Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Почему публичный договор? (Э. Овчинников)

Фото : 30 сентября 2006, 15:12

Похолодало. И тема тепла в домах и горячей воды стала еще актуальней. В Алматы с первого октября т.г. вступают в силу новые тарифы на отопление и горячее водоснабжение. Для тех, у кого нет приборов учета, цены вырастут на 15%, для остальных цена за кубометр не всегда горячей воды поднимется до 140,35 тенге. АО «Алматы Пауэр Консолидейтед» объясняет очередное повышение тарифов увеличившимися расходами на топливо, ремонт оборудования и обветшалых тепловых и энергетических сетей. Также своенравно с потребителем ведут себя владельцы централизованного водо- и теплоснабжения в других городах. Это происходит не только по недосмотру Антимонопольного комитета, в силу централизованной системы, унаследованной с советских времен, но и потому что мы, общество, позволяем торжествовать беззаконию. Вот две стадии, возможно, небесспорных, свидетельствующих о массовом равнодушии к беззаконию.

Известно, задолженность бывает разная. Например, в результате недопоставки товаров или услуг или в результате неоплаты полученного или потребленного. Но вот во многих официальных документах, регулирующих правоотношения двух сторон договора, четко прослеживается приоритет интересов монопольного поставщика, нередко в урон потребителю. Обратимся, например, к нормативному постановлению Верховного Суда от 23 декабря 2005 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства, связанного с взысканием задолженности за тепловую и электрическую энергию». Будем справедливы, название постановления не исключает взыскания задолженности с энергоснабжающих организаций за недопоставленную энергию, за ненадлежащее исполнение договорных условий. Но посвящен документ все-таки взысканию задолженности с потребителя. Это впечатление подтверждается тем, что в основу прав по взысканию задолженности поставлен публичный договор, по существу навязанный потребителям поставщиками коммунальных услуг.

Таков итог неправильного применения публичного договора монопольными поставщиками коммунальных услуг. Мои замечания относятся только к тому, что законодатель неправильно, на мой взгляд, считает возможным применение публичного договора монопольными поставщиками коммунальных услуг.

Договор является публичным только в том случае, когда поставщик (продавец) публично объявляет о качестве товаров и услуг и цене на них. В условиях конкуренции это жизненно необходимое действие. Потребитель же пользуется предложением и совершает акцепт абсолютно добровольно. У нас на практике все наоборот. У монопольных поставщиков коммунальных услуг нет конкурентов. По сравнению с фирмой, нуждающейся в публичном объявлении о своем существовании, о своих товарах и услугах, условиях их реализации, монопольные энергоснабжающие организации не озабочены саморекламой и публично не представляют свой товар.

У монопольных поставщиков коммунальных услуг нет публики как таковой, им некого привлекать к себе в борьбе с конкуренцией, а есть только контингент постоянных потребителей. Им не нужно тратиться на дорогостоящую рекламу, нет и рисков в планировании предложения-спроса, нет рекламаций, так как не существует процедуры контроля по объему, качеству и цене товара. Антимонопольный комитет - это не конкурент. Тепличные условия плюс псевдопубличный договор - непозволительная роскошь в рыночных условиях.

Потребитель же, чтобы стать участником публичного договора, имеет единственную возможность - совершить акцепт, т.е. добровольное волеизъявление. Но насколько оно добровольно? При монопольном обеспечении тепловой и электрической энергией у потребителя нет возможности выбора, нет и добровольного волеизъявления, а есть лишь вынужденное потребление единственной услуги от монополиста. Следовательно, публичный договор вместо индивидуального на монопольные коммунальные услуги является навязанным потребителям принудительно в нарушение ст. 380 ГК РК.

В законодательстве Казахстана нет нормы об обязательности публичного договора на монопольные коммунальные услуги. Договор на монопольные коммунальные услуги не является публичным в понимании действующего юридического права и не может быть предметом судебной защиты. Поэтому индивидуальный договор не «может быть - как утверждается в постановлении, - а «должен быть» единственно возможным условием монопольных коммунальных услуг. Такой договор должен соответствовать п. 2 и п. 4 ст. 387 ГК РК и требованиям потребителя. Государство не вправе диктовать условия публичного договора, составленные монопольным поставщиком коммунальных услуг в одностороннем порядке, без учета мнения потребителя и без его участия в составлении этого договора.

Показательным в позиции предпочтения поставщика перед потребителем, является п. 2 постановления, где устанавливается право поставщика требовать взыскания долга и законной неустойки. Право потребителя - требовать компенсации за нанесенный вред недопоставкой ему энергии, а также возврата переплаченных денег и пени на них - в постановлении не прописан, отсутствует и сам механизм определения факта и размера вреда и величины компенсации, переплаты по завышенным тарифам и по погодным условиям.

Слова «требовать взыскания» означают требование через суд - ст. 9 ГК РК. Но энергоснабжающая организация Алматы - АПК - для истребования долга и пени применяет криминальный метод: самостоятельно определяет факт и размер долга, величину неустойки, начисляет и назначает меры для взыскания долга: действует вместо суда и судебного исполнителя - отключает электричество потребителю, тем самым применяя меру, которую суд не назначил бы как не предусмотренную законом.

Вникнем и в условия неустойки, оговоренные в публичном договоре (по закону их там не должно быть).

В ст. 295 ГК установлено, что соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме, независимо от основного обязательства.

Между АПК и потребителями (физическими лицами) не существует таких соглашений. АПК вместо специального соглашения с каждым потребителем вписало условия о неустойке в публичный договор с разными процентами: с себя - по ставке рефинансирования Национального банка, с потребителя - в 5 раз больше, чем по ставке рефинансирования. Вот почему монополист требует обязательности для индивидуального договора условий публичного договора! Он тем самым стремится закрепить это беззаконие.

Считать, кто из субъектов рыночных отношений кому и что должен, надо не по публичному договору, а по официально установленным правилам, обязательным для сторон договора по коммунальным услугам, как это предусмотрено пунктами 2 и 4 ст. 387 ГК. Это важно еще и потому, что правительство, установив такие правила, заявит себя третьей стороной в договоре, в котором должны быть отражены права, обязанности и ответственность государства по отношению к участникам договора.

Эльвир Овчинников

Алматы


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии