Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

В Казахстане создан прецедент, благодаря которому жители южной столицы, пользовавшиеся услугами «АПК», могут вернуть излишне выплаченные ими деньги за тепло

Фото : 8 сентября 2006, 19:26

№ 35 (299) от 04.09.2006
Наталья БУЕНКО, Астана

В Казахстане создан прецедент, благодаря которому жители южной столицы, пользовавшиеся услугами «АПК», могут вернуть излишне выплаченные ими деньги за тепло. Теперь подобный перерасчет проведут во всех регионах. Многим компаниям явно не поздоровится. Зато в будущем отвадит вытаскивать сверх меры деньги из карманов своих потребителей. Какую сумму удалось «отбить» у монополиста, и каким образом она будет возвращаться? Почему АРЕМ не может регулировать цены на ГСМ? На сколько тянет повышение тарифов в общей картине инфляции? На эти и другие вопросы корреспондента «Мегаполиса» Натальи БУЕНКО отвечает председатель Агентства по регулированию естественных монополий РК Бакытжан САГИНТАЕВ.

- Как вы считаете, нужна ли реструктуризация компании «Казахтелеком»? Надо ли вообще дробить компанию, которая приносит немалый доход в казну?

- Прежде чем принимать решение, надо посмотреть, каким образом выплачивались дивиденды, и выплачивались ли вообще. Если не выплачивались, то куда уходила прибыль. Ведь только в 2005 году доходы «Казахтелекома» составили более 32 миллиардов тенге. Из чего складывается такая большая прибыль? Почему другие операторы связи в отрасли телекоммуникаций не могут получить так много? И здесь мы вновь возвращаемся к тарифам. «Казахтелеком» сегодня борется, чтобы его тариф не трогали. Основной доход они получают благодаря достаточно высоким ценам на услуги междугородной и международной связи, и компания заинтересована, чтобы тарифы на эти услуги не снижались. В то же время тарифы на местную связь ниже, чем в других странах. Существующий дисбаланс цен на услуги «Казахтелекома» тормозит развитие конкуренции среди операторов связи.

Надо взвесить все за и против, а не руководствоваться только тем, что компания приносит доход и поэтому ее не надо трогать. Мы хотим, чтобы компания работала открыто. АРЕМ со своей стороны разработал методику раздельного учета доходов и расходов. Нередко бывает, что один вид доходов перекидывается на другой, и общая картина смазывается. Мы хотим внести ясность и понимание.

Когда есть несколько операторов, всегда разные тарифы. Это рынок. И если доля «Казахтелекома» в нем составляет более 93 процентов, то при наличии конкуренции полученный доход должен быть поделен. Если конкуренции нет, давайте ее создадим. Может быть, по тому же принципу, как и в случае с «Казахстан темир жолы». Там ценовому государственному регулированию подлежит только плата, вносимая перевозчиками за пользование услугами МЖС, остальные составляющие железнодорожных тарифов: тарифы на услуги локомотивной тяги, грузовой и коммерческой работы и по предоставлению вагонов и контейнеров в пользование отнесены к конкурентному сектору. Хотя это разные компании, но принцип почти один и тот же. В случае с «Казахтелекомом» надо вывести магистральные сети и отдельно отставить услуги операторов.

- Тогда «Казахтелеком» откажется обслуживать село, ведь там связь убыточна, и она покрывалась за счет других доходов…

- Вот вопрос! Абонплата на селе копейки - 268 тенге, и повысить ее не так просто. Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов и нынешнее состояние сетей. Многие из них требуют серьезного ремонта, некоторые надо переводить с аналоговой связи на цифровую. На это нужны средства и немалые. Себе в убыток никто работать не будет. Кто этим займется, за счет каких средств? Возможно, государство выделит деньги, но надо знать, сколько это будет стоить.

- Вы имеете в виду дотации тем компаниям, которые придут обслуживать связь на селе?

- Как вариант. Ведь «Казахтелеком» перераспределяет деньги на убыточную сельскую связь за счет прибыли от «межнара». А может, государству самому это сделать и объявить тендер? Мы создали все условия: приди и обслуживай населенный пункт.

- Не так давно управляющий директор холдинговой компании «Самрук» заявил, что госпакет акций в «Казахтелекоме» можно сократить до 25 процентов + 1 акция. Как вы относитесь к подобной идее?

- Насколько я знаю, в ближайшее время должен состояться тендер по привлечению консалтинговой компании. И прежде чем принимать решения, на мой взгляд, надо все же дождаться результатов ее работы.

Сегодня государство хотя и владеет контрольным пакетом, но особо в оперативную деятельность «Казахтелекома» не вмешивается. К тому же, если наша доля упадет до 25 процентов, как будут решаться вопросы, к примеру, с той же сельской связью? Частные акционеры всегда будут в первую очередь отстаивать интересы своего бизнеса.

Поэтому давайте вначале полностью проведем либерализацию отрасли, а уж потом будем делать выводы: оставить за государством 25 процентов +1 акция или ничего не менять, сохранив прежний пакет. Сегодня говорить о продаже, мне кажется, преждевременно.

- Пару лет назад в Америке был доказан ценовой сговор в нефтяном секторе, который обошелся монополистам в круглую сумму штрафов с большими нулями. Были ли в нашей стране подобные прецеденты? Чем закончилась история по «ПетроКазахстану»?

- В свое время я лично занимался этим вопросом. Тогда конкурентная политика была в ведении агентства. В 2003 году мы смогли доказать сговор по «ПетроКазахстану». Они создали при себе несколько дочерних компаний, которые реализовывали ГСМ. Компания была оштрафована на 13 миллиардов тенге. По моей информации, в прошлом году около 7 миллиардов они выплатили в бюджет. Поэтому прецедент был, но он остался в единичном случае.

- Насколько сложно доказать сговор?

- Если нет документального подтверждения, то очень сложно. Как правило, при сговоре бумаг никто не подписывает. Договорились, ударили по рукам, и цены взлетели. Мы ведь не сотрудники правоохранительных органов, чтобы в кабинетах установить прослушку и записывать разговоры.

Правда, в Костанайской области мы смогли доказать субъектам рынка, что сговор все-таки был. В один день на всех автозаправках до одного уровня выросла цена на ГСМ. В данном случае это является косвенным доказательством сговора. После наших предписаний стоимость вновь упала. Чтобы подобные инциденты не происходили, надо изучать рынок постоянно, а не в момент скачка цен. Анализ должен вестись регулярно.

- Отсюда следует, что АРЕМ по большому счету не может влиять на рост цен по ГСМ?

- Не может, потому как функции регулирования цен на ГСМ находятся в ведении Комитета по защите конкуренции при Министерстве индустрии и торговли.

Единственное, если только в обоснование повышения цен будет указан рост тарифов на МЖС. Но в конечном счете его доля в общей цене минимальна.

В свое время я предлагал перейти к сетевой системе автозаправок, как на Западе. Предположим, перейти всем под флаг «КазМунайГаза». Приобретать на определенных условиях нефтепродукты и реализовывать по цене не выше установленного порога. Иначе сейчас все АЗС - это же малый бизнес, туда с проверками не зайдешь.

- Вы собирались обязать монополистов закупать «стратегические товары» только у производителей. Если же необходимый продукт не выпускается в Казахстане, то поставщиком может быть только компания, определенная иностранным партнером. Как эта мера сказалась на тарифном балансе?

- Мы говорили лишь об ограниченном круге товаров: газе, угле и мазуте. В связи с тем, что на рынке присутствует огромное количество посредников, это приводит к увеличению тарифов. К примеру, у ТЭЦ на уголь в затратной составляющей тарифов приходится более 60 процентов. Малейшее движение по цене сразу сказывается на конечном тарифе. Чтобы эту сферу так не лихорадило, мы обязали монополистов закупать указанные товары у основных ресурсодержателей.

Кто успел заключить контракты до принятия решения, они по ним до сих пор работают. Однако у меня уже есть данные, что некоторые ТЭЦ подписали договоры с ТД «КазМунайГаз» как с основным ресурсодержателем по цене намного ниже рыночной. Также прорабатываются контракты о поставке напрямую с угледобывающими компаниями. Даже в тендерную документацию вносятся изменения, по которым в них могут участвовать только угледобывающие компании.

Конечно, вначале все насторожились. Но я считаю, что мы правильно поступили, и к определенному сроку все привыкнут, что надо работать напрямую. С нового года эта норма закона заработает в полную силу. Но положительные отзывы мы уже имеем.

Если говорить об импорте, то первый поставщик, который идет извне, он и есть для нас как бы основной ресурсодержатель. Например, при покупке газа из Узбекистана, мы покупаем у того, кто первым его продаст.

- С принятием поправок в законодательство планировалось пересчитать нормативные потери. Благодаря этому хоть один тариф удалось снизить? Нормативные потери по доставке воды по-прежнему закладываются в бюджет?

- В первую очередь мы разработали правила, поскольку раньше нормативные потери утверждались в соответствующих министерствах. Сейчас мы проводим конкурс на отбор экспертов, которые помогут нам проревизировать ранее утвержденные потери. Возьмем «Алматы Пауэр Консолидейтед» (АПК). Благодаря работе экспертов при рассмотрении заявки мы снизили их нормативные потери по электроэнергии на два процента, это минус 339 миллионов тенге, и по тепловой энергии на семь процентов. При этом заявленный АПК уровень затрат на нормативные потери тепловой энергии уменьшен на более чем 2,1 миллиарда тенге. Раньше эти чуть завышенные нормативы оплачивали потребители. Аналогичная работа по снижению потерь будет вестись по всем регионам.

- Пока вы будете все пересчитывать, по водному хозяйству на покрытие затрат из госказны выделят субсидии, как это происходило из года в год. Куда пойдут деньги после пересмотра потерь?

- Субсидии выделят, но мы не хотим быть голословными. Когда мы придем со своими расчетами и докажем, а я в этом не сомневаюсь, что по воде ненормативные потери завышены. После того, как расчеты будут сделаны, мы приступим к пересмотру тарифов и субсидий в том числе.

- На какой стадии находится разбирательство с АПК? Начались ли выплаты гражданам?

- Раньше у нас не было единой методики, и разные эксперты давали разные расчеты. Теперь мы создали прецедент. Мы предъявили к АПК требований на 432 миллиона тенге. Они, естественно, платить не захотели и подали на нас в суд. В итоге недавно вынесено решение в нашу пользу на 180 миллионов тенге за получение лишних денег с потребителей за последние три отопительных сезона. Первые два остались из-за истечения срока давности за бортом. Если до 9 сентября этого года ни одна из сторон не опротестуют решение, оно вступит в законную силу. И в последующих квитанциях оплата пойдет за минусом.

Сейчас наши территориальные органы в регионах заняты этим вопросом. Всем дано поручение по этой методике пересчитывать поставку тепла и электричества. Я думаю, что у многих будет такой результат, как по АПК.

- Какова процедура возврата средств на одну семью?

- АПК по решению суда должен произвести перерасчет и отразить ее с уменьшением в выписанной квитанции за тепловую энергию. При этом в среднем сумма перерасчета с 1 кв.м составляет 17 тенге, и соответственно возврат потребителю при площади квартиры 60 кв.м составит порядка 1000 тенге. Создание такого прецедента должно дисциплинировать не только АПК, но и остальных субъектов естественной монополии данной сферы.

- Будут ли в ближайшее время повышены тарифы и на что?

- С 1 октября тарифы будут повышены все той же АПК. У них тариф на теплоэнерго не менялся с 2002 года, при этом затраты из года в год растут. Узбекский газ подорожал, цена на уголь поднялась, индексируются зарплаты сотрудникам. Одним словом, затраты растут.

Мы только что говорили с вами о ненормативных потерях, которые конкретно по АПК уже начали снижать. Если бы мы эту работу не проводили, то 2,4 миллиарда лежало бы плюсом в затратах. Чтобы их снизить, мы ищем у компании внутренний резерв. Ну а если при этом есть реальные затраты, то от этого никуда не денешься. Их надо принимать. Если мы этого делать не будем, завтра компания грохнется. При этом наша задача - находить баланс между производителем и потребителем.

Кроме того, с 1 октября на 18 процентов повысится тариф на тепло по Шымкенту. В обоснование они ставят удорожание газа. В Мангистау при снижении тарифов на тепло и горячую воду на 4,7 и 6,9 процента возрастет тариф на подачу питьевой воды на 1,8 и канализацию на 15,4 процента для конечных потребителей.

- Какую составляющую вносят тарифы в рост инфляции? Вы говорили: «Когда новый механизм утверждения тарифной сетки заработает, ситуация станет более предсказуемой: Мин-экономики и Нацбанк не будут гадать, как начало апреля и октября ударит по инфляции и карману потребителя». Однако инфляция по-прежнему скачет…

- Есть много составляющих инфляции. Нас же интересуют тарифы. Для простого человека инфляция в чем заключается? Он получил свою квитанцию, где оплата увеличилась на десять тенге, вот на эту сумму для него и выросла инфляция.

Мы сейчас ведем работу, которую завершим до конца года, чтобы при утверждении тарифов мы могли знать их последующее влияние на все отрасли. Если мы изменили те или иные тарифы, например, на пять процентов, то каким образом они отразятся на инфляции? Сегодня мы определяем инфляцию в коридоре, скажем, пять-семь процентов. Тогда давайте точно скажем, сколько внутри этих семи процентов тянут тарифы. И будем двигаться строго в этих рамках.

Инфляция для нас - больной вопрос. Без формул и методики ее точно не определишь. Если нам скажут, что в рамках семи процентов один даем мы, и если мы дадим тарифы с увеличением на 1,2 процента, тогда никогда не удержимся в запланированном коридоре. Мы эту работу ведем, чтобы пальцем все время на нас не показывали. Мы хотим четко знать, сколько наша доля составляет, каким образом изменение нашего тарифа влияет на общую картину инфляции. И до конца года мы должны эту работу завершить.

От редакции

Говоря о том, что надо посмотреть, каким образом выплачивались дивиденды «Казахтелекомом» и выплачивались ли вообще, господин Сагинтаев, на наш взгляд, немного лукавит. Не секрет, что он был членом совета директоров компании, а стало быть, прекрасно это знает. Должен знать он и о том, что сумма, выплачиваемая «Казахтелекомом» в качестве дивидендов, составляет примерно 50 процентов от суммы дивидендов, выплачиваемых в госказну всеми остальными нацкомпаниями. Откуда же такая забывчивость?


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии