Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Виктор ХРАПУНОВ: «Я знаю, что прав…»

Фото : 11 сентября 2006, 17:39

Анатолий ИВАНОВ, 01-08.09.2006


Уже несколько месяцев прошло с тех пор, как в СМИ появилась информация о скандале, разгоревшемся вокруг требований международного банка высшей категории Depfa выплатить долговые обязательства по векселям, выпущенным городом Алматы. До сих пор по этому вопросу общественности была известна только точка зрения нынешнего акима Алматы. А вот позиция бывшего руководителя южной столицы Виктора ХРАПУНОВА оставалась тайной. Мы подумали и решили, не надеясь, честно говоря, на положительный результат, задать экс-акиму прямые вопросы, которые могли бы пролить свет на эту довольно темную историю.

На наше удивление, Виктор Вячеславович согласился практически мгновенно. В результате было записано огромное интервью, первую часть которого мы публикуем в этом номере. В ней речь пойдет о проблемах, с которыми бывший аким столкнулся, выполняя поручение президента Назарбаева, данное еще в 1999 году. В следующей же части… что будет в следующей части, догадаться не трудно, поэтому события опережать не будем.

Алматы или Капчагай?

Виктор Вячеславович, для начала давайте вспомним историю строительства нового пассажирского терминала Алматинского аэропорта.
- В июле 1999 года здание Алматинского аэропорта сгорело дотла. Остался только один остов. И почти до середины 2000 года он, словно злой рок, напоминал о трагических событиях, произошедших в Алматы.

Кстати, сегодня до сих пор остаются подозрения в умышленном поджоге. А Вам так не кажется?
- В этой истории до сих пор много темных пятен. Хотя если читать официальное заключение комиссии, то там все ясно и понятно - очаг возгорания находился в ресторане, который располагался в здании аэропорта. Что некая «тетя Маша» что-то там готовила во фритюрнице. И вдруг масло вспыхивает. Пока эта «тетя Маша» бегает, пытается своими силами потушить его, начинается пожар. Огонь поднимается до потолка и воспламеняет утеплитель, который не менялся с начала 60-х годов. В результате в считанные минуты сгорает кровля, а вместе с ней и здание.

А Вы сами-то верите, что произошло именно так?
- Сложно поверить в то, что во всем виновата фритюрница. Сложно поверить, что загоревшееся масло вначале сожгло двойной слой паркета, затем огонь побежал по шторам и захватил кровлю. Теоретически это возможно, но практически - я не уверен. По идее, пожарные должны были провести следственный эксперимент.

То есть, не исключено, что поджог был умышленным?
- Трудно сказать, столько времени прошло с тех пор. Я тогда был в отъезде. А когда вернулся и увидел еще тлеющие головешки, то был сражен. Это было страшное зрелище! Обгоревшие полы, закопченные стены и абсолютно непонятно, как перетекал огонь. То ли сверху вниз, то ли снизу вверх! До сих пор все это стоит перед глазами. Очень скоро мы начали демонтаж обгоревшего здания, которое стояло, как памятник нашего разгильдяйства. Тогда здание аэропорта находилось в республиканской собственности. И произошло следующее.

В очередной свой приезд Нурсултан Абишевич в резкой форме спросил тогдашнего министра транспорта Серика БУРКИТБАЕВА, как долго мы еще будем наблюдать все это безобразие, почему никто этим не занимается? Министр что-то там начал отвечать, и вдруг президент оборачивается ко мне и спрашивает: «Если отдадим в коммунальную собственность, построишь терминал?». На что я сказал, что если дадут поручение - построим. Тогда и поступило поручение: все, что осталось от аэропорта, отдать Алматы, чтобы началась конкретная работа. Мы начали работу. Удалось найти в бюджете около 7 миллионов долларов.

В бюджете города?
- Да, свободные остатки были, что-то взяли из других проектов и так далее. Создали свое предприятие капитального строительства (ПКС) и определили его основным заказчиком по строительству терминала. Срочно начали создание проектно-сметной документации, а 16 декабря 2000 года заложили первый бетон. Очень быстро стали возводить каркас. Не скрою, было трудно.

Что, мешали?
- Честно говоря, сейчас об этом говорить не хочется. Хотя были и конъюнктурные трудности. Они сильно мешали нормально работать.

Строительство аэропорта в Капчагае относится к этим трудностям?
- Это было одним из камней преткновения. Тогда г-н Нуркадилов вдруг заявил о начале строительства аэропорта. Не терминала, а целого аэропорта со всей инфраструктурой в Капчагае, и даже заложил первый камень. А его турецкий представитель-заказчик объявил о том, что аэропорт называется «Нур», и об этом стали говорить практически все средства массовой информации.

Естественно, что мы столкнулись с очень большими сложностями. Нуркадилов смог пробить письмо в правительстве с подписью премьер-министра, которое гарантировало турецкой компании, что в обмен на их финансирование все международные рейсы из Алматы будут переведены в Капчагай. Соответственно, алматинский аэропорт функционировать не будет. Премьер подписал это письмо под грифом «секретно». А узнали мы о его существовании от наших друзей из Лондона, где турецкая компания искала финансирование. Это «секретное» письмо мне прислали по факсу. Представляете? По факсу!

Я был сражен таким продолжением истории с алматинским аэропортом. Естественно, тут же написал письма к премьер-министру и к Нуркадилову с просьбой отозвать это «неотзывное гарантийное» письмо. В своем письме я указал, что алматинский аэропорт будет функционировать, что в настоящий момент началась реконструкция терминала и открыто финансирование. Ответа я ждал 15 дней. Но ни от премьера, ни от Нуркадилова я ничего так и не дождался.

Тогда я написал письмо в эту турецкую компанию. Суть его была в том, что сейчас рыночная экономика, и ни правительство, ни министерство, ни премьер-министр не имеют права вмешиваться в финансово-хозяйственную деятельность авиакомпаний, которые как летали в аэропорт Алматы, так и будут летать, и никто не сможет заставить их перейти в другой терминал. После этого я испытал на себе очень серьезное давление со стороны премьер-министра. От меня в свою очередь требовали отозвать письмо и понять, что все эти гарантии были даны с целью привлечения инвестиций в Казахстан.

Но я заявил, что свое письмо отзывать не буду. Так и сделал.

Видимо, у этой истории было продолжение?
- Естественно, через несколько месяцев турецкий бизнесмен приехал в Алматы. Нуркадилов устроил нам встречу. И тогда я прямо ему сказал: пожалуйста, хотите вкладывать деньги, вкладывайте их в аэропорт Алматы! Понадобится Вам грузовой терминал в Капчагае, давайте совместно строить его там. На этом история строительства аэропорта в Капчагае была завершена.

Дела консорциума и компании Odell

Насколько мне известно, одним из результатов этой истории была потеря инвестора? Это правда?
- Правда. До начала истории с аэропортом в Капчагае мы подписали с руководителем немецкой компании г-ном Гебхардом соглашение о финансировании строительства нового терминала алматинского аэропорта. Они должны были найти средства в сумме 63 миллиона долларов. Узнав о существовании «неотзывной гарантии», они прислали нам письмо с отказом сотрудничать с нами. В итоге мы вынуждены были искать нового инвестора.

А поручение президента оставалось?
- Оставалось.

И кого в итоге нашли взамен?
- Мы объявили тендер. На него свои заявки с предложениями подали 12 компаний. Самым лучшим оказалось предложение консорциума компаний EKO Construction и Business finance Ltd. Они действительно предложили самые лучшие условия! Мы начали с ними работать.

А в чем заключалось их преимущество? У них были более выгодные предложения в финансовом плане или техническом?
- Во-первых, они предложили нам более низкую стоимость строительства терминала. Во-вторых, была предложена более низкая ставка кредитования - 3,5%. Это было очень выгодное предложение, поэтому комиссия под руководством моего заместителя Якова Зайца пришла к соответствующему выводу. А потом, перед тем как принять окончательное решение, мы послали нашу делегацию посмотреть качество выполняемых этим консорциумом работ. Они выполняли реконструкцию терминалов аэропортов в Стамбуле, в Бодруме, построили новый аэропорт в том же Стамбуле.

Когда наша делегация посмотрела все это, пришла к однозначному выводу - нас устраивает. И качество, и дизайн - все соответствовало нашим требованиям. Но у этого консорциума было одно важное условие. В Лондоне на счету нашей компании-представителя должно быть 10 миллионов долларов.

А почему именно в Лондоне, а не в Алматы, Гамбурге или, скажем, в Париже?
- Потому что этот консорциум базировался в Лондоне. Кроме того, они сказали, что искать финансирование нашего проекта будут именно в Великобритании, поэтому им было необходимо видеть деньги в Лондоне. Честно говоря, я где-то видел логику их условия, но, тем не менее, мы решили подстраховаться. Мы создали компанию Airtrans UK Ltd в виде акционерного общества. Эта компания открыла счет в Лондоне, и на этот счет мы перевели 10 миллионов долларов с соответствующей инструкцией для банка об ограничении использования этих средств. Мало ли что, Airtrans UK Ltd с кем-нибудь контракт заключила, не выполнила, и результатом санкций стал бы уход денег города.

Мы же должны защищать свои деньги! Поэтому по инструкции банку, в случае желания перевести эти средства или совершить какую-либо другую не санкционируемую нами финансовую операцию, эти деньги моментально должны были вернуться в Алматы. Перечислив эти средства, мы стали требовать от консорциума поиска инвестиций.

Они их что, не искали?
- Отчего же, искали. Но в конечном итоге консорциум нам заявил, что найти средства не в состоянии. Не могу сказать, каким образом они искали инвесторов и почему не смогли их найти. Я этого не знаю. Хотя они нам уверенно заявляли, что выполнят все свои обязательства. Правда, за тот период времени этот консорциум прогнал на счет «Предприятия капитального строительства» 850 тысяч долларов. Естественно, что после того, как они объявили о невозможности продолжения поиска инвесторов, мы вынуждены были расторгнуть с консорциумом контракт. Тем не менее, они забрали у нас 150 тысяч долларов в виде оплаты.

Они же не выполнили своих обязательств, за что им платить?
- В принципе, они выполнили предпроектные работы по поиску инвесторов. Это технические задания, маркетинговые исследования и так далее. Кроме того, для того чтобы привлечь инвесторов, ими была проведена работа по определению рейтинга города Алматы. Составить документацию, необходимую финансовым институтам для обеспечения ликвидности данного проекта, куда будут закладываться определенные консорциумом деньги. То есть определенная работа проводилась. К нам в Алматы приезжали специалисты, работали в терминале, уезжали в Лондон. Работа шла, и ее EKO Construction и Business & finance Ltd оценили в 150 тысяч долларов.

Мы же вынуждены были искать другого инвестора, который смог бы решить нашу проблему. В итоге вышли на американскую компанию Odell International. Это очень известная компания. Мы посмотрели ее послужной список, обратились в посольство Казахстана в США и получили очень хорошие рекомендации. Мы послали своих специалистов в США, посмотрели объекты, возведенные Odell International, и пришли к выводу, что будем работать с этой компанией. Что и было сделано. На депозит мы разместили оставшиеся финансовые ресурсы, и компания Odell International обязалась привлечь инвестиций на сумму 63 миллиона долларов для окончания строительства пассажирского терминала.

Надо сказать, компания Odell International сделала очень много для улучшения рейтинга Алматы. К нам стали приезжать специалисты самого высокого класса из США. Все шло хорошо. Но вдруг компания Odell нам заявляет, что, учитывая сложность развития общественно-политической ситуации в Казахстане, они не могут обеспечить страхование от политических рисков, а потому нет никакой возможности привлечь необходимые инвестиции.

А компания Odell объяснила, в чем именно заключается сложность развития общественно-политической ситуации в стране?
- Нам они не стали объяснять, что вызывает у инвесторов и страховщиков опасения и недоверие. Просто поставили перед фактом.

И в каком году это произошло?
- Это был 2002 год. Вместе с тем компания Odell, несмотря на все вышесказанное, все-таки успела перегнать на счет «Предприятия капитального строительства» 5 миллионов долларов. Причем это были их собственные деньги. И когда мы стали на них наседать: господа, нам нужны деньги для продолжения реконструкции терминала, просим вас выполнять обязательства по контракту (нам все равно, где вы будете их брать), они окончательно приняли решение отказать нам в сотрудничестве.

Но деньги они, конечно же, тоже захотели?
- Да, они заявили, что они провели определенную работу по привлечению инвесторов и составлению необходимой документации, а потому заблокируют деньги на нашем счету до того, как представят свои затраты по проекту реконструкции терминала.

И в какую сумму они оценили свой труд?
- Odell International представила весьма внушительный счет. Свои затраты они оценили порядка в 2,5 миллиона долларов. Естественно мы немедленно подключили юристов и финансистов, которые стали работать с компанией Odell. В результате переговоров удалось понизить сумму оплаты за выполненные работы до 1 миллиона 502 тысяч долларов. Получив от нас деньги за выполненную работу, Odell International тут же перечислила на счет компании KazCap Ramnous Investment 2 миллиона 252 тысячи долларов.

А чем занималась компания KazCaр?
- Это управляющая компания строительным проектом. Совместное казахстанско-канадское предприятие. В это же время мы стали работать с компанией Delamore.

Откуда взялся Delamore

Вы объявили очередной тендер или были какие-то иные пути поиска?
- Откровенно говоря, мы работали с большим количеством компаний-партнеров, которые понимали ситуацию, в которой мы оказались. Да и мы не скрывали свои координаты и условия инвестирования для окончания строительства нового пассажирского терминала. Надо сказать, что компания Delamore нам сильно помогла разрешить недоразумения с Odell International. Напомню, Odell встала в позицию, что пока мы ей не заплатим, компания будет с нами судиться. Это означало, что деньги могли быть заблокированы на неопределенное время. Нам же надо было строить, поэтому предложенная Delamore помощь была нам на руку. Нам, казахстанцам, работать в США было трудно, а Odell чувствовала там себя, как рыба в воде.

Было очень приятно, что Delamore сделала такой шаг. Более того, было предложено дальнейшее сотрудничество, которое нас устраивало. В итоге с компанией Delamore был подписан ряд договоров. Подписали соглашение об оказании этой компанией услуг менеджера по окончанию строительства терминала, в области развития пассажирского транспорта в Алматы (метро и монорельс). Мы с ними договорились по вопросу реконструкции энергетического хозяйства со строительством Мойнакской и Кербулакской ГЭС. И договорились о реструктуризации пассажирского терминала алматинского аэропорта, в результате чего в бюджет города одномоментно поступало 65 миллионов долларов.

То есть деньги, которые были затрачены в ходе строительства терминала, возвращались?
- Да. Ожидалось, что эти деньги в 2005 году пойдут на благоустройство города. А когда встал вопрос, как нам оплатить компании Delamore ее услуги, мы пришли к обоюдному согласию, что компанию устроит выпуск акиматом Алматы векселей.

Хотелось бы уточнить, что это были за векселя?
- Получив такое предложение, мы подписали соглашение со всемирно известной компанией Coudert&Brothers, которая дала нам юридическое заключение. В этом заключении было указано, что Алматы согласно законодательству Казахстана имеет полное юридическое право на выпуск векселей. Речь идет о простых переводных векселях, которые иначе еще называются «долговыми расписками». И когда мы пришли к такому соглашению, мы поняли, что надо обратиться в маслихат Алматы и заручиться поддержкой.

Естественно, мы написали письмо в маслихат, затем я лично выступил перед депутатами. Я сообщил, что нам для окончания строительства терминала аэропорта необходимо выпустить векселя. Объяснил, что они из себя представляют. И постоянная комиссия по экономике, рассмотрев наши предложения, внесла изменения в обеспечение залога, которое определялось положением, утвержденном на сессии маслихата. Из всех статей они убрали слово «векселя».

То есть де-юре все препоны, которые были расписаны в положении о залоге обеспечения ценных бумаг, маслихатом были сняты. Мною были подписаны 15 векселей на сумму 15 миллионов долларов (по миллиону каждый). Компания Delamore эти векселя приняла. Поскольку данные векселя выпускались для Лондона, то и подтверждались они свободно конвертируемой валютой, признанной во всем мире. Это стандартная международная практика.

Компания Delamore провела большую работу. Опять же речь идет о создании необходимой документации, получении высокого кредитного рейтинга. Так, благодаря Delamore к нам приехали специалисты агентства Fitch и поставили Алматы очень высокий рейтинг - ВВ+. Соответственно, банк, к которому обратилась компания Delamore, тут же заявил, что с таким городом, как Алматы, он согласен работать по любому проекту.

Это Вы о Depfa Bank?
- Совершенно верно. А с компанией Delamore мы подписали соглашение на четыре проекта. Первое - это секьюритизация затрат по терминалу на 65 миллионов долларов. Второе - это строительство метро и монорельсовой дороги в Алматы на 810 миллионов долларов. Третье - строительство Мойнакской ГЭС на 320 миллионов долларов. Наконец, четвертое - реконструкция системы энергоснабжения города, которая уже полностью исчерпала свои возможности. Компания Delamore взяла на себя обязательства привлечь 40 миллионов долларов в виде аванса для финансирования АПК. И мы получили эти 40 миллионов долларов!

Виктор Вячеславович, как же должны были погашаться долговые расписки, выданные компании Delamore?
- Векселя в соответствии с нашим договором имели отсрочку платежа на два года. Оплата должна была производиться в схеме секьюритизации доходов от терминала. Только от терминала и только по международным авиалиниям! В свою очередь компания Delamore получив от нас долговые расписки, в соответствии с законом разместила их в банке. Это ее право! После выпуска векселей мы должны были получить 65 миллионов долларов за строительство терминала, а после, согласно подписанным соглашениям, компания Delamore наделялась правом получения пассажирских сборов с международных авиалиний в течение 5 лет.

Проведенный компанией Deloitte & Touch аудит показал, что доходность от пассажирских сборов только международных авиалиний алматинского пассажирского терминала составляет 18,5 миллионов долларов в год при расходной части в 2-2,5 миллиона долларов в год. То есть прибыль составляет в пределах 16 миллионов долларов в год! По договору с нами Delamore в течение пяти лет возвращает свои деньги, а оставшуюся часть направляет на развитие терминала.

Так кто помог завершить строительство терминала?
- Delamore помогла. Первый транш был проведен на сумму 4 миллиона 150 тысяч долларов. Второй - на сумму 6 миллионов 760 тысяч долларов. Третий - на 1 миллион 29 тысяч 504 доллара. Двухлетний интерес банка составил 3 миллиона 60 тысяч 496 долларов, что в процентном соотношении составляет 10% в год. Должен сказать, что мы должны были завершить строительство терминала к 16 декабря 2003 года, и мы выполнили эти обязательства! Поэтому я утверждаю, что те 10 миллионов, которые мы перечисляли на счет компании Airtrans UK Ltd в Лондоне, мы возвратили сполна.

Отработанное задание

Виктор Вячеславович, вернемся немного назад. Говорят, что выпуск векселей был произведен на основании некоего секретного постановления?
- Такой факт действительно имел место. Канцелярия поставила гриф «секретно» на постановление о выпуске векселей.

А зачем надо было ставить такой гриф, если о выпуске векселей знали и Ваши заместители, и депутаты маслихата?
- В принципе, это не имело какого-либо значения, и каких-либо вопросов по идее не должно возникать. Я уже говорил вам, что о выпуске векселей доложил на сессии маслихата. Это вопрос, скорее, к канцелярии. Когда постановление подписывается руководителем, то оно не имеет грифа «для служебного пользования» или «секретно». Этот гриф присваивается, когда подписанное постановление регистрируется, и что двигало людьми, которые регистрировали это постановление, сказать трудно: может быть, хотели этим защитить данный механизм как свое ноу-хау.

Понятно. Еще вопрос. Насколько я понимаю, Depfa Bank выкупил эти долговые расписки, а позже потребовал свои деньги?
- Так и есть.

Когда в воздухе запахло скандалом, Вы наверняка обратились к Имангали Тасмагамбетову с просьбой разъяснить ситуацию? Какой ответ Вы получили?
- Если до конца быть откровенным, когда я уехал на восток и этот вопрос по привлечению финансовых ресурсов оказался незаконченным, я позвонил Имангали Нургалиевичу. Мы договорились о встрече в Алматы.

Встретились?
- Да. Поговорили с глазу на глаз. Я объяснил все, включая перспективу проектов. Перспектива привлечения инвестиций была в пределах 1 миллиарда 300 миллионов долларов. Все готово, подписывай документ и инвестиции пошли бы в город!

После этого аким города пригласил к себе руководителя Airtrans UK Ltd. Тот предоставил ему все документы. Имангали Нургалиевич изучил их и сказал мне: «Все, Виктор Вячеславович, проблем нет. Мы пригласим специалистов из Англии, рассмотрим эти документы, и я надеюсь, что все будет в порядке. Не беспокойтесь!» Он также переподписал соглашения и сообщил, что его команда твердо намерена продолжить мои начинания. Оставалось только передать пассажирский терминал в управление компании Delamore, и деньги бы пошли в Алматы.

И вдруг в марте 2005 года он подписывает постановление о передаче в аренду нового пассажирского терминала частной компании «Международный аэропорт Алматы» (МАА)! Это вызвало массу вопросов у компании Delamore, которая буквально засыпала его письмами с просьбой о встрече. А в мае Имангали Нургалиевичу Тасмагамбетову было написано новое письмо. В нем выражалось удивление, что представители Delamore не могут с ним встретиться, и было отмечено, что у Алматы есть определенные долговые обязательства, срок которых истекает в декабре 2005 года.

Аким города написал резолюцию своему заместителю Кайрату Букенову с указанием разобраться по данному вопросу. Однако впоследствии это поручение было списано с контроля как отработанное задание…

Но почему терминал был передан в аренду именно частной компании «Международный аэропорт Алматы»? Ведь если он действительно приносит в год $20 млн., а расходы у него всего $3 млн., то прибыль будет почти $17 млн.! Насколько я помню, терминал был передан в аренду сроком на 20 лет. Не трудно же подсчитать, что в итоге бюджет недополучит порядка $340 млн., а то и больше. Разве это выгодно Алматы?
- На этот вопрос ответить может только нынешний аким Алматы. Он имеет право распоряжаться коммунальной собственностью. А вот что побудило его пойти на такой шаг, сказать трудно.

Когда Вы об этом узнали, какие шаги предприняли?
- Когда этот вопрос стал активно будироваться, я вновь встретился с Имангали Нургалиевичем и представил ему полный набор документов. Мы встречались в санатории «Алатау». Все посмотрели, обсудили. Я ему говорю: «Вот, видите, Имангали Нургалиевич, здесь все, что мы наработали за несколько лет». На что он мне ответил: «Виктор Вячеславович, Вы не беспокойтесь, я получил подтверждение от правительства, от Национального банка, векселя выпущены правильно, законно». Он сказал, что ему нужно получить разрешение от правительства, за счет чего рассчитаться с Depfa Bank.

А что в итоге?
- Почему-то стал раскручиваться ажиотаж вокруг этого вопроса. В прессе появились странные статьи. Я написал подробную докладную записку, которая была направлена в Министерство финансов и акиму г. Алматы.

Пишем одно, ищем другое

То есть и министр финансов, и нынешний аким Алматы с Вашей позицией знакомы?
- Безусловно. Я зашел к министру Коржовой, и мы с ней обсудили этот вопрос. То есть как это и должно быть! Но результат меня удивил. Была инициирована проверка со стороны финансового контроля Министерства финансов Республики Казахстан. В свою очередь республиканский финансовый контроль дал поручение провести проверку финансовому контролю города Алматы.

Насколько я понимаю, к тому времени все руководство алматинского финансового контроля было заменено?
- В чем-то вы правы…

И получилось, что новая команда акимата искала компромат на прежнюю команду. Ведь так или все-таки не так?
- Мне не хочется так ставить вопрос. Тем не менее стало иметь место одностороннее толкование вопросов и фактическое игнорирование отдельных документов, представленных исполнителями строительства терминала. Из-за чего я вынужден был обратиться к министру финансов и председателю комитета финансового контроля. Мною были написаны письма, в которых я указал на предвзятое отношение при проведении финансовой проверки.

Получив предварительные акты по итогам финансового контроля, специалисты, которые занимались строительством терминала, написали свои замечания по включенным пунктам, которые остались практически без рассмотрения. Тогда на уровне руководителя комитета финансового контроля была создана согласительная комиссия, которая рассмотрела все спорные моменты: что-то было принято, что-то отклонено. В результате появился документ, прочитав который, я понял, что специалисты финансового контроля рассматривают только вопросы терминала. И совершенно не учитывают работы по совершенствованию пассажирского транспорта города Алматы, реформированию энергетического хозяйства города, строительство Мойнакской и Кербулакской ГЭС, схему рефинансирования затрат, направленных на строительство терминала, с применением схемы секьюритизации пассажирских сборов с международных авиалиний и, наконец, реконструкцию компании АПК.

Поняв это, я написал свои возражения и направил дополнительные документы, которые раскрывают полную картину на фактические затраты по всем указанным направлениям.

И какая была реакция?
- Документы эти были приняты к дополнительному рассмотрению, то есть к продолжению работы. Но неожиданно, без рассмотрения дополнительно представленных документов, комитет финансового контроля Министерства финансов за подписью заместителя председателя направил акимату города Алматы предписание о принятии мер по «выявленным» нарушениям. Соответствующие меры сейчас и принимаются. Принимаются для заключения «независимой» экспертизы.

Особенно хочу подчеркнуть, что у нас есть заключения международных независимых экспертов о том, что нами все сделано правильно. Я хочу еще раз заявить, что финансовые ресурсы, полученные компанией Delamore, как оплата за услуги, расходовались не только на окончание работ по терминалу аэропорта, но и на другие проекты в соответствии с подписанными договорами.

1. Проект развития общественного транспорта города Алматы с окончанием строительства метро.

2. Проект строительства Мойнакской и Кербулакской электростанций.

3. Проект реструктуризации АПК.

4. Проект рефинансирования, затрат, направленных на строительство терминала, с применением схемы секьюритизации пассажирских сборов с международных авиалиний.

И еще. Для того чтобы правильно понять движение денежных средств при строительстве терминала, я предлагаю вам и читателям вашего издания познакомиться с подготовленной нами СХЕМОЙ. Там все видно, все прозрачно! (см. схему и пояснение к ней - примеч. редакции)

В Интернете проскочила информация, что якобы министр финансов имеет против Вас определенные «интересы». И связано это якобы с одним из ее ближайших родственников. Что Вы думаете по этому поводу?
- Не думаю. Мне кажется, что не всегда стоит верить тому, что написано в газетах и тем более в Интернете.

И все же?
- Я все-таки считаю, что людям больше присуща порядочность.

В Шаныраке не было проблем

Затрону еще одну тему. Сегодня микрорайоны Шанырак стали зоной социального напряжения. Поговаривают, что якобы именно деятельность Вашей команды способствовала тому, чтобы проблема предместий Алматы приобрела острый характер. Что Вы скажете по этому поводу?
- Не знаю, кто распускает подобные слухи, но они полностью противоречат фактам. Да, микрорайоны Шанырак всегда были проблемными. Не только Шанырак. К таким территориям необходимо отнести микрорайоны Таугуль, Думан.

Эти проблемы началась еще в конце 80-х годов, когда люди, называющие себя бездомными, начали захватывать земли в Алматинской области - подчеркиваю, именно в Алматинской области, а не в городе Алматы, который, как вы знаете, в состав области никогда не входил. Обеспокоившись положением дел, ЦК Компартии Казахстана принял решение о ликвидации совхоза «Пригородный», совхоза «Таугуль» и передачи земель городу Алматы для распределения между людьми, нуждающимися в жилье. Все документы были оформлены, и вот тогда-то и появились эти микрорайоны Шанырак -1, 2, 3, 4, 5, 6, Таугуль -1, 2, 3, Думан-1, 2.

Но земли-то передали, а финансов для обустройства не было выделено совсем. Когда в 1997-1998 годах мы начали заниматься этим вопросом, то выяснили, что вокруг города Алматы выделено около 12 тысяч земельных участков, как правило, социально незащищенным слоям населения. Мы убедились в том, что в этих микрорайонах нет дорог, нет линий электропередач, нет водопроводных сетей, нет канализации, нет уличного освещения, нет объектов соцкультбыта, нет школ и так далее.

Нами была разработана программа благоустройства этих микрорайонов, началась ее реализация, и люди видели, что многое меняется в лучшую сторону и с пониманием отнеслись к решению насущных проблем. Мы построили дороги, линии электропередач, водопроводы, построили великолепные школы, которых даже в центре города по пальцам можно пересчитать, объекты соцкультбыта, культовые заведения и так далее.

И ни разу не было случаев самозахвата земель?
- Самозахваты, конечно же, были и в наше время. Например, участок земли, предназначенный для трамвайных путей, был захвачен и застроен временными жилыми домами, которые пришлось перенести, дав этим людям другие земельные участки.

Были и казусные моменты. Получив земли из Алматинской области, мы вдруг обнаружили, что аким поселка Таугуль самовольно продал земельные участки тем, кто пожелал их купить. И когда мы начали заниматься этим микрорайоном, увидели, что у людей есть акты на руках, выданные Каскеленским районом, хотя такового уже не существовало.

Был Карасайский район. Было явно видно, что земли выдавались задним числом. Мы обратились в суд на действия акима и архитектора этого поселка. Состоялся судебный процесс, и они были осуждены. Мы же, начав заниматься решением этой проблемы, обнаружили, что аким поселка раздал земли, по которым, по нашим, планам, должны были пробиваться улицы. А люди уже успели построиться! Поэтому был составлен план по переселению этих людей на другие участки.

Как сегодня решаются подобные проблемы, не могу сказать. Вы лучше меня знаете!

Понятно, а Вы не исключаете, что наблюдаемая ныне кампания вокруг Вашей деятельности в Алматы носит политический характер?
- Сложно сказать. Не хотелось бы в это верить.

Есть другой вариант. Это непосредственно связано с Вашей деятельностью на посту акима Восточно-Казахстанской области…
- Положа руку на сердце, скажу: в Восточном Казахстане проблем значительно больше, чем в Алматы.

Каких именно?
- В Алматы за счет организационных и технических мер нам удалось развернуть вопросы строительства и привлечения инвестиций, реформирования сферы услуг, благоустройства города и так далее. С чем же мы столкнулись здесь? Мы увидели, что здесь нет ни промышленного, ни жилищного строительства. Все стоит, все замерло. Мы столкнулись с проблемой деятельности энергетических предприятий. Эта проблема здесь очень остро стоит. Есть проблемы с экологией, с содержанием улиц, дорог местного значения. А ведь Восточно-Казахстанская область находится на первом месте в стране по протяженности дорог как местного, так и республиканского значения. И на все это, на содержание улиц в городах Усть-Каменогорск, Семипалатинск, Зыряновск, Риддер, Курчатов, не говоря уже о других населенных пунктах, у нас выходит всего чуть более 1 миллиарда тенге!

И, к сожалению, мы не можем решить все проблемы одновременно. Поэтому решаем их планомерно, в соответствии со стоящими перед нами приоритетами, среди которых в первую очередь здравоохранение, образование, программа «Питьевые воды» и жилищное строительство. В настоящее время идет разработка и утверждение программы развития сети автомобильных дорог областного и районного значения. Ее осуществление намечено на 2006-2008 годы. На финансирование этой программы, по предварительным данным, в этом году будет направлено 305 миллионов тенге, а в 2007 году - уже свыше 1 миллиарда 200 миллионов тенге.

В целом хочу подчеркнуть, что для решения имеющихся на сегодня проблем в Восточном Казахстане есть все необходимые ресурсы. И одним из важнейших и значимых ресурсов является человеческий потенциал жителей Восточно-Казахстанской области, способных и умеющих работать на перспективу.

Это означает, что область все-таки выходит из кризиса?
- Могу с уверенностью сказать, что идет динамичный подъем экономики Восточного Казахстана. Факты говорят сами за себя. Если в 2004 году область закончила на последнем 16 месте среди всех регионов Казахстана, то в 2005 году мы переместились на третье, а в этом году мы уже вышли на второе место по рейтинговой оценке среди областей и городов республиканского значения.

Сегодня мы видим физическое увеличение объемов по выпуску промышленной продукции. Семь месяцев этого года мы закончили по объему выпуска промышленной продукции с ростом в 107,5%, по сельскому хозяйству - 114,1%. По уровню жилищного строительства - 80% к уровню прошлого года, которое, кстати, было введено в строй исключительно за счет собственных средств компаний и жителей области. Работа идет. Особенно хочется сказать о горнорудной промышленности. Если в 2005 году мы имели снижение объема производства на 7% к уровню 2004 года, то за 8 месяцев 2006 года мы имеем подъем на 10%.

А, может, Вы в Восточном Казахстане кому-то перешли дорогу?
- Не знаю. Не могу сказать. Могу лишь догадываться. Я пока не хотел бы комментировать определенные поползновения, которые сейчас наблюдаются в некоторых СМИ. Но я не позволю, чтобы из-за таких публикаций мое имя негативно воспринималось в обществе. Уже в ближайшее время мы намерены подготовить ряд исковых заявлений к тем изданиям, которые позволили себе опубликовать ложную информацию о моей деятельности. Я знаю, что правда на моей стороне!


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии