казахстан также весьма заметна. По различным данным, в стране живет сейчас от 100 до 500 тысяч граждан КНР. Местные эксперты опасаются того же, чего опасаются и в России: совместные экономические проекты с Китаем лишь увеличивают миграцию. В частности, считается, что есть высокая вероятность расселения китайцев по всей территории Казахстана за счет строительства и обслуживания нефтепровода. Его строительством занимаются два совместных предприятия, в которых половина акций принадлежит Китаю.

Но подобная ситуация четко осознается руководством Казахстана, и принимаются конкретные действия, направленные на ограничение внедрения граждан восточного соседа в экономические структуры государства. Среди самых явных законодательных инициатив - законы «О национальной безопасности», «О нефти», согласно которым правительство может наложить вето на все сделки купли-продажи предприятий добывающего сектора.

Как отмечают местные и зарубежные эксперты, в том, что Китай проявляет интерес в основном к энергетической сфере Казахстана, есть очень важный плюс. Ведь в этой сфере у Китая есть конкурент - Россия. Через нее идет экспорт казахстанской нефти, в частности, по нефтепроводу Каспийского трубопроводного консорциума, ключевая роль в котором принадлежит РФ. В этом многие и видят некий буфер на пути экспансии Поднебесной как в Казахстан, так и в Россию.

В свое время, в 1970-х годах, ОПЕК сумел почти поставить на колени весь западный мир. Умная и согласованная энергетическая политика Астаны и Москвы может стать мощнейшим и эффективным средством для нейтрализации угроз со стороны «китайского дракона». Нет, никто не говорит о конфронтации с Пекином, наоборот, контакты со столь стремительно набирающей экономический вес державой очень важны. Но негласная политика экспансии на сопредельные территории - экономической и демографической, — несомненно проводимая официальным Пекином, должна быть остановлена.

Важно, чтобы к пониманию возможности использования «нефтяного оружия» против подобной политики пришли и в российских верхах. Ведь между Астаной и Москвой есть несколько нерешенных «энергоконфликтов», наличие которых осложняет кооперацию необходимого уровня. Кстати, истинные причины этих конфликтов, по мнению экспертов, лежат в политической плоскости. Некоторые связывают их появление с российскими опасениями по поводу слишком тесных контактов между Астаной и Вашингтоном. Но зачем нужны искусственные «болевые точки», если можно наладить взаимодействие между Россией и Казахстаном в борьбе с гораздо более реальной и близкой общей опасностью?


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии