Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Арман Дунаев: «В АФН есть информация обо всех конечных собственниках казахстанских банков»

Фото : 11 сентября 2006, 18:33

Сергей ЗЕЛЕПУХИН, 08.09.2006

Арман Дунаев: «В АФН есть информация обо всех конечных собственниках казахстанских банков»

Недавно вступил в силу второй блок ограничений Агентства финнадзора для банков второго уровня. Уменьшены лимиты по инвалютам стран, имеющих суверенный рейтинг не ниже уровня «А» агентства Standard&Poor’s или рейтинг аналогичного уровня одного из других международных рейтинговых агентств. Кроме того, как пояснил глава АФН Арман ДУНАЕВ на состоявшейся на этой неделе пресс-конференции, к концу текущего и на протяжении следующего года следует ждать экспансии банков-нерезидентов и других финансовых институтов на казахстанский рынок.

Об этом, а также о перспективах развития пенсионной системы и страхового рынка мы подробно расскажем в следующем номере газеты. Сегодня же мы попросили председателя Агентства по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций прокомментировать проблемы банковского сектора в связи с вступившими в силу ограничениями.

Лимит - банкам, клиентам - ставка

Арман Газиаскарович, насколько эффективна мера по введению лимита по валютным позициям, ведь, как отмечают аналитики, банки могут компенсировать свои потери путем адекватного увеличения собственного капитала? Или АФН добивается как раз именно этого?
- Меры, которые были приняты АФН, носят косвенный характер. Они не ограничивают возможность банков участвовать во внешних заимствованиях - пусть занимают в любых объемах. Но если объемы заимствования составляют 12 месяцев, то банки должны привести размер собственного капитала к сумме своих краткосрочных обязательств на этот срок.

То же самое касается открытой валютной позиции и валютной ликвидности. На самом деле эта мера косвенно регулирует объемы заимствования, поскольку мы рассматриваем их с точки зрения рисков, которые потенциально могут возникнуть, в том числе и валютных. Что касается мер прямого воздействия, то самая эффективная из них - увеличение минимальных резервных требований, являющаяся прерогативой Нацбанка.

Сейчас объемы внешних заимствований в абсолютном выражении не сократились, но в относительном мы наблюдаем динамику их спада. Очень важно иметь в виду то, что, когда АФН ввело ограничение на краткосрочные заимствования, то банки перешли к заимствованиям на более длительные сроки. И, с точки зрения возникновения рисков, это нормально, поскольку, когда происходит кризис, то внешние кредиторы, как правило, предъявляют к долгосрочному погашению краткосрочные обязательства банков от 6 до 12 месяцев.

Вот Вы сказали, что банки перешли от краткосрочных к более долгосрочным заимствованиям. Если эта тенденция будет усиливаться, то станут ли регуляторы рынка и в частности АФН применять какие-либо меры?
- К сожалению, у Агентства финнадзора прямых ограничительных норм нет, так как мы орган больше пруденциального регулирования. Такие нормы есть у Нацбанка. В частности, ужесточение МРТ.

А какие последствия стоит ожидать от уже принятых и ужесточенных минимальных резервных требований?
- Это означает возможность роста процентных ставок по кредитам, выдаваемых банками. Но давайте открыто говорить. Когда этот вопрос обсуждался в правительстве, то все прекрасно понимали, что темпы роста кредитования реального сектора экономики сегодня очень высокие. По сути дела, рост процентных ставок приведет к снижению кредитования. Хотя в краткосрочной перспективе тенденция роста банковских займов экономике сохранится.

Насколько я знаю, Минэкономики совместно с АФН и Нацбанком сейчас разрабатывают концепцию управления внешним долгом, где будут четко определены пороговые значения заимствований. Как продвигается работа в этом направлении?
- Честно говоря, когда речь идет о пороговых значениях, то их очень сложно определить точно. Нужно смотреть на структуру самой хозяйственной системы. Если ориентироваться на развитые экономики, то их параметры внешних заимствований зашкаливают за 100% ВВП. В то время как в Казахстане этот показатель находится на уровне 50%. Нужно очень внимательно относиться к этим параметрам, поскольку одна экономика может быть достаточно устойчивой: рост валового долга составляет свыше 100% ВВП, но при этом хозяйственная система эффективно развивается.

То есть когда речь идет о странах, львиная доля продукции которых в ВВП представлена конечными торгуемыми товарами, направляемыми на экспорт, то нужно понимать, что они могут себе позволить иметь валовой внешний долг, превышающий 100% по отношению к валовому внешнему продукту. Экономики таких государств обеспечены валютной выручкой, не связанной с сырьевым сектором. А казахстанская экономика ориентирована на экспорт природных ресурсов и, исходя из этого, оптимальным размером внешнего валового долга может быть объем не более 60-70% ВВП.

Но справедлива ли ситуация, когда банкам ограничивают лимит внешних заимствований, а компаниям реального сектора, выпускающим долговые обязательства в виде облигаций, нет?
- Я считаю, что не справедлива, поскольку межфирменная задолженность влияет на весь объем внешних заимствований.

В принципе, попытки изменить ситуацию уже были предприняты, даже в Налоговом кодексе была прописана соответствующая норма и конкретные меры принимались, но нацкомпании и иностранные корпорации как занимали, так и продолжают занимать. Когда компании заимствуют ровно столько, сколько им необходимо для реализации инвестиционных проектов, то никто им ничего сказать не может. Раз они поставили перед собой стратегическую цель реализовать конкретный проект, то и будут продолжать заимствования.

И что касается банков, то их жалобы понять можно. В условиях высокого уровня конкуренции особенно среди банков, которые следуют за тройкой лидеров, присутствие на рынке для них много значит. И за 10-процентную долю на нем они будут продолжать заимствования для того, чтобы нарастить свои активы.

А как в такой ситуации повлияет на внутренний банковский рынок приход нерезидентов?
- Нерезидент нерезиденту рознь. Одно дело, когда на рынок выходит банк без опыта и сложившейся практики корпоративного управления. Другое дело, когда приходит нерезидент, который за плечами имеет большой опыт предоставления финансовых услуг, может диверсифицировать их таким образом, чтобы адекватно поддерживать на высоком и качественном уровне, при этом сохраняя низкий уровень рисков. Таких нерезидентов мы можем только приветствовать. Мы за открытую конкуренцию, которая ведет к снижению стоимости предоставляемых услуг. А потребителей интересует их низкая стоимость и качество.

Без системы нет проблемы

Как Вы считаете, что больше подстегивает инфляцию: внешние заимствования или же промахи в фискальной политике?
- Не хотелось бы отвечать на этот вопрос, но, похоже, мы сами запутались в методологии. Хотя я считаю не совсем адекватным делить причины инфляции на монетарные и немонетарные факторы. Понятно, что любой рост цен является денежным явлением. Однако и рост расходов бюджета, и внешние заимствования прямо и косвенно усиливают инфляционные процессы. Делить причины, их вызвавшие, на монетарные, фискальные, тарифные - вопрос методологии.

Может, надо смотреть гораздо глубже, например, на ожидания игроков рынка от потенциальной экспортной выручки. Она поступает в больших объемах и через банки распределяется по всей экономике. Потом доходы от экспорта влияют на рост доходов населения, которые оказывают влияние на совокупный спрос в сторону увеличения, что тоже усиливает инфляционное давление. Но плохо это не само по себе, а тогда, когда население за ту же самую номинальную сумму денег приобретает меньшее количество товаров и услуг. Вот на что нужно смотреть.

В целом моя точка зрения, что инфляция - сложный феномен, его нужно изучать более внимательно, а не сосредотачиваться только на одном факторе, будь это рост внешних заимствований, или увеличение госрасходов, либо повышение тарифов.

Некоторые западные эксперты давно предсказывают дефолт некоторых банков второго эшелона. Свои прогнозы они обосновывают тем, что качество ссудного портфеля неуклонно падает, из-за чего и возникает риск дефолта. Согласны ли Вы с таким прогнозом?
- Здесь неоднозначная ситуация. Сегодня качество ссудного портфеля упало, завтра оно улучшилось. Мы постоянно ведем мониторинг в этом направлении. Но если говорить о качестве активов, то я соглашусь, что проблемные вопросы есть. Конечно, мы исходим только из тех данных, которые получаем, проверяя банковские структуры. Если глубже копнуть, то и качество некоторых показателей будет несколько иное.

Но с точки зрения требований к залоговой базе, они у нас очень консервативные. В этом смысле мы сильно страхуемся, когда речь идет о рисках. Если небольшие банки будут переживать кризис и будут не способны отвечать по своим обязательствам, это не означает, что АФН станет поддерживать их на плаву.

Если мелкие банки банкротятся, значит что-то неладно было в датском королевстве, значит неправильно, была построена система управления рисками, неправильно выбрана стратегия. Поэтому, я считаю, есть два варианта: либо мы отзовем у них лицензию или приостановим ее действие, либо банки сами прейдут к консолидации, чтобы разрешить кризисную ситуацию.

Уже давно длится конфликт вокруг «Валют-Транзит Банка». Недавно АФН распространило пресс-релиз, где говорится, что многие клиенты ВТБ жалуются на невыполнение банком своих обязательств. Разве это не тревожный звонок для банковского сектора?
- ВТБ не является системообразующим банком. Он не глобальная проблема для развития всей банковской системы. Ситуация, сложившаяся вокруг него, - это результат политики акционеров. В итоге мы получили то, что получили, теперь приходится выправлять ситуацию. Но мы считаем, что кризис будет разрешен. Сейчас ведутся переговоры с потенциальным стратегическим инвестором.

А могли бы Вы назвать его имя?
- Пока я сделать этого не могу.

Но скажите хотя бы - резидент это или нет?
- Это резидент.

Существуют ли у АФН проблемы с другими банками?
- Пока существует финансовый сектор, проблемы будут существовать всегда. Любая система подвержена рискам, а тем более такая система, которая имеет дело с деньгами.

А почему АФН направил меморандум о прозрачности только 17 банкам из 34 существующих?
- Мы направили его тем банкам, которые, с нашей точки зрения, должны «раскрыться» в первую очередь, поскольку фактически они контролируют 99,9% всего рынка. Зачем направлять подобный меморандум дочерним отделениям иностранных банков, которые и без этого прозрачны? В АФН есть информация обо всех конечных собственниках казахстанских банков, но по этическим причинам мы не можем их раскрыть, хотя по законодательству у нас есть на это право. Мы хотим, чтобы банки сами раскрыли эту информацию.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии