Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Азиопская демократия. Народы Кавказа и советской Азии не дозрели до демократии?

Фото : 22 августа 2006, 13:47

Сергей Баймухаметов, 22.08.2006

Недавно сын Туркменбаши вел экономические переговоры с представителями иностранной державы. Из чего был сделан вывод, что Сапармурад Ниязов готовит наследника-преемника. Вполне вероятно.

Туркменбаши — как Солнце. Только Солнце на ночь заходит, а Туркменбаши — светит всегда. Его сияющая статуя в центре Ашхабада — 63 метра! — медленно вращается вокруг оси и совершает за сутки полный оборот. Культ Сапармурада Ниязова не только в мире, но и в самой Туркмении в некоторых кругах воспринимается с иронией, смешанной, правда, со страхом. Однако погодим с сарказмом.

Тридцать лет назад в Тбилиси писатель Армен Зурабов говорил мне: "На окраинах империи любое демократическое движение вне России и вне русского народа обернется националистически-клановым. Но тогда он и в кошмарном сне не мог представить, что в его родном Тифлисе при демократе и диссиденте Гамсахурдии начнут палить пушки.

Будем говорить откровенно — народы Кавказа и советской Азии не дозрели еще до демократии. Возьмем христианские страны — Грузию и Армению. Сразу после распада СССР — война и кровь.

Теперь возьмем мусульманские — Азербайджан и Таджикистан. Кто-нибудь помнит сейчас Сангака Сафарова? Человек с 23-летним тюремно-лагерным сроком! Правда, не из воровской среды. Но был в большом авторитете — восстание на зоне поднимал. В начале 90-х годов Сангак Сафаров — председатель Народного фронта Таджикистана. Чуть ли не верховный правитель! Он вершил судьбами и тогдашнего президента Набиева, и нынешнего — Рахмонова. Сколько людей погибло в гражданской войне — 50 тысяч или 250 тысяч — так и неизвестно. Всю страну разгромили — красивейшую страну. Да, нынешний режим в Таджикистане утвердился на российских танках. Но не будь их — кто бы пришел там к власти? Демократическая оппозиция? Сомневаюсь. Ее уже перемололи в войне всех против всех. Скорее всего, пришли бы ярые исламисты.

То же самое творилось в Азербайджане, Грузии, Армении. «Латинская Америка…» — говорили мы, глядя по телевизору на очередного «бригадного генерала» или «полковника» в камуфляже, бывшего директора фабрики или бывшего вора в законе. Такая получилась на послесоветском пространстве демократия. Не европейская и не азиатская. Азиопская.

Зато спокойны остались Казахстан, Туркменистан и Узбекистан. Под рукой авторитарных вождей и даже диктаторов. Не будь Туркменбаши, туркмены могли между собой передраться по родоплеменному, клановому принципу, как в Таджикистане. Йомуды против гокленов, гоклены против текинцев и так далее.

И в Узбекистане Каримов железной рукой удержал страну от раздора. А там клерикализм традиционно имеет глубокие корни. И там исламисты могли если не захватить власть, то развязать гражданскую войну. Сложная, трудная страна — Узбекистан.

И получается, диктатура Ислама Каримова и Сапармурада Ниязова — благо. Под их властью узбеки и туркмены проживут годы, необходимые для постепенного перехода к общему мироустройству. Жизнь-то идет, прогресс не остановить, мир не закрыть. И пусть там главный провайдер — КГБ, но Интернет есть и будет. За эти годы появятся и утвердятся новые представления о том, как надо жить.

Таковы парадоксы или закономерности развития демократии в СНГ.

Казахстан — особая страна. В отличие от Азербайджана, Таджикистана, Грузии, Армении, Узбекистана там коренная народность, казахи, составляют чуть больше половины населения. И многонациональное — русско-украинско-немецко-кавказско-корейское и так далее — население было стабилизирующим фактором, разбавляло, сводило к минимуму родоплеменные факторы. Мы из России как-то не замечаем, что за все эти годы, за 15 послесоветских лет, в Казахстане не было волнений, потрясений, взрывов. Ничего! Тишина. При этом Казахстан — не Туркмения, где спокойствие обеспечено латиноамериканской диктатурой Туркменбаши. В Казахстане есть оппозиционные газеты, партии, президент Назарбаев балансирует на грани умеренного авторитаризма и слегка допустимой демократии. В то же время его личный авторитет абсолютен еще с советских(!) времен — и не в диктаторском смысле, а в человеческом и политическом. По моим наблюдениям, среди немногих противников Назарбаева в процентном отношении большинство составляют казахи. А вот представители других народов в абсолютном большинстве — сторонники Назарбаева. Для них он — символ и гарант межнационального мира и спокойствия.

Но в общем и целом у казахстанцев — и русских, и украинцев, и казахов — представления о демократии были интересные. В начале 90-х годов я много спорил со своими казахстанскими друзьями и приятелями. Они мне говорили: Назарбаев — диктатор, он уволил министра Петра Ивановича за то, что тот создал оппозиционную демократическую партию!

Но как же так? Ведь Петр Иванович — министр в правительстве Назарбаева! Если он хочет быть политиком-оппозиционером, пусть вначале подаст заявление об увольнении, а потом создает что хочет. Меня — не понимали. Взрослые, образованные люди — не понимали.

А сейчас приходит понимание. Смеются, говорят: да это всё равно как если бы Кондолиза Райс, будучи госсекретарем в правительстве Буша, создала бы оппозиционную Бушу партию. Приходит понимание, что демократия — это прежде всего процедура, протокол, правила политического поведения.

То есть в перестройку и демократию советские люди вошли с большевистским сознанием: если хочется и надо — значит можно всё, лишь бы добиться своего. Теперь начинают понимать: низ-зя. Всё можно — бандитам. На то они и бандиты.

В республиках СССР, где была бурная демократия, то есть политическая активность и движение масс — Грузия, Армения, Таджикистан, Азербайджан — там была война и кровь. А более инертные, политически не так активные казахи и туркмены — обошлись, удержались. Узбеки и киргизы слегка поволновались и сейчас волнуются, но до большой крови, хвала аллаху, там не дошло.

Есть еще одна закономерность. Не было войн у тюркоязычных — тех же казахов, туркменов, узбеков, киргизов. Возможно, сказались тюркские патриархальные традиции — в том числе чрезмерное почитание начальства. Исключение — тюркоязычный Азербайджан, но там очень сильны арийские (иранские) и кавказские нравы. А вот арийцы (таджики), кавказцы (грузины, армяне), славяне (сербы, хорваты, боснийцы) — бушевали.

Вероисповедание ничего не объясняет. Азербайджанцы, боснийцы и таджики — мусульмане. Армяне, грузины и сербы — православные. Хорваты — католики. И те, и другие, и третьи одинаково палили в своих собратьев из автоматов и пушек.

Рассмотрим ситуацию еще с одной стороны. Все эти страны, где в начале 90-х годов кипели страсти и гремели выстрелы, вытянулись по благодатной природно-климатической линии (Таджикистан — Азербайджан — Грузия — Армения — Югославия). По этой линии воткни в землю палку — вырастет апельсиновое дерево. Там меньше сил уходит на поддержание жизни, остается запас нерастраченной энергии.

А пока русский, казах или туркмен выпасет барашка в голой пустыне и буранной степи, пока вырастит картошку, чтобы поесть, пока дров нарубит, чтобы печку топить каждый день, — ни на что больше сил уже не остается.

Возможно, мои соображения спорны и даже сомнительны, но ведь есть определенная закономерность. Тут никуда не денешься.

«Русский базар»


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии