Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Казахи - единый неделимый народ

Фото : 11 сентября 2006, 14:28

Считаю необходимым выразить принципиальное несогласие с основными положениями статьи Каната Кабдрахманова под названием «Городские казахи»… кто они, или о том, куда они путь держат?», опубликованной в еженедельнике «Начнем с понедельника» N№ 32, 18-24 августа 2006 г.

В статье без всяких обиняков утверждается, что «второе поколение «городских казахов», рожденных от городских родителей, уже на 100% являют собой другой казахский народ». Далее утверждается, что вчерашние «шала казахи» выделились в особый народ, имеющий особую судьбу и историческую роль, что принципиальное отличие «городских казахов» от аульных в том, что городские современны, а аульные архаичны, городские в идеале рассчитывают только на себя, свои способности, силы, образование, а аульные видят счастливое растворение человека в роду, что городские исповедуют индивидуализм, а аульные коллективизм». Нельзя также согласиться с утверждением, что «городской казах» в личностном плане постепенно делается целым, а не частью, что любой мальчишка существенно опытнее нашего аксакала в деле ответственности за самого себя». Сомнительными являются утверждения, что «городские казахи» живут без собственной культуры, не имеют культурных святынь, что культуры - это в самую последнюю очередь искусство, а в первую - качественный стиль существования», что «у нас нет собственного стиля существования, и, будучи естественным образом бесстильными, мы ощущаем свою бесстильность как постыдную наготу», а также надуманные сентенции о вновь возникшем историческом времени и людях «длинной воли» и т. д.

По нашему мнению, выводы и положения статьи Кабдрахманова являются деструктивными по сути, ибо вносят раздрай в сознание людей, подводят к допустимости деления казахов на первый и второй сорт. Автор попытался облечь в теоретическую форму возникшие в последнее время снобистские настроения и мнения определенной части городских казахов. Надо признать, что у этой части горожан выработались чувства превосходства по отношению к приехавшим соплеменникам, у них в ходу суждения типа «понаехали», «аул нас давит», «почему им не сидится в своих аулах», с уст снобов часто срывается по отношению к приезжим оскорбительная кличка «мамбет». Эти кичливые городские казахи, считающие себя пупом земли, вовсе не новый народ, а каста космополитов-манкуртов. Они не знают и не хотят знать родной язык, обычаи и традиции народа, лишены чувства принадлежности к духовно-нравственным ценностям нации. Они лишь по паспорту казахи. Спрашивается, куда подевалась толерантность, декларируемая властями как утвердившееся в обществе чувство?

Казахская нация - как горожане, так и селяне, - единая и неделимая. В многовековой борьбе с врагами народ защитил и отстоял свою необъятную территорию от Алтая до Каспия. Весь казахский народ говорит на одном языке, он выстрадал свою собственную историю и судьбу, выработал единую культуру, обычаи и традиции, молится единому Богу. Единый и неделимый народ создал великую литературу и искусство, отдельные образцы которого получили признание во всем мире. Так по решению ЮНЕСКО юбилей Абая отмечался на всех континентах по всему миру. Обретя подлинную государственную независимость, весь казахстанский народ единым порывом устремлен в будущее. Здесь отмечены основные критерии-признаки нации. По Кабдрахманову же получается, что стиль и поведение городских казахов - главный критерий нового народа. Этот признак мы считаем несущественным, надуманным. Однако новое время, новые условия и обстоятельства рождают новые проблемы. Возникшее в обществе напряжение надо снимать, а не нагнетать.

Истоки и суть проблемы следует искать в социально-политической сфере. Утвердившиеся за 15 лет рыночные отношения в корне преобразили все сферы жизни общества. К счастью, преобразования обошлись без кровопролития. Рыночные отношения ударили по основной массе населения, особенно больно по жителям сел и аулов. Привыкшие за многие десятилетия к колхозно-совхозным порядкам, когда за людей все решало начальство, когда безответственность и безынициативность въелись в сознание, теперь, когда колхозов не стало, аулчане, оставшись один на один с жестокими рыночными условиями, растерялись. Надежда на государство лопнула как мыльный пузырь. Государство немилосердно к своим подданным и действует по принципу: спасение утопающих - дело рук самих утопающих. За все эксперименты государства всегда расплачивался народ. Власть когда-то всех селян насильно загнала в колхозы, и она же, не спросив у народа, ликвидировала их, лишив тем самым колхозников хоть маленького, но источника существования. Приватизация обернулась в «прихватизацию». Жители сел и аулов, оставшиеся без заработной платы, некоторое время продержались, так как на подворье был скот. Когда же скот был съеден, сотни тысяч селян устремились в города, главным образом в южные. Десятки тысяч расселились по окраинам Алматы. Теперь они горожане. Жить там, где человек желает поселиться, есть его естественное право, отраженное в Конституции. Власть не должна препятствовать или запрещать жить в городах. Это было бы дискриминацией.

Для переселенцев проблема № 1 - это выжить, найти хоть какой-нибудь источник существования, построить времянку, дом, обустроить быт. Переселенцы оккупировали многочисленные базары, автостоянки, автопарковки, заняли всевозможные торговые точки, пункты общественного питания, строительные площадки, занялись извозом и т. д. Молодые казахи стоят на обочинах известных магистралей городов. Они предлагают свои здоровые, но малоквалифицированные руки для выполнения любой работы.

Какая-то часть молодых казашек, бывших сельчанок, предлагает свои услуги в гостиницах, на вокзалах, в других злачных местах. Часть молодежи, выходцев из села, пополнила ряды криминальных сообществ.

К сожалению, переселенцы привезли с собой не только свои беды, нищету, неустроенность, но и специфическое аульное мироощущение, обычаи и привычки. Этот аульный дух прежде всего раздражает городских казахов. Да, действительно, они недостаточно культурные, с образованием тоже не все в порядке. Торгуя на базаре, обвешивают покупателей, придумывают всевозможные ухищрения. Да, аульная молодежь, собравшись вместе, любит сидеть на корточках и плевать в центр круга. Все это так. В этом их беда. Их надо принимать такими, какие они есть. По мановению волшебной палочки они не станут другими. Пройдет время, и город сделает свое дело, они станут другими людьми.

Здесь нелишне напомнить, что все казахи родом из аула. Аул - колыбель всех казахов. Как коренной алматинец, я свидетельствую, что в конце 40-х начале 50-х годов прошлого века численность казахов в столице Казахстана едва дотягивала до 2-3 процентов. Благополучным городским казахам следует помнить, что в свое время их деды и отцы тоже прибыли из отдаленных аулов, держа в руках сколоченные из дощечек чемоданы с навесными замками, а то и просто с заплечными мешками. В городе они впервые увидели трамвай, троллейбус. После аульных мазанок с крохотными одноглазковыми оконцами они были потрясены высокими потолками и широкими окнами в комнатах общежитий. Им надо отдать должное, не зная русского языка, они стойко вынесли все трудности. Их упорство было вознаграждено, а общество отнеслось к ним с пониманием. Русские преподаватели - подвижники Ф. М. Жеребятьев, М. С. Сильченко, Н. С. Смирнова и другие заботливо пестовали молодые казахские кадры, новую интеллигенцию. Жадно впитывая в себя все новое, отцы и деды современных кичливых казахов целеустремленно учились, реализовали себя как профессионалы, стали подлинными интеллигентами.

Да, в начале XXI века жизнь подкинула новую проблему - проблему вынужденных переселенцев. Решение этой проблемы во многом зависит от доброй воли и степени зрелости власти. Конфронтация власти с переселенцами - дело бесперспективное. Власть не имеет права уйти от решения животрепещущих вопросов переселенцев. Приезжие останутся в городах, в свои аулы они уже не вернутся. Долг акиматов - создать условия, реальные механизмы социальной адаптации для переселенцев. Во вновь возникших на окраинах городов поселках необходимо построить школы, медучреждения, обеспечить электро- и водоснабжение и другие необходимые для нормальной жизни объекты.

Бывшим селянам, привыкшим жить по указке сверху, трудно приходится в свободном городском плавании. За все свои действия они теперь отвечают сами. Известно, что переезд на новое место жительства сродни стихийному бедствию. Все трудности и лишения преодолимы. В свое время через них прошли теперешние состоявшиеся благополучные городские казахи. Свои рассуждения хочу закончить на мажорной ноте. Нет у меня сомнения в том, что через каких-нибудь 10-15 лет они прочно встанут на ноги. Залогом этого является их оптимизм, упорство и целеустремленность. Решив бытовые проблемы, они все силы отдадут делу обучения и воспитания детей. Вопреки скепсису алматинских снобов, новые переселенцы вольют в нацию здоровую кровь. Требования городской жизни заставят наверстать упущенное. Они станут другими и, как страшный сон, будут вспоминать дни сегодняшние.

Асылбек ОМАРОВ, доцент университета «Кайнар»


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии