Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Судебный марафон

Фото : 13 октября 2006, 11:40

Судебный марафон

Дом на Коктюбе общей площадью 160 квадратных метров и имеющийся при нем земельный участок в 13 соток де-юре принадлежал Асылбеку Жумабаеву, а де-факто хозяином являлся его компаньон по бизнесу Андрей Токарев. Эта недвижимость в октябре 2004 года была продана за 85 тысяч долларов некой Зое Мякишевой.

Получилось это, можно сказать, спонтанно, потому что продавать дом Токарев в то время вообще-то не собирался. Были лишь разговоры, что для них с женой после отъезда сына на учебу такие хоромы вроде бы слишком велики. Тем более что обучение студента в другом государстве обходилось родителям в кругленькую сумму. Вот если бы дом продать да купить жилье поменьше, тогда бы и в банк не пришлось обращаться за ссудой. Вырученных денег хватило бы еще и для дальнейшей раскрутки бизнеса.

Неизвестно, сколько шли бы эти разговоры, если б однажды к соседям, давшим объявление в газету о продаже дома, не пришли покупатели. Предложенный товар их не устроил, то есть дом не понравился. Не сильно расстроенные продавцы посоветовали обратиться к соседям, которые вроде бы тоже говорили о продаже.

Дверь у Токаревых открыла жена Андрея — Ирина, самого хозяина дома не было. Она дала рабочие телефоны мужа. Тот, когда ему позвонили, сразу назвал цену — 85 тысяч долларов. Происходило это в сентябре 2004 года.

О том, что он, будучи занятым с утра до вечера, плохо изучил рынок недвижимости, Андрей понял, когда стал искать для себя дом поменьше. Цены, как выяснилось, за последний месяц-полтора резко взлетели вверх. Можно было, конечно, вернуть Мякишевой задаток в двойном размере, но кусай не кусай локти, а уговор дороже денег.

В октябре дом был документально оформлен на новых хозяев. Оставалась недоплаченной лишь часть суммы — пять тысяч долларов: Токаревы попросили месячную отсрочку на переезд, а новые хозяева поставили условие, что полностью расплатятся, когда окончательно въедут в дом. Этот уговор был зафиксирован распиской-обязательством, которую они дали Андрею Токареву.

А потом началось нечто странное. Когда дом был окончательно освобожден, новые хозяева стали придираться. Покрасьте крышу, подметите двор, почистите выгребную яму...

— А то не будем отдавать деньги, — куражился некий Сергей Жданков, которого дочь Мякишевой Ирина Ананишнова посылала на переговоры. — И вообще, вы нам сарай какой-то продали, а не дом!

Когда терпение совсем иссякло, Андрей Токарев от имени Асылбека Жумабаева обратился в Медеуский районный суд с заявлением о признании договора купли-продажи недействительным.

Недаром говорится, что лучшая защита — это нападение. Зоя Мякишева подала встречный иск о признании расписки-обязательства о выплате пяти тысяч долларов недействительной. Ссылка при этом шла на то, что деньги указаны в иностранной валюте, а это противоречит законодательству республики. А кроме того, указывала она в своем иске, Токарев не освободил дом к 15 ноября, как договаривались, не оплатил коммунальные услуги, поэтому она не будет доплачивать оставшуюся сумму.

В ходе судебного разбирательства все эти доводы были опровергнуты, поскольку, согласно предъявленным Токаревым доказательствам, они были надуманными. Так, из проданного им дома он выселился в точно указанный срок. Данный факт подтвержден распечаткой междугородных телефонных переговоров, которые вели именно Зоя Мякишева и ее родственники, начиная с 15 ноября вплоть до момента судебного разбирательства весной 2005 года. Соседи также подтвердили, что семья Токаревых выехала вовремя.

Короче, изучив все обстоятельства дела, Медеуский районный суд под председательством Натальи Лаптевой усмотрел в действиях Мякишевой намерение из корыстных мотивов уклониться от ответственности по выплате оставшейся суммы. В итоге суд принял решение отказать в иске и Мякишевой, и Токареву. Последнему отказ был сделан на том основании, что, согласно закону, исчерпывающих оснований для признания сделки купли-продажи недействительной нет.

Но при этом суд достоверно установил, что Токарев выполнил все свои обязательства перед Мякишевой: дом освободил своевременно, долгов не оставил, и все ссылки ответчицы на его недобросовестность не нашли подтверждения. Поэтому, не удовлетворив иск о признании сделки недействительной, судья Лаптева рекомендовала ему обратиться в суд с иском о расторжении договора купли-продажи дома. Городской суд, куда Мякишева подала апелляционную жалобу, оставил без изменения решение районного суда.

Осенью прошлого года Андрей Токарев обратился в Медеуский районный суд с заявлением о расторжении договора купли-продажи оспариваемого дома в связи с невыполнением покупателем договорных обязательств, то есть выплаты пяти тысяч долларов, и выселении из него З. Мякишевой без предоставления ей другого жилья.

Это дело рассматривалось другим судьей того же Медеуского суда. Ссылаясь на то, что сумма в пять тысяч долларов, что в тенге составляла 676 тысяч, является на сегодняшний день несущественной (!), она... отказала истцу в его требованиях.

«Истцом не предоставлены доказательства того, что нарушение договора купли-продажи спорного дома причинило ему существенный вред и в чем это конкретно выразилось», — написала она в своем решении. Доводы Токарева о том, что эти деньги необходимы ему для раскрутки бизнеса и оплаты учебы детей, не были приняты во внимание. Надзорная инстанция Алматинского горсуда, куда он обратился после получения такого решения, поддержала мнение судьи. И, в частности, указала, что сумма в пять тысяч долларов «обоснованно отнесена к незначительной части цены сделки». В этом постановлении также было указано, что «истцом не ставились требования о выплате ему оставшегося долга, а ответчица от выплаты данной суммы не отказывается». Однако до сих пор деньги не выплачены.

У любого человека появится резонный вопрос: что значит «пять тысяч долларов — несущественная сумма»? Да, она на самом деле составляет одну шестнадцатую от общей суммы сделки, но от этого пять тысяч долларов не перестают быть эквивалентными 674 тысячам тенге!

По этому поводу в законе четко сказано, что «существенным признается нарушение договора одной из сторон, если другая сторона в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора» (ст. 401 ГК). Для большинства казахстанцев пять тысяч, которые судья посчитала несущественными, являются очень даже значительной суммой. А что касается Токарева, то выплати ему Мякишева оспариваемую сумму сразу, он наверняка года на три вперед обеспечил бы обучение сына за границей или сделал хороший ремонт в квартире и так далее. Но, увы!

Выходит, не так уж и ошибается людская молва, утверждая, что суды у нас только для богатых. А граждане, уповающие на объективность и справедливость, должны приготовиться к долгому судебному марафону, выдержать который сможет лишь человек, обладающий недюжинным здоровьем, временем, нервами и, конечно же, деньгами.

Галия ШИМЫРБАЕВА

г. Алматы


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии