Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Адвокат Генри Резник: Мне удается стены пробивать

Фото : 8 сентября 2006, 10:14

Недавно в Алматы прошел «круглый стол» по проблемам уголовного права в Центральной Азии, который подвел итог работе Летней школы, где ведущие специалисты в этой области знакомили коллег со своими научными эссе.

Участниками «круглого стола» были эксперты в области уголовного права из стран Центральной Азии, России и США. Один из них Генри Маркович Резник — известный российский адвокат, один из авторов судебной реформы в России, человек, имеющий к Казахстану самое непосредственное отношение. В 60-х годах коренного ленинградца Генри Резника пригласили играть в волейбол за сборную Казахстана, здесь он заканчивал два последних курса юридического факультета, а потом почти четыре года работал в следственном управлении Министерства внутренних дел республики. Сегодня он гость «КП».

— Генри Маркович, знакомы ли вы с судебной реформой в Казахстане? Если да, то как вы ее оцениваете?

— Откровенно говоря, специально изучением судебной реформы в Казахстане я не занимался. У меня на это просто физически не хватает времени — продолжаю заниматься наукой, работаю как практикующий адвокат, кроме того, я президент адвокатской палаты Москвы. В Алматы мы обсуждали не реформу, а актуальные проблемы совершенствования уголовного судопроизводства, которые являются общими для всех государств постсоветского пространства.

Изучение уголовно-процессуальных кодексов бывших советских республик привело меня к выводу, что уголовные процессы у нас по-прежнему носят так называемый «инквизиционный» характер. Бояться этого понятия не нужно. Инквизиция — это не выламывание рук и ног, не вздергивание на дыбу, а следственный процесс, где основные действующие лица — следователи и судьи. Такой процесс унаследован от советских времен. А сейчас речь идет о том, чтобы состязательное начало внедрялось активнее — и на стадии досудебного производства, и в ходе судебного разбирательства.

— Каковы мировые тенденции в этом плане?

— А это и есть мировая тенденция — переход от инквизиционного процесса к состязательному. Собственно говоря, она обозначилась давно.

Есть несколько видов ведения судопроизводства: англоамериканский процесс, континентальный и есть еще советский, где все двигалось благодаря активности представителей государства — следователей и судей.

Но на суд нельзя возлагать функции поиска истины в процессе, поскольку он сам не раскрывает преступления, не заключает виновных под стражу, не защищает невиновных. В состязательном процессе он обязательно проводит спор между сторонами — обвинения и защиты. Но советское правосудие привело к тому, что все разучились работать. Суды — судить, если понимать правосудие как деятельность «не осуда на рассуду», потому что оправдательные приговоры практически исчезли. Прокуроры разучились обвинять, потому что за них эту функцию выполнял судья. Адвокаты разучились защищать. Сейчас, когда эту ситуацию нужно исправлять, выход, на мой взгляд, один — переход к состязательной форме судопроизводства.

— Что нужно, чтобы суды на постсоветском пространстве стали независимыми?

— Чтобы поднять престиж суда, надо, конечно же, увеличить заработную плату, но главное, должна формироваться такая судебная власть, которая была бы выше и законодательной, и исполнительной. Только в этом случае никакому высокому должностному лицу и в голову не придет оказывать давление на суд. Это абсолютно невозможная вещь в правовых государствах.

У нас же суды традиционно рассматривались и чаще всего продолжают рассматриваться как репрессивный орган и как инструмент решения каких-то государственных и политических задач. Хотя у суда одна задача: обеспечивать в обществе справедливость не социальную, а юридическую, поскольку это орган, который решает правовой спор между гражданином и государством, и здесь они оба должны быть равны.

Однако путь для обретения действительной независимости и долог, и сложен.

— У нас борьба с коррупцией объявлена приоритетным делом государства...

— У нас тоже. Но надо понимать, что победить коррупцию невозможно в принципе. Ее можно ввести лишь в определенные рамки.

Помните, что говорил в «Ревизоре» Городничий полицейскому Держиморде? «Не по чину берешь».

Коррупция глубоко въелась в нашу жизнь.

— Но ведь коррупция в конечном итоге угрожает безопасности страны.

— Мы как обычно говорим? Есть взяточничество, а есть коррупция как социальное явление. Последнее порой приобретает такие масштабы, что начинает угрожать государству по той причине, что намеченных результатов можно достичь только преступным путем. Но это относится не ко всем странам постсоветского пространства. Традиции в Прибалтике, например, таковы, что коррупции, как социального явления, там не было никогда, были лишь взятки. В Казахстане же есть коррупция, но в меньшей степени, чем в других республиках Центральной Азии и Закавказья. Если угодно, этот элемент заложен в определенной степени в культуре народа, в тех феодальных и даже родоплеменных отношениях, которые, от того что пришла советская власть, никуда не исчезли. Могу сказать: не нужно завышенных ожиданий, в ближайшее время коррупция будет.

— Суды должны считаться с общественным мнением?

— Суд в правовом государстве должен быть абсолютно независимым и от государственной власти, и от общества, и от населения. Приведу такой пример. Индия имеет один из самых независимых судов в мире. Столетнее пребывание британцев, несмотря на то что там существуют национальные, кастовые и экономические проблемы, сыграло свою роль. Сейчас эта страна, где можно получить справедливость не от исполнительной власти, не от правителей, а в суде. В самой же Англии никому и в голову не придет позвонить или выразить какое-то пожелание суду. Зато в порядке вещей, когда суд вызывает в качестве свидетеля любого гражданина, независимо от ранга и занимаемой должности.

В России же, когда Кудрина вызвали в суд, то все пришли в изумление: «Как?! Министра финансов — в свидетели?!». То есть, когда люди изумляются тому, что министр, как простой гражданин, пришел в суд и дал показания, это как раз и свидетельствует о менталитете народа.

— В Казахстане порой к адвокатам относятся не столько как к юристам, а сколько как к «разводящим». Вам приходилось выступать в этой роли?

— Посмотрите на меня внимательно. Разве может у кого-то возникнуть мысль обратиться к Резнику, чтобы он «развел»? У Островского в «Доходном месте» главный герой очень честный чиновник. Все вокруг берут взятки, а он бедствует. И мама его сокрушается: «Неверно я тебе говорила. Бери, сынок, бери». Он ей отвечает: «Брал бы, маменька. Так ведь не дают».

Я бы тоже, может быть (это, конечно, шутка) брал, если бы не мой главный капитал — моя репутация. Ведь моими клиентами являются первый президент России Борис Ельцин, члены правительства, крупные бизнесмены, правозащитники и прочие. Они обращаются ко мне, знаете, в тех случаях, когда нельзя решить дело только за деньги.

— Вас можно назвать богатым человеком?

— Я не миллионер, к большим деньгам никогда не стремился, но я состоятельный человек. Как не самый последний адвокат в России, получаю хороший гонорар от «обездоленных» олигархов. Это позволяет мне, между прочим, месяцами и даже годами абсолютно бесплатно вести правозащитные дела. Но позволить это я себе могу именно потому, что по оплачиваемым делам получаю высокие гонорары. Словом, единственное средство для зарабатывания денег — моя профессия, никаких других источников дохода у меня нет.

— Человек с улицы может к вам обратиться за защитой?

— У меня есть предел пропускной способности, мне все-таки 68 лет. Тем более что у меня много и других обязанностей.

Все мои успехи основаны на профессиональном знании и законе. Могу еще добавить, что у нас только один путь к успеху — перед нами стена, в нее надо стучать. Шишек при этом набиваешь много, но стена не сплошная и что-то все-таки удается пробивать.

Галия ШИМЫРБАЕВА


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии