Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Истина, как всегда, где-то посередине? VII Алматинская межбанковская конференция прошла на этой неделе в южной столице

Фото : 2 октября 2006, 14:34

VII Алматинская межбанковская конференция прошла на этой неделе в южной столице

Тулеген АСКАРОВ, 29.09.2006

Изнурительным информационным марафоном банкиры разных стран завершили вчера вечером работу VII Алматинской межбанковской конференции. Они провели в ее заключительный день 7 (!) круглых столов и одну панельную дискуссию, для чего им пришлось работать в раздельных залах. Поэтому в сегодняшнем номере мы решили представить читателям нашей газеты подробную информацию лишь о первом дне работы конференции, а завершим репортаж с этого интересного события уже в следующую пятницу.

Начала свою работу конференция с грустного момента. Заместитель председателя правления банка «ТуранАлем» Константин Колпаков предложил почтить минутой молчания память недавно убитого в Москве первого заместителя главы российского Центробанка Андрея Козлова. Затем участников приветствовал председатель совета директоров БТА Мухтар Аблязов.

Как отметил г-н Аблязов, нынешняя встреча банкиров имеет ряд принципиальных отличий от предыдущих, поскольку проходит в условиях активного экономического роста. За прошедший год активы банков СНГ увеличились столь значительно, что, по мнению г-на Аблязова, можно говорить о переходе банковской системы Содружества в новое качество. С другой стороны, продолжил глава БТА, в результате этого роста «мы оказались лицом к лицу с новыми вызовами и теперь обязаны оперативно и, главное, адекватно на них реагировать».

Эта реакция предусматривает корректировку стратегических устремлений банкиров. Г-н Аблязов заявил по этому поводу: «Если раньше, например, мы все хотели сотрудничать прежде всего с крупными корпорациями, то теперь начинаем понимать исключительную важность банковского обслуживания физических лиц, выстраивания прочных и долговременных отношений с малым и средним бизнесом. Ранее мы стремились как можно быстрее и больше привлечь средств в банк, теперь нас гораздо больше волнует вопрос их размещения».

Прежде внутренний рынок казался банкирам необъятным, а сверхзадачей было завоевание той или иной доли на нем, теперь же они выходят на новые внешние рынки и не могут останавливаться на достигнутом. При этом они вынуждены быть впереди своих клиентов, тогда как в недавнем прошлом от банкиров требовалось лишь следовать за ними. Репутации надежного партнера сегодня уже не достаточно - чтобы преуспеть в бизнесе, банкам нужно становиться интеллектуальным партнером, «видящим дальше, понимающим больше и оценивающим ситуацию точнее, чем другие».

В итоге этих рассуждений глава БТА резюмировал, что банки СНГ «перестают быть чисто финансовыми институтами, их роль закономерно расширяется и неуклонно возрастает. Банки, помимо своих основных функций, становятся и своеобразными дипломатическими представительствами, все сильнее связывающими постсоветское евразийское сообщество. Выходя на внешние рынки, они укрепляют репутацию той страны, которую представляют. Банки, наконец, все более и более превращаются в интеллектуальные центры экономики, все чаще и увереннее берущие на себя функции стратегического планирования».

Все эти тенденции г-н Аблязов и предложил осмыслить в течение двух дней работы конференции, тема которой звучала соответствующим образом: «Международный рынок капитала и его роль в развитии финансовых систем и экономик стран СНГ».

Первым из ключевых спикеров конференции выступил глава Нацбанка Анвар Сайденов, которого организаторы не преминули поздравить с недавним днем рождения - 19 сентября ему исполнилось 46 лет.

К удивлению журналистов, он не стал особо углубляться в заявленную тему. Вместо этого главный банкир страны ограничился констатацией факта большого числа участников мероприятия и разносторонности запланированных обсуждений на круглых столах, тематика которых, с его точки зрения, «фактически закрывает все вопросы, все проблемы, с которыми сталкиваются сейчас не только участники финансового рынка, но и регуляторы в лице Нацбанка и АФН».

Немного внимания главного банкира досталось разве что теме создания в Алматы регионального финансового центра. Пожелав участникам конференции успешного диалога и выразив благодарность ее организаторам за создание надлежащей атмосферы для общения, г-н Сайденов закончил свой короткий спич. Скорее всего, он просто хотел сэкономить время для выступлений других участников.

Глава АФН Арман Дунаев напомнил о быстром росте банковского сектора Казахстана, приведя в качестве примера 30-процентный среднегодовой уровень прироста вкладов населения за последние три года. Тем не менее, с его точки зрения, банковский сектор фондируется в целом за счет внешних источников.

Ничего удивительного в этом нет, ибо, двигаясь по пути интеграции в мировую экономику, де-юре и де-факто Казахстан уже стал ее частью в канун своего вступления в ВТО. Так что тема конференции вполне актуальна не только для банкиров, но и для самих регуляторов. По мнению г-на Дунаева, необходимо трезво оценивать риски, которые несет интеграция банков в глобальные рынки, в первую очередь валютный риск и риски высокого роста активов. Он напомнил вкратце об уже принятых АФН и Нацбанком мерах по сдерживанию внешних заимствований, которые вызвали негативные отклики банкиров, и заверил, что их эффективность и правильность будет еще раз обсуждаться, по крайней мере еще раз в текущем году.

Последним ключевым спикером должен был выступать Андрей Илларионов, экс-советник российского президента, а ныне руководитель Института экономического анализа. Однако он появился несколько позднее.

Константин Колпаков в качестве ведущего открыл заседание первого круглого стола, посвященного следующей теме: «Внешние заимствования. Новые возможности. Ограничения. Банковский и корпоративный сектор - успешная модель внешнего заимствования. Тенденции, перспективы и роль регулятора».

Модератором стола выступил Грегори Воджак, представляющий в Казахстане интересы юридической компании Bracewell&Giuliani LLP, одним из партнеров которой является бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани. Послужной список г-на Воджака в Казахстане был открыт в 1994 году, когда он прибыл в нашу страну для оказания содействия в создании Национальной комиссии по ценным бумагам. А теперь он из Алматы ведет дела своей компании в Лондоне (!) и СНГ. Нашу банковскую систему он считает наиболее успешной в СНГ, но полагает, что хотя она и нуждается в регулировании, одних бюрократических усилий для ее дальнейшего развития недостаточно.

Стефан Вейлер, представляющий инвестиционный банк JPMorgan, привел впечатляющие данные о росте внешних заимствований казахстанских эмитентов. В прошлом году на них приходилось порядка 9% общего объема заимствований стран, представляющих так называемые emerging markets, и 10% от ВВП Казахстана. В денежном выражении казахстанские эмитенты заняли на мировых рынках капитала в общей сложности $7 млрд., причем на «Казкоммерцбанк» и банк «ТуранАлем» приходилось почти две трети от этой суммы. Такой мощный рывок привел к заметным изменениям как в составе эмитентов (увеличилось количество тех из них, чьи рейтинги ниже, чем у лидеров, а также дебютантов на этих рынках), так и среди инвесторов. Напомним в этой связи, что еще один член «большой тройки» - «Народный банк Казахстана» - сделал ставку на внутренние источники пополнения своих активов. Кстати, его глава Григорий Марченко почему-то не был заявлен в программе конференции.

Андрей Илларионов, подключившийся к обсуждению в роли участника круглого стола, рекомендовал банкирам обратить внимание на растущие риски, с которыми сталкиваются не только казахстанские банки, но и их российские визави, в результате быстрого роста внешних долгов. В соседней стране, по данным г-на Илларионова, внешние заимствования частного сектора с 1999 года выросли в 58 раз, до $73 млрд., а по итогам текущего года ожидается их рост в 80 раз, до $95 млрд.

Как долго может продолжаться этот бум, насколько устойчивы темпы его роста, каких масштабов достигнет внешняя задолженность и насколько безопасен этот процесс не только для самой банковской системы, но и для экономики страны в целом, российский эксперт уточнять не стал, ограничившись лишь постановкой этих вопросов.

Однако на два фактора г-н Илларионов указал как на сугубо временные: ценовой бум на сырьевых рынках и низкие процентные ставки в развитых странах. Если влияние этих факторов сойдет на нет, то резкое сокращение внешних заимствований автоматически приведет к росту их цены и подъему кредитных ставок, замедлению укрепления национальных валют и роста экономики в долларовом эквиваленте.

В результате вырастут валютные риски и давление на национальные валюты, а государство наверняка начнет спасать банки путем финансового вливания в них для пополнения краткосрочной ликвидности. Это в свою очередь снизит устойчивость банковского сектора и приведет к очередному витку роста рисков. Ну и так дальше.

Роберт Дэнкс из австрийского банка «Райффайзен» привел весьма любопытные результаты статистического сравнения заимствований стран СНГ с государствами Центральной и Восточной Европы, а также с Германией. Как выясняется, дружными усилиями страны СНГ, в первую очередь за счет российских и казахстанских эмитентов, почти сравнялись с Германией по этому показателю. Однако в наших странах больше занимают банки по сравнению с компаниями, тогда как в Германии ситуация противоположная. Более сбалансированной выглядит и структура заимствований немецких эмитентов.

Что касается будущего, то прогнозы г-на Дэнкса сводятся к росту малообъемных сделок, большему спросу на финансирование инфраструктурных проектов и растущему присутствию государственных институтов на рынках заимствований. Менее активно будут привлекаться средства для торгового финансирования, тогда как доля корпоративного финансирования будет расти наряду с потребностью в рефинансировании уже свершившихся сделок.

Весьма примечательной оказалась и та часть выступления австрийского банкира, в которой он рассматривал возможности заимствований Азербайджана, Беларуси, Узбекистана, Сербии и Албании. Как выяснилось, макроэкономические показатели этих стран выглядят вполне прилично и к тому же улучшаются, хотя некоторые из них, как известно, считаются ныне чуть ли не изгоями в мировом сообществе. Есть у них и своя кредитная история на внешних рынках заимствований, которая, конечно же, значительно уступает по достижениям нынешним фаворитам зарубежных инвесторов в лице России и Казахстана. Примечательно, что Узбекистан еще с 2000 года значительно сократил свои внешние заимствования, а в вышеприведенной пятерке потенциально интересных для инвесторов стран, с точки зрения г-на Бэнкса, считается наиболее слабым кандидатом на такую роль.

Дмитрий Ангаров из агентства Fitch Ratings, отдав должное известным успехам казахстанской экономики, напомнил заодно и о не менее известных ее рисках. Среди них - зависимость от мировых цен на экспортируемое сырье, остающиеся высокими политические и деловые риски, включая риск передачи преемнику централизованной президентской власти, а также неразвитость таких важных секторов финансовой системы, как страховой и фондовый рынки. Риск рефинансирования, с точки зрения

г-на Ангарова, обуславливается тем, что 45% общих обязательств банков приходится на внешние заимствования, причем у ведущих банков Казахстана этот показатель достигает 48%. Еще одна проблема - растущий инвалютный разрыв, который банки могут либо сохранять на нынешнем уровне, либо сокращать его путем передачи своим заемщикам.

Затем к дебатам подключился собственно инвестор в лице Пола Лавеля из Fidelity International. Он честно признался, что бонды казахстанских эмитентов приобретаются исключительно с целью получения более высокой финансовой отдачи. А инвесторов беспокоит недостаточная диверсификация таких бондов и высокая доля банков среди их эмитентов в сравнении с показателями развитых стран. Поэтому на доверии инвесторов могут сказаться проблемы даже не самых крупных из казахстанских банков - достаточно, чтобы он входил в первую их двадцатку. И это при том, что всего у нас сейчас насчитывается 34 банка!

Г-н Лавель также отметил, что российская банковская система более диверсифицирована по сравнению с казахстанской, ибо там гораздо больше объектов для финансирования. Что касается будущего, то инвесторы ждут следующей стадии эволюции казахстанских банков путем IPO их акций на ведущих биржах мира, а также выхода на авансцену новых игроков в лице меньших по размерам банков.

Завершил выступления первого круглого стола Роман Солодченко, зампредседателя правления БТА. Он заявил, что отечественные банкиры хорошо понимают риски, «вбрасываемые» посредством внешних займов. Ситуацию усугубляет и то, что возможностей для активного размещения средств в Казахстане осталось не так уж и много, ибо всего лишь два сектора продолжают расти темпами на уровне 60-70% - малый и средний бизнес, а также розничная торговля. Однако и у них этот прогресс будет продолжаться еще два-три года, а потом наступит неизбежное замедление. Поэтому темпы роста банковского сектора Казахстана должны будут неизбежно замедлиться уже в ближайшем будущем. Как подчеркнул г-н Солодченко, «важно, с какой долей мы подойдем к этому замедлению».

Подводя итог обсуждению, Грегори Воджак поделился с участниками своими собственными прогнозами на ближайшее будущее. Он считает, что внешние заимствования наших банков будут неизбежно расти, а концентрация в банковском секторе будет нарастать, в том числе и за счет трансграничных приобретений. В общем, все будет идти по принципу «деньги к деньгам».

Поскольку один ключевой спикер - Андрей Илларионов - не смог выступить до начала работы первого круглого стола, то ему была предоставлена возможность восполнить этот пробел. Однако г-н Илларионов не стал говорить о сугубо банковских проблемах, а посвятил свой спич… свободе, точнее, вопросам экономической и политической свободы.

По его мнению, в течение последних 15 лет повестка дня экономического развития в России и Казахстане заметно эволюционировала. Начиналось все с либерализации экономики, затем на первый план выдвинулись приватизация и структурные реформы, потом пришел черед финансовой стабилизации, а далее акцент делался на долгосрочных проблемах, включая защиту частной собственности и верховенство законов. Сегодня же на первый план вышло качество политических институтов, их структура и воздействие на долгосрочный экономический рост.

Для иллюстрации происходящих изменений во взаимосвязи экономики с политикой г-н Илларионов привел данные об изменении ВВП на душу населения с 1970 по 2005 год, а также динамику индексов экономической и политической свободы за 1974 - 2004 годы. В конечном итоге вся эта статистика потребовалась спикеру для весьма интересных выводов.

Ну, во-первых, выяснилось, что Россия и Казахстан, которые имели неустойчивую динамику политической свободы, оказались вполне сопоставимы по этому индикатору со странами - членами ОПЕК. Во-вторых, динамика индекса политсвободы в наших странах за последние 15 лет оказалась совершенно отличной от общемировой. В итоге Казахстан еще в 2002 году опустился ниже уровня стран ОПЕК, а у России этот момент истины наступил в прошлом году. Причиной такого регресса стало снижение самых разных составляющих этого критерия - индексов демократизации судебной системы, независимости СМИ, качества бюрократического управления и других. Поневоле подумалось, как же при такой грустной статистике Казахстану доверят председательствовать в ОБСЕ!

В-третьих, г-н Илларионов сообщил, что таким понижательным синдромом страдает только еще одна страна мира - Зимбабве, которая и дала название соответствующей «зимбабвийской болезни», главный признак которой - в ухудшении демократии.

В-четвертых, страны не полностью политически свободные и уж тем более совсем несвободные обречены на обитание ниже так называемого барьера политической несвободы.

Этот барьер определился на уровне ВВП на душу населения в $12 тысяч (по паритету покупательной способности в ценах 2002 года). Выше этого барьера поднималась только Саудовская Аравия на пике высоких цен во время нефтяного кризиса 70-х годов. Так что преодолеть этот барьер не помогают даже богатые запасы природных ресурсов. А поскольку Россия и Казахстан получили репутацию далеко несвободных политически государств, то и нам вместе с соседями, по всей видимости, не суждено подняться выше указанного барьера вопреки амбициозным планам властей.

Ну, и в-пятых, что самое обидное, свободные страны, экспортирующие энергоресурсы, находятся гораздо выше этой планки - достаточно указать на Норвегию. Кроме того, политически свободные страны гораздо богаче остальных государств - ВВП на душу населения у них примерно в 7-7,5 раз выше, да и экономика растет в целом быстрее.

Заодно г-н Илларионов привел любопытные данные о том, что страны с парламентской формой правления развиваются быстрее, чем с президентской, а французское право менее полезно для экономического роста, чем английское или немецкое. В странах, где за крупнейшую политическую партию голосует значительное большинство избирателей, наблюдаются в среднем более низкие темпы развития, как и в случае, когда на центральное правительство приходится более 80% общих расходов государства.

Заинтригованные этими выкладками журналисты ожидали, что спикер все же сделает ясный намек на то, по какой причине он подобрал для выступления это политико-экономическое ассорти и кому именно в высшем руководстве наших стран он хотел бы его адресовать. Однако г-н Илларионов был исключительно политкорректен и конкретных адресатов своего мессиджа не назвал. Так что все получилось по принципу: «тебе, доченька, говорю, а ты, невестушка, слушай!».

Мы также решили последовать этому правилу и предоставляем чиновникам самим сделать все необходимые выводы из приведенных выкладок российского эксперта. Тем более что высокопоставленных политологов в «Ак орде» сейчас хватает.

Дослушав г-на Илларионова, участники отправились на кофе-брейк, тогда как журналисты придвинулись поближе к президиуму, ибо уже начинался брифинг для прессы. Вместе с «акулами пера» в зале остались также господа Аблязов, Дунаев и Илларионов.

Мухтар Аблязов в ходе брифинга заявил, что регуляторы сейчас чрезмерно увлеклись администрированием в части регулирования рисков, в частности по внешним займам банков, тогда как компании остались вне введенных для банков ограничений. Что касается рисков, то они есть и всегда будут, но вопрос в том, как они управляются. Такие меры противоречат и курсу на вхождение Казахстана в число наиболее конкурентоспособных государств, не говоря уже о предлагаемом сейчас ограничении на общий объем внешних заимствований в 25% от ВВП. Такой подход г-н Аблязов назвал «бесспорно неправильным» и возвратом к административному госрегулированию в духе известных времен. В итоге он призвал государство к поощрению конкуренции, к большей децентрализации и большей свободе, чем фактически и поддержал выкладки г-на Илларионова.

Арман Дунаев согласился с точкой зрения г-на Аблязова по поводу нынешнего состояния регулирования внешних займов и заодно высказался против установления 25-процентного административного лимита на внешние займы. По его сведениям, такая мера применялась всего лишь раз - в Индонезии после азиатского кризиса, да и то лишь в части валютного регулирования. Как полагает главный финансовый надзиратель, объемы внешних заимствований все равно будут нарастать, так что весь вопрос заключается в управлении рисками. А банкам он рекомендует увеличивать «мышечную массу», в первую очередь активы, чтобы доминировать на рынке, где ситуация меняется чуть ли не ежедневно - в этой связи г-н Дунаева назвал, в частности, четвертый, пятый и седьмой по размеру банки, не называя их конкретно. Кроме того, банкам нужно и привести в соответствие свои капиталы, и занимать деньги на более длительные сроки.

Что касается эффективности уже введенных ограничений, то, со слов г-на Дунаева, темпы роста внешних заимствований уже оказались отрицательными и опустились до минус 3,5%, а объем резервирования банков на корсчетах Нацбанка за последние 4 месяца вырос более чем в 3 раза. Нарушения сначала были у многих банков, особенно по минимальным резервным требованиям, но сейчас они уже устранены. Трудности испытывает лишь «Валют-Транзит Банк».

Миролюбивое выступление главы АФН, видимо, все же не убедило его оппонента из БТА, ибо г-н Аблязов резюмировал, что налицо две крайние точки зрения, а истина, как всегда, находится где-то посередине. В качестве аргумента он напомнил, что сегодня БТА и «Казкоммерцбанк» стали крупнейшими частными банками СНГ, а в первую двадцатку Содружества входят 5 казахстанских банков. Это достигнуто в условиях, когда в нашей стране поощрялась конкуренция, поэтому любые ограничения нужно применять осторожно, если власти и вправду хотят, чтобы наши банки были сильнейшими.

Эту мысль продолжил и г-н Илларионов. По его мнению, такие ограничения ослабляют казахстанскую банковскую систему, которая сегодня уже конкурирует не столько со своими соседями, сколько с лучшими представителями мирового банкинга. А им власти соответствующих стран подобных препон не навязывают. Кроме того, своими ограничениями государство не уменьшает риски, а всего лишь выводит их на новый уровень.

Вернуть в зал участников после кофе-брейка оказалось делом не простым, и г-н Колпаков в шутку пригрозил в следующий раз проводить заседания прямо на Чимбулаке, куда после обеда гостей пригласили на пикник.

Тем не менее второй круглый стол все же начал свою работу, чтобы обсудить вопросы адекватности оценки рисков банков международными рейтинговыми агентствами. Модератор этого заседания - Андре Куусвек из ЕБРР - сразу же задал тон, предложив участникам помочь инвесторам, ищущим высокой доходности, раскрывать глаза на существующие в Казахстане риски, а всем банкирам - быть готовыми к «дождливым дням» (у нас их принято называть «черными»).

Обсуждение открыл Дмитрий Ангаров, напомнивший присутствующим о концентрации кредитования казахстанскими банками на небольшом числе крупнейших клиентов, нехватке качественных заемщиков и опасностях проникновения банков в те сферы, где их опыт пока ограничен, - например в строительство, малый и средний бизнес. Есть проблемы с прозрачностью «конечных» собственников банков и даже недоверие к отчетам аудиторов, от которых банкиры прячут зачастую свои связи с аффилированными лицами. Весьма рискованным выглядит и предоставляемое вкладчикам банков право на досрочное снятие денег с депозитов, что повышает риск ликвидности.

К удивлению журналистов, с этими вроде бы давно установившимися истинами не согласился другой представитель рейтингового сообщества - Ричард Хейнсворт из Global Rating International Ltd, недавно представившего журналистам свою казахстанскую «дочку». По его мнению, на новых рынках любой участник будет нести риски, а иностранные банки тут ничем не могут помочь своим казахстанским коллегам, ибо сами никогда не работали в Казахстане. Кроме того, банки как раз и зарабатывают на рисках! Чем риск выше, тем больше их доходы.

Г-н Хейнсворт также не видит особой проблемы в сделках между связанными сторонами, если, конечно, это нормальные сделки между сторонами, имеющими баланс. Другое дело, если имеет место дисбаланс - например, когда деньги населения банкир просто передает своим друзьям, зная, что обратно они уже не вернутся. Концентрацию кредитов на узком круге заемщиков он также объясняет весьма просто - банки не хотят давать деньги тем, кого они не знают. Поэтому-то, по его мнению, нельзя отрывать банки от экономики, требуя от первых прозрачности, в то время как вторая остается непрозрачной. В таком случае получается, что телегу ставят впереди лошади, а значит и движение банков вперед становится невозможным. Исходя из таких рассуждений, г-н Хейнсворт назвал отсутствие прозрачности в экономике самым большим риском для банков!

Его коллега из российского рейтингового агентства «Эксперт» Павел Самиев полагает, что опасность роста объемов кредитования несколько преувеличена, ибо критическая масса просроченных кредитов все еще не достигнута. В Южной Корее, например, этот показатель в самый разгар азиатского кризиса достигал 13%, тогда как в России сейчас составляет примерно 7%. Вдвое ниже критического 30-процентного уровня от ВВП и другой показатель - отношение расходов домохозяйств на погашение кредитов. Другое дело - отставание роста капиталов банков от экспансии их бизнеса и сильная концентрация источников фондирования.

Эльдар Исатаев из компании «ТуранАлем Секьюритис» добавил к этому перечню еще и трансграничный риск, который банкиры берут на себя в результате экспансии за пределы Казахстана. Получается, что этот риск в конечном итоге приходится принимать иностранным инвесторам, в чем они совершенно не заинтересованы, давая деньги казахстанским эмитентам. Что касается дальнейшего роста капиталов, то г-н Исатаев видит суть проблемы в собственниках банков, которые уже не в состоянии адекватно инвестировать средства для капитализации банков. Выходом из этой ситуации ему видится массовый приход иностранных инвесторов и выход банков на IPO. А представителям рейтинговых агентств он предложил больше уделять внимания качеству управления рисками.

О прогрессе в риск-менеджменте говорил и Мурат Кошенов, представитель АBN AMRO Bank Kazakhstan. По его мнению, банковская система Казахстана стала более устойчивой, а регулятор «держит руку на пульсе» и адекватно выстраивает систему регулирования.

Затем г-н Куусвек предложил спикерам задавать вопросы друг другу. В результате выяснилось, что в России государство не оказывает поддержки частным банкам, из-за чего там системные риски выше, чем у нас. В Казахстане же регулятор буквально лелеет банки, что наглядно проявилось в миротворческой операции АФН во время наступления рейдеров на «Валют-Транзит Банк». По этому поводу один из представителей рейтинговых агентств пошутил, что все дело здесь в разном количестве банков - в России их в 40 раз больше, чем в Казахстане, поэтому нашим властям приходится бороться за каждый оставшийся банк.

Что правда, то правда - ведь десять лет тому назад, когда банков в Казахстане было гораздо больше, тогдашнее руководство Нацбанка было настроено иначе и «мочило» банки десятками. Кстати, в этом году совершенно незамеченным прошел грустный «юбилей» - ведь как раз в 1996 году Нацбанком вместе с правительством был повержен тогдашний лидер нашей банковской системы «КРАМДС-банк», возглавлявшийся Михаилом Те.

…В завершение обзора первого дня банковской конференции - еще одна шутка в тему от «рейтингистов», которую они приписывают некоему американскому журналисту: «После распада СССР в мире остались две сверхдержавы - США и агентство Standard&Poor’s.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии