Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Белый ад. Судья Курманбекова считает, что наркодилерам надо «давать вышку»

Фото : 5 октября 2006, 11:46

Проект закона об ужесточении уголовной ответственности по наркопреступлениям был разработан еще в прошлом году. Разрабатывая этот нормативный акт, полицейские пожелали не просто пересмотреть сроки наказания, но и изменить отношение судов к этой проблеме. Как считают силовики, служители Фемиды не соблюдают так называемую градацию сроков от одного года до восьми лет. Зачастую осужденный за перевозку пяти килограммов героина получает год-полтора, при этом ему засчитывают проведенное в следственном изоляторе время. Делец выходит досрочно за хорошее поведение и возвращается к сверхприбыльному бизнесу. Теперь же разработанный МВД проект предусматривает увеличение сроков лишения свободы. Максимальный срок заключения за сбыт наркотиков предлагается увеличить с 10 до 20 лет, также предусматривается пожизненное лишение свободы. Законопроект собирались предложить парламенту еще в конце прошлого года. Но дальше разговоров тогда дело не пошло. Недавно Министерство внутренних дел вновь подняло этот вопрос. «ЛИТЕР-Неделя» обратилась к самим судьям, дабы узнать их мнение. Отвечает на вопросы издания судья Алматинского городского суда Шолпан Курманбекова.

ЛИТЕР-Неделя: Шолпан Егизбаевна, действительно люди, обвиненные в наркопреступлениях, получают мизерные сроки?
Ш.К.: Меня очень удивляет такое высказывание от лиц, владеющих ситуацией. Это легковесное утверждение. Поскольку мы в своей практике обобщаем все данные, я говорю, что из всего количества рассматриваемых дел чуть более 40 процентов составляют дела, связанные с незаконным оборотом наркотических средств. Причем удельный вес лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за сбыт наркотических средств, ничтожно мал. Он не составляет даже одного процента. И таких вопиющих случаев, когда судьи назначают слишком мягкое наказание, не может быть. Я беру на себя ответственность за эти слова. Два-три года могут получить лишь те лица, которые привлекаются за приобретение и хранение наркотиков. Фактически это потребители. Понятно же, что они в большей степени не преступники, а больные люди. Так что не надо утверждать, что мы к сбытчикам относимся слишком мягко. Я же боюсь другого: с принятием положения об ужесточении наказания мы можем просто начать неоправданные репрессии в отношении больных людей, которые нуждаются, чаще всего, в применении мер медицинского характера. Безусловно, лица, употребляющие наркотические средства, социально опасны. Для семей, где есть наркоман, это уже трагедия, и усугублять еще больше их беду не стоит. В этом плане нужно перенимать практику других стран. В частности, нам бы больше подошел опыт Германии. Там закон позволяет назначить уголовное наказание в виде лишения свободы, но вместе с тем допускает возможность замены лишения свободы применением принудительного лечения. Если человек выполнил все условия, его освобождают от уголовного преследования. В этом плане данный опыт привлекателен, поскольку с экономической точки зрения более выгоден. Легче, думаю, лечить наркомана, нежели потом пожинать плоды его социальной опасности.
ЛИТЕР-Неделя: Но, насколько нам известно, МВД больше нравится опыт Китая в борьбе с наркоманией…
Ш.К.: Хоть в КНР и предусмотрена смертная казнь в отношении тех лиц, которые замешаны в наркопреступлениях, там не уменьшается количество наркоманов, хотя убедительной статистикой, свидетельствующей об уменьшении количества лиц, употребляющих наркотики, мы пока не располагаем. Поэтому прежде, чем решиться на перенятие этого опыта, необходимо его глубокое изучение. К тому же мы долгое время шли и до сих пор идем к гуманизации нашего законодательства. И бросаться из крайности в крайность было бы неразумно. Если мы хотим построить демократичное и гуманное общество и в то же время избавиться от наркотического зла, необходимо более взвешенно подходить к этой проблеме.
ЛИТЕР-Неделя: Но в то же время наркоманы совершают и другие преступления: кражи, грабежи, к примеру. При рассмотрении дел с такими статьями как-то учитывается то, что преступник - наркозависимый человек?
Ш.К.: Лицам, страдающим наркоманией, которым принудительное лечение не противопоказано, уголовный закон обязывает назначать принудительное лечение по месту отбытия наказания. Это выполняется беспрекословно судом. Но другой вопрос, насколько оно эффективно. Поскольку мы, судьи, не медики и назначаем срок отбывания наказания и в то же время принудительного лечения. А бывает, что этого человека необходимо лечить гораздо дольше, чем по назначенному сроку. Вот в этом плане и нужно немного изменить законодательство. К тому же бывших наркоманов, как известно, не бывает. Наркомания не была бы настолько актуальной проблемой, если бы человечество придумало от этой болезни универсальный рецепт. Но есть альтернатива: можно перевести героиновых наркоманов на более мягкие наркотики. Тогда социальная опасность этого человека резко понижается. Сегодня же нам приходится, вынося вердикты таким людям, отправлять их в колонию с принудительным лечением. Но эффект от этого почти нулевой. Я много раз беседовала с самими наркоманами и с врачами в колониях. И уяснила, что эта терапия носит больше поддерживающий характер, а не лечебный. А раз уж общество всерьез борется с наркоманией, то возникает необходимость в создании специализированных колоний, где будут лечить людей принудительно, но эффективно. Нужно помогать этим людям. Да и потом, нужно наркомана изолировать от тех, кто еще не начинал употреблять зелье. Ведь наркозависимый человек всегда ищет друзей и подсаживает их на иглу. Вот в чем опасность прежде всего. Как видите, одним ужесточением наказания эту проблему не решить. В свое время я долго исследовала эту проблему. Писала диссертацию под руководством крупного ученого - доктора юридических наук профессора Нурлана Абдирова, ныне он секретарь Совбеза.
Государственная комиссия по контролю за наркотиками, работавшая под его началом, очень хорошо изучила все аспекты этой проблемы. Много раз мы ездили за границу, изучая опыт развитых стран. Придет время - и здесь мы примем правильное решение. Ведь проблему наркомании нужно рассматривать не только в плоскости уголовного правонарушения. Здесь социальные, бытовые проблемы людей. К тому же рука об руку вместе с наркоманией идет другой бич общества - СПИД. В свое время я проводила социологическое исследование среди осужденных лиц женского пола в колонии поселка Коксун Карагандинской области по спецдопуску госкомиссии по контролю за наркотиками. Мне удалось побывать в локальной зоне, где отбывают наказание ВИЧ-инфицированные. Они, конечно, строго изолированы от основного контингента колонии. Содержатся в особенных условиях: определенная температура, влажность, освещение, питание. Я с этими женщинами очень долго беседовала. Поразило то, что их средний возраст 17-19 лет. Их привлекали за хранение и употребление наркотиков. Здесь содержатся те, кто уже несколько раз попадался по одним и тем же преступлениям.
ЛИТЕР-Неделя: Как ни крути, получается, что корень всего зла - распространение наркотиков. Были ли в вашей судебной практике случаи, когда попадались крупные наркодельцы? А то все время мы слышим, что поймали мелких дилеров… А где же боссы наркомафии?
Ш.К.: Мне бы тоже хотелось спросить об этом у полицейских. Я считаю, что вся проблема в том, что следственные органы не достаточно выявляют таких лиц. И об этом свидетельствует судебная статистика, где количество таких дел ничтожно мало. Если посмотреть, то почти в каждом уголовном деле по статье 259 УК РК следователи пишут: «Иванов приобрел наркотические средства в неустановленном следствием месте». А на кого законодатель накладывает обязанности все это выявлять? На полицейских. Конечно же, они все хорошо знают. Знают, где продают, как и кто реализует. Но мы видим даже из их собственных сообщений, что сами полицейские приторговывают зельем, причем порой в особо крупных размерах. Вспомним хотя бы одного из полковников Южно-Казахстанской области, который попался с поличным. А в своих обвинительных заключениях следователи пишут небылицы: «Подозреваемый, прогуливаясь на улице, нашел сверток с героином в кустах на обочине». Если бы на самом деле было так, то все казахстанцы имели бы на руках такую находку. Мы бы рады были, если бы полицейские взяли крупную наркомафию с главарями. Но вы не задавались вопросом: кто стоит за всем этим и кому выгодно, чтобы этих лиц не привлекали к уголовной ответственности? Ответ совершенно ясный: конечно же, не судьям.

Беседовал Аскар Джалдинов, Алматы


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии