Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Бизнес на крови

Фото : 13 октября 2006, 11:21

В Южно-Казахстанской области возбуждено 12 уголовных дел в отношении ответственных лиц и медработников, причастных к заражению детей ВИЧ-инфекцией. Расследование полицейских, КНБ, финорганов, проводимое под руководством Генеральной прокуратуры, в самом разгаре. Пока неизвестно, откуда взялся вирус СПИДа и каким путем заразилось столько детей.

Но следователи и проверяющие уже вскрыли в работе медицинских учреждений десятки вопиющих нарушений - и каждое из них можно считать своего рода бактериологической бомбой.

Начавшееся в июле расследование обстоятельств массового заражения отрабатывало все версии. Не исключалась и возможность диверсии - слишком тяжелая сложилась ситуация. Но версия о происках шпионов и экстремистов отпала быстро - уж слишком большую и кропотливую работу должны были проделать диверсанты. С точки зрения бактериологической атаки, вирус иммунодефицита человека - один из самых небоеспособных из-за сложного пути распространения.

Как выяснилось, “диверсантом” в родной стране была система южно-казахстанского здравоохранения.

Еще весной, когда были выявлены первые случаи ВИЧ у детей, медики составили своеобразную карту истории заражения, где подробно указывалось, когда, в каких больницах и отделениях и какую конкретно медицинскую процедуру получали инфицированные дети. По этой схеме определили точки пересечения - реанимационные отделения областных и обеих городских детских больниц Шымкента.

Дальнейшее выяснение методов работы персонала больниц только подтвердило версию о “руке медиков” в деле распространения болезни. И вот как это было. Одноразовое медицинское оборудование - шприцы, капельницы, катетеры, медучреждения всегда получали с недостатком. Дефицит восполняли с помощью больных - сегодня они все должны приносить в больницу собственные шприцы и капельницы.

Взрослый еще может проследить, чтобы ему сделали укол только что распечатанным одноразовым шприцем. А когда дело касается детей, чаще всего остающихся в больнице без родителей, у медперсонала появляется возможность экономии… Скажем, уколоть десяток детей одним шприцем, а оставшиеся нераспечатанные сдать в ближайшую аптеку за наличные. Прибыль небольшая, но постоянная. Примерно такие схемы и действовали в шымкентских больницах. Так попадание в больницу хотя бы одного ВИЧ-инфицированного ребенка обеспечивало заражение еще нескольких малышей.

Несмотря на все усилия следователей и проверяющих, точно выяснить первоначальный источник ВИЧ-инфекции вряд ли удастся. И дело не в особой таинственности обстоятельств, а в том, что предпосылок для появления вируса было более чем достаточно. Главный подозреваемый - центр крови Южно-Казахстанской области. И до наступления июля ни одна проверка не выявила здесь серьезных нарушений!

Ныне ситуация прямопротивоположная - выясняется, что донорскую кровь принимали и у бомжей, и у наркоманов, и экспортировали из Узбекистана. Проверку эта кровь не проходила, но обеспечивала весьма прибыльный теневой бизнес.

Все подробности станут известны после окончания следствия. Пока остановимся на еще одной стороне вопроса - в области официально зарегистрировано свыше 700 ВИЧ-инфицированных граждан и больных СПИДом, выявленных еще до известных событий. По данным областного СПИД-центра, большинство из них - внутривенные наркоманы и “работницы коммерческого секса”. Так вот: никто и не подумал проверить, а не являются ли они донорами, и теперь исключить, что официально зарегистрированный вирусоноситель не мог стать в Шымкенте донором, нельзя! Да, за ними остается право на анонимность и конфиденциальность. Но у шымкентских детей есть право на жизнь и здоровье.

Очень популярна “узбекская версия”зарождения эпидемии: дескать, вирусоноситель мог прибыть в Южный Казахстан из Узбекистана. Говорят, аким Жылкышиев был снят с должности отчасти именно из-за того, что, поддерживая эту версию, чуть не обострил международные отношения с южным соседом. Нынче следователи категорически исключают версию “узбекского источника”. Между тем в пользу этой версии есть логичные доводы.

Среди первых выявленных ВИЧ-инфицированных детей был один годовалый ребенок родом из Узбекистана. Его привезла в Шымкент эмигрировавшая из Узбекистана мать (как выяснилось позже, тоже ВИЧ-инфицированная).

Кроме того, сегодня многие из шымкентцев ездят лечиться в Ташкент. Там якобы и медицинское обслуживание качественней, и стоит оно дешевле. Официально Ташкент заявляет, что СПИДа и ВИЧ в Узбекистане практически нет. По неофициальным источникам, картина складывается совершенно противоположная.

А на днях узбекские журналисты со ссылкой на анонимный источник опубликовали информацию о том, что Узбекистан мог стать причиной массового заражения ВИЧ-инфекцией детей в Южном Казахстане. По их данным, в Шымкент нелегально переправлялась донорская кровь, взятая без всяких проверок в кустарных условиях по дешевке у нищенствующих слоев узбекского населения.

Знал об этом бывший министр здравоохранения или не знал - в любом случае это характеризует его как некомпетентного и даже преступного чиновника. Вряд ли существует вторая такая страна, где за трагедию подобного масштаба уголовному преследованию подверглись бы исключительно врачи на местах, как это происходит сейчас на юге Казахстана. За трагедию сотен семей должна отвечать вся вертикаль, выстроенная и не налаженная министром. Включая его самого.

Данил Шемратов


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии