Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Монархия на земле Казахстана - «за» и «против»

Фото : 8 сентября 2006, 10:26

В прошлом номере мы напечатали статью, которая вызвала бы бурную публичную дискуссию где угодно - но только не в нашей родной республике. По странной отечественной традиции такие интеллектуальные развлечения, как борьба идей, соревнование аргументов, споры о судьбах нации - в природе будто и не существуют. То есть на кухнях-то все в порядке, споры кипят по нашей интеллигентской привычке - но вот получить сколь-нибудь внятные комментарии от сколь-нибудь известных персон - дело безнадежное.

Конечно, нашей смелой элите не позавидуешь: безо всякого предупреждения вдруг публикуются идеи, официальная реакция на которые еще неизвестна. Не по правилам это. Вроде бы идеи такие, что нужно кидаться критиковать - но вдруг окажется в итоге, что это не частное мнение автора, опубликованное в частном издании, а будущая политика партии? Как бы впросак не попасть. Вот если бы “Казправда”, наконец, передовицу написала - за или против, тогда бы и реакция рекой полилась. В поддержку или с резкой критикой - это уже детали, не столь существенные. И легко представить, что река лилась бы дружным потоком в одном направлении. Такая уж у нас республиканская традиция.

Только насчет политики партии - с этим опасением наши элитные мыслители явно перестарались. К счастью, “Караван” как не был причастен к вершению судеб в национальном масштабе, так непричастным и остается. Мы придерживаемся старомодного мнения, что влиятельная газета - это та, которая может влиять на мнения, если пишет убедительно и доверием пользуется. И ничего поверх.

Насколько помню, у политики партии другие трубадуры. Если бы совет старейшин выступил с инициативой, а дальше обсуждения на рабочих собраниях угольных разрезов пошли - тут можно сто против одного ставить, дело пойдет.

Нам же интересна идея, которую мы можем предложить на обсуждение нашим читателям. И чем эта идея будет парадоксальней, чем больше вызовет споров и разных мнений, тем лучше. И для страны полезнее - все-таки опасно, когда мыслительная работа в отечестве совсем уж до точки замерзания доходит. Нельзя же все на одного человека перевешивать (а потом говорить: “Какая монархия? У нас тут республика, исторический выбор народа”).

И все-таки нам удалось собрать комментарии к нашей громкой публикации. Пройдясь по парламентским рядам - где в прошлую пятницу только “Караван” и читали, по понятной причине, - наши корреспонденты собрали лаконичные “против”. Все-таки парламентарии еще отличают нашу газету от совета старейшин, но на всякий случай обширно распространяться на эту тему никто почти не стал.

Более осмысленные комментарии пришли в редакцию сами, причем с двух разных сторон. Представители движения “Халык дабылы” занесли к нам свое заявление: “Казахские патриоты считают, что монархия отвечает требованиям казахстанской современности”. Другое письмо пришло из России от редакции сайта “Думаем.ру”, где появилась статья “Хотим поддержать Рахата Алиева” (хотя далеко не вся статья - в его поддержку).

Московская пресса активно откликнулась на публикацию, но даже высоколобые “Известия”, “Ведомости” и “Газета” ограничились набором не самых интересных клише (типичное из которых - что мы обозначили ту самую политику партии).

Конечно, было бы славно опубликовать развернутую дискуссию, где известные в нашем отечестве люди вели бы содержательный спор и доказывали разные точки зрения - но на нет и суда нет. Хотя в целом типичные аргументы против монархической идеи уже понятны.

Парламентарии, например, почему-то дружно решили, что речь идет о поиске наследников древних казахских ханов, и начали оппонировать этой идее - в чем с ними можно только согласиться. Хотя никто этих мифических наследников, кажется, и не искал.

А то, что претендент на монархический пост в нашей стране вполне очевиден, - это, по мне, скорее аргумент в пользу идеи султаната, чем против нее. Хороша монархия, если кандидата на престол еще искать надо.

Второй аргумент “против” - что при монархии начнут зажимать русских и “некоренные народы”. Но было бы желание, так некоренных умеют притеснять и при республиканской форме правления: Республика Туркменистан тому наглядный пример. А в Бельгии я знал хорошего парня Диму, который в свое время спасся бегством из Республики Таджикистан.

У нас же “некоренным” может стать неуютно только в результате сильных тектонических сдвигов в отечественной политике - единственным серьезным гарантом против которых монархия и остается. И, кстати, про Бельгию: там интересы фламандской части населения напрямую представляет партия “Фламиш блок”. В том, что избиратель может делиться в том числе и по национальному признаку, там не видят ничего стыдного или плохого. Реалиям ведь всегда лучше смотреть в лицо.

Следующий аргумент появился в ответ на нашу публикацию в российском “Московском комсомольце”, где нам порекомендовали прикрывать реалии привычными ширмами. Мол, в Азербайджане реальная монархия уже состоялась: отец передал власть сыну - но при этом с соблюдением всех республиканских приличий. Якобы народ в принятии этого решения был задействован, якобы у него был выбор. Все понимают, какой механизм сработал на самом деле, но с виду зато все красиво.

Так как раз ширмы в политике - самое опасное дело. Либо в обществе работают настоящие демократические механизмы: свободная пресса, свободные выборы, равные условия для кандидатов - либо работает машина, которая подминает народ под себя. А уж для уважающего себя издания призывать к открытому использованию политических трюков - дело не самое достойное.

Есть еще имиджевый аргумент: дескать, образ страны на мировой арене пострадает. Что сомнительно, поскольку монархия - уважаемая во всем цивилизованном мире модель государственного правления, и имидж королевской Швеции ничуть не хуже, чем республиканской Финляндии.

Когда мы на страницах “Каравана” защитили комика Сашу Барона Коэна, с его персонажем “казахским журналистом Боратом”, наши цитаты обошли десятки мировых изданий от Сиднея до Нью-Йорка. На тех же страницах мы призвали подумать о монархическом устройстве - и мировая пресса осталась совершенно спокойной. Возможно, просто потому, что ничего экстраординарного в таком призыве нет.

И потому, что это тот редкий случай, когда речь идет действительно о внутренних делах страны - такие решения принимаются общенациональным референдумом, а всем вокруг остается с ними только согласиться. Может быть, нас поругают в ОБСЕ. Но меня это почему-то совсем не беспокоит.

Другое типичное возражение против монархического настроения - что в королевстве не бывает демократии. Но поскольку это соображение противоречит общеизвестным фактам, его можно оставить за бортом.

Хотя сам я до сих пор не вполне уверен, что именно понятие “демократия” означает. В отличие от совершенно конкретного понятия “права человека” - которое, по мне, действительно превыше всего. Право на жизнь, на работу, на вероисповедание, на свободное получение информации: если они защищаются в государстве, то оно и есть демократическое. Если хоть какое-то из базовых прав человека нарушается, то мы имеем дело с не-демократической системой, как бы она ни называлась.

По-настоящему же серьезным аргументом “против” мне представляется только один: легко представить, что наши элиты примутся за построение монархического строя с таким рвением, что по привычке лбы порасшибают. Начнут искать в арабских рукописях первые упоминания династийной линии нового монарха, например. А еще решат, что монархия делает одного человека ответственным за все решения и что она передает все властные полномочия в одни руки.

Хотя на самом деле как раз наоборот. Современная монархия подразумевает реальное разделение полномочий и ответственностей - между монархом, который отвечает за стабильность общества и за общий курс развития нации - и между правительством, например, которое отвечает за зарплаты учителей.

Но, как известно, любую хорошую идею легче всего могут загубить ее горячие сторонники - тем более те, кто наделены полномочиями ее воплощать. Так что “азиатчина”, которая начнется в случае гипотетического строительства Казахского султаната, действительно настораживает.

А из аргументов “за” самый убедительный - это наша стабильность, которую нам надо сохранять всеми доступными способами. Потому что она для нас, как вода в аквариуме: не будет ее - не будет ничего хорошего.

Достаточно на соседнюю Киргизию посмотреть, где передел начался и никак закончиться не может. Что Акаев успел построить - растащили и разрушили, а до строительства чего-то нового руки еще нескоро дойдут.

Но Киргизия - страна откровенно бедная. Мы же богаты и ресурсами, и инфраструктурой, и в случае передачи власти эти богатства выйдут нам боком, потому что за них легко может вспыхнуть полномасштабная война.

Новому правителю, каков бы он ни был, нужно будет выстраивать новую пирамиду власти из верных ему людей. И эта пирамида пойдет до самого основания, до дворника в вашем дворе - потому что верным людям нужно опираться на своих верных людей, тем на своих и так до самого конца. А потом эту пирамиду нужно будет кормить, раздавая своим людям заводы и месторождения.

Перспектива столь невеселая, что поневоле монархическое настроение захлестнет. Может быть, действительно не стоит рисковать спокойствием ради привычного названия?

А в монархической Японии решилась, наконец, давняя проблема, нервировавшая нацию. На днях принцесса Кико родила принцу Акишино сына-наследника. А значит, королевство будет процветать.

Александр Шухов

Досым Сатпаев, политолог:

Статья уже вызвала серьезный резонанс в обществе, так как сама идея построения монархии в Казахстане многим кажется довольно экзотической. Поэтому с точки зрения оригинальности данная статья представляет значительный интерес. Что касается ее содержания, то оно небесспорно. В частности, сомнительным выглядит тезис о том, что в Казахстане существует республиканская форма правления в классическом понимании этого слова, так как такая форма правления изначально предполагает наличие сильного органа представительной власти в лице парламента, который на основе системы сдержек и противовесов контролирует власть исполнительную. В наших политических условиях мы имеем сверхпрезидентскую систему, в которой, с одной стороны, существует более или менее либеральное экономическое пространство, а с другой стороны, сохраняется жесткий государственный контроль над политической сферой. Но это отнюдь не республиканская форма правления, которую критикует автор статьи. Отсюда вытекает второй спорный момент. Вряд ли казахстанскую модель республиканского правления мы получили в наследство от СССР, так как в советской командно-административной системе также не существовало классических республик, которые были заменены формальным понятием «советские социалистические республики», фактически находящиеся под жестким контролем Москвы.

Кроме этого не очень убедительно звучат тезисы о том, что монархия могла бы быть более приемлемой для Казахстана. Тем более что исторически в казахском родоплеменном обществе никогда не существовало ни конституционной, ни абсолютной монархии, как, впрочем, и республиканской формы правления. При этом многие историки говорят о наличии «степного парламентаризма», при котором даже ханская власть была ограничена авторитетом аксакалов, старейшин и биев. Последние к тому же выполняли функцию судей и администраторов. Более того, в казахском обществе не существовало прочного механизма передачи власти по наследству, так как каждый хан получал легитимность только от родоплеменной структуры, которая могла эту власть и отобрать. Так что исторически монархия для Казахстана более чужеродное тело, чем даже классическая республика.

В то же время можно согласиться с автором статьи в том, что слова «республика» и «демократия» не являются словами-синонимами, ибо форма не всегда соответствует содержанию. Но вряд ли убедительным звучит мнение о том, что именно монархия является той самой политической системой, которая добилась безусловных успехов в построении стабильного демократического общества.

Еще один тезис автора, который можно поддержать, связан со структурой казахстанского парламента. Я полностью согласен с тем вопросом, который ставит Рахат Алиев в статье по поводу непонятного деления законодательного органа на две палаты. Наиболее странной является феномен сената в унитарном Казахстане. Верхняя палата действительно является больше искусственным образованием, чья миссия заключается лишь в том, чтобы гасить возможную политическую активность мажилиса и контролировать законотворческий процесс. Другой смысловой нагрузки у сената нет.

Серик Абдрахманов, депутат мажилиса:

Идеи, высказанные Рахатом Алиевым, не поддерживаю. Конституционные монархии Запада очень привлекательны сегодня, но если уйти вглубь истории, посмотреть, как государства до этого государственного устройства поднимались, вырисовывается совсем иная картина. В непримиримой войне делались первые шаги. Ведь не было Центризбиркома с Загипой Балиевой, и все альтернативные кандидатуры устранялись огнем и мечом...

Мы имеем сегодня демократические институты, процедуры, конституцию, идем нормальным цивилизованным путем - ну и нужно следовать им дальше, сберегая в памяти прошлое, храня традиции.

Я хорошо знаю Рахата Мухтаровича как умного человека и зрелого политика, но знаю и то, что он - ироничный, веселый человек. Видимо, так он решил пошутить.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии