Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Казахский киноэпос «Кочевник» поражает россиян не только размахом

Фото : 8 сентября 2006, 10:36
Лошадью ходи, лошадью


Олег Зинцов

Ведомости

07.09.2006, №167 (1694)

Над созданием нового казахского мифа работала опытная интернациональная команда. Продюсер — Милош Форман, сценарист — Рустам Ибрагимбеков, режиссеров было три, но главным, видимо, следует считать Сергея Бодрова, потому что заканчивал фильм именно он (двое других — живущий в США чех Иван Пассер и казах Талгат Теменов). Из актеров самый известный и дорогой — звезда боевиков категории “Б” Марк Дакаскос, выписанный на роль злодея. Роли двух главных казахских богатырей исполняют менее харизматичные актеры — мексиканцы Куно Бекер и Джей Эрнандес.

Самое впечатляющее в “Кочевнике” — это, конечно, сам факт производства казахского эпоса по голливудским технологиям и намерение продвигать этот продукт (вдохновленный, как сообщают титры, Нурсултаном Назарбаевым) на западный рынок. Причем прокатом в Америке займутся братья Вайнштейн, когда-то открывшие миру Тарантино. На фоне столь грандиозной культурной кооперации уже почти неважно, что в итоге получилось.

Чтобы голливудские стандарты творили чудеса, но “Кочевник” легко укладывается в заданный формат исторической саги с патриотически-пропагандистскими функциями. Зазоры невелики и вряд ли объясняются бюджетом, составившим приблизительно $40 млн (по данным крупнейшего интернет-киноресурса imdb.com) — для казахского кино это ошеломительная цифра, хотя в Голливуде на подобный фильм скорее всего потратили бы раза в полтора-два больше.

Поэтому, например, так толком и непонятно, отчего в батальных сценах, размашистых, но однообразных, так много рапида — для красоты или для экономии, чтобы при помощи замедленной съемки незаметно увеличить хронометраж побоища? И почему лихие кадры с казахскими воинами, на скаку срубающими врага-джунгара, всегда так подозрительно одинаковы, как будто один дубль размножили на компьютере и вклеили в разные моменты боя — не исключено, впрочем, что это фирменный удар, перед которым не устоит ни один батыр, и потому зрители обязаны его запомнить.

Но самое обидное — подозрение, что с киномастером кунг-фу Марком Дакаскосом все-таки не слишком удачно договорились о гонораре. Он играет самого сильного и жестокого воина вражеских джунгаров, но появляется в кадре считаное число раз и почти не машет ногами, в чем сказывается похвальное желание авторов не слишком явно нарушать историческое правдоподобие, но неясно, к чему тогда вообще вся затея, если главное умение звезды не востребовано. А когда через полчаса после начала герой Дакаскоса гибнет столь же стремительно, сколь бесславно, хочется прямо-таки посочувствовать сценаристу, потому что выкручиваться из такой ситуации нелегко — ни одного хотя бы мало-мальски достойного внимания образа врага в “Кочевнике” больше нет. Джунгарский хан никчемен. Злобствующая старуха-мать убитого богатыря откровенно комична, даже когда выцеживает в кувшин молока яд из зубов гремучей змеи. Джунгарский шаман, трясущийся в падучей, — и вовсе практически Петросян. Ах да, пора бы сказать пару слов о сюжете.

“Кочевник” — история про молодые годы объединителя казахских племен Аблай-хана, тамошнего Ивана Грозного, только, как следует из фильма, не в пример гуманнее и справедливее. Джунгары, которым предсказали, что этот человек ввергнет их империю в ничтожество, хотели убить его в младенчестве, но будущего героя спас и втайне от всех воспитал местный Конфуций. Герой вырос и всех победил, причем, пока он рос, ни мудрый учитель, ни коварные враги не старели — в сказке это, в общем, вполне нормально, поэтому экономию на гримерах надо признать разумной.

Чего разумным признать никак нельзя, так это диалоги, написанные Рустамом Ибрагимбековым. Понятно, что именитый сценарист проявил заботу о переводчиках, которым предстояло выдать тексты на казахском, английском и русском языках, но все-таки степень этой заботы могла быть и поменьше. А так возникает обидное подозрение, что если бы враги убили главного героя в колыбели, то в отношении умственного развития он бы совершенно ничего не потерял.

Справедливость требует вспомнить, что в фильме блестяще удалась одна сцена: герой скачет сквозь строй лучников, уворачиваясь от стрел. Джигитовка длится примерно минуту, но позволяет сказать, что в “Кочевнике” все-таки есть на что посмотреть.

Коммерсантъ - Weekend // от 01.09.2006

// "Кочевник" Сергея Бодрова

Рассказывает Андрей Плахов

История фильма "Кочевник" характерна для эпохи глобализации, которая окончательно превращает кинематографистов в кочевой народ, почти лишенный национальности. Этот мегапроект был задуман в Казахстане давно и начал осуществляться американцами: пригласили Милоша Формана как продюсера и другого режиссера чешской "новой волны" Ивана Пассера, полагая, что им как восточным европейцам ближе казахские реалии. Фильм собирались закончить еще в 2004 году, но экономические и погодные условия, а также явные кадровые непопадания не позволили завершить работу.

На следующем этапе заменили оператора, самого Пассера поменяли на Сергея Бодрова; в титрах фильма стоит еще и третий режиссер - Талгат Теменов. Замены и раньше случались на больших постановках, часто рождавшихся в муках: классический пример - фильм "Клеопатра", где сменились три режиссера. Но своеобразие ситуации с "Кочевником" в том, что Голливуд оказался сопродюсером национального кинопроекта стратегической важности. Чуть ли не первая фраза фильма - о том, что казахи никогда никому не подчинялись, а завершается он цитатой из президента Назарбаева о трудной, но доблестной судьбе казахского народа. Картина снималась по-английски, а потом была дублирована на казахский. Перепады между разными режиссерскими индивидуальностями не очень видны, техническое качество съемок вполне приличное, натуральная казахская фактура плюс спецэффекты гарантируют зрелищность. Кони скачут, толпы статистов сражаются, панорамные съемки эффектны, а лица американских исполнителей главных ролей (среди них Джей Эрнандес, Куно Бекер и Марк Дакаскос) вполне, если не придираться, сходят за азиатские. Занятно, что в ролях казахов выступают главным образом этнические мексиканцы. Сюжет сконцентрирован автором сценария Рустамом Ибрагимбековым вокруг ключевого момента истории, когда Казахское ханство сумело почти победить давних врагов - джунгаров (позднее переименованных в калмыков). Центральной фигурой этой коллизии становится народный полководец Мансур-Аблай, который по рождению был чингисидом (потомком Чингисхана), но оказался сиротой и в юности пас верблюдов под Ташкентом. Его карьера резко пошла вверх после выигранной Анракайской битвы, и ее триумфатор стал мотором национального объединения, преодолев междоусобицы и конфликты между тремя основными жузами (составными единицами ханства). Как высший авторитет он получил титул хана и, как пишется в интернетовских источниках, "сумел по сути дела соединить в одно целое все казахские земли, включая Ташкент" (где он и умер). Так далеко фильм, правда, не заходит, иначе к нему потребовался бы комментарий президента Каримова. Не углубляет "Кочевник" и другую скользкую тему, которая вовсю разрабатывается в постсоветской казахской историографии,- о российской колонизации (раньше звавшейся добровольным присоединением), которая пришла на смену джунгарским набегам. Сергей Бодров-старший оказался идеальным режиссером для завершения этого политкорректного проекта: с одной стороны, русский, с другой - считается одним из отцов казахской "новой волны", с третьей - имеет опыт работы в Америке, в Европе, на Кавказе, даже в Южной Африке. Как сказал он сам однажды, теперь мог бы работать и в Индии, и в Китае, что он почти и делает: его новый фильм "Монгол" о молодом Чингисхане снимается в Монголии с японским актером в главной роли. В московских кинотеатрах с 7 сентября


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии