Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

О чем говорили за «круглыми столами» банкиры во второй день банковского форума

Фото : 7 октября 2006, 11:31

Тулеген АСКАРОВ, Сергей ЗЕЛЕПУХИН , 06.10.2006



Как мы и обещали в предыдущем номере, предлагаем вниманию читателей развернутый репортаж о втором дне международного форума банкиров, прошедшего в южной столице 27-28 сентября.

Обсуждать с утра, после доброго пикника на Чимбулаке, вопросы гибридного капитала 1-го уровня и другие инструменты, способствующие росту активов казахстанских банков, несомненно, могут только профессионалы высокого класса. Что касается журналистов, то они не ожидали каких-то особо интересных заявлений от участников круглого стола на столь специфичную тему и больше готовились к очередному ликбезу, который, впрочем, никогда не помешает.

«Гибриды» - штука сложная
Особенностью этого заседания стало активное участие в его работе сразу двух представителей Credit Suisse - Криса Таффи, модерировавшего заседание, и Лесли Мапондеры. Они выступали первыми и представили присутствующим результаты сравнительного анализа структуры капиталов казахстанских и европейских банков, а также основные характеристики размещения «гибридов» банком «ТуранАлем» и «Казкоммерцбанком».

Уже известный читателям Дмитрий Ангаров из агентства Fitch поделился прогнозами о том, что до 2009 года среднегодовой темп прироста банковских активов в нашей стране составит 35% (против 65% за последние пять лет), в результате чего они увеличатся до $120 млрд. А поскольку достаточность капитала у ведущих банков находится сейчас на минимальном уровне, требуемом регулятором, то потребность в адекватном увеличении капитала оценивается Fitch до 2009 года в 2 трлн. 123 млрд. тенге, в том числе капитала первого уровня - 310 млрд. тенге, второго уровня - 553 млрд. тенге.

Для сравнения: по данным АФН, к началу сентября совокупный расчетный собственный капитал банковского сектора достиг 867,8 млрд. тенге. Так что в ближайшие три года владельцам банков придется активно искать немалые деньги на пополнение их капиталов. В принципе, это им по силам, ибо БТА сумел привлечь через «гибриды» $400 млн., а «Казкоммерцбанк» - $100 млн.

Другое дело, как относятся к этому нужному делу казахстанские регуляторы. Из
выступления зампредседателя АФН Елены Бахмутовой следовало, что банкиры получили разрешение на использование «гибридов» недавно - в октябре прошлого года. Но и этого было достаточно, чтобы банки смогли увеличить свои капиталы первого уровня за год в общей сложности на 67%, причем 47% прироста было обеспечено выпусками бессрочных финансовых инструментов.

В общей сложности четыре казахстанских банка выпустили их на $750 млн. Правда, г-жа Бахмутова подчеркнула, что пока выпуск таких инструментов в соответствии со стандартами Базельского комитета по банковскому надзору возможен в Казахстане лишь посредством выпуска через дочерние организации банков специального назначения (SPV). При этом такие выпуски не могут быть реализуемы на территории Казахстана.

Барьером на их пути являются соответствующие положения отечественного законодательства о рынке ценных бумаг и Гражданского кодекса. В прокрустово ложе их требований бессрочные финансовые инструменты никак не укладываются, ибо по нашим законам у облигаций обязательно должен быть установлен срок их погашения и выплата вознаграждения по ним. По этой причине казахстанским банкам и приходится выпускать такие бумаги через свои зарубежные «дочки» в зонах со льготным налогообложением. Кроме того, им необходимо получать специальное разрешение регулятора на включение полученных таким путем средств в капитал первого уровня.

В общем, путь этот не так уж и прост. Тем не менее участники дискуссии были единодушны в мнении, что «гибриды» банкам нужны для улучшения структуры их капиталов, а весьма «продвинутый» казахстанский регулятор в лице АФН окажет им необходимую поддержку и не будет возводить новые препоны.

Г-жа Бахмутова выразила финансистам благодарность за их лестную оценку деятельности АФН, напомнив попутно, что Казахстан стал первой страной в СНГ, где банки смогли привлечь «гибриды». Однако она заявила, что дальнейшие возможности движения по этому пути будут рассматриваться лишь тогда, когда в АФН увидят «серьезные подвижки» в приросте уставных капиталов банков.

В завершение работы круглого стола его участникам был адресован вопрос об отношении к известной инициативе руководства «Альянс Банка», обратившегося к властям страны с предложением участвовать в капитале частных банков. Казахстанские представители от ответа на этот вопрос воздержались. Иностранные же финансисты высказались по этому поводу негативно, охарактеризовав такой подход к делу «коммунистическим».

Гладко только на бумаге
На заседании круглого стола, посвященного перспективам деятельности регионального финансового центра Алматы (РФЦА), солировал, естественно, глава недавно созданного Агентства по регулированию деятельности (АРД) этого центра Аркен Арыстанов. В его изложении ближайшие перспективы РФЦА выглядят весьма оптимистично. В течение трех лет оборот и капитализация ожидаются на уровне $10 млрд., количество участников может достичь 200, а средний оборот одного участника - $50-100 млн.

Уже сформирован международный консультативный совет РФЦА. И как раз одновременно с проведением круглого стола на другой стороне планеты - в США должны были идти переговоры экс-главы Всемирного банка Джеймса Вульфенсона с президентом Казахстана, который пригласил известного финансиста стать советником РФЦА.

Следом за г-ном Арыстановым слово взял представитель одного из участников этого совета - компании «Ренессанс Капитал» - Ханс Хорн. Предваряя свое выступление, он заметил, что не является типичным инвестиционным банкиром, ибо значительную часть своей карьеры провел в сфере бухгалтерского учета, прежде чем попасть в «ловушку» инвестиционного банкинга.

Что касается последнего, то здесь основной опыт г-н Хорн приобрел, работая на Западе и в Москве, которую он назвал другим региональным финансовым центром СНГ.

По мнению г-на Хорна, в вопросе об РФЦА нужно сначала разобраться с понятием «региональный». Дело в том, что мировой опыт показывает, что очень сложно создать финцентр, который будет представлять некую оффшорную платформу с оборотом ценных бумаг за пределами юрисдикции страны пребывания. Тем более что такие платформы уже работают в ближайшем географическом окружении. Если речь идет о Центральной Азии, то здесь, конечно, Алматы имеет все преимущества. А вот если создатели РФЦА планируют выйти за пределы Центрально-Азитатского региона, то в таком случае новому центру предстоит нелегкая битва с конкурентами.

Нужно учитывать и то, что казахстанское законодательство о рынке ценных бумаг не настолько развито, чтобы стать дополнительным преимуществом РФЦА. Есть проблемы и с налогообложением, особенно в части полномочий местных органов в этой сфере. Явно ограниченным представляется и наличие качественной финансовой информации, что и не удивительно - аналитическая база соответствующих исследований в Алматы слаба. А без сильной базы не приходится говорить о получении значительной ликвидности, в чем уже смогли убедиться в Москве.

Со своей стороны добавим, что с журналистской точки зрения вообще не понятно, как может нормально функционировать РФЦА в стране, где нет ежедневной деловой газеты и бизнес-телеканала!

Подводя итог выступлению г-на Хорна, модератор заседания Константин Колпаков, зампред БТА, вполне справедливо заметил, что выступавший совсем не похож на человека, попавшего в ловушку инвестиционного банкинга, и передал слово представителю «Казкоммерцбанка» Магжану Ауэзову.

С точки зрения г-на Ауэзова, Казахстан становится «существенным» экспортером капитала и как инвестор будет играть большую роль в регионе. Правда, при этом он воздержался от очерчивания географических контуров этого региона. Попутно банкир заметил, что в результате разнонаправленного развития финансовой системы в Казахстане и в России, а также других странах Восточной Европы, в нашей стране практически отсутствует рынок капитала, который в этих странах служит «посредником между теми, кому необходим капитал, и теми, у кого этот капитал есть». Эту нишу в принципе и мог бы заполнить РФЦА.

С точки зрения банкира, проект РФЦА востребован, ибо поможет их клиентам получить доступ к тем средствам, которые аккумулируются в пенсионных и паевых инвестиционных фондах. Кроме того, он выразил надежду, что на РФЦА смогут выйти те малые компании, которым не по карману сегодня выход на международные рынки капитала. Что касается прогнозов развития РФЦА, то г-н Ауэзов заметил - «процесс будет, наверное, не самый быстрый».

Продолжая дискуссию, г-н Колпаков перефразировал известное высказывание классиков насчет непривлекательности маленьких детей, которым просто нет замены позже, когда они вырастают, и попросил г-на Арыстанова рассказать о налоговых льготах, предоставляемых участникам РФЦА. Льготы такие есть, и о них уже сообщалось в прессе. Однако идея отменить вообще все налоги для участников РФЦА сразу же приказала долго жить. Другая проблема - общая нестабильность отечественной налоговой системы.

По этому поводу глава АРД заметил, что «наша система налогообложения еще не устоялась, она претерпевает постоянные изменения, и изменение налогов в течение года два раза говорит как раз об этом». С другой стороны, с его же слов, в тех странах, которые борются за свою конкурентоспособность и привлекательность для инвесторов, - например в Голландии и Ирландии, - необходимые корректировки в налоговое законодательство для стимулирования инвестиций вносятся постоянно. Кстати, по поводу фискального будущего государств Старого Света г-н Арыстанов пророчит большие изменения в их налоговой политике уже в ближайшем будущем.

Впрочем, участников дискуссии больше интересовали не глобальные перспективы, а будущее самого РФЦА. Ельдару Абдразакову, возглавляющему «Сентрас Секьюритиз», налоговый фактор видится не основным для РФЦА. По его мнению, РФЦА будет очень трудно конкурировать с Москвой в борьбе за крупных эмитентов, не говоря уже об известных торговых площадках в Западной Европе. Поэтому ставку нужно делать на специализацию центра по аналогии с разделением труда между Нью-Йорком и Сан-Франциско в США. Крупные эмитенты с устоявшейся кредитной историей там идут на Нью-Йоркскую фондовую биржу, тогда как площадка в Сан-Франциско специализируется на новых венчурных компаниях. При этом новичкам там не предоставляются налоговые льготы.

Эту мысль развил и г-н Хорн, ссылаясь на пример его родной Норвегии, где фондовая биржа специализировалась изначально на судоходных и оффшорных компаниях, а также на площадку AIM Лондонской фондовой биржи, где регулирование операций значительно упрощено по сравнению с основной торговой площадкой.

С таким подходом г-н Арыстанов согласился, признавая особую роль для РФЦА в качестве его «локомотивов» потенциала нацкомпаний («голубых фишек») и Алматы в части развития инфраструктуры в сфере туризма, самого РФЦА и спортивных объектов предстоящих здесь Азиатских игр. Другой аспект специализации РФЦА - привлечение средних компаний и средств среднего класса Казахстана. А по мере наполнения площадки РФЦА сугубо внутренними ресурсами и участниками можно было бы приступить к активному привлечению эмитентов и из соседних стран, проводя дальнейшее дерегулирование и вводя дополнительные льготы.

Какими именно видятся географические контуры РФЦА, г-н Арыстанов пояснил следующим образом - в первую очередь это Казахстан, Россия и Украина, затем страны Центральной Азии и Китай.

Бахытжан Саркеев из Центра маркетингово-аналитических исследований (ЦМАИ) отметил по этому поводу, что первоначально РФЦА предлагался в качестве международного финцентра, однако иностранным консультантам удалось все же убедить наши власти в том, что им следует ограничиться сугубо региональным статусом РФЦА. При этом Турция и Иран сразу же выпали из списка потенциальных участников наряду с Афганистаном и Ираком. В итоге в географическом «меню» для РФЦА остались лишь страны СНГ и северо-запад Китая!

Подводя итог обсуждению, г-н Арыстанов дипломатично заметил, что роль его ведомства заключается в том, чтобы помогать другим участникам проекта - государственным органам, местным властям Алматы, институтам развития и прочим в его реализации. А реально РФЦА, с его точки зрения, начнет работать только тогда, когда «Министерство финансов будет выпускать долгосрочные ГЦБ, появятся инвестиционные проекты, «Самрук» определится с планом выхода на фондовый рынок не только тех пяти «голубых фишек», уже находящихся в его управлении, но и тех двадцати инфраструктурных компаний, которые планируется передать в управление госхолдингу».

Ультиматум биржевикам
Гораздо менее дипломатичным было видение г-ном Арыстановым будущего Казахстанской фондовой биржи (KASE). По его мнению, банки занимают сейчас выжидательную позицию, ибо их устраивает ситуация, сложившаяся на сегодняшний день, когда «KASE сидит в подвале, у них нет денег для программного обеспечения, нет конференц-зала и много чего еще нет». Государство же, со слов г-на Арыстанова, готово вложить деньги в биржу на обновление программного обеспечения и создание прочих необходимых условий.

Ультиматум главы АРД биржевикам включает три варианта выбора будущего. В первом на РФЦА создается независимая площадка, после чего KASE «умирает естественной смертью», в лучшем случае превращаясь в площадку лишь для валютных операций. Во втором варианте биржа становится коммерчески ориентированной публичной компанией, участники которой заинтересованы в получении дивидендов и инвестировании в нее. При этом структура владения биржи перестраивается в пользу РФЦА, который получает там контрольный пакет акций «на какой-то период времени», дабы развивать KASE совместно с участниками рынка. Третий вариант предусматривает создание самостоятельной площадки РФЦА, передаваемой затем в управление менеджменту KASE для развития с последующим их слиянием тогда, «когда банки и другие участники поверят в это». В общем, в любом случае KASE уготована печальная участь.

Ссылаясь на мнение иностранных инвесторов, г-н Арыстанов отметил, что и они заинтересованы в коммерчески ориентированной структуре, тогда как сегодня KASE функционирует в режиме некоммерческой структуры. Инвесторы также требуют большей прозрачности от биржи и регулируемых тарифов. Он заявил, что этот вопрос будет поставлен на ближайшем заседании биржевого совета KASE, где и будут расставлены все точки над «i».

Заодно глава АРД РФЦА сообщил, что иностранные партнеры говорят о необходимости для казахстанской финансовой системы небольшого дефолта - по всей видимости, для того чтобы можно было встряхнуться от эйфории и головокружения от известных успехов нашей экономики.

Не знаем, как насчет партнеров из развитых стран мира, но даже в соседнем Кыргызстане, как признал г-н Арыстанов, глава тамошнего Нацбанка до сих пор ничего не знал о РФЦА!

А вот еще одно симптоматичное высказывание представителя иностранных инвесторов. Как подчеркнул г-н Хорн, ключевым фактором будущего РФЦА являются все же кадры, которые, как известно, решают все. Но для этого нужно не только привлечь известных высококлассных специалистов в Алматы - надо еще как-то уговорить их остаться жить здесь длительное время, чтобы они могли развивать местный рынок.

Закон есть, СФК - нет
Обсуждать проблему секьюритизации активов перед обедом, да еще и после нескольких предыдущих круглых столов, наверняка не самое полезное для пищеварения занятие. Тем не менее, с журналистской точки зрения, это обсуждение прошло довольно легко для восприятия даже неспециалистами.

Дело в том, что финансисты говорили о весьма ясных вещах: во-первых, о том, что закон о секьюритизации активов в нашей стране есть, но специальные финансовые компании (СФК) так и не появились, а во-вторых, о двух известных сделках «БТА Ипотеки» и «Казкоммерцбанка» по секьюритизации соответственно ипотечного портфеля и так называемых DPR - diversified payment rights. Обе сделки достаточно подробно освещались в отечественной прессе.

Гари Уитмор из британского подразделения ABN AMRO Bank и Куртис Мастерс, представлявший юридическую фирму Baker & McKenzie, свои выступления посвятили главным образом общим принципам секьюритизации сделок и положениям соответствующего казахстанского законодательства. При этом г-н Уитмор отметил, что объем размещения бондов казахстанских банков будет расти и в обозримом будущем, так что самое время присмотреться и к другим альтернативным источникам фондирования.

А г-н Мастерс напомнил, что с 1 января следующего года вступает в силу ряд налоговых льгот для СФК. С точки зрения Жанар Айткожиной, партнера аудиторской компании Deloitte, специализирующейся на вопросах налогообложения, отечественное законодательство не проработано должным образом по трансграничным транзакциям, которые и имеют место при использовании СФК. Не удивительно, что нашим финансистам, которые уже вкусили плоды заимствования посредством секьюритизации, приходится пока использовать зарубежные СФК, которые известны под аббревиатурой SPV.

Кроме того, в этом деле не обойтись и без помощи иностранных партнеров, как это и имело место в сделке «БТА Ипотеки» - она опиралась на поддержку ABN AMRO Bank. Кайрат Алтынбеков, представлявший «БТА Ипотеку», отметил в этой связи, что секьюритизация ипотечного портфеля его компании осуществлялась по западноевропейской модели «с учетом казахстанской специфики». А в роли SPV выступила зарегистрированная в Нидерландах компания First Kazakh Securitisation Co., B.V.

В результате «БТА Ипотеке» удалось увеличить сумму привлеченных средств в пять раз в сравнении с ранее доступными этой компании вариантами заимствованиями, доведя ее до $150 млн., и заодно уменьшить свою зависимость от банка «ТуранАлем». Правда, не обошлось и без проблем, ибо стоимость сделки оказалась высокой, весь оборот пришлось документировать на английском языке, вносить изменения во внутренние системы и процедуры. К тому же в регионах регистрация ипотечных свидетельств отнимала много времени.

Еще один минус - небольшие исторические данные по секьюритизируемому портфелю, так как «БТА Ипотека» располагала на момент сделки пятилетним опытом деятельности на рынке. Как бы то ни было, сделка получила путевку в жизнь и теперь все поступления по ипотечным кредитам ежедневно отправляются на застрахованный специальный счет в оффшоре. Перспективы рынка оцениваются г-ном Алтынбековым как весьма значительные - ведь с нынешних $2 млрд. объем ипотечных кредитов к концу 2011 года может вырасти до $15 млрд.! Но и сейчас в месяц в среднем выдается таких кредитов на $150-200 млн.

В обсуждении этой темы также приняли участие Тимур Джанкобаев, Halyk Finance, и Клаус Дистлер, JP Morgan.

Равнение - на Европу!
Обсуждению перспектив развития исламского банкинга на соответствующем заседании круглого стола, состоявшегося после перерыва на обед, сопутствовал весьма символичный состав участников дискуссии. Представлявшим собственно исламские банки Сааду Рахману (Calyon Bahrain) и Сафдару Мандвивале из HSBC Amanah жребий судьбы дал в качестве партнеров двух очаровательных дам - Гульнару Галямову (БТА) и Диляру Ермакову (банк «ЦентрКредит»). Кроме них, в обсуждении участвовал и таджикский банкир Искандар Раджабов из тамошнего «Агроинвестбанка».

Представители исламского банкинга, понимая по внешнему виду своих визави от прекрасной половины человечества, что они находятся в светском, а не религиозном государстве, ограничились самой общей информацией о том, как делать большие деньги, следуя канонам шариата.

Г-н Мандвивала сообщил, что обороты исламского банкинга сейчас составляют порядка $650-700 млрд., а занимаются им порядка 300 финансовых институтов по всему миру. При этом отрасль растет ежегодными темпами на уровне 15-20%, а две трети ее активов приходится на страны Персидского залива.

Г-н Рахман в свою очередь пояснил, что многие требования исламского банкинга близки к принципам движения этического инвестирования, культивируемого на Западе. А нынешний бум исламского банкинга вызван не только ростом цен на нефть, но и значительным оттоком средств из западных стран в государства Персидского залива после трагедии 11 сентября 2001 года в США.

Эти два фактора вызвали значительный рост местного фондового рынка и сектора недвижимости, ускорили обновление инфраструктуры и диверсификацию экономики, создание новых банков и общий рост спроса на исламское финансирование. Тем не менее предпочтительной валютой для совершения сделок по исламским канонам остается доллар США, а документация ведется согласно английскому праву. Занять деньги у исламских банков может любая финансовая структура, чем и воспользовались банк «ТуранАлем» и банк «ЦентрКредит». Об их сделках «мурабаха» в свое время рассказывалось в прессе.

Как отметила г-жа Ермакова, каких-то особых трудностей в заключении сделок с исламскими партнерами казахстанские банкиры не испытали, однако свой отпечаток наложили отечественная бизнес-среда и местные клиенты. Кроме того, «мурабаха» - это наиболее простой опыт выхода, тогда как к другим видам исламского финансирования - иджаре (лизингу) или сукук (исламским бондам) - у нас только присматриваются. Но в принципе, как отметили представители казахстанских банков, АФН и Нацбанк с пониманием относятся к таким инициативам, а наше законодательство хотя и не оговаривает возможности использования исламского банкинга, но и не запрещает его.

Г-жа Галямова сообщила также, что отечественные регуляторы посещали исламские банки в Малайзии, дабы изучить опыт их деятельности, а открытие исламских банков в Казахстане или специальных «окон» в существующих ныне банках являются лишь делом времени. Правда, г-жа Ермакова выразила сомнение по поводу возможного продвижения исламского банкинга в рознице, мотивируя свои доводы тем, что, с одной стороны, Казахстан - это все же светское государство, а с другой - уже сегодня на рынке существует большой выбор источников финансирования.

Однако немного позднее выяснилось, что без исламского банкинга в нашей стране все же не обойтись. Как заявила во время дискуссии наша коллега с известного телеканала, ее знакомые-правоверные не могут брать кредиты в банках именно по религиозным соображениям. Что делать этой группе потенциальных клиентов банков, и в самом деле не понятно: ведь принципы шариата, которым следует исламский банкинг, запрещают давать деньги под проценты и заниматься финансовыми спекуляциями, к коим относится ежедневная торговля акциями на бирже.

Тем не менее, со слов г-жи Галямовой, какие-то подвижки в этом деле все же происходят, особенно на юге Казахстана, по собственной инициативе отдельных бизнес-структур, включая корпорацию «Ордабасы». С нашей же точки зрения, вопрос о развитии исламского банкинга в нашей стране должен быть в принципе решен сначала на самом «верху», то есть на уровне главы государства, правительства и парламента, а затем обязательно получить оформление в виде соответствующих положений в законодательстве.

Равняться в этом вопросе нужно на Европу - как пояснил Саад Рахман, в Великобритании работают два исламских банка, а во Франции открылся один такой банк. Тем более что после первых сделок с казахстанскими партнерами исламские банкиры стали щепетильнее относиться к выбору клиентов для получения их денег. Как пояснила Гульнар Галямова, деньги, полученные БТА по второй сделке «мурабаха», размещались уже по принципам исламского финансирования, то есть не среди обычных клиентов, а по специально составленному списку компаний.

Если же европейский опыт наши власти не устраивает, то можно приглядеться и к более близкому Таджикистану. Поскольку там население более исламизировано по сравнению с Казахстаном, то исламский банкинг имеет в этой стране соответствующую почву для развития. Во всяком случае г-н Раджабов сообщил, что помимо сделок «мурабаха», в Таджикистане развивается и лизинг по исламским принципам, то есть иджара.

Банкиры слушают партнеров
Пятым по счету в прошлый четверг и последним мероприятием в стенах Бального зала отеля «Анкара» в рамках VII межбанковской конференции стала панельная дискуссия, посвященная проблемам корпоративного управления (КУ). Спикерами на этом мероприятии стали не банкиры, а их партнеры из юридических, аудиторских и консалтинговых фирм.

Олег Данилин, возглавляющий банковское направление консалтинговой деятельности компании Ernst & Young в России, подчеркнул, что тема КУ возникла примерно 4-5 лет тому назад. Причин тому несколько - выход банков на внешние заимствования, желание инвесторов знать, кому они дают свои деньги, а также институционализация банков, в которых появляется более одного акционера.

Увы, как заявил г-н Данилин, «поголовная увлеченность данным вопросом не позволяет взглянуть на него трезво», тем более что понимание корпоративного управления у всех разное. Кроме того, в разных странах существуют и разные требования к формированию КУ и соответствующих кодексов, которые далеко не идентичны. В самой же России, как отметил Олег Данилин со ссылкой на данные агентства Standard&Poor’s, наименее прозрачным является финансовый сектор.

Одной из ключевых трудностей практического внедрения принципов КУ г-н Данилин назвал выбор независимых директоров для управления компаниями. С этим утверждением согласился и модерировавший дискуссию зампредседателя правления БТА Роман Солодченко, обрисовавший образно эту проблему следующим образом: «Совсем независимым директорам не верят акционеры, а те, кому они верят, не совсем независимые».

В итоге спикеры согласились с тем, что лучше всего подходить к этому вопросу с той точки зрения, которая наиболее привлекательна для акционеров,- рассматривать проблемы КУ через призму повышения стоимости банка или компании.

Примечательный пример привел на эту тему Карл Бах, представитель Международной финансовой корпорации (МФК), являющейся одним из акционеров БТА. Он сослался на данные исследований, показавших, что в обследованных восточноевропейских странах улучшение КУ привело в среднем к росту стоимости компаний на 30%. Заодно г-н Бах сообщил, что МФК начинает проект «Корпоративное управление в Центральной Азии».

Затем слово для дискуссии взяли юристы. Айдын Бикебаев (Sayat Zholshy & Partners) сконцентрировался на проблеме деятельности компаний, работающих в статусе ТОО. Хотя таковых среди банков не имеется, тем не менее было интересно узнать, что в нашей стране законодательство не предусматривает выделения корпораций, коими фактически выступают многие ТОО - например «Казахмыс». В последнем, как считает г-н Бикебаев, в результате преобразования компании из АО в ТОО мелкие акционеры просто остались не у дел. В качестве примера, на который стоило бы равняться Казахстану в этом вопросе, г-н Бикебаев назвал Россию и США, где корпорации выделяются в особую категорию бизнеса, а мелкие акционеры могут достаточно эффективно контролировать ход дел в них.

В свою очередь г-н Солодченко назвал этот вопрос спорным, а по поводу преобразования организационной формы «Казахмыса» он высказал предположение, что на такой шаг компании пришлось пойти из-за элементарной нехватки капитала на сумму $400 тысяч.

Владимир Фурман, представляющий юридическую фирму McGuireWoods Kazakphstan,
для начала напомнил известный анекдот о комиссарах-большевиках, которых партия направила создавать колхозы. В итоге в центр от посланцев пришла телеграмма со следующим текстом: «Колхозы созданы, шлите колхозников!». Нечто подобное имеет место и с законодательством об акционерных обществах. Формально оно создает условия для хорошего КУ, и г-н Фурман считает, что при всех недостатках эта юридическая база лучше, чем в России или в странах Центральной Азии. Однако инвесторы явно не спешат с вложением денег в капиталы отечественных компаний - даже у банков рост капиталов до последнего времени отставал от темпов увеличения активов. А проблему независимых директоров г-н Фурман предлагает решить путем создания соответствующей саморегулируемой организации.

…В завершение панельной дискуссии свою точку зрения на построение эффективного менеджмента в банках высказал Микаэль Горский из компании MAG Consulting, сотрудничающей с БТА. Заодно он продемонстрировал фрагмент фильма-послания Дэвида Нортона, президента компании Balanced Scorecard Collaborative. При этом выяснилось, что полный вариант послания предназначен для топ-менеджеров нацкомпании «Казахстан темир жолы».

А из необычного выступления г-на Горского большего всего запомнились журналистам два момента. Однажды, консультируя руководство некой компании, он спросил у топ-менеджеров, как они представляют себе эффективный менеджмент. Ответом ему была… тишина. Другое откровение из практики управленческого консалтинга выглядит так - 95% организаций не раскрывают людям смысл своей стратегии!

Кому что, а банкам - займы
В то время как в Бальном зале обсуждались выше названные темы, в зале «Астана», что этажом ниже, разворачивались другие дискуссии. Четвертый по программе круглый стол был посвящен последним тенденциям и перспективам синдицированного кредитования в Казахстане и СНГ. Как и ожидалось, речь шла не о внутренних, а о внешних синдицированных заимствованиях, поскольку, по утверждениям участников дискуссии, местный рынок такого вида кредитования не развит.

После приветственного слова модератора Чарльза Гриффитса из The Bank of Tokyo-Mitsubishi выступил Нуртаза Байтенов из «Альянс Банка». Он отметил, что сейчас казахстанские БВУ заинтересованы во внешних заимствованиях. Это происходит на фоне роста числа инвесторов, готовых давать кредиты местным банкам. Если по синдицированному займу три года назад «Альянс Банк» привлек только $10 млн., то по последнему $400 млн. Причем в банке считают эти источники финансирования дорогими, и банк занят поиском более дешевых займов, а также расширением базы инвесторов.

Раньше «Альянс банк» интересовали в первую очередь западные кредиторы, теперь же географические интересы клиентов БВУ растут, притом что наблюдается повышенный интерес к синдицированным продуктам со стороны азиатских и ближневосточных инвесторов. В условиях, когда на внешних рынках снижаются кредитные ставки, добавил Байтенов, растет интерес к синдицированным займам. Если ранее наблюдался рост объемов по этому показателю, то теперь можно видеть и увеличение сроков заимствований. А поскольку АФН введены ограничения в условиях низкой заинтересованности кредиторов в краткосрочных заимствованиях, в «Альянс Банке» видят предпочтительным срок заимствований в три года.

Другой представитель банковского сектора, Зарина Таймаганбетова из БТА, отвечая на вопрос г-на Гриффитса, что для банка важнее - цена привлечения кредитов или отношения с инвесторами, отметила следующее. Для среднего или небольшого банка и кредиторов вопрос уровня ставки - это вопрос возможности получить определенную доходность, тогда как для крупнейших банков первостепенное значение имеют отношения с инвесторами, но в БТА также заняты поиском более дешевых источников финансирования.

Далее г-н Гриффитс обратился к заместителю председателя АФН Елене Бахмутовой с просьбой рассказать, как в финнадзоре относятся к синдицированным займам банков. Г-жа Бахмутова напомнила, что у регулятора валютного рынка и международных рейтинговых агентств вызывает опасение рост внешнего валового долга. Сейчас, по ее словам, он превысил 70% ВВП, а по международным стандартам такое соотношение является высокой границей.

Самыми большими темпами, считают в АФН, растет внешний долг банковского сектора, особенно в последние два года. А поэтому регулятор рынка акцентирует особое внимание на зависимости банков от оптового финансирования и внешних источников кредитования в целом. На сегодняшний день 48% обязательств всего банковского сектора составляют внешние заимствования, а в структуре активов 20% приходятся на активы из-за рубежа. В такой ситуации в АФН считают необходимым отслеживать внешние займы.

Бахмутова напомнила, что принятые финнадзором меры направлены на приведение в соответствие показателей ликвидности банковского сектора, в том числе и валютной, а также на стимулирование банков производить долгосрочные внешние заимствования, как рынка долговых облигаций, так и синдицированных займов.

Другой проблемой зампред финнадзора назвала внешние заимствования крупных компаний реального сектора и дала понять, что может возникнуть ситуация, когда государство, хоть и косвенно, но будет вынуждено отвечать по внешним обязательствам крупных компаний и банков. «В случае наступления подобных последствий… регуляторы рынка готовы ввести дополнительные ограничения», - подчеркнула Бахмутова.

Модератор поблагодарил зампреда АФН за выступление, заметив, что желание финнадзора простимулировать банки к увеличению сроков по внешним заимствованиям станет интересным для инвесторов с позиции роста кривой доходности. После чего г-н Гриффитс предложил перейти к вопросу о географических предпочтениях банков в отношении внешних заимствований.

Г-жа Таймаганбетова из БТА отметила, что казахстанские банки по исторически сложившимся причинам главными инвесторами считают представителей из Европы и США. По мере развития кредитной истории в банке видят рост больших заимствований по более высоким ставкам со стороны европейских и американских кредиторов, ввиду их возросшего доверия в отношении казахстанских банков и роста самих БВУ. В перспективе банк «ТуранАлем» ожидает, что заинтересованность со стороны инвесторов не только из Европы и США, но и других регионов будет только возрастать.

Другие спикеры согласились с этим, отметив тенденцию к увеличению внимания зарубежных кредиторов к средним и более мелким банкам в Казахстане.

Г-н Гриффитс акцентировал внимание на вопросе о преимуществах и недостатках двух видов внешних банковских заимствований: долговых облигаций и синдицированных кредитов, адресовав его представителю банка «ТуранАлем». По мнению Таймаганбетовой, поскольку сроки погашения по бондам составляют как минимум три года и выше, а синдицированные займы предполагают погашение в среднесрочный или краткосрочный период, то эти два инструмента создают для банков хорошее сочетание.

Как подчеркнули участники дискуссии, есть другой важный аспект при выборе между синдицированными займами и евробондами. Первые привлекательны тем, что на их получение приходится тратить меньше времени и меньше работать над документацией. Помимо этого, когда банк проводит транзакцию по привлечению синдицированных кредитов, есть большая уверенность в стабильности процентных ставок. А в случае с евробондами волатильность ставок выше, будь это внутренний или внешний рынок. Более того, синдицированные кредиты привлекательны еще и тем, что есть возможность частичной или полной предоплаты.

…В конце дискуссии спикеры пришли к мнению, что, с одной стороны, понижающийся тренд ставок по внешним заимствованиям, наблюдаемый с 2000 года, в краткраткосрочный период для казахстанских банков имеет потенциал к снижению. Но, с другой стороны, ставки на внешних рынках кредитования достигли дна. А поэтому резких скачков в сторону понижения, как это было ранее, ждать не стоит. В такой ситуации инвесторы заинтересованы в увеличении сроков заимствований, поскольку более долгосрочное кредитование характеризуется, как правило, более высокой ставкой.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии