Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

А стоит ли уезжать из Казахстана?

Фото : 30 сентября 2006, 13:04

Итак, наша прошлая статья обобщенно называлась: «А стоит ли ехать в Россию?». Поскольку она вызвала неподдельный живой интерес читающей публики, мы, как и обещали, продолжаем тему вопросом: «А стоит ли уезжать из Казахстана?».

Для лучшего понимания сего вопроса давайте отправимся в (теперь уже далекие) 60-е годы. Взаимная приязнь и взаимопонимание русских и казахов тогда были просто поразительными. И потрясающими. И те, и другие испытывали удовольствие  от общения и совместной жизни друг с другом. Нахождение на стыке культур и цивилизаций было высокообязывающим, поэтому каждый человек внутренне ощущал себя не только отдельным индивидом, но и представителем своего народа на этой впечатляющей межнациональной арене, которую (волею судьбы) тогда представлял собой Казахстан.

Люди держали себя в строгости, не позволяя вырываться на волю худшим чертам своего характера, демонстрируя наилучшие. Были, конечно, отдельные мелкие бытовые стычки и дрязги (особенно, во время обыденных соседских свар), но, во-первых, это действительно было мелочью, во-вторых, само общество бдительно следило и сурово наказывало ослушников с тем, чтобы это не перерастало во что-нибудь более крупное.

Самым впечатляющим свидетельством вышесказанного было то, что  праздники люди справляли вместе: душевно, искренне, с настоящим, нелицемерным весельем. И семейные, и молодежные, и детские компании для досуга и общения были межнациональными. Люди тянулись друг к другу не по принципу национальности, а по принципу общности характеров и жизненных интересов.

Сей факт (немного забегаю вперед) свидетельствует также и о том, что все дальнейшие рассказы о страшных недоразумениях, якобы имевших место между нашими народами в 20- 30-е годы (вошедшие в обиход с легкой руки некоторых весьма своеобразных «очевидцев») - чушь. Не могут столь тёплые, искренние и доверительные отношения, которые были в 50- 60-е годы, сложиться после, якобы, страшных событий всего тридцатилетней давности.

Именно эта атмосфера теплоты, искренности и доверия в отношениях между русскими и казахами (помимо массы вполне достоверных исторических источников), более всего свидетельствует о том, что все позднейшие «ужасы» сих «исторических» рассказов - полная ложь.

Шло время. Изменялись, волею партийного руководства республики, структура и объем ее хозяйства. Приходили новые, прежде невиданные отрасли: промышленность, товарное земледелие, крупное строительство, коммунальное хозяйство, транспорт, связь, энергетика.

Уходили привычные занятия многих людей, не выдержавшие испытания эффективностью по сравнению с новыми отраслями хозяйства. Работники новых отраслей повышали свое благосостояние, работники отраслей старых, уходящих - понижали.

На волне возросшего общественного богатства появилось много новых (зачастую не столь остро необходимых) занятий, среди которых особенно выделялись своей значимостью госуправление и идеология. И не то, чтобы они были не нужны... Но, в условиях тогдашнего безразличия к вопросу экономической целесообразности, многие организации и должности вводились в количестве, явно превышавшем потребности.

В  условиях возрастающего благосостояния общества стала нарастать его внутренняя напряженность. Вполне естественно: когда все бедные - чего делить? В условиях появления некоторого общественного богатства стали появляться разногласия и разночтения ожиданий по поводу его распрезделения. В том числе - и национальные.

Но, в целом, все это было совершенно не осознано обществом и отдельными людьми. И не имело каких-либо внешниих проявлений. Люди (самых разных национальностей, и в немалом количестве) чувствовали неудовлетворенность, но сформулировать и высказать это  - не могли.

И вдруг шок: Желтоксан!

Сегодня уже совершенно ясно, что ни о каком «спонтанном всплеске искреннего негодования молодежи» - не было и речи. Больно хорошо и скрупулезно все было продумано и организовано. Слишком крупные административные, организационные, финансовые, материальные, транспортные и людские ресурсы были задействованы.

Не могло столь великолепно подготовленное и организованное действо «спонтанно» возникнуть наутро после вечернего заседания республиканского ЦК и принятия решения об «избрании» присланного Москвой русского лидера местной партийной организации.

Но шок был всеобщим.

Русские были оскорблены тем, что их вклад в копилку богатства республики был недооценен, что недостаточно высокая скорость повышения их уровня жизни (на их взгляд)  - была подвергнута сомнению совсем в другом направлении. А казахи получили в свой логический арсенал недовольства жизненным уровнем столь необходимое им сформулированное идеологическое обоснование.

Жесткое наказание за несанкционированное официальной властью выступление не заставило долго ждать. Правда, как всегда, пострадали невиновные: возбужденная искусными пропагандистскими речами молодежь и маловлиятельные преподаватели. Истинные вдохновители и организаторы выступления как всегда остались за кулисами.

Следующие два с половиной года внешне напоминали прежнее время, но - лишь внешне. Не было больше в отношениях людей разных национальностей прежней приязни, искренности и доверия. Внешне все выглядело так же (Восток есть Восток), но внутренне все стало совершенно иным.

И, как только ослабла жесткая прежде партийная кремлевская власть, и уехал восвояси приезжий партийный руководитель - все прежние претензии выплеснулись наружу.

Не хотелось бы это вновь перетирать, вновь разбираться, кто прав, кто виноват… Скажу лишь одно: именно это, а не мифическая «экономическая целесообразность» стала причиной массового отъезда из республики русского и русскоязычного населения.

Да и о какой еще «экономической целесообразности» и «экономической причине отъезда» могла идти речь, когда в России было абсолютно такое же положение, как и в Казахстане: тот же бардак, та же нестабильность, та же неопределенность, та же неуверенность в завтрашнем дне?

На что тогда стоило менять привычный образ жизни, привычную работу, привычное окружение? И стоило ли?

Уехала и моя семья… Не желающая воспринимать на свой счет справедливые упреки казахов в развале их привычного образа жизни и хозяйства, в загрязнении окружающей среды.

Справедливые-то - справедливые, да вот только - по адресу ли? Разве это русские,простые люди, обыватели, живущие бок о бок с казахами, и разделявшие с ними в те годы те же тяготы жизни, виноваты в том, что республиканское партийное руководство (состоявшее, кстати, уже тогда в основном из представителей титульной нации, и определявшее свою политику согласно воли местных политических кланов) так наплевательски относилось к национальной культуре, к образу жизни и хозяйства, первым выступая за размещением у себя выгодных дорогостоящих военных объектов?

Разве кремлевское руководство (кстати, довольно лояльно относившееся к национальным языкам и культурам, и отпускавшее на их развитие немалые финансовые, организационные и людские ресурсы) было в этом виновато?

В других республиках, получавшим на это ничуть не больше средств, результаты были совсем другие: достаточно  только взглянуть на укоренненность в их массах национальных языков и культур. А если где-то в республиках местные власти отпущенные центром ресурсы перераспределяли на дорогостоящие показушные представительские цели - так то совсем не кремлевского руководства  и русскоязычных обывателей печаль …

Разве виноваты во всем этом были простые русские люди, так же серьезно воспринявшие всерьез громогласные песни о «полном торжестве интернационализма», о «рождении новой исторической общности - советский народ»?

Русские, как и казахи, серьезно верили во все это, они лишь с грустью отмечали исчезновение в  русских национальных обычаев, традиций, танцев, песен, сказаний…

Не пожелала, как уже было сказано, нести ответственность за то, за что не была виновата, и моя семья. Получая незаслуженные упреки в национализме там, где причины явно носили социальный и карьерный характер. Чувствуя оттого урон и унижение самого святого, что есть в копилке нравственных ценностей каждого нормального человека - своему национальному чувству.

Прошло тринадцать лет после отъезда. Все эти годы частенько вспоминал я родные места, бередили сердце воспоминания и впечатления детства и юности. Неужели  извращения не закончились? Неужели люди не разобрались, что все былые обвинения в адрес русских были тогда абсолютно несправедливы, надуманны и необоснованны? Неужели пятнадцать лет жизни уже в собственной национальной стране не раскрыли людям глаза?

Так думал я, заходя на самый известный и посещаемый казахстанский электронный сайт Навигатор-2.

Увы… Что же я там увидел? Все то, что люди прежде говорили в запале, что зачастую было лишь предположением - теперь стало непререкаемой истиной.

Исчезли (стушевались, ушли в тень) люди, хорошо знавшие, как действительно обстояло дело раньше. Подросло целое поколение, впитавшее в себя новые речи, поверившее им. Поверившее в  умопомрачительные извращения истории русско-казахских отношений, внедряемые певцами и выразителями идей самой маргинальной и неимущей части казахского общества.

Но, поскольку (по неизвестным мне причинам) образованная, культурная и успешная часть казахского общества так и не смогла предоставить этим извращениям «певцов аула» более или менее впечатляющей идейной альтернативы, последние стали основой интеллектуальной мысли казахского общества.

Все это проникло не только на страницы казахстанских СМИ, сегодня пишущих об этом, как уже об обыденном, не требующем никаких доказательств, факте, но и на страницы школьных учебников по истории.

Что это означает? А то, что все эти дикие извращения истории, не имеющие никакого отношения к действительности, опровергнуть которые не легко, а очень легко можно на нескольких научных конференциях и симпозиумах, станут и дальше мультиплицировать себя, станут растить новые поколения казахов, истово верящих во всю эту чушь.

Временная и территориальная отстраненность от  горячих оперативных событий, невовлеченность в мелкие ежедневные дела, глубокий разбор ситуации на основе скрупулезного анализа, позволили сделать весьма малоприятные выводы.

И буквально воочию представить себе весьма неутешительную (не столько для русского и русскоязычного населения, сколько именно для образованной, культурной и успешной части самого казахского общества) будущую, вполне возможную, и даже вероятную, перспективу страны.

Оралманы, вернувшись на свою историческую Родину, но так и не нашедшие в ней себе достойную жизненную и профессиональную нишу, рано или поздно должны консолидироваться и начать организованно защищать свои права. А победившая и занявшая твердое первенство в национальной идее мысль о превосходстве идеи «справедливого перераспределения имеющегося национального богатства» над идеей работы по его увеличению - им только в этом поможет.

Государство не озаботилось ни выделением средств, ни организацией усилий на то, чтобы адаптировать их к реалиям жизни современного Казахстана. Поскольку у основной части оралманов образовательный и культурный уровень значительно уступает уровню казахов, уроженцев Казахстана, основной спектр их интересов и требований будет направлен не на то,чтобы увеличить количество и качество национальных богатств страны, а на то, как их «справедливей» перераспределить.

Да, собственно, этот процесс уже вполне ощутимо проявляется в многочисленных "электронных" дискуссиях.

Молодежь, ежегодно заканчивающая школу и постоянно вливающаяся во взрослую жизнь, их поддержит.

Почему? Да потому что она имеет и будет иметь весьма серьезную претензию к имеющейся власти и всему «поколению отцов» за отношение к русским.

Вы спросите: «А причем здесь русские?». А при том, что отношение к русским является основным строительным материалом всей новой идеологической конструкции.

Дети и молодежь, т.е. люди с наиболее тонкой психической организацией, с обостренным чувством справедливости, с ненавистью к несправедливости, и с презрением к отсутствию протеста против несправедливости - в глубине души не смогут простить «отцам» то, что они «не выступили против извергов». И в глубине души именно за это не будут их уважать.

А как еще можно относиться к «отцам», если спокойно и всерьёз воспринимать ту чудовищную ложь об истории русско-казахских отношений, что изливают на общество, на неокрепшие детские сердца рыдающие «борцы за восстановление исторической справедливости»?

Тут одно из двух: либо «борцы» лгут (причём, чудовищно), либо русские - изверги. Третьего-то - не дано...

Не признавать лжи «борцов» означает быть уверенным в том, что русские - изверги. Не выступать против извергов, а тем более с ними сотрудничать - значит быть трусом и конформистом. Все предельно ясно и просто…

Ну, а поскольку свято место пусто не бывает, пьедестал «борцов за справедливость» займут в душе молодежи идеи, а впоследствии и будущие организации оралманов. И это касается не только оралмановской и аульской молодежи, но и молодежи городской, вполне успешной и респектабельной.

Именно оралманы смогут возглавить и возглавят грядущий народный протест. Почему? Они не несут на себе клейма «пособников кровавого оккупационного режима». А их озлобленность и безысходность жизненного существования даст им гигантскую всесокрушающую энергию, пассионарность, если угодно.

То, что оралманы жестко придерживаются канонов и требований ислама - также сыграет за то, что за ними пойдет молодежь. После крушения коммунизма в душе  людей образовалась духовная пустота, которую, практически во всех постсоветских странах, власть постаралась заполнить религиозным содержанием.

Но после 70 лет воинствующего атеизма этот процесс (особенно для людей взрослых, с хорошо сложившимися взглядами и ценностными установками) стал во многом условным и несколько лицемерным.

А вот детское и юношеское сердце особенно нетерпимо к лицемерию и активно в противодействии ему.

Действительная, а не мнимая религиозность оралманов несомненно привлечет молодежь, поведет ее за собой и окончательно похоронит какие-либо будущие перспективы нынешней системы власти в стране, а также ее политической, экономической и культурной элиты.

Нынешняя элита страны, чрезмерно увлекшись решением конкретных прагматичных политических дел - совершенно упустила стратегическую перспективу. Увлекшись процессом позиционирования независимого государства, отстранения от бывшего «имперского центра», борьбой с «наследием проклятого прошлого» и созданием независимой национальной идеи, она не заметила, как трагически перегнула палку и загнала себя в совершенно безвыходную ситуацию.

Видя вокруг себя только «нежелание русских признать казахов равными себе» и «имперские амбиции против новой самостоятельной нации», идеологи новой власти проморгали собственную молодежь. А следовательно - собственное будущее.

Будучи сами людьми взрослыми, здравыми и достаточно циничными, они прекрасно знали реальную цену всем этим истерикам и рыданиям «борцов за восстановление исторической справедливости». Но они не учли, что молодежь, в отличие от них, не знает реального положения дел в межнациональных отношениях при социализме. Они не учли, что молодежь более доверчива к тому, что она видит в СМИ и учебниках. Они не учли, что молодежь более нетерпима к несправедливости (которой не было на деле, и старшее поколение об этом прекрасно знает), но в которую молодежь поверила всем пылом своих горячих сердец.

Нынешняя элита страны, чрезмерно увлекшись отстранением от бывшего «имперского центра», не заметила, что бывший «имперский центр» давно (и окончательно) махнул рукой на свои бывшие «колонии», предоставил их правящим элитам полную возможность делать в своих владениях все, что им заблагорассудится. А увлекшись новыми официальными атрибутами непривычной независимости, и всеми сопутствующими им прелестями международного признания и международных контактов, нынешняя элита страны практически перестала обращать внимание на собственное население. «Резонно» (на свой прагматичный взгляд) рассудив, что нефть и газ население прокормит, а все остальное: лирические и сентиментальные глупости…

Нынешняя элита страны забыла про души собственных подданных. Особенно: про души их молодого поколения. Забыв о том, что власть должна быть легитимной не только в официальных законах, не только в глазах мирового сообщества, но и в душах своих подданных.

Подобная «забывчивость» - зачастую очень дорого стоит…

Проводимая политической элитой политика фактической поддержки извращений истории русско-казахских отношений всегда объективно работала против интересов страны и самих казахов. Если бы история пошла по другому пути, и вместо межнациональных разборок и взаимных претензий, все народы молодой страны сплотились бы на основе идеи новой независимости, Казахстан имел бы все предпосылки стать новым азиатским тигром. Настоящим, а не плодом всеобъемлющей пропагандистской шумихи.

Впрочем, данная тема может быть предметом отдельной статьи. История не терпит сослагательного наклонения. Не будем прибегать к нему и мы. Данная мысль носила только информационный характер.

Продолжим…

Проводимая политической элитой политика фактической поддержки извращений истории русско-казахских отношений в первые годы независимости имела некоторый логический смысл хотя бы для интересов самой элиты. С целью вытеснения старых управленческих кадров и занятия заветных государственных должностей новыми политическими персонажами.

После того, как этот процесс был фактически завершен, дальнейшее продолжение прежней политики стало работать против интересов самой политической элиты. И весьма сильно. Но в элите не нашлось никого, кто задумался бы о необходимости преодоления инерции набранного направления движения и острой необходимости коренной смены политического курса.

Почему вопрос национальных претензий местного населения к русским стоит сегодня повсеместно во всех постсоветских странах, а перспектива маргинального переворота ожидает только Казахстан?

Тому есть несколько объективных причин, которых нет у других.

Во-первых, полный паралич основной отрасли традиционного национального хозяйствования - кочевого скотоводства.

Во-вторых, приезд оралманов, и наплевательское власти к нему отношение.

В-третьих, наличие в Казахстане мощной диаспоры русского и русскоязычного населения, которое будет служить «красной тряпкой» для любителей «все взять и поделить».

Ну и, наконец, самое главное: наличие нефти и газа.

То есть именно того, чего нет в абсолютном большинстве постсоветских стран.

А когда есть что делить, всегда возникает напряженность. Всегда возникает недовольство. И всегда появляются недовольные.

Низкий уровень образования и общей культуры оралманов позволяет сделать вполне обоснованный вывод, что грядущий политический режим победивших оралманов будет очень агрессивным и нетерпимым. Нетерпимым к чужим мнениям и обычаям, к образованию, к высокой культуре.

Того, что было в Иране и Афганистане, не будет, там во главе движений стояли культурные и образованные люди. Больше всего это будет похоже на Камбоджу 1976 года, с одним отличием: в его духовной основе будет не коммунизм, а предельно строгий и фанатичный ислам. (Впрочем, сия духовная основа показывает свою несравнимо большую практическую укорененность, нежели коммунизм).

Недавние экзотические предложения по политическому переустройству страны показывают, что политическая элита Казахстана ищет гарантию стабильности своего положения.

Но напрасно она надеется, что монархия защитит её от сокрушающей все волны народного гнева. Оралманы поднимутся на волне неудовлетворения тем, что богатства Казахстана не делятся и не раздаются поровну всем. (Поскольку в интеллектуальной мысли страны напрочь забита и умерла идея, что надо усиленно учиться, работать и развивать хозяйство, увеличивая богатства страны. А дебатируются, исключительно, вопросы «справедливого» перераспределения имеющегося, но уже распределённого богатства).

Поскольку на их сторону скоро встанет молодёжь, искренне принявшая на веру безумейшие извращения истории русско-казахских отношений (ужаснувшаяся и, в глубине души возмутившаяся отсутствием за это протеста отцов), оралманы легко опрокинут любой режим.

Вернее: очень легко. Троны монархов также лихо слетают с властного Олимпа, как и табуретки «демократов».

Мы вроде бы собирались говорить о том, стоит ли русскому и русскоязычному населению выезжать из Казахстана в связи с принятием Россией новой программы по переселению и приему соотечественников? Что тут говорить? Пусть каждый решает сам.

Пусть каждый сам думает о своем будущем, и сам его определяет. А вот если нынешняя элита Казахстана срочно не пересмотрит стратегическую концепцию своей национальной (и вообще внутренней) политики - тогда, в достаточно скором времени, вопрос переселения в Россию встанет не только перед русскими. Но и - перед очень многими казахами!..

P.S. Скептики могут попытаться оспорить приведенные доводы тем, что, участники Интернета еще не отражают в полной мере реальное мнение общества. На это можно ответить так: если бы в виртуальной жизни горячо обсуждались вопросы ускоренного развития в стране европейской культуры и образования, передовых методов организации социальной жизни и труда - тогда вполне достоверно можно было бы сказать, что участники Интернета не отражают интересы основной части общества, ввиду своей некоторой авангардной продвинутости.

Но, поскольку приведенные в статье доводы касаются, напротив, устарелых и архаичных взглядов и представлений (которых вроде бы не должно быть в продвинутом Интернете), то уже вполне ощутимое наличие их сегодня в виртуальной жизни (а они уже есть, они уже родились, они набухают, они бьются в муках, и стремятся к росту и выплеску), можно только себе представить, ЧТО происходит в сердцах и душах недовольных людей в их реальной жизни!

В нашей прошлой статье, обобщенно названной «А стоит ли уезжать из Казахстана?» (на деле получившейся совсем на другую тему «А стоит ли оставаться жить в Казахстане?»), мы пообещали раскрыть вопрос: «А что было бы, если?»…

То есть, если бы история повернулась несколько по другому, и не произошло бы этой трагической исторической случайности: внутреннего противостояния русского и казахского населения в молодой независимой стране. Противостояния, основанного на фактическом унижении национального чувства русских на базе извращений истории русско-казахских отношений рыдающими «борцами за восстановление исторической справедливости»?

В прошлой статье мы показали, чем чреват столь пагубный курс внутренней политики, выбранный нынешней элитой Казахстана. И, несмотря на очевидную непривычность и экзотичность нашего прогноза, считаем его вполне реалистичным, более того, наиболее вероятным в том случае, если этот курс будет продолжен.

Почему вообще возник этот курс? В чем состояла его внутренняя логика, внутренняя необходимость? Почему политическая элита с такой готовностью его поддержала? Был ли он безальтернативным, не было ли у него гораздо более перспективных соперников, какую опору этот курс имел в обществе, в умах и сердцах простых людей? Нельзя ли сегодня найти пути, методы и средства использовать силу этих умов и жар этих сердец более эффективно?

Мы понимаем, что возможности воздействия государства на своих граждан имеют определенные границы, но знаем и, что такой сильный и влиятельный субъект, как государство, имея высокие цели и задачи, талантливых и квалифицированных исполнителей, эффективные средства воздействия, а также терпение - может очень многое. Очень многое… Если захочет…

Эта статья должна дать некоторое понимание этого. А также всех наших прошлых статей. Да и, вообще, всего цикла.

Нынешнее положение в Казахстане сложилось не на пустом месте. В начале независимости у новых политических сил и игроков возникла необходимость вытеснить старые кадры, воспользовавшись простым и понятным "национальным" предлогом. Причина, имеющая немного общего с реальными национальными интересами, но - хотя бы логичная и понятная.

Но были и другие причины. В основе традиционной государственной и социальной структуры казахов (не изжитой и в советское время) лежало разделение единого народа на три Жуза. Соперничество, взаимное недовольство Жузов друг другом и даже ненависть достигали порой таких масштабов, что возникало впечатление: единственное, что удерживает казахов от внутренней свары - это  противостояние русским.

Казалось, убери русских - и Жузы сойдутся в непримиримой схватке.

Видимо эта вышеназванная причина и была основной в возникновении и выборе именно то внутренней политики, о которой мы сейчас говорим. Вопрос: является ли она эффективной сегодня?

Более того, эффективна ли эта политика для будущего и не станет ли она причиной неприятностей гораздо более весомых, чем те, в преодоление которых она была выбрана?

Творцы выбранной и проводимой политики недоучли: на основе ненависти нельзя построить (по крайней мере, более или менее основательно) настоящую победу. Зарекомендовавший себя в истории принцип «Разделяй и властвуй» успешно применялся к чужим.

Ежели его применять к своим - подрубишь сук, на котором сидишь. Ослабляя свое общество (а, следовательно, и силу своего государства) - ослабляешь себя.

Выигрыш тактический оборачивается стратегическим проигрышем.

В результате после провозглашения независимости Казахстана возникла ситуация, знакомая по известной русской сказке: «Направо пойдешь - коня потеряешь, прямо пойдешь - сам пропадешь». Пошли налево…

По иронии судьбы: где тонко - там и рвется. Пригласили оралманов, сделали красивый и благородный жест… Не учли, что в Казахстане умерла традиционная отрасль хозяйствования казахов, местные - уже пристроены, а рабочие места уезжающих русских не подходят вновь прибывшим по причине недостаточного образования и квалификации.

Результат - шок оралманов. Они ничего не поняли. Ведь они же не сами напросились, их сюда позвали, а перспективы достойной жизни и труда - не предоставили...

Возможности разрешить данную коллизию самим, частным порядком - у них нет. Шок пройдет. Уже сейчас в их среде вызревает и формулируется недовольство местныит, которые их пригласили и… фактически обманули. Причем, недовольство направлено не только против русских (что было бы естественно), но и против местных казахов.

Оралманы сегодня не понимают причин такого приема, и не видят, как выйти из тупика.

Когда поймут и увидят  - не только организуют, но и возглавят общественный протест всеобщего недовольства. Пружина общественного недовольства разожмется именно через них.

В прошлой статье нами была нарисована картина идиллии русско-казахских отношений в 50-60-е годы... Следует отметить, что, в целом являясь абсолютно верной, эта картина имела отдельные конкретные нюансы, пусть незначительные, но имевшие влияние и оказавшиеся в основе многих будущих претензий и конфликтов.

Ввиноваты в них в значительной мере были сами русские переселенцы, "волею партии и по зову времени" приезжавшие поднимать промышленность и сельское хозяйство древней степи... Новые переселенцы сильно отличались от предыдущей  дореволюционной волны. Горячий порыв их сердец и желание «сделать сказку былью» сопровождалось не только впечатляющим темпом работы и энтузиазмом, но и... невниманием к старым тысячелетним традициям, вроде бы «малозначащим» (но на деле весьма серьезным) «мелочам».

Каковы же были недостатки русских переселенцев во времена социализма? Речь, собственно, пойдет об основной тенденции явления... Вот, к примеру, рассказ моей жены о том, как она девчонкой поехала в аул с своей подружке... И на глазах матери подружки выступили слезы, когда она, русская девочка, сказала фразу по-казахски... При всей впечатляющей идиллии наших взаимоотношений, в глубине души казахов всегда была рана от того, что русские пренебрегали их языком…

Русские переселенцы второй волны не знали казахский язык. Более того, не хотели его знать. Притом, что в дореволюционное время русские переселенцы (как и полагается) великолепно знали язык местного населения, да ещё и не один.

Новые переселенцы не держали на привязи свой язычок: болтали всякие (довольно мелкие, но весьма ранимые) неполиткорректные глупости насчет «малоразвитости» казахов», «низком уровне культуры», «большом вкладе в их развитие русских переселенцев»...

Самое печальное, что позволяли себе подобные высказывания, в основном, люди исключительно малокультурные и неразвитые. Видимо, такова была форма их самоутверждения. Эти разговоры тогда не приносили видимого вреда, они сурово пресекались самими русскими.

Но подобные слова больно ранили национальную гордость казахов. Умные и сильные понимали, что пустые слова пустых людей - немного значат, и не копили обид на всех русских.

Слабые (или не очень умные) люди таили обиду и ждали своего часа.

Новые переселенцы не понимали специфики и ментальности коренных жителей Востока. Зачастую напряженность и непонимание возникали  именно из-за того, что русские делали что-то так, как это было принято на их Родине, в России. Не понимая того, что малозначащие на взгляд европейца вещи - на Востоке имеют огромное значение...

В дореволюционное время, повторюсь, все эти мелочи, по крайней мере на уровне простых людей, не государственных чиновников, русские переселенцы знали и уважали. Благодаря этому чувству такта и прошла взаимопритирка двух народов сравнительно гладко.

В советское время на щит была поднята теория социалистического интернационализма, весьма «своеобразное» понимание которой принесло столько вреда. Национальные обычаи и традиции были оттеснены на задний план и объявлены архаикой и пережитками, а зарождается новая историческая общность - советский народ, напротив, получала "зеленый свет".

Редкие здравомыслящие голоса, которые (с обеих сторон) поднимались против фактического разрушения национальных культур, подвергались замалчиванию, репрессиям и гонениям.

Все вышеизложенное объясняет, но не  извиняет, то непонимание национальной специфики и ментальности Востока, которое сложилось в среде русских переселенцев в Казахстане в советское время.

Следствием всего этого было то, что русские не изучали местные обычаи и традиции, не учитывали и не использовали их в своей жизни. Именно это во многом является причиной того, что русские сегодня, в условиях независимого Казахстана, не желают изучать государственный язык.

Ну и, конечно, следствием этого было то, что русские навязывали местным жителям Казахстана те обычаи и традиции, что были привезены ими из России.

Некоторым извинением им может послужить тот факт, что делали они  по незнанию, обманувшись громогласной и навязчивой официальной пропагандой.

Многочисленные представители других народов Казахстана, обобщённо называемые русскоязычными, вели себя несколько по-другому, мастерски используя свое положение в качестве своеобразной «подушки» между двумя основными национальностями республики. И в результате не вызывали к себе столь многочисленных претензий, в отличии от русских.

В оправдание русских переселенцев пред- и послевоенной поры можно сказать то, что вся громада официальной партийной и государственной пропаганды поддерживала их в их заблуждениях, во все горло трубя об «уходе отживших и архаичных старорежимных обычаев и традиций», о «необходимости выработки новых, социалистических обычаев и традиций», и о «зарождении новой исторической общности - советского народа».

Простые русские люди, занятые конкретным созидательным трудом, сконцентрированные в основном в городах и местах компактного проживания на севере республики, не представляли себе (и не могли представить) весь ужас реального положения сельского населения Казахстана, лишенного привычных источников существования.

Можно сказать, что вторая волна переселенцев пала жертвой всеобщего восхищения глобальным и «беспримерным» социалистическим экспериментом, и нерассуждающей веры в правильность и победность его идей.

Сегодня в обществе и СМИ идет много разговоров о том, что казахстанские русские не считают себя (в глубине души) гражданами Казахстана. Им задается вопрос: «А будете ли вы защищать Казахстан в случае военных действий?»...

Каковы же причины того, что многие "казахстанские русские" не считают себя полноправными гражданами независимого Казахстана?

1. Постоянные массовые извращения в СМИ и школьных учебниках истории русско-казахских отношений оскорбляют их национальное чувство.

2. Четкое позиционирование в законах Казахстана, как «земли казахов» внутренне отторгается ими после 70 лет пропаганды «социалистического интернационализма».

3. Постоянное дальнейшее изменение законодательства независимого Казахстана в этом направлении также продолжает утверждать их в мысли, что они здесь - чужие.

4. Отсутствие достойного представления их интересов в органах государственной власти и управления показывает им настоящий (а не провозглашаемый) уровень реального к ним уважения.

5. Постоянно высказываемые в СМИ претензии к (неправомерно широкому, по мнению многих) распространению русского языка во всех сферах жизни общества и государства вызывают у казахстанских русских недоумение и горечь.

6. Внутреннее национальное противостояние при громко провозглашаемой «полной межнациональной идиллии» вызывает естественное чувство отвращения к лицемерию и усиленные мысли о дальнейших темпах роста данного фактора на будущее.

7. Несоответствие доли русских (в сравнении с их долей в населении страны) не только в органах госуправления, но и в таких областях, как образование, наука, искусство, вызывает внутреннюю ожесточенность и твердое убеждение, что «теплые места - только для своих». Из чего следует вывод, что русские - не свои. Для них - только зарабатывание основы госбюджета страны в тяжелых условиях промышленности. В результате казахстанские русские все меньше и меньше связывают себя внутренне с новой страной в:

1. Самоидентификации себя как гражданина Казахстана.

2. Планирования своего будущего вместе с ним.

3. Службы в ее армии.

Они видят постоянные изменения своего привычного положения, ощущают постоянное ухудшение уровня госуправления и социального обслуживания (в широком смысле), это вызывает определенный страх и отрицательные ассоциации.

Они «смотрят наружу», посылают своих детей на учебу в Россию, мысленно «собирают чемоданы»…

Между тем, все эти вопросы, проблемы и коллизии можно было бы объяснить "казахстанским русским" (хотя бы объяснить) совершенно по-другому. Объяснить логически и нравственно.

При социализме русские сравнительно безболезненно воспринимали несоразмерное присутствие представителей титульной нации в органах госуправления, на руководящих постах предприятий, организаций и учреждений, в образовании, в науке и искусстве потому, что понимали (подспудно, внутренне) глобальную справедливость того, что за право и удовольствие жить на чужой земле надо платить.

К тому же в их сердцах находила понимание мысль о том, что народ, столько перенесший, и лишенный возможности так же непосредственно, по близкому соседству легко воспринимать новую европейскую культуру, достоин некоторых льгот и преимуществ.

При независимости это можно было бы объяснить русским примерно на том же уровне, при этом четко разъяснив ошибочность и несоответствие истине старой и привычной теории «социалистического интернационализма». Русские бы не протестовали.

Они сроднились с этими местами и с этими людьми. Им было хорошо и так. Они и не рвались к госуправлению. Именно поэтому во многом, настолько неавторитетны в их собственной среде различные национальные политические и общественно-политические организации.

История не терпит сослагательного наклонения. Но, раз уж у нас пошел такой открытый разговор о вещах, о которых в обычной жизни не только не говорят, но даже стараются сами для себя не формулировать (от греха), представим себе на минуту…

Чем Казахстан был интересен и потенциально силен пятнадцать лет назад? (Имеется в виду, конечно, помимо разведанных ещё в советское время месторождений нефти и газа)?

1. В целом, как уже неоднократно говорилось (до Желтоксана) были очень хорошие взаимоотношения русских и казахов. Которые вполне могли стать основой беспрецедентного впечатляющего рывка вперед.

2. Значительная укорененность русских в Казахстане и наличие у них сильного внутреннего ощущения уже фактической оторванности от России. Поскольку у них сложилось внутреннее ощущение, что здесь у них сложилась отличная и специфичная общность с местным населением, что здесь - лучше. С казахами казахстанские русские чувствовали себя комфортней, нежели в русскими в России. Желтоксан разрушил все это… 3. Чрезвычайно высоким был в Казахстане уровень образования. Высшего - ненамного худший, нежели в столицах России. Школьного - абсолютно не хуже. Это было вызвано тем, что столь сильная система образования была создана сосланными в 30-е годы в Казахстан столичной профессуры и учительства.

4. Сложилась хорошая наука, по тем же самым причинам.

5. В стране, в отличие от многих других постсоветских стран была великолепная палитра запасов полезных ископаемых. Разработка которых могла дать хороший стартовый капитал не столько для прожитья, сколько для всемерного обустройства инфраструктуры и строительства самых современных отраслей хозяйства.

6. В республике была сравнительно самодостаточная экономика. Мощная добывающая, частично обрабатывающая промышленность, товарное земледелие, неплохое скотоводство, энергетика, строительство, коммунальное хозяйство. Транспорт и связь были слабее, но тоже находились на подъеме. Несколько не хватало легкой промышленности, но, при достаточном наличии тяжелой, проблема ее необходимого развития была бы легче.

7. В стране весьма своеобразная природа. При том, что легкой ее не назовешь, вполне свободно ее можно назвать своеобразной. На ее основе вполне возможно было развить экстремальный и традиционный туризм и отдых, новые современные отрасли различных видов спорта, киноиндустрии и многого прочего. Данный короткий перечень показывает, что Казахстан (чуть ли не единственный из стран бывшего СССР) вполне мог претендовать на роль нового азиатского тигра не только в лукавых официальных документах, но и в реальности…

Не будем вздыхать по прошлому и неосуществимому. Прошлого уже нет, его не вернешь. Лучше подумать о будущем. И о настоящем, которое это будущее закладывает. Что, если коротко, можно было бы предложить для надежного предотвращения того сценария, о котором шла речь в прошлой статье?

1. Необходимо прекратить массовые извращения в СМИ и школьных учебниках истории русско-казахских отношений, и фактическое оскорбление национального чувства казахстанских русских. Вместо этого надо просто адаптировать казахстанских русских, уже на новой основе и новой логике взаимоотношений, к реалиям нового независимого Казахстана.

2. Необходимо к тем же реалиям адаптировать оралманов.

3. В политической и особенно экономической деятельности необходимо не столько судорожно гнать лошадей, как это 70 лет делали большевики. Лучше немного подумать как учесть национальные особенности, способности и возможности всех народов, проживающих сегодня в Казахстане. Казахи - не ленивые, как утверждают некоторые малообразованные и малотактичные русские. Просто они - другие. Это вызвано их историей, климатом, ландшафтом, обычаями, традициями, способом хозяйствования. Они: философы, психологи, математики, отличные скотоводы, спецы по мясной и молочной пище, по всем видам ремесла, связанного со скотом, спецы по IT, по финансам, потенциальные спецы по праву, исходя из их неплохо развитого чувства справедливости. Русские - тоже другие. Они более конкретные, более скрупулезные, более обращающие внимание на мелочи.

Русскоязычные - ещё более конкретные.

Все могут найти себе логично обоснованное и эффективное место на казахстанском рынке труда.

4. Вместо фактического разжигания межжузовой вражды и сегодня (ненависть - увлекательна) гораздо логичней и плодотворней пропаганда общности истории и исторической судьбы всех казахов.

5. Поощрение имеющейся миграции казахов внутри Казахстана будет способствовать этому процессу.

6. Ускоренное развитие всего лучшего, что есть в мировой культуре. В этом казахам прекрасно помогут русские и русскоязычные.

7. Ускоренное развитие и быстрая адаптация казахского языка к современным реалиям. И в этом казахам, как ни странно, также прекрасно помогут русские и русскоязычные.

8. Оралманы дадут местным казахам заряд внутренней энергии, которую дает переезд на новое место и ожидание новой жизни на этом новом месте. Гораздо конструктивней использовать их энергетический потенциал в созидательных, а не разрушительных целях.

9. Усиленное развитие информационных технологий, учитывая склонность и способность казахов к математике, и взаимодополнение им в этом русских.

10. Восстановление товарного скотоводства на новой технической и технологической основе и кормовой базе.

11. В геополитике: фактическое возглавление былой степной цивилизации. (Хотя бы в идеологической сфере). Исламские страны, надо об этом сказать прямо, в силу былых прошлых сшибок и противоречий со степной цивилизацией, навряд ли примут казахов с распростертыми объятиями в свои ряды. И уж наверняка не будут считать их своими и равными себе. В то время как знамя лидера (и восстановителя идеи) великой былой цивилизации - дорогого стоит…

12. Ну и, наконец, как говорится: основной вопрос. Соотношение государства и общества, эффективное понимание понятия «демократия», и выбор стратегической модели экономического развития.

Именно в этом наша постсоветская специфика прочно тянет нас назад. Но это - тема отдельного разговора, ведь именно совокупность перечисленного выше может обеспечить серьезный рывок Казахстана в мировой конкуренции.

Странник,

для DUMAEM.RU

 

 


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии