Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Домашнее задание по истории Казахстана. Урок первый

Фото : 2 сентября 2006, 20:07

2006-09-01 Алексей Власов

На моем столе лежит учебник: «История России. 1917-2004: Учебное пособие для студентов вузов». Авторами его являются авторитетные и уважаемые специалисты по истории ХХ века, преподаватели исторического факультета МГУ Александр Барсенков и Александр Вдовин. Это базовый учебник по истории прошлого столетия для студентов гуманитарных факультетов МГУ и, как говорится в аннотации, он «подготовлен на основе новейших исследований и документальных публикаций, предлагая новую трактовку многих известных проблем».

Обратимся к материалам учебника с не тривиальным вопросом: как трактуются в нём вопросы истории Казахстана в составе Советского Союза? И другой вопрос: как аналогичные сюжеты рассматриваются в пособиях по истории Казахстана для высшей и средней школы? Для сравнения нами были привлечены работы: Кайназаров Е. К., Кайназарова А. Е. История Казахстана с древнейших времен до наших дней; конецформыначалоформыАртыкбаев Ж.О. История Казахстана. Учебник для вузов; книга-учебник «История Казахстана» А. Абдакаимова.

Первая точка соприкосновения российской и казахстанской истории этого периода - события 1917 года от свержения самодержавия до Октябрьского переворота. В этот временной промежуток вошли такие важнейшие события в истории казахских земель как: Первый Всеказахский съезд (21-28 июля 1917 года), создание национальной партии «Алаш», проведение в Ташкенте Мусульманского съезда и провозглашение Туркестанского Мухтариата в противовес созданию Советской Туркестанской Автономии. Конечно, в силу глобальных задач исследования, российские авторы не имели возможности для подробного анализа этих событий, но определенные выводы сделать уже можно.

Трактовки российских специалистов действительно существенно отличаются от прежних, «советских» подходов. Авторы признают, что «революционное движение в крае было ограничено русской колонией, мусульманское население находилось под влиянием местных феодалов». Этот подход, в целом, созвучен мнению казахстанских ученых, которые полагают, что при создании Туркестанской Автономии представители местных народов были отстранены от власти под предлогом их неготовности к пролетарской революции, а большевики, поначалу, пользовались поддержкой со стороны местного (русского) чиновничьего аппарата.

Но выводы из этих объяснений существенно разнятся, поскольку большинство казахстанских специалистов рассматривают приход Советской власти в регион как продолжение истории XIX столетия, как развитие колониальной политики прежних властей, как инструмент сохранения привилегий европейцев на территории края.

Российские авторы делают упор на содержание двух документов: «Декларация прав народов России» и Обращение «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока», которые провозглашали равенство и право всех наций на самоопределение. Даже если большевики не были настроены реально воплощать эти принципы в жизнь, то, напомним, что Польша и Финляндия обрели независимость. А в отношении среднеазиатского региона есть вопрос: насколько подготовлены были казахские территории к обретению собственного государства? По мнению А. Барсенкова и А. Вдовина, ситуация в регионе отличалась своеобразием расстановки политических сил, и большевики, занятые борьбой в центральных губерниях, были просто не в состоянии переходить к кардинальной смене администрации в отдаленных районах бывшей империи.

Период Гражданской войны освещен достаточно традиционно как в российских, так и в казахстанских изданиях. Расширена фактологическая база соответствующего раздела учебных пособий, но каких-либо кардинальных перемен в трактовках событий, если сопоставлять с позднеперестроечным периодом, пожалуй, нет. Казахские авторы большое внимание уделяют деятельности партии «Алаш» и отношению лидеров этого движения к разгону Учредительного собрания и новому, советскому правительству. В остальном набор фактов примерно совпадает и принципиально не отличается от учебных изданий, вышедших в свет в годы существования Казахской ССР. Невозможно, кстати, представить политические реверансы в адрес «белого движения» со стороны казахстанских авторов, поскольку принцип «единой и неделимой России» явно противоречил автономистским устремлениям Бокейхана, Досмухамедовых и других лидеров Народного Совета.  В книге-учебнике «История Казахстана» А. Абдакаимова прямо указывается, что в ходе войны между большевиками и их противниками Алаш Орда потеряла контроль над большей частью территории Казахстана. Отказ колчаковцев предоставить казахам автономию, с одной стороны, и формальный призыв большевиков к самоопределению народов, с другой, привели в 1918-19 гг. к кризису Алаш Орды.

В параграфе «Образование и конституционное оформление СССР» российские авторы определяют основные принципы национальной политики большевиков в годы после окончания Гражданской войны. Среди факторов, препятствующих развитию интеграционных процессов на территории бывшей Российской империи, перечисляются: память о русификаторской политике старого режима; стеснение прав отдельных национальностей и боязнь повторения этой политики в новом виде; вкус к независимости, приобретенный национальными элитами окраинных народов в период революционной смуты. Однако все эти обстоятельства, на идеологическом уровне, перевешивались желанием большевистских руководителей «оказать помощь» в социально-культурном и экономическом развитии отсталым и угнетенным в прошлом народам России.

По мнению Вдовина и Барсенкова основная масса национальностей на территории Советской России была индифферентна к федеративному строительству и спокойно существовала в рамках своего прежнего статуса, а с чисто прагматической точки зрения советским руководителям было важнее ликвидировать ту «мешанину национально-государственных образований», которая возникла за годы Гражданской войны. Казахстанские авторы в целом рассуждают в сходном ключе, возможно потому, что, в отличие от Закавказских республик, на территории Средней Азии и Казахстана отсутствовали реальные предпосылки для формирования альтернативной модели политического развития. Получается, что ответа на вопрос о прогрессивности создания «новой империи» - СССР - фактически нет. Возникает некая «модель умолчания», т.е. вроде бы никто особо в единое государство не стремился, но и сильно сопротивляться не было смысла, поскольку советское руководство исходило из логики момента.

Хотя в начале 20-х годов имели место дискуссии в подобном ключе. Поэтому чрезвычайно интересен раздел российского пособия, посвященный обсуждению сталинского проекта «автономизации», где подробно анализируются идеи Султан-Галиева о создании Туркестанской Федерации. Предложения Султан-Галиева были созвучны проектам председателя СНК Туркестанской АССР Т. Рыскулова, который выдвигал идею «мусульманского социализма», т.е. создания «Великого Турана» на социалистической основе, с включением в состав новой республики тюркских территорий Киргизии, Кашгарии, Хивы и последующей организацией «Колониального Национала».

В проекте Султан-Галиева Казахстану отводилась роль самостоятельной союзной единицы, наряду с Федерацией Уральско-Волжских республик, Общекавказской Федерацией и Туранской республикой. Как отмечают авторы пособия, идеи члена коллегии Наркомнаца представляли собой «наивный революционаризм в смеси с татарским национализмом». При этом национальную политику середины 20-х годов российские авторы характеризуют как сравнительно умеренную и взвешенную на основании того, что в государственный аппарат среднеазиатских республик привлекались люди из состоятельных слоев общества. В оценке казахстанских авторов события после идейного разгрома «султангалиевщины» трактуются иначе. Историки отмечают, что на представителей национальной интеллигенции, увлеченных идеей «социалистического Турана», обрушились репрессии. Это произошло еще до ареста Султан-Галиева в 1922 году, когда со всех руководящих постов были смещены бывшие члены партии Алаш, а в 1924 г. ряд казахов-коммунистов были отозваны из республики в центр.

Смягчение национальной политики Центра в середине 20-х годов трактуется как результат усилий местных коммунистов. Особенно высоко оцениваются действия С. Садвакасова, который, по мнению казахстанских историков, постоянно призывал к широкому привлечению представителей либеральной интеллигенции к руководству республиканскими органами. Аналогичную позицию занимал один из туркестанских лидеров С. Ходжанов, который выдвинул идею о национальном размежевании внутри Казахстана с целью создания национально однородного государственного образования.

Образ врагов представлен фигурами Н. Ежова и Ф. Голощекина, присланных в республику для «усиления» партийной организации. Особенно резко негативно местными учеными оценивается политика Ф. Голощекина, который в 1925 году был избран первым секретарем республиканской партийной организации, что, по мнению ученых РК, привело к резкому ухудшению общественно-политической ситуации в Казахстане. Проводится противопоставление позиций Ф. Голощекина и С. Садвакасова по вопросу о формах и темпах проводимых преобразований во второй половине 20-х годов. По мнению авторов казахстанских учебных пособий, Ф. Голощекин активно выступал за создание в республике добывающей промышленности и железнодорожного транспорта для вывоза сырья (видимо, с целью превращения республики в сырьевую базу центральных районов). Местные лидеры, во главе с Садвокасовым, предлагали развивать легкую и обрабатывающую промышленность. С точки зрения казахстанских авторов, это и есть доказательство желания местной элиты не допустить превращения Казахстана в колониальный придаток России. Поскольку позиция Голощекина была поддержана центром, то итог понятен - индустриализация Казахстана принимает неоколониальные формы. Кстати, и в школьных, не только вузовских учебниках, все перечисленные разделы мало изменились по методической составляющей за последние двадцать лет, а по набору фактов, пожалуй, и за все сорок. Только, по справедливому замечанию Н. Масанова, постоянно подчеркивается дополнительная негативная особенность социалистической индустриализации в Казахстане, т.е. «разрушение традиционного уклада, ослабление национальных традиций» и инкорпорирование на казахскую почву представителей русской элиты, получивших ключевые посты в руководстве республики.

Продолжение следует


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии